Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Глава 14. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ


§ 2. Идентификационный процесс узнавания


Опознание рассматривается как процесс и результат идентификации личности по чувственно-наглядному отображению (восприятию). Идентификационный процесс при опознании имеет специфические черты, отличающие его от иных форм идентификации. Главное отличие состоит в формировании образа, являющегося основой для последующей идентификации, сохранении его в памяти и актуализации в процессе допроса, предшествующего опознанию, и, наконец, в скрытой форме идентификации, контроль за которой не всегда возможен.

Формирование образа, который может быть использован для последующего опознания, по своему механизму однотипно сформированием материально фиксированных форм отображения, поскольку они являются результатом взаимодействия в первом случае — психического (наблюдение, восприятие), во втором — механического (материальное отображение как результат взаимодействия объектов). Однако в процессе чувственно-наглядного формирования образа имеются особенности, зависящие от воспринимающего объекта. Последний должен усвоить не только признаки, а отличительные признаки воспринятого объекта, позволяющие впоследствии выполнить идентификационную функцию. Таким образом, здесь в качестве идентифицирующего объекта выступает живая мыслящая материя, сохраняющая воспринятый облик в различных формах (достаточно полной, неполной, недостаточной). Его главной задачей является, с одной стороны, усвоение отличительных признаков воспринятого, а с другой — использование указанных признаков для выявления объектов из числа сходных. В психологии опознания различают процессы создания облика и использования его впоследствии, которые именуются соответственно формирующим и опознавательным. Эти процессы взаимосвязаны, каждый из них немыслим без другого.

В формирующем процессе различают восприятие двух групп признаков: достаточных и необходимых. Достаточные признаки по своему характеру являются родовыми, видовыми, групповыми, т.е. признаками, совокупность которых используется в качестве ступени для выделения объекта опознания из общего числа объектов. Необходимые же признаки в своем полном и неполном комплексе создают данные об облике (образе), который является неповторимым в приведенном сочетании признаков и тем самым отличается от других объектов группы, в частности, предъявляемой для опознания. Комплекс запечатлеваемых признаков индивидуален и зависит от множества субъективных и объективных данных, влияющих на восприятие. Здесь важно отметить только одно — симультанное восприятие представляет собой жесткий комплекс признаков, не поддающихся ни мысленной, ни фактической дифференциации, и хотя обладает полнотой, но полнотой скрытой, фиксируемой не внешне, а внутренне — психикой воспринимающего объекта. Аналитически же воспринимаемый облик, несмотря на свою неполноту (восприятие фиксирует достаточные и необходимые признаки не в полном объеме), дает возможность назвать выделяемые признаки и дифференцировать их как опорные для последующей идентификации при опознании. Эти особенности формирования облика при восприятии необходимо знать следователю и судье.

Воспринятый облик сохраняется в памяти свидетеля (потерпевшего) разное время, в зависимости от таких факторов, как состояние памяти, уровень ее зрительной функции (зрительная память), сила эмоционального воздействия на лицо в момент восприятия. С течением времени воспринятый в памяти облик стирается или искажается, что связано с осмысливанием воспринятого. В этом случае пробелы при восприятии могут быть заполнены фантастическими представлениями субъекта и не соответствовать действительности. Поэтому во временном отношении процесс допроса важно проводить как можно ближе к моменту восприятия облика, т.е. в момент, когда он еще не приобрел различные наслоения, вызванные беседами, рассказами и т.п. Следует иметь в виду и возможную реминисценцию — отсроченное воспоминание запечатленного образа, возникающее в связи с сильным эмоциональным воздействием. В таких случаях можно рекомендовать производство повторного допроса через 8-10 дней, когда память допрашиваемого будет достаточно прочно воспроизводить запечатленное.

Специфика предъявления для опознания и допроса, предшествующего опознанию, состоит в том, что в их процессе наиболее широко используются тактические приемы, направленные на актуализацию воспринятого и запечатленного субъектом. Допрос, предшествующий предъявлению для опознания, не является пассивным в плане фиксации сообщаемого, он активен по своей форме, ибо предполагает использование разнообразных приемов, способствующих получению наиболее полной информации о воспринятом облике. К таким приемам относятся прежде всего те, которые вызывают ассоциативные связи, а значит, и способствуют актуализации воспринятого. К их числу можно отнести постановку напоминающих вопросов, психологической основой которых является сообщение допрашиваемому информации, возбуждающей в его памяти обстоятельства события.

Подобного рода тактические приемы включают также широкое использование фотороботов (в т. ч— компьютерного), которые выполняют функции напоминания, а следовательно, возбуждения в памяти ассоциативных связей, относящихся к формированию мысленного облика. Важно отметить то обстоятельство, что фотороботы могут быть использованы и тогда, когда наблюдавшее лицо не в состоянии назвать приметы внешности в силу симультанного (синтетического) восприятия. В данном случае предъявление этому лицу тех или иных портретов может способствовать возникновению ассоциативных связей, являющихся основой для оживления в его памяти ранее воспринятой внешности либо ее отдельных примет. Так, если в начале составления компьютерного фоторобота лицо не могло назвать отдельные признаки внешности человека, то в конце сеанса составления фоторобота этот человек (очевидец или жертва преступления) заявляет о схожести с реальным преступником на 80-85%.

Специфика идентификационного процесса при предъявлении для опознания заключается в том, что он осуществляется в скрытой форме, субъективный характер и непрослеженность которой затрудняют, а в некоторых случаях исключают контроль за ходом ее выполнения.

Сущность идентификации в процессе предъявления для опознания состоит в совпадении мысленного облика запечатленной ранее внешности с комплексом признаков внешности одного из лиц, предъявляемых для опознания. Лицом, производящим идентификацию, во всех случаях является субъект, который сравнивает запечатленный ранее облик и внешность предъявляемых для опознания.

Иные лица, как представляется, не могут быть субъектами, осуществляющими идентификацию. В этом отношении нельзя согласиться с тем, что при идентификации опознающий и следователь (или суд) решают, является ли предъявленный объект тем же самым либо сходным. Распространение функции идентификации не только на опознающего, но и на других лиц, присутствующих при проведении этого акта, неверно. Идентификацию в ее подлинном смысле может осуществлять только опознающий, поскольку ему принадлежит субъективное запечатление образа, которое может быть объективировано в зафиксированных показаниях, субъективном портрете ит. п.

Идентификацию путем мысленного сопоставления запечатленного ранее и действительного облика производит только опознающий. Остальные же лица, организовывающие данный акт, могут лишь оценивать правильность произведенного опознания, но не осуществлять идентификационные функции, ибо один из необходимых элементов, позволяющих производить идентификацию, у них отсутствует. Речь, в частности, идет о следовом образе, сформировавшемся при прежнем восприятии лица и выполняющем функцию идентифицируемого объекта, при отсутствии которого сам процесс идентификации теряет смысл.

Существует одно любопытное обстоятельство, которое приближает следователя, судью, оперативного сотрудника к лицу, осуществляющему идентификационную функцию. Им, в частности, является то представление о внешности преступника, которое формируется из признаков, сообщаемых потерпевшим или свидетелем. Однако, несмотря на его четкость, в отдельных случаях оно не обладает полнотой, необходимой для осуществления идентификации. Если здесь и можно говорить об узнавании, то только как об опосредованном процессе.

Опознание, как идентификационный процесс, происходит в скрытой форме, скрытой в том смысле, что наблюдатель (следователь, суд) не в состоянии проследить все моменты этого процесса, поскольку совпадение следового образа с предъявляемым не открывает всей совокупности признаков, необходимых для вывода о тождестве. Субъективность восприятия и оценки того или иного признака, а также их совокупности в известной мере, как и неполнота воспринятого, обусловливают скрытый характер идентификации при опознании. Эта сторона идентификационного процесса наиболее отчетливо проявляется тогда, когда предъявление для опознания происходит при симультанной форме восприятия признаков, когда лицо не в состоянии назвать и выделить конкретные приметы внешности, запечатлев объект в общем. В этом случае идентификационный процесс остается непрослеженным, и объективными критериями его проверки являются иные доказательства по делу, подтверждающие возможность и правильность подобного опознания. Здесь же следует отметить, что иные доказательства во временном отношении могут как предшествовать предъявлению для опознания, так и быть обнаруженными после его производства.

Скрытая форма процесса опознания как идентификации, осуществляемой субъектом, ранее воспринимавшим наблюдаемый облик, объективируется комплексом данных, дающих возможность проверить и оценить правильность опознания. Причем, такая объективизация касается главным образом опознания, основанного на аналитическом восприятии. В этом случае информацию о приметах внешности содержит один из элементов, который позволяет проверить достоверность результатов предъявления для опознания.

При рассмотрении системы примет внешности, являющейся основанием для достоверного вывода о тождестве объекта, предъявляемого для опознания, либо системы признаков предмета важное значение имеет их классификация. Последняя обычно охватывает несколько групп признаков соответственно предметам (форма, размер, окраска, дефекты, иные индивидуализирующие данные) и личности человека (анатомические, функциональные и социальные признаки). Анатомические признаки характеризуют статику внешности, функциональные — систему движений, свойственных личности (походка, жесты, функциональные привычки), социальные — детали внешнего оформления (одежда, украшения, косметика и т.п.).

Из этой системы признаков особое внимание в плане их значения для опознания личности привлекают функциональные признаки, поскольку они содержат индивидуализирующие характеристики лица, среди которых — мимика, пантомимика, речь, голос.

В настоящее время немаловажное значение придается выразительным движениям, которые занимают определенное место в общей характеристике внешности личности и в силу своей индивидуальности ближе всего стоят к необходимым признакам, являющимся опорными в процессе идентификации при опознании. Потирание рук, поглаживание головы, почесывание носа, взмахи рукой, подчеркивающие значимость сказанного, пожимание плечами и другие телодвижения обычно дают то или иное количество информации о личности и ее состоянии.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ