Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Копылова Г.К, Прозоров А.В.
ПСИХОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ
ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ.

Курс лекций.
Калининград, 1998.

 


ПСИХОЛОГИЯ КРИМИНАЛЬНОЙ СРЕДЫ


План:

1. Криминальная среда как социально-психологический феномен.

2. Стратовая структура криминальной среды.

3. Профессиональная (категориальная) структура криминальной среды.

4. Организационная (нормативно-управленческая) структура криминальной среды.


Криминальная среда как социально-психологический феномен. Не требует доказательств утверждение о том, что будущему оперуполномоченному уголовного розыска и следователю необходимо хорошо знать психологию криминальной среды. Между тем учебники и учебные пособия по “Юридической психологии”, “Психологии в деятельности сотрудников ОВД”, в том числе изданные в последнее время зачастую обходят молчанием эту профессионально значимую тему. В настоящей лекции вашему вниманию представляется один из вариантов осмысления психологического содержания феномена криминальной среды.

Анализ имеющейся немногочисленной литературы, а также накопленный автором эмпирический материал позволяет предложить следующий алгоритм рассмотрения обозначенной проблемы. Во-первых, нам предстоит раскрыть сущность криминальной среды как социально-психологического феномена и, во-вторых, определить ее психолого-криминологическую структуру.

Что же представляет собой криминальная среда как социально-психологический феномен? Рассмотрение данного вопроса начнем с системного анализа общего понятия «социальная среда». Оно выступает родовой категорией по отношению к понятиям “криминальная среда”, “преступная среда”, которые следует признать тождественными.

В «Философском энциклопедическом словаре» понятие социальная среда в широком смысле слова истолковывается как окружающие человека общественные, материальные, духовные условия его существования, формирования и деятельности (7, С.651). Иными словами, вся совокупность влияющих на личность указанных факторов и составляет ее социальную среду. Так трактуют социальную среду не только философы.

Специалисты в области социальной психологии считают, что социальная среда — это все то, что окружает человека в его социальной жизни, служит объектом его психического отражения — либо непосредственного, либо опосредствованного результатами труда других людей. Социальные психологи сходятся во мнении о том, что понятие социальной среды обозначает конкретное своеобразие общественных отношений, и культуры в определенный период времени и в части их принятия конкретными социальными общностями и личностями (6, С. 33-35). Таким образом, категория социальной среды характеризует не сущность общественных отношений и культуры, а их конкретное проявление в социальной жизнедеятельности определенных общностей и конкретных индивидов, проживающих на определенной территории. Общество и культура в их экономической, исторической, демографической, географической, этнической, бытовой и психологической конкретности формируют данную социальную среду.

Социальная среда является объективным фактором не только отдельной личности, но и социальной группы, социальной общности, нации. Например, психолог Л. Джуэлл пишет о социальной среде предприятия, фирмы (2, С.548). Очевидно, что среда социальной группы значительно отличается по объему и содержанию от среды личности. Но в любом случае социальная среда должна окружать что-то, соотноситься с каким-то объектом. В тоже время сами индивиды и социальные группы, их жизнедеятельность и функционирование, продуцируемые ими различные социально-психологические феномены выступают важнейшими элементами социальной среды.

В узком смысле слова понятие социальная среда — это взаимоотношения человека с другими людьми и отношениям между этими людьми. Так, социальная среда организации (предприятия) включает в себя, среди прочих факторов: лидерство в организации, ее политику и принятые в ней кодифицированные правила, отношения между коллегами, начальниками и подчиненными, неписаные правила, присущие организации и отдельным группам внутри нее. На поведение людей в организации, указывает Л. Джуэлл, влияет каждый из аспектов ее социальной среды (2, С.548). Сказанное выше важно иметь в виду для правильного понимания того, что представляет собой криминальная среда как явление.

Теперь перейдем к непосредственному рассмотрению понятия “криминальная среда”. Сразу же заметим, что прилагательное “криминогенная ”, на наш взгляд, следует отнести к разряду синонимов слов “преступная”, “криминальная”, так как они обозначают одно и тоже явление. Вместе с тем термин “криминогенная” имеет определенный оттенок. Он заключен в слове “ген” — рождающий, воспроизводящий преступность. Однако этот момент не содержит в себе принципиального отличия “криминогенного” от “криминального”, ибо, как известно, любая социальная система стремится к самовосполнению и самосохранению.

Исследователь Жилин О.А. считает, что криминогенная среда — это совокупность лиц, представляющих оперативный интерес на какой-либо территории. По его мнению, криминогенная среда — это социальная система, сложноорганизованное неформальное образование, состоящее из отдельных индивидов и групп, включенных в разнообразные упорядоченные связи и отношения, специфические по своей природе.

Всех тех, кто не включен в связи криминогенной среды и не поддерживает контактов ни с одним из ее субъектов, хотя и представляет оперативный интерес, нельзя, указывает автор, относить к таковой. Это лишь однородные с ней частицы, “вкрапления” в благополучную среду, “островки” на нормальном социальном поле (3, С.5).

Для организации противодействия проискам уголовного мира сотрудникам правоохранительных органов необходимо знать состав криминогенной среды, ее основные элементы, объединенные различными связями и отношениями, специфическими по своей природе.

Жилин О.А. выделяет в составе криминогенной среды два элемента. Первый — это индивиды, которые не входят в какие— либо преступные группы. Данную категорию определяют:

а) лица, которые не входят ни в одну криминальную группу по тем или иным личностным свойствам (например, мизантропы), либо в силу собственной тактической установки (преступник-одиночка и т.п.);

б) лица, которые могут стать членами преступных сообществ, хотя в настоящее время этого не делают по различным причинам (недавно освободились из мест лишения свободы; покинули группу из-за ее распада, конфликта; временно отошли от “дел” для скрытной подготовки к осуществлению преступных замыслов и т.д.).

Вторым, наиболее сложным элементом криминальной среды Жилин О.А. считает преступные группы (3, С.5). Их психология будет рассмотрена отдельно ввиду важности вопроса.

Соглашаясь с Жилиным О.А. в части выделения в составе криминальной среды указанных двух компонентов, отметим необходимость обоснования в рамках психологического анализа третьей составляющей преступного социума. Как вы думаете, какой?

Вспомним, что еще З. Фрейд и К. Г. Юнг установили существование психического механизма идентификации человека с некоторым физическим пространством. В основанных на их учении концепциях зарубежных психологов уже давно научно установлено, что вещи и предметы сосредотачивают на себе гораздо больше информации о том, что человек может сделать, чем непосредственное его поведение и мысли. Именно поэтому предметы, которые окружают человека, играют важную роль в презентации его Я, что позволяет понять всю значимость отношений, которые существуют между человеком и окружающим его предметным миром.

Таким образом, вещи “одухотворены“ деятельностью человека и именно через нее становятся частью социальной среды личности, которую образуют люди и отношения между ними. Вещи, созданные человеком или преобразованные им имеют социальную и психологическую сущность. Это один момент. Но существует и другой.

В социальную среду личности входит окружающая ее духовная атмосфера, предметы и явления связанные с ее духовной жизнью, например, песни, фольклор и т.п. Анализ сказанного выше позволяет прийти к следующему выводу. Для полноты исследования преступной среды как социально-психологического феномена необходимо выделить и всесторонне изучить такую ее психологическую составляющую, какой является криминальная субкультура.

На наш взгляд, она должна рассматриваться в качестве третьего элемента криминогенной среды. Психология преступного мира не может быть до конца понята, если с позиций современной психологии не будут осмыслены его традиции, обычаи, кодексы поведения, песни, легенды, жаргон, татуировки преступников.

В литературе встречается точка зрения, отождествляющая понятия криминальная среда и криминальная субкультура (5). Ее необоснованность становится очевидной при глубоком осмыслении объемов этих категорий. Понятие «криминальная среда», безусловно, шире категории «криминальная субкультура». Последняя выступает по отношению к криминальной среде — базисной структурой — определенным надстроечным механизмом.

Итак, можно заключить, что криминальная среда — это социальная система, состоящая из:

во-первых, индивидов, имеющих криминальную направленность, но не являющихся членами криминальных сообществ;

во-вторых, преступных групп;

в-третьих, криминальной субкультуры.

Теперь попытаемся проанализировать психолого-криминологические связи и отношения, существующие между и внутри указанных компонентов криминальной среды.

Стратовая структура криминальной среды. Специалисты в области юридической психологи различают стратовое, профессиональное (категориальное) и организационное (нормативно-управленческое) деление криминальной среды.

Стратовое деление криминальной среды проявляется в том, что каждое лицо, независимо от того, состоит оно членом какой-либо криминальной группы или нет, имеет в преступном мире определенный статус, который позволяет относить его к той или иной из существующих социальных страт.

Рассмотрим стратовую структуру криминальной среды современной России применительно для мест лишения свободы. Именно здесь она функционирует с особой отчетливостью. Воспользуемся для этого данными, полученными в результате опроса экспертов, сотрудников учреждений исполнения наказания.

Указанную структуру криминальной среды для большей наглядности лучше всего представить в виде некоего глобуса, с нанесенными на него параллелями. На «Северном полюсе» этого шара располагается немногочисленный, но самый привилегированная страта преступного мира. Ее составляют «короли преступного мира»: паханы, положенцы, смотрящие зон и другие аналогичные им по статусу «монархи криминальной среды». Они управляют преступным миром и вырабатывают его идеологию.

Рангом ниже «королей» в иерархии преступного мира (более «южная» широта) находятся уголовные авторитеты. Это «дворянство преступного социума». Авторитетов больше, чем «королей». Поэтому их слой на схеме может быть представлен более широкой параллелью.

К уголовным авторитетам относятся преступники, которые соблюдают законы, обычаи и традиции криминальной среды и которые совершили тяжкие или особо тяжкие престижные преступления. «Князья, графы и бароны» преступного социума контролируют определенные территории (имеют свои уделы).

Зачастую уголовные авторитеты в колониях выступают главами преступных группировок — “семей”, исповедующих отрицаловку (т.е. отказываются соблюдать режим, установленный администрацией учреждения исполнения наказания) и являются ближайшим окружением «королей». В соответствии с тем или иным уголовным диалектом их называют шерстяными, козырными фраерами, встречаются и другие наименования.

Далее, “вниз по меридиану” следуют пацаны или фраера. Это — преступники, имеющие малый опыт совершения преступлений или не престижное с точки зрения преступного образа жизни прошлое: мелкие кражи, хулиганство и т.п. Свое относительно привилегированное положение в криминальной среде они завоевывают в основном силовыми методами.

Непривилегированная, но самая многочисленная страта — мужики («экватор»). Это каста объединяет такие следующие категории:

хорошие парни — осужденные, отрицательно настроенные к администрации учреждения исполнения наказания;

козырные или воровские мужики — лица, имеющие непосредственные контакты с паханами, смотрящими, уголовными авторитетами и выступающие в качестве связующего звена между ними и всей остальной массой мужиков;

собственно мужики — занимают нейтральную позицию в жизни учреждения исполнения наказания, проявляют независимость по отношению к уголовным лидерам, никому не прислуживают и никого не притесняют, не соблюдают преступные законы и не чтут традиции преступного социума;

серые мужики — осужденные с аномальными отклонениями в психике, частично деградировавшие, неспособные следить за собой. Большинство из них осуждают поведение «воров» и их окружения, но оказывают им материальную и иную помощь из боязни возмездия.

Далее, «еще южнее» на нашем глобусе отметим страту шестерок. Это рабы, прислуга паханов, уголовных авторитетов. Их, как правило, немного.

Ближе к «Южному полюсу» на схеме располагаются отверженные — немногочисленный слой пренебрегаемой части осужденных. Эту касту составляют провинившиеся преступники. К данной страте относятся лица, которые не расплатились с карточными долгами, были уличены в краже у своих, участвовали в работе секций профилактики преступлений, «стукачи».

На «Южном полюсе» — опущенные или обиженные. Эту касту составляют лица, совершившие позорные преступления (например, изнасилование малолетней), проступки, выходящие из ряда вон с точки зрения морали преступников, пассивные гомосексуалисты и олигофрены. Представителям указанной касты запрещается находиться в одном помещении с осужденными более высокой иерархической категории, принимать пищу за одним столом с ними, пользоваться той же посудой, работать на одном станке.

В колониях строгого режима уголовно-бандитствующие элементы используют мужеложство и процедуры, близкие к ним (приводящий в исполнение наказание прикасается своим половым членом к губам «опускаемого», мажет его лицо спермой) в качестве крайней меры перевода представителей криминальной среды в низшие касты.

В особую категорию следует выделить актив — лиц, сотрудничающих с администрацией учреждения исполнения наказания.

На свободе, т.е. за пределами учреждения исполнения наказания, стратовое деление выражено менее ярко. На первый план выдвигается контингент наиболее криминально активный. Судимые лица растворяются в массе несудимых. Стратовые различия сглаживаются, но неравенство в статусе сохраняется.

Члены привилегированных страт преступного социума могут обладать почетным в преступном мире званием «вор в законе». В научно-популярной и художественной литературе обладатель данного звания иногда автоматически приравнивается к высшему руководящему посту в преступном мире со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это не совсем так. Данным титулом могут быть удостоены преступники из числа их элиты, которые не всегда занимают главные управленческие посты в криминальном мире, но которые являются истинными духовными лидерами криминальной среды. На характеристике феномена «вор в законе» остановимся подробно в следующей лекции.

Профессиональная (категориальная) структура криминальной среды. Что представляет собой профессиональная или категориальная структура криминальной cреды?

Профессиональное или категориальное деление преступной среды осуществляется в зависимости от преступной специализации и квалификации лиц, в нее входящих. Выделяют:

во-первых, преступников, занятых базовыми видами преступного промысла — воров, грабители, мошенники и т.д.;

во-вторых, тех, кто обеспечивает преступную деятельность первых — содержателей притонов, сбытчиков преступно приобретенного, проституток и т.п.

Костяк основных категорий составляют профессиональные преступники, т.е. лица, занимающиеся определенным видом преступного промысла, и который является для них главным источником средств существования.

В настоящее время, по подсчетам Гурова А.И. (1), существует свыше ста криминальных специальностей только в среде преступников, составляющих оперативный интерес уголовного розыска. Это почти в два раза больше, чем было в 20-ые годы. Причем сохраняются практически все виды специализаций прошлых лет и вырабатываются совершенно новые, обусловленные современными социально-экономическими, правовыми и техническими условиями.

Тому, кто возьмет на себя труд составить перечень специализаций и квалификаций современных преступников, очевидно, придется написать как минимум несколько солидных томов. Мы же ограничимся решением более скромной задачи. В качестве примера рассмотрим касту воров. Начнем с карманников.

Современные воры-карманники бывают шести основных специализаций и связанных с ними квалификаций. Воры-карманники различаются по месту совершения преступлений на следующие категории:

• рыночники — совершают преступление на рынках и базарах;

• кроты — в метро;

• майданщики — на железнодорожном транспорте;

• гонщики (маршрутники) — на городском транспорте;

• магазинные и театральные воры — в магазинах и театрах,

• уличные — на улицах.

По способу совершения кражи специалисты различают восемь воровских квалификаций:

• писаки, технари — совершают кражи путем разреза одежды, сумок, портфелей специальными техническими приспособлениями;

• ширмачи — путем прикрытия рук различными предметами (плащами, сумками, букетами и т.п.);

• рыболовы — при помощи специальных крючков;

• хирурги — при помощи пинцетов из труднодоступных мест;

• щипачи — без технических средств и ширмы группой лиц при массовом скоплении народа;

• трясуны — в результате выталкивания предмета точными и быстрыми движениями;

• сумочники — совершают кражи из всех видов сумок;

• дубило, верхушечники — похищают вещи из хозяйственных сумок.

Какова иерархия внутри касты карманников в порядке убывания статуса? Привилегированные страты: воры, использующие технические средства; далее идут ширмачи, щипачи; затем — рыболовы, крючники; к воровской черни относятся сумочники, верхушечники.

Среди карманников можно выделить и более узкие квалификации: пропальщик — вор, виртуозно принимающий похищенное и прячущий его; тырщик, оттырщик — вор, отвлекающий внимание жертвы; козлятник — вор, обучающий совершению краж новичков.

В среднем профессиональный вор-карманник в течение месяца совершает до 25 краж. Только в 5 случаев из 100 потерпевшие догадываются о совершении у них кражи. Раскрываемость карманных краж не превышает 15%, а в городах-курортах — не более 1-3%.

Домушники — воры, осуществляющие кражи имущества граждан путем проникновения в их жилище. К основным криминальным специальностям квартирных воров относятся кражи, совершаемые:

• посредством воровского инструмента;

• при помощи отмычки, подбором ключей;

• путем взлома (выбивания) дверей или дверных коробок;

• через окно, форточку;

• под предлогом посещения жилища «должностным» лицом;

• под видом оказания помощи хозяину квартиры (занести тяжелую ношу и т.п.);

• с использования виктимологического фактора (открытая дверь, ключ под ковриком и т.п.).

К этой категории преступников относятся и сборщики необходимой информации об объекте возможного совершения кражи и продающие полученные сведения за 10-15% от суммы похищенного.

В среднем вор-профессионал совершает за месяц 1-2 квартирные кражи. Раскрываемость этого вида преступлений — 60-65%.

Магазинники — воры, совершающие кражи из магазинов самообслуживания. Они специализируются по следующим направлениям преступной деятельности:

• похищение одежды путем переодевания и оставления старой;

• посредством одевания новой одежды под старую;

• кража обуви, предметов верхней одежды при помощи специальных сумок и баулов с двойным дном;

• кража вещей с использованием детей и подростков.

Раскрываемость этого вида краж не превышает 20%.

Похитители автомобилей имеют следующие основные квалификации:

• угонщики автомобилей;

• лица, осуществляющие их техническое переоборудование и комуфляж (перекраска, перебивка номеров и т.п.);

• изготовители фальшивых документов на автомашины;

• сбытчики похищенного автотранспорта;

• перегонщики, если сбыт осуществляется в другой местности;

• преступники, ведущие переговоры с хозяином угнанного автомобиля в целях его возврата за выкуп;

• преступники, обеспечивающие при возможности милицейскую «крышу» для успешного осуществления криминальной деятельности.

Похитители антиквариата имеют следующие специализации, в рамках которых существуют различные квалификации преступников:

• воры, специализирующиеся на похищении культурных ценностей из музеев, частных коллекций и квартир;

• скупщики;

• посредники при сбыте похищенного;

• эксперты, определяющие подлинность вещи и ее цену;

• контрабандисты.

Приведенный нами список воровских специализаций и квалификаций не является исчерпывающим. По мере развития криминальной среды в постоянно изменяющихся социальных условиях появляются все новые и новые преступные профессии. Некоторые из них, такие, например, как деликты, совершаемые в сфере высоких технологий, требуют не только глубоких научных знаний в области информатики и вычислительной техники, но и профессионального совершенства. Однако для нас сейчас интересны не сами преступные специализации и квалификации, а то, что представители каждой криминальной профессии имеют свою психологию. Ее-то нам и предстоит изучить.

Организационная (нормативно-управленческая) структура преступной среды. Организационная или нормативно-управленческая структура преступной среды выражается в том, что деятельность и поведение каждого относящегося к ней индивида:

во-первых, управляется со стороны верхушки преступного социума и,

во-вторых, регулируется определенными правилами — нормами криминальной субкультуры.

В этом смысле данная социальная система является управляемой и нормативно — организованной.

Для управления преступным сообществом и выработки норм, регулирующих отношения в преступной среде, существует свой «законодательный орган» — сходка. Воровская сходка — это тайная встреча воров в законе и преступных авторитетов для решения наиболее важных вопросов криминального социума.

Сходки могут проводиться на различных уровнях: местном, региональном, национальном, международном. Каждая из них решает вопросы в соответствии со своей компетенцией.

Сходка, как правило, собирается по инициативе группы воров в законе и преступных авторитетов, либо одного вора в законе, если в регионе он только один и пользуется большим влиянием. Раньше место проведения сходки держалось в тайне. Съезд преступников проводился под прикрытием мероприятий, носящих бытовой характер: свадьба, день рождения, похороны и т.п.

В настоящее время преступники проводят сходки открыто на принадлежащих им виллах, в элитных гостиницах, престижных санаториях. Они стараются, чтобы информация о форуме преступников через средства массовой информации стала гласной, широко обсуждаемой. В этом короли криминала видят благоприятную возможность пропаганды преступного образа жизни.

Вопросы, которые предполагается обсудить на сходке, заранее доводятся до сведения заинтересованных членов «воровского братства». Их содержание должно вызывать интерес у воров в законе и преступных авторитетов и мотивировать их стремление присутствовать на ней. Оповещение проводится письменно (малявами, ксивами), устно с использованием доверенных лиц, а также при помощи обычных средств связи и не всегда с глубокой конспирацией.

В обязательном порядке сходки созываются для решения следующих глобальных вопросов криминального социума:

— организация мер противодействия правоохранительным органам при введении последними новаций в области борьбы с преступностью;

— обсуждение вопросов взаимодействия и дальнейшей консолидации криминальных сообществ (в масштабе региона, республики);

— корректировка отдельных положений кодекса «воровской чести»;

— принятие в свои ряды новых членов или исключение ранее интегрированных организаций, если по этому поводу возникли разногласия;

— разрешение конфликтных ситуаций, возникающих между преступными группами, если вор в законе не сумел это сделать;

— вынесение смертного приговора либо иного наказания конкретному вору в законе;

— отчет о направлениях и результатах использования материальных средств преступного сообщества — воровского общака;

— решение об организации групповых эксцессов в подконтрольных учреждениях исполнения наказания и ряд других.

По каждому из перечисленных вопросов принимается решение, которое, как правило, излагается в общаковой ксиве и рассылается на места.

На сходке обычно наиболее авторитетные воры в законе излагают свое мнение по обсуждаемым вопросам. Каждый из участвующих в сходке преступный авторитет тоже может высказать свою точку зрения. Затем выносится коллегиальное решение, которое должно обязательно исполняться всеми членами преступного социума. Многое, конечно, зависит от уровня сходки и характера принимаемых на ней решений.

Контроль исполнения решений сходки лежит на ворах в законе и уголовных авторитетах, располагающих силами подчиненных им криминальных групп. В отношении лиц, не выполняющих постановлений сходки, применяются карательные санкции. Их диапазон широк: от простого осуждения до физической расправы.

Организационная (нормативно-управленческая) структура преступной среды базируется на финансовом фундаменте — общаке. Под общаком понимаются общие материальные средства преступных объединений. Источниками формирования общака являются:

— установленный в конкретном преступном сообществе процент от итогов криминальной деятельности его участников;

— дань, получаемая от зависимых преступных групп и отдельных преступников, проституток и т.п.;

— капитал, образованный в результате легальной и нелегальной коммерческой деятельности преступного сообщества;

— принудительные либо добровольные «пожертвования» бизнесменов, различных фирм и т.д.

Обычно общак хранит казначей преступного сообщества (учреждения исполнения наказания), назначаемый вором в законе, положенцем либо криминальным авторитетом. Казначей ведет учет поступлений и расхода общаковых средств и отвечать за их сохранность. В местах лишения свободы общак — это в основном деньги и продукты питания. В общак отчисляют все осужденные, за исключением актива и опущенных.

Вор в законе по своим привилегиям может использовать общаковые средства любого преступного объединения с последующим отчетом перед сходкой о целесообразности своих действий. Основными направлениями использования общаковых средств на свободе являются:

— приобретение технических средств, оружия и другого оборудования, необходимого для осуществления преступной деятельности;

— получение прибыли от легального бизнеса и нелегальной предпринимательской деятельности;

— подкуп должностных лиц с целью повышения эффективности деятельности организованных преступных объединений, обеспечение безопасности этой деятельности;

— обеспечение нужд содержащихся в местах лишения свободы конкретных лиц, в том числе вора в законе и уголовных авторитетов;

— поощрение преступников, активно проявивших себя в криминальной деятельности, а также для поддержания их семей в случае привлечения их к уголовной ответственности и осуждения;

— поддержание криминальной субкультуры: пропаганда преступного образа жизни, обычаев и традиций криминальной среды и т.п.

Подконтрольная трата общаковых средств осуществляется безвозмездно, за исключением фактов выдачи части общаковых денег конкретным ворам в законе и авторитетам в долг.

Инспекцию общака могут проводить специальные ревизоры, назначенные сходкой, вор в законе, положенец либо иное лицо, назначившее казначея. Последний обязан представить документальные данные о финансовом положении преступного сообщества и основных направлениях распределения средств с достоверным обоснованием.

Судебный механизм криминогенной среды — воры в законе, положенцы, смотрящие зон. Они разрешают большинство конфликтов, возникающих между группировками и отдельными преступниками. Лишь в исключительных случаях спорные вопросы выносятся на рассмотрение сходки. Нередко лицам, известного статуса в преступном мире, удается предотвращать крупные столкновения, чреватые большими людскими жертвами. Это, несомненно, поднимает их авторитет в городе, районе, регионе, учреждении исполнения наказания, что впоследствии используется в интересах воровского сообщества.

В месте заключения вор в законе выступает в роли верховного судьи. Он единолично рассматривает все спорные вопросы и принимает по ним решения, которые не обсуждаются.

Воры, находящиеся на свободе, но уполномоченные контролировать положение дел в пенитенциарном учреждении, и воры, отбывающие наказание, осуществляют общее руководство преступными группами, посредством которых осуществляют властные полномочия и насаждают среди осужденных уголовно-воровские традиции и нормы криминальной среды. В качестве примера приведем некоторые из них.

При регулировании взаимных расчетов между преступниками действует правило: долг, независимо от его происхождения, должен быть выплачен в установленный срок. Непредвиденные обстоятельства, помешавшие выплате долга, не считаются основанием для прекращения или отсрочки обязательств. Не является причиной прекращения таковых перевод должника в другое учреждение исполнения наказания или освобождение из места лишения свободы. По истечении установленного срока долг назначается в кратном размере. В то же время допускается выкуп долга другим осужденным. За попытку уклониться от уплаты должник преследуется.

Вот еще одно правило. С администрацией колонии и фраерами в присутствии рядовых осужденных вор в законе обязан быть вежливым. В кругу людей его статуса он может вести себя как угодно, но не допускать хулиганских выходок даже в нетрезвом состоянии.

Между ворами в законе бывают конфликты. Дело может дойти до драки. Но вмешиваться в этот конфликт, кроме вора в законе, никто не имеет права. Вору в законе не возбраняется унизить достоинство фраера и даже оскорбить его, но только в присутствии воров, и за это никто из воров не может оскорбившему предъявить претензий.

В криминальной среде подсудны и сами воры в законе. За нарушение «кодекса чести» к провинившемуся вору в законе могут быть применены следующие санкции:

— моральные (замечание о неправильности поведения, пощечина и т.д.);

— материальные (штраф, пеня в течение определенного срока и т.д.);

— физические (избиение, убийство).

В особую разновидность санкций следует выделить так называемое битье по ушам. Эта санкция применяется к вору в законе за серьезное нарушение кодекса воровской чести, и заключается в изгнании его из воровского сообщества, лишении титула с объявлением гадом, сукой.

Хотя решение о наказаниях принимается, как правило, на сходке, практика знает немало случаев, когда о санкциях в отношении проштрафившегося вора в законе или криминального авторитета договаривались с помощью воровской переписки.

При выявлении фактов сотрудничества с правоохранительными органами, присвоении общака, несанкционированном сходкой убийстве вора в законе, организации в личных целях групповых акций в учреждениях исполнения наказания, повлекших жертвы среди осужденных, провинившийся вор в законе может быть приговорен к смерти. Однако единолично вор в законе не имеет права вынести смертный приговор в отношении другого вора. Это прерогатива лишь сходки. Он вправе лишь предложить сходке принять соответствующее решение.

Исполнителем смертного приговора назначаются молодые преступники. В местах лишения свободы их называют стрелочники, грузовики, торпеды. На свободе эту функцию выполняют наемные убийцы.

В заключении лекции хотелось бы сказать, что организационная структура обеспечивает в криминальной среде уникальные социально-психологические условия. Их хорошо подметил выдающийся деятель русской культура академик Лихачев Д.С., которому пришлось “отбывать наказание” вместе с уголовниками в ГУЛАГе. «За внешней распущенностью их поведения, — писал он, — скрываются жесткие, тесные, предусматривающие все, вплоть до мелочей, правила поведения, а, в конечном счете, общие, коллективные представления, которые делают поразительно похожими воров различных национальностей... У воров мы действительно имеем дело с другой психикой, с другим характером мышления и, притом, общим для всей воровской среды (4, С. 360)». Современные исследования криминальной среды показывают, что наблюдения, произведенные известным ученым в 20-30 годы, сохраняют свою актуальность и для наших дней.

Вопросы для самопроверки:

1. Разведите понятия: социальная среда, преступная среда, криминальная среда, криминогенная среда.

2. Какое определение криминогенной среды предлагает О.А. Жилин? Какой психологической составляющей не достает предложенной им дефиниции?

3. Каков состав криминальной среды?

4. Что представляет собой стратовое деление криминальной среды?

5. Какова профессиональная (категориальная) структура криминальной среды?

6. Какова организационная (нормативно-управленческая) структура криминальной среды?

ЛИТЕРАТУРА:

1. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. — М.: Юридическая литература, 1990. — 304с.

2. Джуэлл Л. Индустриально-организационная психология: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2001. — 720 с.

3. Жилин О.А. Основы организации и тактики борьбы оперативных аппаратов милиции с криминальными группами: Учебное пособие. — ЮИ МВД России, 1995. — 91с.

4. Лихачев Д.С. Черты первобытного примитивизма воровской речи // Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона. — М.: Красная Москва, 1992.

5. Прикладная юридическая психология: Учебное пособие для вузов / Под ред. А.М. Столяренко. — М.: Юнити — Дана, 2001. — 639 с.

6. Социальная психология: Краткий очерк / Под общ. ред. Г.П. Предвечного, Ю.А. Шерковина. — М.: Политиздат, 1975. — 319 с.

7. Философский энциклопедический словарь. — М.: Сов. Энциклопедия, 1983. — 840с.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница