Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Глава 14. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ


§ 1. Психологические закономерности сукцессивного и симультанного восприятия


Сущность предъявления для опознания заключается в установлении тождества или различия предъявляемого объекта по его мысленному образу, запечатленному в памяти опознающего. Процесс опознания может быть представлен в виде схемы, объединяющей его сущность и развитие, которые включают три главных элемента: а) восприятие внешности человека либо восприятие какого-либо объекта; б) сообщение о приметах внешности или признаках воспринятых объектов; в) опознание воспринятых объектов в числе предъявленных.

В соответствии со своими психологическими характеристиками каждый из этих элементов обладает определенной спецификой, проистекающей из их сущности. Анализ психологических характеристик первых двух элементов схемы, как это видно из их наименования, предполагает исследование вопросов восприятия внешности человека или восприятия иных объектов, а также сообщение о воспринятом в процессе допроса, предшествующего опознанию.

В психологической литературе достаточно четко определены две формы восприятия объектов, существенно влияющие на процесс последующего опознания: сукцессивное и симультанное. Первая из них по существу является аналитической (сукцессивной), т.е. предполагает восприятие, при котором выделяются (анализируются) отдельные приметы внешности и признаки предметов, например, цвет глаз или волос, форма носа, особые приметы и т.п. Вторая форма по своей сущности и психологическим характеристикам является синтетической (симультанной), предполагающей восприятие объекта в целом, «в общем виде», без выделения отдельных признаков. Такой психологически скрытый процесс синтеза признаков внешности, который позволяет фотографически одномоментно воспринять внешность человека или объект, представляет значительный интерес в плане возможности использования его результатов в процессе расследования преступлений. Скептическое отношение к этой форме восприятия, продиктованное необходимостью конкретизировать признаки воспринимаемого в целях проверки и оценки достоверности, в настоящее время опровергается экспериментальной психологией, доказавшей равнозначность двух форм восприятия объектов в плане адекватности запечатленного и возможностей точного узнавания впоследствии.

Наряду с двумя формами восприятия в психологии различают третью форму, носящую смешанный характер. Она соединяет в себе элементы синтетического и аналитического восприятия. Эта форма восприятия в процессе сообщения информации может диагностироваться по таким данным, как выборочное сообщение отдельных признаков вместе с синтетическим (скрытым, внутренне свернутым, не поддающимся выделению и анализу) восприятием иных признаков.

Различие в процессах формирования следового образа при восприятии человеком тех или иных объектов определяет различные формы и типы восприятия. Это положение важно знать, чтобы правильно диагностировать форму восприятия в процессе предварительного допроса.

Правильность и полнота восприятия определяются субъективными и объективными факторами, влияющими на данный процесс. В этом отношении названной закономерности подчинены все типы восприятия, независимо от их специфики. Последняя как бы определяет индивидуальную принадлежность к типу восприятия, между тем как система субъективных и объективных факторов носит характер общей зависимости. Установление правильности и полноты восприятия при сообщении той или иной информации немыслимо без учета субъективных и объективных факторов, сопутствующих такому восприятию. Именно определение условий восприятия и состояния субъекта в этот момент позволяет правильно оценить его с точки зрения адекватности действительности.

Рассмотрим более детально субъективные и объективные факторы, влияющие на правильность восприятия.

К системе субъективных факторов относятся психическое состояние человека в момент восприятия (волнение, страх и др.), направленность внимания, продолжительность восприятия, физическое состояние (боль, недомогание и т.п.), состояние органов чувств избирательно к воспринимаемому (зрительное, слуховое, осязательное или иное восприятие). В перечисленных факторах, объединяемых одним термином — субъективные — нет более или менее важных, каждый из них соответственно своему месту и значению в конкретном восприятии выполняет те функции, которые обусловливают в определенной мере правильность и полноту восприятия. Нередко эти факторы действуют комплексно и во взаимосвязи, и поэтому не всегда можно установить влияние того или иного фактора и сделать соответствующую поправку при оценке полученной информации о воспринятом.

Состояние психики в момент восприятия существенно сказывается на объеме и полноте воспринятого, значение которых зависит от того, является воспринимающий участником события либо наблюдателем. Состояние психики также во многом определяется характером события, которое может производить сильное эмоциональное впечатление, либо с точки зрения эмоционального воздействия быть безразличным. Так, событие, связанное с разбойным нападением, хулиганскими действиями, в эмоциональном плане по-разному воздействует на потерпевшего и свидетеля, поскольку первый является непосредственным участником события. Чувство волнения или страха, вызванное происшедшим событием, существенно субъективизирует воспринятое в направлении не только преувеличения, но и утраты информации, относящейся к восприятию внешности— Это объясняется двумя факторами; с одной стороны, чувством страха, который способствует восприятию события как более значительного, чем оно было в действительности (напала большая группа — в действительности же три человека; были вооружены пистолетами — в действительности же одни из нападавших имел нож; напали с криками и угрозами — в действительности же не было произнесено ни слова и т.п.), с другой — направленностью внимания.

В связи с чувством страха даже внешность нападающего потерпевший или свидетель нередко воспринимает гиперболически. Рост преступника становится большим (огромным), глаза — сверкающими, черные волосы — рыжими и т.п. В данном случае происходит подмена истинно воспринимаемого стереотипными представлениями о нападающем и его облике. Это важно учитывать следователю при допросе потерпевшего, когда речь идет о приметах внешности нападавшего. В подобных случаях свидетель в отличие от потерпевшего может дать о внешности преступника значительно более объективную информацию, что объясняется его эмоциональным состоянием, позволяющим точнее фиксировать внимание на воспринятом.

При восприятии потерпевшим внешности участника события может происходить не только гиперболизация, но и утрата информации, относящейся к внешности. Это вызвано перераспределением внимания при восприятии, зависящим от его направленности. Наибольшее эмоциональное воздействие на потерпевшего оказывает момент действия преступника, момент осуществления им деятельности, связанной с насилием. Поэтому внимание потерпевшего сосредоточивается главным образом на деятельности участников воспринимаемого им события, а не на их внешности. Именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что потерпевший дает достаточно полные показания относительно события и крайне скудную информацию о внешности его участников. Быстрота осуществляемых в момент события действий не позволяет ему обратить внимание на другие обстоятельства. Поэтому все внимание потерпевшего, как правило, сосредоточено на быстро протекающем действии, а не на внешности конкретного человека или иных лиц, его совершающих. Получаемая в подобных случаях информация может содержать объективные данные, касающиеся отдельных единичных примет внешности или одежды, полнотой же она характеризоваться не будет. Что касается восприятия внешности свидетелем, не являющимся потерпевшим, то уровень его восприятия может быть выше, чем у потерпевшего, в силу как меньшего эмоционального воздействия, так и потому, что внимание, распределяемое при восприятии, обладает в этом случае известной равномерностью, определяющей достаточно ровный характер воспринятого.

Большую роль при установлении полноты воспринятого вообще и восприятия внешности в частности играет направленность внимания. Она нередко определяет степень адекватности воспринятого. Направленность внимания свидетеля зависит от его интереса к воспринимаемому, а также от соотношения этого интереса с его собственным состоянием, мыслями и т.п. и интереса, вызванного наблюдавшимся событием. Известное совпадение предмета размышления и воспринимаемого делает последнее более детальным.

Интерес, определяющий направленность внимания, способствует полноте и детальности восприятия. Поэтому нередко информация о воспринятом при конкретной направленности внимания содержит такие подробности, которые вызывают сомнение в их подлинности.

Особое значение для полноты восприятия имеет его продолжительность, т.е. объективное время, в течение которого происходит восприятие. Полнота восприятия и его время всегда находятся в прямой зависимости друг от друга. Чем длительнее восприятие, тем больше воспринимается информации. При этом, конечно, следует учитывать направленность внимания, ибо при ее отсутствии и сосредоточенности индивида на другом событии восприятие от продолжительности не выигрывает, поскольку остается «слепым». Поэтому, выясняя объем воспринятого при допросе, следователь должен устанавливать, как продолжительность наблюдения, так и состояние направленности внимания. Обычно событие преступления продолжается относительно короткий промежуток времени, поэтому длительность наблюдения (восприятия) ограничена естественными временными пределами. При допросе важно выяснить продолжительность события, которое, как правило, равно продолжительности восприятия.

Полнота и правильность воспринятого зависят от физического состояния лица (недомогание, боль), возникшего в момент восприятия или продолжающегося у индивида длительный период. Несомненно, что такое негативное состояние отрицательно влияет на полноту восприятия, ибо заставляет человека сосредоточивать внимание на собственных болевых ощущениях. Однако это вовсе не означает невозможности восприятия со стороны субъекта. Отрицательно сказываются на восприятии и болевые ощущения у потерпевшего, возникающие в связи с преступным посягательством.

Полнота и правильность восприятия во многом определяются таким субъективным фактором, как состояние органов чувств воспринимающего. К последним относятся главным образом недостатки функций органов чувств, например, слабое зрение, плохой слух и т.д. Ошибки в вое— приятии, связанные с погрешностями в органах чувств, могут вызвать искаженное представление индивида об окружающей его действительности, а следовательно, давать неверную информацию о воспринятом. Поэтому при получении информации, когда показания того или иного лица заставляют усомниться в их правильности, следует учитывать эти обстоятельства и выяснить состояние органов чувств индивида. Для опознания определяющее значение имеет состояние таких органов чувств, как зрение и слух, поскольку именно им принадлежит главная функция в восприятии внешности человека и признаков иных объектов, которые впоследствии могут быть предъявлены для опознания.

Правильность восприятия обусловливается также рядом объективных факторов. К ним относятся факторы, традиционно выделяемые общей психологией, как влияющие на ход и полноту восприятия, например, освещенность воспринимаемого объекта, расстояние, на котором произошло наблюдение, состояние погоды, время протекания события и др. Зависимость восприятия от этих факторов очевидна и не требует детального анализа, поскольку находится в естественном соотношении типа «хуже освещение — хуже восприятие», хотя и обладает некоторыми особенностями, продиктованными индивидуальными качествами воспринимающего субъекта. Так, в частности, отдельные индивиды очень хорошо видят в темноте, четко различают признаки внешности тех или иных лиц и признаки других объектов. Это же относится и к слуховому восприятию в случаях, когда субъект обладает высоким порогом такого восприятия.

Иные объективные факторы, влияющие на полноту и правильность восприятия, проявляют свои свойства в зависимости от того, каков характер восприятия (зрительное, слуховое или др.) и в каком индивидуальном соотношении оно находится с субъективными качествами воспринимающего. Например, лицо, обладающее дальнозоркостью, не испытывает воздействия фактора расстояния на восприятие в такой степени, как лицо с нормальным зрением. Сказанное распространяется и на другие формы восприятия, в частности, слуховое.

В процессе допроса, предшествующего предъявлению для опознания, для правильной оценки полученных показании нужно учитывать названные обстоятельства. Здесь важно знать, что неблагоприятные объективные факторы нередко создают предпосылки для искажений воспринятого (мгла, сумерки, снегопад — при зрительном восприятии; шум, значительное расстояние, звуконепроницаемые преграды — при слуховом восприятии).

Допрос свидетеля либо обвиняемого, предшествующий предъявлению для опознания, может быть тактически правильно организован, если следователю известны определенные психологические характеристики восприятия внешности индивида или признаков предмета, обобщающие опыт человеческого восприятия. В этом отношении большой интерес представляют исследования, относящиеся к проблеме восприятия внешности человека (исследования А. А. Бодалева). Их значение для избрания тактики допроса, предшествующего предъявлению для опознания и организации самого предъявления, объясняется прежде всего тем, что они касаются первого впечатления о человеке, которое всегда означает краткий временной период взаимодействия (восприятия), а также закономерностей восприятия людьми друг друга в возрастном аспекте.

Исследования в области психологии восприятия свидетельствуют о том, что определенной спецификой в этом отношении обладают несовершеннолетние, в зависимости от возраста. В частности, следственной практике известны многочисленные случаи, когда дети в возрасте 7-8 лет выступают свидетелями или потерпевшими по делам различных категорий. Допросы их в части примет внешности, выяснение которых преследует цель последующего предъявления для опознания, нередко выявляют стремление к детализации. Между тем результаты экспериментов показывают, что от детей в этом возрасте нельзя требовать детального описания физического облика индивида, поскольку они еще не могут фиксировать его в интересующем расследование плане.

При допросе несовершеннолетних более старших возрастных категорий возможно выяснение детальных данных о наблюдаемой внешности. Для практики расследования результаты восприятия людьми друг друга имеют значение и в другом, казалось бы, не относящемся к рассматриваемой проблеме, аспекте. Речь идет о некоторых собирательных социальных характеристиках внешности, обусловленных общепринятыми канонами или представлениями индивида о зависимости внешности от ее нравственных и социальных характеристик. В формировании общего впечатления о человеке имеют значение житейские представления и эталоны. Так, люди при восприятии связывают особенности психических качеств с внешностью их носителей. В этом плане было опрошено 72 чел. Они отнесли: людей с квадратными подбородками — к волевым (9 чел.), людей с большим лбом — к умным (17 чел.), полных — к добродушным (14 чел.), толстогубых — к сексуальным (2 чел.), людей с ростом ниже среднего — к властолюбивым (5 чел.) и т.п. (А. А. Бодалев).

Названные характеристики внешности в плане их социальной структуры нас интересуют в обратном, чисто внешнем комплексе, отражающем признаки внешности человека, словесного портрета, а не их содержательного порядка. Когда при описании внешности человека, предшествующем предъявлению для опознания, встречаются термины, носящие собирательный и содержательный характер, необходимо устанавливать их содержание, чтобы затем перевести в характеристики признаков внешности. Например, важно выяснять и расшифровывать фразы такого типа: «у него было умное лицо», «волевой подбородок», «хитрые глазки», «открытое лицо», «злое выражение лица», «добродушный», «краснолицый» и др., которые содержат характеристики, опирающиеся на данные о внешности. Поэтому, проводя целевой допрос, следователь должен обращать внимание на то, что рождает определенное представление о внешности, уточнять, почему допрашиваемый имеет такое представление, на каких данных оно основывается, связывая последнее с устоявшимися житейскими эталонами. Это во многих случаях будет способствовать получению информации о внешности в криминалистическом плане, что необходимо для составления словесного портрета, который может быть использован при расследовании.

Приведенные данные о психологических закономерностях восприятия внешности человеком могут быть использованы следователем или судьей в целях избрания наиболее эффективной тактики допроса, предшествующего предъявлению для опознания, а также результатов проведенного опознания в плане его достоверности.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ