Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Копылова Г.К, Прозоров А.В.
ПСИХОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ
ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ.

Курс лекций.
Калининград, 1998.

 


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТАКТ В СЛЕДСТВЕННОЙ РАБОТЕ


ПЛАН:

1. Психологический контакт в следственной работе как объект исследования юридической психологии.

2. Психологического контакта следователя с допрашиваемым на начальных этапах допроса.

3. Психологический контакт следователя с допрашиваемым в основной и заключительной части допроса.


Психологический контакт в следственной работе как объект исследования юридической психологии.

В психологической науке под психологический контактом в широком смысле слова понимается случай коммуникации с обратной связью. В этом значении психологический контакт — атрибут любого межличностного взаимодействия. Если речь идет о следственной работе, то, по мнению Зорина Г. А., психологический контакт является неотъемлемым компонентом любого следственного действия, связанного с процессом профессионального общения. Формы межличностного взаимодействия в этих условиях могут быть самыми различными: от глубокого конфликта до полного взаимопонимания с совпадением целей (5, С.4). Как видим, наличие обратной связи в процессе общения следователя с участником следственного действия является критерием наличия психологического контакта.

Что представляет собой феномен психологического контакта в узком смысле слова? Рассмотрим ряд точек зрения относительно психологического контакта в работе следователя. Они принадлежат маститым ученым нашей страны и ближнего зарубежья.

В психологической и криминалистической литературе нет единого понимания сущности понятия «психологический контакт». Первая группа ученых склонна интерпретировать психологический контакт в узком смысле слова как какой-то фактор следственного действия: условие, прием, сложный комплексный метод и даже стадия. Вот ряд примеров.

Зорин Г. А. считает, что психологический контакт — это «сложный комплексный метод, объединяющий серию тактических приемов, подчиненных единой цели и пронизывающий весь процесс межличностного взаимодействия следователя и участника следственного действия» (5, С.3).

Васильев В. Л. трактует психологический контакт как стадию, на которой оба собеседника окончательно вырабатывают в отношении друг друга общую линию поведения, а также определяют такие параметры, как темп, ритм общения, основные состояния собеседников, позы, мимику и в некоторых случаях основную аргументацию (1, С. 485).

Дулов А. В. определяет психологический контакт как целенаправленную, планируемую деятельность по созданию условий, обеспечивающих развитие общения в нужном направлении и достижение его целей. Контакт позволяет рационализировать режим общения в конкретном следственном действии (4, С. 107).

Вторая группа исследователей делает акцент на том, что психологический контакт в следственной работе — оптимальный вариант общения следователя с допрашиваемым в его коммуникативном, перцептивном и интерактивном плане.

Например, Соловьев А. Б. интерпретирует психологический контакт как возникновение своего рода эмоционального доверия к следователю. Наличие доверия является желательным элементом психологического контакта. Иногда следователь не может вызвать к себе эмоциональное доверие. Его цели зачастую противоположны целям допрашиваемого. В этих случаях участник процесса вступает в психологический контакт со следователем, но лишь для того, чтобы просто найти компромиссное решение возникших у него проблем (11, С.42).

Глазырин Ф.В. определяет психологический контакт как готовность допрашиваемого к общению со следователем, к даче правдивых и полных показаний (3, С.58).

Психологический контакт в правоохранительной деятельности, по мнению Столяренко А. М., — это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи юристом (10, С. 373).

По вопросу, составляющему предмет обсуждения в данной статье, представляет интерес точка зрения человека, далекого от юридической психологии и криминалистики. Известный деятель российской культуры Станиславский К. С. писал, что психологический контакт — это искусство оптимизации тактических отношений людей в процессе общения; это приспособление, это внутренние и внешние ухищрения, с помощью которых люди применяются друг к другу при общении (12, С. 281). На наш взгляд, такое понимание психологического контакта очень четко отражает сущность указанного феномена и вполне приемлемо для распространения на деятельность следователя.

Среди ученых-криминалистов и специалистов в области юридической психологии были высказаны мнения о неудачности самого термина «психологический контакт». Ратинов А. Р., Карнеева Л. М., Степичев С.С. утверждают, что лучше говорить не о контакте, а о правильном психологическом подходе к допрашиваемому, о понимании его мыслей, чувств и состояний в целях воздействия на его поведение. Однако даже эта группа ученых склонна разделять мысль о том, что многолетнее использование термина «психологический контакт» в отечественной криминалистике и юридической психологии позволяет применять его и в дальнейшем (13, С. 154).

Почему психологический контакт необходим? Можно ли побудить человека к даче правдивых показаний без психологического контакта? Конечно можно, говорят некоторые следователи. Перед лицом неопровержимых доказательств сам допрашиваемый становится более заинтересованным в установлении добрых отношений со следователем. А следователю они вроде и не к чему, дополнительная трата физических сил и нервной энергии. Все это правильно. Тем не менее, заслуживают внимания некоторые факты и аргументы, которые в связи с настоящим разговором невозможно обойти молчанием.

Исследователь Глазырин Ф.В. установил, что даже в тех случаях, когда обвиняемый приходит к выводу о необходимости дать правдивые показания, готов к этому, он зачастую все же старается скрыть те или иные детали, относящиеся к преступному событию (2, С.103). Если удастся установить с подследственным психологический контакт, больше шансов получить от него максимум правды. Следовательно, при прочих равных возможностях, психологический контакт следователя с обвиняемым — дело весьма полезное для установления истины по делу. Следователь должен стремиться к его достижению.

Психологический контакт необходим в работе со свидетелем. Иногда возникают ситуации, когда свидетелю легче сказать: «Не помню…», «Не видел…», чем выполнить возложенные на него законодателем обязательства «…говорить правду и ничего, кроме правды». В условиях отсутствия в стране надежной системы защиты свидетеля, следователь зачастую способен получить от свидетеля правдивые показания только лишь посредством личного обаяния, достижения отношений доверия и полного взаимопонимания с ним, т.е. при помощи психологического контакта.

Психологический контакт следователя с допрашиваемым на начальных этапах допроса.

Как же следователю обеспечить психологический контакт с участником следственного действия? Зорин Г.А. обосновал 5 стадий формирования психологического контакта при осуществлении следственных действий (5, С.11-12). Данная система стадий в наибольшей степени соответствует тактике допроса. С минимальными преобразованиями она может использоваться при осуществлении других следственных действий. Рассмотрим данные стадии, оснастив их соответствующим психологическим содержанием.

Первая стадия формирования психологического контакта представляет собой диагностику психологических качеств допрашиваемого. Алгоритм деятельности следователя на данной стадии таков:

1.1. сбор и анализ информации о будущем участнике следственного действия, в том числе и о его психологических особенностях;

1.2 прогнозирование целей, которые будущий участник следственного действия будет пытаться реализовать, его позиций на допросе и при осуществлении иных следственных действий;

1.3 подготовка оптимальных тактических приемов, направленных на обеспечение психологического контакта и получение полной и правдивой информации.

Данную стадию целесообразно реализовывать в соответствии со схемой изучения личности, предложенной Чуфаровским Ю. В. (14, С. 201-203). В связи с достаточно глубоким освещением данного вопроса в научной литературе технологии этой стадии в настоящей лекции рассматриваться не будут.

Вторая стадия — вступление следователя в контактное взаимодействие с участником следственного действия. Алгоритм деятельности следователя на данной стадии:

2.1 создание у допрашиваемого хорошего впечатления о следователе во время первой встречи;

2.2 накопление у допрашиваемого первоначального согласия со следователем.

Каковы могут быть технологии обеспечения психологического контакта на этой стадии? Рассмотрим важнейшие из них.

Проведенные нами исследования показывают, что уединение следователя и допрашиваемого является принципиальным психологическим фактором успешного проведения допроса. Подозреваемому, обвиняемому, свидетелю, потерпевшему легче давать показания следователю, раскрыть свою душу, находясь с ним в комнате наедине. Поэтому для проведения допросов в следственном подразделении должны быть выделены отдельные тихие комнаты, по возможности, специально предназначенные только для этих целей. В указанных комнатах не должны работать посторонние лица.

Удалось подтвердить выводы американских ученых о том, что в идеале комната для допросов не должна напоминать участнику следственного действия, что он находится в милиции или в следственном изоляторе. Решетки на окнах должны быть выполнены в виде орнамента. Лучше вообще обойтись без окон. На стенах не должно быть картин и украшений, либо их рекомендуется размещать вне поля зрения допрашиваемого. Телефоны в комнате для допроса в период его осуществления по понятным причинам целесообразно отключить.

Общеизвестно, что в момент первой встречи отношения между людьми определяются больше эмоциями, чем разумом. Первое впечатление о следователе часто имеет решающую роль при избрании допрашиваемым определенной позиции на допросе. Если допрашиваемый оценил следователя негативно: «Он мне сразу не понравился...», то все последующее общение со следователем на сознательном и бессознательном уровне будет подчинено этой мысли. Ведь само процессуальное положение следователя по отношению к допрашиваемому подозреваемому или обвиняемому не может вызывать никаких симпатий.

Что необходимо сделать следователю для того, чтобы произвести на участника следственного действия первое положительное впечатление?

Опрос экспертов и наблюдения показывают, что допрос лучше проводить в гражданской одежде, дополнительно не напоминая подследственному, что он беседует с представителем правоохранительных органов. Одежда следователя должна быть консервативной и опрятной. Если погода не слишком жаркая, пиджак лучше не снимать. Такой стиль одежды вызывает больше уважения к следователю.

Следователь не должен забывать об элементарных нормах этикета при общении с допрашиваемыми. Ему не следует заставлять людей, вызванных на допрос к назначенному часу, ждать себя, всегда быть вежливым и деликатным, обращаться на «Вы», стараться не создавать людям лишних неудобств. К подозреваемому или обвиняемому следует обращаться прилично и с уважением, независимо от характера его преступления. Сказанное особенно справедливо в отношении женщин и представителей сексуальных меньшинств, которые проявляют повышенную чувствительность в сфере межличностных отношений.

Кроме того, для первой встречи необходимо продумать действия, которые могли бы вызвать положительные эмоции у допрашиваемого. В связи с этим можно проявить доброжелательность, выразить сожаление по поводу причиненного допросом беспокойства, поинтересоваться состоянием здоровья допрашиваемого, если, конечно, он действительно болел, а не уклонялся от явки к следователю под предлогом недуга.

Следователь должен отказаться от курения, если допрашиваемый не курит. Если допрашиваемый курит, то, собираясь закурить, следователю желательно предложить сделать это и допрашиваемому. В ряде случаев (например, конфликтное поведение подследственного) имеет смысл настоять на том, чтобы допрашиваемый отложил курение до конца допроса.

Следователю целесообразно после приветствия допрашиваемого сесть не в свое «следственное кресло», а занять место за приставным столиком, пригласив допрашиваемого сесть напротив. Физическое приближение создает и психологическую близость. Наличие дистанции и препятствий в виде мебели создают психологический барьер.

Представляется, что расстояние между собеседниками должно быть 120-140 см, что позволит следователю использовать стереотип общения, характерный для знакомых людей (7, С.25-26). При этом следователь не будет подчеркивать своего служебного положения, а напротив, как бы поставит себя на один уровень с допрашиваемым.

Правильное определение расстояния между следователем и допрашиваемым способствует установление доверительных отношений уже на первых этапах общения. Если потребности установления психологического контакта требуют, чтобы следователь находился как можно ближе к допрашиваемому, то от следователя не должно сильно пахнуть парфюмерией и у него не должно дурно пахнуть изо рта.

Важно определить такое место допрашиваемому, чтобы невербальные проявления его тела были хорошо видны. Для этого рекомендуется использовать жесткий стул без подлокотников и яркое освещение комнаты для допроса.

Стремясь к обеспечению психологического контакта с допрашиваемым, следователь не должен впадать в крайность. Не стоит предоставлять допрашиваемому психологические преимущества по сравнению со следователем. К примеру, усаживать его на места, психологически выигрышные: следователь занимает место спиной к двери, а допрашиваемый — спиной к стене и т.п.

Располагаясь от допрашиваемого на оптимальном для общении расстоянии, можно провести весь допрос, а протокол можно составить на своем обычном месте. Если же допрашиваемый демонстративно не желает общаться в контактных условиях, имеет смысл пересесть в свое рабочее кресло, подчеркнув тем самым предельно официальный характер отношений с ним.

Большое значение для формирования контакта имеет правильный выбор темы разговора, предшествующего допросу. Общеизвестно, что для того, чтобы расположить к себе человека следует говорить о том, что ему интересно, отвечает его актуализированным потребностям.

Однако в наших исследованиях, когда следователи начинали говорить с допрашиваемыми «за жизнь» или искусственно пытались заводить разговоры о погоде, хобби, это вызывало к следователю антипатию. Психологического контакта не получалось. Объяснение, почему дежурный прием, описанный почти во всех детективных романах, не проходил, было только одно. Допрашиваемый не должен был чувствовать, что его специально выводят на заранее запланированную тему разговора.

Установление психологического контакта с допрашиваемым — дело очень тонкое и деликатное. Можно сказать, филигранной работы требует. Выход на любимую тему допрашиваемого должен быть естественным, а лучше всего, если осуществлен по инициативе самого допрашиваемого.

Как это сделать? Вот один из возможных вариантов. В поле зрения допрашиваемого, советует Зорин Г. А., необходимо включить какие-либо предметы, связанные с его интересами и вызывающие положительный эмоциональный отклик (5, С.23). Наличие в кабинете следователя книг, журналов, удочек, запчастей к автомобилю и т.п., связанных с интересами допрашиваемого, может стать хорошим поводом, провоцирующим допрашиваемого на активное общение.

Особого внимания заслуживает проблема установления психологического контакта с малолетним свидетелем и потерпевшим. Для проведения допроса ребенка должны быть созданы все условия. В комнате, избранной для осуществления допроса малолетнего, следует устранить все отвлекающие предметы.

Рекомендуется позволить ребенку самому выбрать того, кто с ним будет разговаривать или его пол, если имеется такая возможность. Целесообразно располагать следователя и ребенка на одном уровне: рядом на стульях или на полу.

Эффективность допроса детей во многом зависит от умения следователя учитывать и правильно использовать их психологические особенности. Многим детям дошкольного возраста и некоторым младшим школьникам, чтобы освоиться на новом месте, в незнакомом помещении, требуется осмотреться и даже потрогать находящиеся там предметы, походить по комнате. Нет смысла сразу усаживать ребенка на стул и допрашивать. Он должен чувствовать, что в любой момент может подойти к заинтересовавшим его предметам, изменить позу, взять то, что привлекло его внимание.

В разговоре с детьми взрослые часто допускают неестественные интонации, злоупотребляют уменьшительной формой слов, наивно полагая, что от этого дети их лучше понимают и проникаются к ним доверием. Не нужно забывать, что дети, как правило, чувствительны к фальши и не испытывают уважения к людям, слишком откровенно старающимся понравиться им. Лучшее средство расположить к себе ребенка — сохранять естественность поведения и серьезно отнестись к тому, что интересует или волнует ребенка.

Общение с застенчивыми, трудно вступающими в контакт детьми не следует начинать с прямого обращения к ним. Ребенку необходимо время, чтобы освоиться с новой для него обстановкой, присутствием незнакомых людей. Поэтому разговор лучше начинать не с ребенком, а о ребенке с сопровождающим его лицом или с педагогом, постепенно вовлекая в разговор ребенка, для того чтобы он как бы уточнял то, что говорится о нем.

В отдельных случаях, когда контакт с ребенком не налаживается, можно прибегнуть к следующему приему, основанному на многочисленных наблюдениях психологов и педагогов. Дети часто заинтересовываются людьми, не обращающими на них внимания, и, привыкнув к их присутствию, сами начинают пытаться вступить с ними в общение. В подобных случаях следователь может занять выжидательную позицию, сделать вид, что занимается своими делами, не имеющими к ребенку никакого отношения, в то время как с ребенком разговаривает педагог или сопровождающее лицо.

Стараясь успокоить ребенка, помочь ему преодолеть страх, смущение, напряженность, не следует впадать в другую крайность: ребенок не должен относиться к происходящему слишком легко.

Завершая анализ второй стадии, необходимо заметить, что в ходе ее реализации следователь осуществляет корректировку своего представления о психологических особенностях допрашиваемого на основании личного восприятия участника следственного действия. Это позволит ему продолжить развитие контактных отношений с допрашиваемым на более глубоком уровне.

Третья стадия — формирование у допрашиваемого ситуативной установки на контактное взаимодействие. Каковы главные направления деятельности следователя на данной стадии?

3.1 углубление знаний об участнике следственного действия путем постановки дополнительных вопросов, характеризующих его личность.

3.2 передача следователем участнику следственного действия некоторых сведений о себе, об отношении к его положительным качествам.

Рассмотрим некоторые технологии, которые могут быть применены при реализации данной стадии.

Следователь может углубить контактные отношения с допрашиваемым, обсуждая следующие вопросы. Фиксируя дату рождения, советует Г.А. Зорин (6, С.224-225), можно поинтересоваться, как проходило детство допрашиваемого, можно попросить рассказать о его родителях, братьях, сестрах. Заполняя графу о месте рождения, можно проявить некоторые знания об этих местах, положительно отозваться о них.

При фиксации сведений об образовании целесообразно уточнить, где и когда учился допрашиваемый, какое впечатление сохранил об учебном заведении, о преподавателях и т.п. Можно углубить вопрос о профессии допрашиваемого, о ее достоинствах и недостатках. На этой теме лучше всего формируются контактные отношения.

Особого внимания заслуживают сведения о наградах допрашиваемого, о его службе в армии и вообще о положительных качествах человека и членов его семьи. Беседа на данную тему практически всегда вызывает положительную реакцию допрашиваемого и является платформой для формирования психологического контакта.

Если допрашиваемый разговорился о своем детстве или ином периоде жизни, о своих достоинствах и т.п. не стоит его прерывать. Это может повредить всему последующему ходу допроса, не говоря уже о психологическом контакте. Следователь должен терпеливо и участливо слушать допрашиваемого. Потерянное время окупится в дальнейшем, когда не придется затрачивать время и силы, чтобы преодолеть негативную позицию конфликтующего со следователем допрашиваемого.

При заполнении данных о судимости нецелесообразно задавать дополнительные вопросы. Эти сведения можно получить из копий приговоров и личного дела заключенного, если допрашиваемый был ранее судим и отбывал наказание в виде лишения свободы.

Предупреждая добросовестного свидетеля или потерпевшего об ответственности за дачу заведомо ложных показаний необходимо проявить деликатность и такт. У граждан с положительной репутацией не должно возникнуть впечатление о том, что следователь изначально считает их людьми, способными лгать. Это может навсегда нарушить складывающиеся контактные отношения.

На третьей стадии формирования психологического контакта следователь сообщает допрашиваемому некоторые сведения о себе. А именно: что он ровесник допрашиваемого, что он его земляк, что он тоже отец и т.д. Следователь должен передать допрашиваемому такую информацию о себе, которая бы способствовала продолжению работы в бесконфликтных условиях.

Следователю необходимо успокоить свидетеля, пояснив, что данный допрос является определенной формальностью, что по делу проходят и иные свидетели, которые уже были допрошены или которых предстоит допросить.

Следователю рекомендуется отметить, что он верить в невиновность подозреваемого или обвиняемого. При этом он может подчеркнуть, что в деле имеется ряд обстоятельств, которые свидетельствуют об обратном и вынуждают следователя задать допрашиваемому ряд вопросов. После такого вступления есть основания надеяться, что допрашиваемый не откажется от дачи показаний и выскажет свои суждения по поводу предъявленных доказательств. Затем в корректной форме, не нарушая складывающихся контактных отношений, можно задавать вопросы в соответствии с подготовленным планом.

На третий стадии, по мнению Зорина Г.А. (5, С. 26), следователь должен убедить допрашиваемого в следующей мысли: «Следователь — приятный и культурный человек. Он не причинит мне лишних неприятностей. Он понимает мое состояние и уважает меня».

Психологический контакт следователя с допрашиваемым в основной и заключительной части допроса.

Четвертая стадия: контактное взаимодействие на стадии свободного рассказа допрашиваемого. Алгоритм деятельности следователя на данной стадии:

4.1 мотивация контактных отношений у участника следственного действия в ходе свободного рассказа;

4.2 продолжение изучения личности участника следственного действия в целях углубления психологического контакта с ним.

Данная стадия общения может начинаться вопросом следователя, например: «Расскажите, что произошло 20 сентября 2003 года между 15 и 16 часами…». Вопрос должен носить общий характер. Не желательно, чтобы он содержал какую-либо психотравмирующую для допрашиваемого информацию. Не допустимо, чтобы данный вопрос имел грубую форму. Например: «Расскажи, как ты изнасиловал и убил малолетнюю К.?»

Допрашиваемый и сам хорошо понимает, кем он является в глазах следователя. Но поскольку что-то человеческое все-таки остается даже в самом отпетом преступнике, ему неприятно, когда следователь преждевременно называет его насильником, убийцей и т.п. Игнорирование следователем этого факта может разрушить складывающиеся контактные отношения. Кроме того, подозреваемый или обвиняемый может предоставить доказательства своей невиновности, которые на первом этапе расследования следователь будет не в состоянии опровергнуть.

Когда допрашиваемый излагает показания в форме свободного рассказа, следователь должен быть активным слушателем, всем своим видом проявляя внимание и заинтересованность. Прерывать допрашиваемого допустимо лишь в исключительных случаях. В тоже время следователю необходимо углублять свои знания о личностных качествах допрашиваемого, внимательно наблюдая его во время монолога.

Недопустимо высказывать критические замечания о формах поведения потерпевшего или свидетеля до и (или) в момент совершения преступления. Это нарушит контактные отношения.

Пятая стадия — рефлексное управление контактным взаимодействием при постановке вопросов допрашиваемому и при завершении допроса. Алгоритм деятельности следователя на этой стадии:

5.1 оптимизация психологического контакта при постановке серии вопросов, направленных на получение полных и правдивых показаний.

5.2 одобрение следователем позиции, занятой контактным участником следственного действия при чтении и подписании протокола.

5.3 укрепление контактных отношений в последующих следственных действиях с участием данного лица.

После свободного рассказа допрашиваемого ему надо задавать серию вопросов, на которые он заведомо ответит утвердительно. Следователь при этом может подчеркнуть, что он рад тому, что мнение допрашиваемого и его собственное по большинству вопросов совпадают, а разногласия носят лишь частный характер. После этого можно перейти к вопросам, которые действительно могут вызвать разногласия. Такой прием позволяет сохранить контактные отношения. Дело в том, что после серии «Да», человеку труднее сказать «Нет», чем после произнесения многократного отрицания.

Следователь должен быть готовым общаться на языке, который понятен участнику следственного действия с учетом пола, возраста, социальной принадлежности, образования и процессуального положения допрашиваемого.

Допрашиваемый дал правдивые показания по ряду эпизодов. Желательно, чтобы следователь его похвалил. Затем следователь может задать вопрос, который вызовет у допрашиваемого положительные эмоции. Потом следователь может снова задать вопрос для выяснения обстоятельств преступления. После этого — опять нейтрализовать негативную реакцию.

Как делать вести протокол допроса? Психологи не рекомендуют держать на столе ручку и бумагу во время допроса. Записывая немедленно слова допрашиваемого, следователь тем самым напоминает ему об официальном характера его показаний. Записи надо отложить на более позднюю стадию допроса. Если необходимо зафиксировать для памяти какую-либо информацию, следователь должен сделать пометку и сразу убрать ручку и блокнот.

Следователь не должен создавать впечатления у подозреваемого или обвиняемого о том, что он стремитесь добиться его признания и изобличения. Следователю лучше предстать в роли человека, который хочет установить правду. Искренность позиции следователя в данном вопросе — надежная основа психологического контакта с допрашиваемым.

Теперь о словах выражениях. Проведенные нами исследования показывают, что в целях реализации психологического контакта следователю предпочтительнее избегать такие слова и выражения: «убил», «украл», «признавайтесь в совершении преступления» и т.п. С психологической точки зрения более приемлемо использовать нейтральную терминологию: «выстрелил», «взял», «скажите правду». Не говорите допрашиваемому: «Вы солгали мне». Лучше выразитесь так: «Вы не сказали мне всей правды».

Изобличив допрашиваемого во лжи, следователь не должен его бранить. Лучше скрыть негодование или удивление, сделав вид, что он и раньше знал, что данный участник процесса говорит неправду.

Если допрашиваемый демонстрирует стойкую установку на дачу ложных показаний, то следователь может избрать два пути сохранения психологического контакта:

а) следователь допускает ложное алиби допрашиваемого, хотя располагает вескими доказательствами его виновности, и ждет, когда допрашиваемый запутается в собственной лжи;

б) следователь корректно пресекает ложь допрашиваемого; при этом первый убеждает второго в том, что без правдивых показаний не будет установлены все смягчающие обстоятельства, учет следствием и судом которых выгодны допрашиваемому.

Если подозреваемый или обвиняемый относится к национальным меньшинствам, следователь не должен говорить ему, что его преступная деятельность является результатом его национальной принадлежности. Напротив, необходимо привести в пример какую-либо выдающуюся личность — представителя данной национальности и предложить допрашиваемому следовать примеру ее честности и мужества во взаимодействии с представителями власти и в выполнении гражданского долга.

Психологическому контакту с допрашиваемым способствует оказание ему психологической помощи. Например, следователь дает потерпевшему выговориться, выплакаться иногда в ущерб собственному времени. В данной ситуации следователь осуществляет психотерапевтическое мероприятие по снятию у допрашиваемого психического напряжения. Человеку становится легче, и он проникается доверием и уважением к следователю.

При реализации психологического контакта с допрашиваемым иногда используют музыкальные произведения. Это может быть любимая мелодия подследственного или же произведение, вызывающее по ассоциации воспоминания о различных событиях. Звучание должно быть ненавязчивым, а воздействием косвенным, опосредованным.

При окончании допроса целесообразно стабилизировать контактные отношения, используя любые средства, о которых шла речь: вернуться к информации, вызывающей позитивное отношение допрашиваемого, напомнить о его заслугах, сообщить сведения о семье, успехах детей в школе и т.п., поблагодарить за сотрудничество.

ЗАДАНИЯ И ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ:

1. Составьте сравнительную таблицу «Психологический контакт в следственной работе: точки зрения ученых».

2. Пользуясь схемой изучения личности, предложенной Чуфаровским Ю. В. (14, С. 201-203), составьте план изучения личности допрашиваемого в целях осуществления психологического контакта с ним.

3. Каковы психологические приемы следователя на второй стадии обеспечения психологического контакта с допрашиваемым?

4. Каковы психологические приемы следователя на третьей стадии обеспечения психологического контакта с допрашиваемым?

5. Каковы психологические приемы следователя на четвертой стадии обеспечения психологического контакта с допрашиваемым?

6. Каковы психологические приемы следователя на пятой стадии обеспечения психологического контакта с допрашиваемым?

ЛИТЕРАТУРА:

Васильев В. Л. Юридическая психология: Учебник для студентов вузов. — СПб.: Питер, 1997. — 656с.

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. — Свердловск, 1983.

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. — Волгоград, 1983.

Дулов А.В. Судебная психология: Учебное пособие. — Минск: Вышэйшая школа, 1973.

Зорин Г.А. Криминалистическая эвристика: Учебное пособие. — Т.2. — Гродно: Гродненский госуниверситет, 1994. — 221 с.

Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса: Учебно-практическое пособие. — М.: Юрлитинформ, 2001. — 320с.

Пиз А. Язык жестов. — Воронеж: Модэк, 1992.— 218 с.

Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе. — Минск, 1973.

Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. — Минск, 1978.

Прикладная юридическая психология: Учебное пособие для вузов / Под ред. А.М. Столяренко. — М.: Юнити — Дана, 2001. — 639 с.

Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. — М., 1974.

Станиславский К.С. Работа над собой в творческом процессе переживаний // Собр. соч. — М., 1955.

Теория доказывания в советском уголовном процессе. Часть особенная. — М., 1967.

Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология: Учебник для вузов. — М.: Новый юрист, 1998. — 448 с.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница