Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Копылова Г.К, Прозоров А.В.
ПСИХОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ
ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ.

Курс лекций.
Калининград, 1998.

 


ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА


ПЛАН:

1. Человек, совершивший общественно опасное деяние, как объект психологического исследования.

2. Проблема типологии преступников в юридической психологии.

3. Результаты сравнительного исследования преступников и законопослушных граждан Стандартизированным методом исследования личности (СМИЛ).

Человек, совершивший общественно опасное деяние, как объект психологического исследования.

Рассмотрение данного вопроса начнем с разведения понятий: «преступник», «личность преступника», «преступный человек», «криминальная личность», «социально опасное лицо», «лицо, совершившее общественно опасное деяние».

В уголовном праве преступник — это лицо, совершившее преступление и признанное виновным в результате судебного разбирательства. Если проанализировать данную юридическую формулу с позиции психологии, то человек, который приговором суда объявлен преступником, всегда будет личностью. Чем можно обосновать данное утверждение?

Виновным в совершении преступления может быть признан человек, достигший определенного возраста. В силу этого данный индивид должен:

• обладать определенным социальным качеством, т.е. его поведение и деятельность должны опосредствоваться социальными нормами;

• быть вменяемым, т.е. осознавать характер осуществляемых им действий и руководить ими.

Иными словами, упомянутое нами лицо должно быть личностью с точки зрения психологии и субъектом преступления с точки зрения уголовного права. Таким образом, понятия «преступник» и «личность преступника» следует считать тождественными.

Необходимо заметить, что понятия «личность преступника» и «преступник», заимствованные из криминологии, приходится признать крайне неудобными для использования в юридической психологии. Ведь криминальную психологию интересует, прежде всего, внутренний, психический мир человека, который совершает общественно опасное деяние, правонарушение, преступление, каковы его личностные (если он личность) и психологические качества, а не какие-то формально-статистические моменты, исследуемые уголовным правом и криминологией.

Понятия «личность преступника» и «преступник» несоизмеримо уже категории «человек, совершивший общественно опасное деяние». Когда речь идет о таком индивиде, не имеет значения, кто этот человек: нормальный или психически больной, социально зрелый или ребенок, субъект преступления или нет. «Человек, совершивший общественно опасное деяние» — это и составляет предмет криминальной психологии, если говорить о нем в самом общем плане.

Возникает вопрос, какую обобщенную категорию следует использовать, когда мы имеем дело с несубъектом преступления, например, малолетним, невменяемым и т.п., но совершившим антисоциальный проступок. Очевидно, что здесь уместны такие слова, как «преступный человек», «криминальный индивид», «социально опасное лицо», «криминальная личность». Указанные понятия шире категорий «преступник», «личность преступника», но их явно нельзя признать универсальными и общепринятыми. Понятие «преступный человек», некогда введенное в научный оборот итальянским врачом Ч. Ломброзо, уже несет на себе оттенок архаизма и в современной научной литературе практически не используется.

Близким к этому понятию являются категории: «криминальный индивид», «социально опасное лицо», «лицо, совершившее общественно опасное деяние». По-видимому, данными понятиями следует обозначать человека, совершившего антиобщественный проступок, но который в силу невменяемости не является субъектом преступления. Этим «криминальный индивид», «социально опасное лицо» отличается от «криминальной личности», которая вменяема и совершает преступление в силу того, что имеет преступную направленность. При этом не имеет значение, выступает ли данное лицо субъектом преступления в строго возрастном и психическом плане, привлечено ли оно к уголовной ответственности или нет, вступил ли в отношении данного человека в законную силу приговор суда и т.п.

Не пытаясь найти какого-либо единственно верного решения в правильном употреблении понятий, подчеркнем следующее. Раз криминальная психология пока еще не выработала универсальное понятие для обозначения лица, совершившего общественно опасное деяние, психологам следует руководствоваться строго юридическим смыслом применяемых понятий при их психологической интерпретации.

От неблагодарного дела системного анализа понятий, над которым еще предстоит поломать голову ученым, перейдем к проблеме типологии преступников.

В основу судебно-психологической типологии преступников М.И. Еникеев предлагает положить элементы психологической структуры преступного деяния: доминирующие позиции, мотивы, цели и способы совершения преступления. Тип личности — это интеграция ее направленности, ценностных ориентаций с характерными для нее общими способами поведения и адаптации в социуме, считает данный автор (3, С.147-151). Указанный исследователь выделяет в понятии преступника три уровня:

• общий тип преступника;

• преступника определенной категории;

• преступника определенного вида.

Эти градации относятся между собой как общее, особенное и единичное. Например: «вор — карманник — хирург».

Степень общественной опасности преступника определяется рангом его социальной вредности. Общественная опасность преступника соответственно может быть асоциальной и антисоциальной.

Однако общественная опасность может проявляться не только в деформации системы ценностей личности преступника, но и в дефектах ее психической саморегуляции. Это и является основанием для выделения трех типов преступников:

• асоциальный;

• антисоциальный;

• преступник, характеризующийся дефектами психической саморегуляции.

По характеру деформации системы ценностей личности М.И. Еникеев выделяет два типа преступников: асоциальных и антисоциальных. Асоциальный тип преступника характеризуется дефектами социализации, неразвитостью у него положительных социальных качеств, которые могли бы удерживать человека от антиобщественного поведения в неблагоприятных жизненных ситуациях. К асоциальному типу в криминологии относят случайный, ситуационный и неустойчивый типы преступников.

Антисоциальный тип характерен для личности злостного, особо опасного, профессионального преступника. Преступники такого типа отличаются глубокими преступными убеждениями, постоянной готовностью к криминальной деятельности и противоправному поведению. Вне преступления они не мыслят свою жизнь.

По содержанию ценностно-ориентационной направленности преступников М.И. Еникеев предлагает различать следующие категории преступников:

Преступники с корыстной направленностью, среди которых выделяют виды:

корыстно-хозяйственные преступники — фальсификаторы товаров, лица, осуществляющие незаконное предпринимательство, игнорирующие лицензирование, утаивающие налоги и т.п.;

корыстно-служебные преступники — взяточники, лица, злоупотребляющие служебным положением;

воры — лица, совершающие кражи;

мошенники;

ненасильственные вымогатели.

Преступники с корыстно-насильственной направленностью, сочетающие корыстные посягательства с насилием над личностью. В этой категории определяются четыре вида преступников:

лица, совершающие грабежи;

лица, совершающие разбойные нападения;

насильственные вымогатели (рекетиры);

убийцы с корыстной целью.

Преступники с насильственной направленностью характеризуются агрессивной, антигуманной направленностью, крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью, личному достоинству людей. Здесь выделяют четыре вида преступников:

хулиганы;

злостные хулиганы;

лица, причиняющие ущерб чести и достоинству путем оскорбления и клеветы;

лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности — убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений и др.

Преступники, характеризующиеся дефектами психической саморегуляции. Преступники этого типа подразделяются лишь по типу и виду совершения преступления. У преступников данного типа отсутствует конкретный умысел на совершение деликта.

Преступники с дефектами психической саморегуляции делятся на четыре вида:

лица, допускающие преступную халатность, бездействие;

лица, совершающие преступления в силу чрезмерной самонадеянности;

лица, совершающие преступления в результате сильного душевного волнения и в ответ на неправомерные действия других лиц;

лица, совершающие преступления в силу повышенной ситуативной дезадаптации.

Таким образом, в типологии личности преступника Еникеев М.И. выделяет следующие типы:

• асоциальный корыстный;

• асоциальный корыстно-насильственный;

• асоциальный насильственный;

• антисоциальный корыстный;

• антисоциальный корыстно-насильственный;

• антисоциальный насильственный;

• с дефектами психической саморегуляции.

По степени общественной опасности личности и ее криминогенной активности Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. в книге «Психология преступника и расследования преступлений» (1, С.21-23) предлагает выделить такие типы преступников:

Особо опасные преступники (активные антисоциальные) — многократно судимые рецидивисты, устойчивое преступное поведение которых носит характер активной оппозиции обществу и его ценностям. В первую очередь это преступники, постоянно совершающие тяжкие и особо тяжкие преступления: убийства, грабежи, разбои, кражи и др. Сюда следует отнести и крупных экономических преступников, солидных взяточников, совершающих преступления длительное время. Костяк этой категории составляют профессиональные преступники. Для них преступления являются главным источником существования. В системе организованной преступности данный тип преступников стремится создавать благоприятные ситуации для совершения преступлений.

Десоциализированные опасные преступники (пассивные асоциальные). Этот тип обычно составляют социальные деграданты, алкоголики и наркоманы, занимающиеся бродяжничеством и попрошайничеством, ведущие бездомное существование. Многие из десоциализированных опасных преступников являются неоднократно судимыми. В основном они совершают корыстные преступления, но, как правило, мелкие, для ведения паразитического образа жизни, особенно для приобретения спиртных напитков и наркотиков. В отличие от особо опасных преступников эти лица в основном пассивны: ситуации для совершения правонарушений они обычно сами не создают, а используют складывающиеся стихийно. Однако, как и особо опасные преступники, представители этого типа устойчивы в своем противоправном поведении.

Неустойчивые преступники — лица, отличающиеся частичной криминогенной зараженностью. Они совершают преступления (порой не один раз) не в силу стойких антиобщественных установок, а из-за включенности в группы, образ жизни которых находится на грани социально приемлемого и антиобщественного. Наиболее распространенными представителями этого типа являются правонарушители, совершающие в нетрезвом состоянии мелкие кражи, хулиганство, реже — грабежи, разбои, некоторые насильственные преступления. При существенном изменении жизненных обстоятельств в лучшую сторону они способны воздержаться от противоправных действий.

Ситуативные преступники — лица, общественная опасность поведения которых незначительна. Они совершают преступления в силу того, что имеют определенные психологические качества, попадают в жесткую зависимость от складывающихся жизненных обстоятельств и не находят социально приемлемого способа их преодоления. К числу ситуативных относится немало насильственных преступников, а также лиц, совершивших корыстные преступления в субъективно сложных жизненных ситуациях, например, при материальных затруднениях.

Разумеется, что приведенная выше типология преступников, как и другие, носит условный характер. Не каждый преступник может без колебаний быть отнесен к тому или иному типу. Встречаются представители смешанных, промежуточных групп.

В.В. Романов предложил типологию преступников, в основе которой лежит степень социальной адаптивности лица, совершившего преступление (4, С. 282-284). В свою очередь, считает указанный исследователь, критерием социальной адаптивности является психическая адаптация человека. С этой точки зрения всех преступников можно разделить на два типа: социально-адаптивный и социально-дезадаптивный тип личности преступника с выделением промежуточных вариантов. Рассмотрим два основных типа преступников, обоснованных В.В. Романовым.

Социально-адаптивный тип личности преступника. Данный тип преступников отличается высоким уровнем нервно-психической устойчивости к стрессу, к длительно воздействующим психофизическим перегрузкам. Данный тип характеризуется стеническим типом реагирования в сложных, критических ситуациях, развитыми адаптивными свойствами нервной системы: силой, подвижностью нервных процессов.

Указанные качества могут усиливаться хорошо развитым интеллектом, гибким мышлением, сообразительностью, прагматическим складом ума. Это позволяет представителям данного типа успешно осваивать «науку» совершения преступлений. Социально-адаптивный тип преступника обладает способностью прогнозировать события, которые могут произойти не только во время совершения преступления, но и в последующем, избрать нужную тактику действий в ситуациях активного противостояния правоохранительным органам.

Такие лица нередко имеют широкий круг интересов (и не только в криминальной сфере), хорошую память, развитое внимание и воображение, обостренное восприятие. Кроме того, субъекты, относимые к данному типу, часто отличаются высоким (завышенным) уровнем притязаний, что иногда приводит их к переоценке их сил и возможностей и послужит одной из причин ошибок в ходе их противодействия работникам правоохранительных органов.

В мотивационной структуре личности данного криминального типа, как правило, преобладают мотивы достижения, ценностные ориентации, позволяющие им осознанно игнорировать социальные нормы, общепринятые правила поведения, преступать недозволенное. Поэтому характерной чертой этих лиц является низкий уровень нормативности поведения, соответствующий такому же уровню правосознания.

Совокупность отмеченных выше качеств позволяет представителям данного типа дольше других правонарушителей оставаться неразоблаченными, аккумулировать и успешно реализовывать криминальный опыт в своей преступной деятельности, приобретать соответствующую криминальную квалификацию.

Такой тип личности распространен среди профессиональных преступников, лидеров организованных преступных групп, бандитских формирований, руководителей преступных сообществ и организаций.

Если воспользоваться вышеприведенной типологией, можно сказать, что высокий уровень социальной адаптивности отличает лиц, отнесенных к злостному и особо опасному криминальным типам. Благодаря своей социальной мимикрии, быстрой приспособляемости к происходящим в обществе переменам представители указанных выше преступных типов в своих корыстных интересах способны умело извлекать различные преимущества, всевозможного рода блага, присваивая незаконным путем большие материальные средства.

Социально-дезадаптивный тип личности преступника. Преступники, которых можно отнести к данному типу, отличаются низкой нервно-психической устойчивостью, пониженной сопротивляемостью к стрессу, невротической симптоматикой, ярко выраженными акцентуированными свойствами характера, психическими аномалиями и психопатическими расстройствами. Неразвитые в должной мере социально-адаптивные качества таких лиц могут усугубляться недостаточно высоким интеллектом и слабо развитыми прогностическими способностями.

Кроме того, поведение и деятельность подобного рода субъектов обусловлено достаточно примитивными потребностями (проводить время в постоянных развлечениях, сопровождаемых употреблением спиртных напитков, наркотиков и пр.). Поскольку преступники не всегда могут адекватно удовлетворить потребности низкого порядка, они испытывают неконтролируемое состояние фрустрации. Таковое часто компенсируется ими повышенной агрессивностью, патологической жестокостью, актами вандализма и пр.

Следует заметить, что низкий уровень социальной адаптации можно наблюдать у лиц, относимых криминологами к неустойчивому и ситуативному типам преступников.

Типологические свойства тех, кто совершает преступления, считает В.В. Романов, имеют различную степень выраженности и разнообразные сочетания. В этой связи можно говорить о промежуточных или о смешанных типах преступников. Ведь у лиц, виновных в совершении преступлений (как, впрочем, и у законопослушных граждан), в разной степени сформированы различные психологические качества, позволяющие поддерживать определенный уровень социальной адаптации в различных ситуациях.

Рассмотрим еще одну типологию — типологию корыстных преступников, обоснованную Ю.М. Антоняном, М.И. Еникеевым и М.И. Эминовым (1, С.24-28). Она создана по мотивационным критериям и имеет следующий вид.

Утверждающийся (самоутверждающийся) тип. К нему относятся лица, смыслом преступного поведения и деятельности которых является утверждение своей индивидуальности на социальном и психологическом уровнях. В совершаемых ими преступлениях присутствует и корыстный мотив. Однако он выступает как сопутствующий, в большинстве случаев равнозначный. Обладание похищенным (престижными вещами или средствами для их приобретения) является для преступников анализируемого типа средством утверждения своего «Я».

Мотив самоутверждения иногда может становиться доминирующим. Например, подросток совершает кражу или принимает участие в групповых хулиганских действиях лишь для того, чтобы быть принятым в определенную неформальную группу, доказать себе и другим, что он смелый, ловкий и т.п.

Дезадаптивный (или асоциальный) тип включает в себя лиц, у которых нарушена социальная адаптация, т. е. приспособляемость к условиям социальной среды. Эти преступники ведут асоциальный, часто бездомный образ жизни, выключены из нормальных связей и отношений, многие из них были ранее судимы, являются алкоголиками или наркоманами.

Они совершают, как правило, незначительные кражи. Добытое преступным путем имущество и деньги эти люди используют для поддержания дезадаптивного образа жизни. Обычно они нигде не работают, не имеют семью, утратили связи с родственниками, друзей, как правило, у них нет. Они проявляют безразличие к своей судьбе, не думают о будущем, стремятся жить как бы вне общества, вне социальной активности, отгораживаясь от любого проникновения в их внутренний мир.

Алкогольный тип преступников близок к безадаптивному, но не сливается с ним. Критерием выделения этого типа является совершение корыстных преступлений в целях приобретения спиртных напитков. Среди его представителей — люди, которые постоянно злоупотребляют такими напитками или больны алкоголизмом.

Для корыстных преступников алкогольного типа характерны существенные изменения личности, прежде всего, ее мотивационной сферы. Алкоголь становится смыслообразующим мотивом их поведения, мерилом всех ценностей и отношений. По мере роста зависимости от алкоголя данный мотив приобретает в структуре личности все доминирующее место, подчиняя себе все иные побуждения. Общение человека начинает реализовываться в асоциальных группах, что усугубляет дезадаптацию, усиливает оторванность индивида от нормальных связей и отношений.

Корыстные преступления, совершаемые преступниками алкогольного типа, обычно не отличаются повышенной общественной опасностью. Чаще всего это мелкие кражи. Преступления совершаются ими примитивными способами, как правило, заранее не готовятся, не принимаются меры к уничтожению следов, а похищенное сразу же пропивается.

Игровой тип корыстных преступников весьма сложен с психологической точки зрения. Между тем он достаточно часто встречается среди корыстных преступников, особенно воров. В качестве примера вспомним Шуру Балаганова из «Золотого теленка» И. Ильфа и Е. Петрова, героев многих других плутовских романов.

Представителей игрового типа отличает стремление к риску, острым ощущениям, эмоционально возбуждающим ситуациям. Корыстные мотивы этих преступников действуют наряду с игровыми побуждениями. Для них одинаково значима как материальная выгода, так и эмоциональные переживания, которые сопряжены с самим процессом преступного посягательства. Известны случаи, когда процесс игры приобретал для преступников указанного типа ведущую роль.

Семейный тип корыстных преступников выделяется в связи со стимулирующей ролью семьи в их делинквентном поведении. Этот тип обычно встречается среди корыстно-хозяйственных и корыстно-служебных преступников и крайне редко среди воров.

Представители рассматриваемого типа совершают преступления не столько для самого себя, сколько для обеспечения необходимого, по их мнению, уровня материального и духовного благополучия семьи. В некоторых случаях интересы самого преступника вообще не принимаются во внимание, и он может вести даже аскетический образ жизни. Многие из таких преступников положительно характеризуются на работе и, конечно, очень привязаны к семье, особенно к детям.

На практике известны случаи синтеза в одном лице представителей указанных выше типов, например, семейного и утверждающегося типов. Один и тот же человек совершает преступление из корыстных мотивов, по мотивам самоутверждения и для обеспечения семьи.

Результаты сравнительного исследования преступников и законопослушных граждан СМИЛ. Ю.М. Антонян, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков и В.Г. Бовин выявили психологические особенности преступников и их отдельных категорий в сравнении с законопослушными гражданами (1, С.28-43; 2, С.13-26). Для этого они изучили группу лиц, совершивших уголовные преступления: убийства, изнасилования, хулиганства, кражи, грабежи, разбои и др. Контрольную группу составили 360 человек законопослушных граждан, в отношении которых не было данных о совершении ими противоправных действий.

Отобранные группы изучались с помощью Стандартизированного метода исследования личности (СМИЛ). Этот тест представляет собой адаптированный вариант Миннесотского многофакторного личностного опроснинка (ММРI), с помощью которого возможно целостное исследование личности. К каким выводам пришли ученые.

Во-первых, сравнение усредненных показателей преступников с данными, полученными на выборке законопослушных граждан, показало наличие статистически достоверных различий между ними. Кроме того, преступники от непреступников на статистическом уровне отличаются существенными психологическими особенностями, влияющими на их противоправное поведение.

Во-вторых, преступники представляют собой относительно однородную по психологическим особенностям группу. Среди преступников имеется значительное число лиц, обладающих такими личностными качествами: импульсивность, агрессивность, асоциальностъ, гиперчувствительность к межличностным взаимоотношениям, отчужденность и плохая социальная приспособляемость.

В-третьих, группу законопослушных граждан отличала минимальная типичность — все лишь 5 % и соответственно наибольшее психологическое разнообразие. Этот факт свидетельствовал о неоднородности группы законопослушных граждан по своим психологическим особенностям и о незначительном количестве среди них лиц с ярко выраженными личностными свойствами (акцентуированными или психопатизированными). Иными словами можно сказать, что среди законопослушных граждан встречаются люди с разнообразными типами личности и среди них, в отличие от преступников, нельзя выделить доминирующие.

В-четвертых, ученые проследили статистическую связь между видом совершенного преступления и особенностями личности, выявленными с помощью примененной методики. Оказалось, что наиболее типичные по психологическим особенностям преступники встречаются среди лиц, совершивших насильственные преступления. Психологически менее типичными являются лица, которым были инкриминорованы корыстные, корыстно-хозяйственные и корыстно-служебные преступления.

В-пятых, относительное число лиц, имеющих типичные особенности преступника, зависит от вида совершенного преступления. Максимальное число лиц с типичными психологическими особенностями отмечалось среди тех, кто совершил:

• грабежи или разбойные нападения — 44,4 % обследованных;

• изнасилования — 41%;

• убийства и тяжкие телесные повреждения — 36 %.

Минимальное количество преступников с типичными психологическими качествами наблюдалось среди тех, кто совершил:

• кражи — 25%;

• корыстно-хозяйственные и корыстно-служебные преступления — 22 %.

В-шестых, анализ показателей, полученных в результате применения СМИЛ различных категорий преступников, позволил определить у них следующие наиболее типичные качества.

Убийцы:

• наиболее склонны к импульсивным реакциям «короткого замыкания» на фоне аккумуляции аффекта;

• проявляют наибольшую чувствительность в системе межличностных отношений и очень сильную зависимость от них;

• стремятся выглядеть в лучшем свете, придают большое значение мнению о себе окружающих;

• подчиняют поведение актуальной ситуацией, складывающейся в их межличностных отношениях;

• испытывают трудности в установлении контактов, замкнуты и необщительны, что еще больше затрудняет межличностные отношения и способствует возникновению конфликтов;

Корыстно-насильственные преступники:

• проявляют стремление к самоутверждению;

• сильно выражены такие черты, как импульсивность и пренебрежение социальными нормами и требованиями;

• обладают наиболее низким интеллектуальным и волевым контролем.

Лица, совершившие изнасилование:

• проявляют самую низку чувствительность в межличностных контактах;

• отличаются наименьшей склонностью к самоанализу и рефлексии;

• демонстрируют такой же низкий интеллектуальный контроль поведения, как и корыстно-насильственные преступники.

Воры:

• обладают гибким поведением;

• отличаются низким уровнем тревоги;

• проявляют общительность, стремятся к установлению межличностных контактов;

• наиболее, исключая корыстно-хозяйственных и корыстно-служебных преступников, социально адаптированы;

• в наименьшей степени упрекают себя за совершенные преступления.

Корыстно-хозяйственные и корыстно-служебные преступники:

• лучше остальных преступников социально адаптированы;

• обладают наиболее высоким интеллектом;

• дорожат своим социальным статусом;

• хорошо ориентируются в нюансах социальных взаимодействий

• более других преступников лабильны и в наименьшей степени аутичны;

• отличаются наименьшей психической напряженностью;

• характеризуются высоким уровнем интериоризации социальных норм.

Неосторожные преступники:

• характеризуются высоким уровнем тревожности;

• отличаются интрапунитивными реакциями в ситуации фрустрации, т.е. возложение ответственности за неудачи на себя, в отличие от умышленных преступников, для которых свойственны экстрапунитивные реакции, т.е. склонность во всем винить окружающих людей;

• проявляют неуверенность в себе, склонность к волнениям при стрессе, избыточный самоконтроль, дезорганизованное поведение;

• реализуют эмоциональные, а не рациональные, спокойные реакции на угрозы в экстремальной ситуации;

• создают в максимальной степени аварийные ситуации в состоянии алкогольного опьянения при управлении транспортным средством.

Психологические особенности преступников, которые были выявлены учеными с помощью СМИЛ, следует рассматривать как предрасположенность к совершению преступления, то есть как систему свойства индивида, понижающую криминогенный порог. Однако реализация этой предрасположенности зависит от направленности личности, ее ценностных ориентаций, которые складываются под влиянием социальных отношений, в которые был включен индивид.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ:

1. Дайте психологическое толкование понятия личности преступника. Что понимается под данной категорией в юридической психологии?

2. Вспомните основные типологии преступников, применяемые в юридической психологии. Определите, к какому типу каждой из них относится: а) Родион Раскольников из «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского; б) Александр Белов из фильма «Бригада».

3. Предложите свою типологию личности преступника по психологическим критериям. Обоснуйте ее.

4. Каковы основные результаты сравнительного исследования преступников и законопослушных граждан, осуществленного при помощи СМИЛ?

5. Назовите наиболее типичные качества насильственных, корыстно-насильственных, корыстных, корыстно-хозяйственных и корыстно-служебных, а также неосторожных преступников.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. — М.: Юристъ, 1996. — 336с.

2. Антонян Ю.М., Голубев В.П. Кудряков Ю.Н., Бовин В.Г. Некоторые отличительные психологические черты личности преступника // Личность преступника и предупреждение преступлений: Сборник научных трудов. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. — 104с.

3. Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в двух частях). — Часть 2 Юридическая психология: Учебник. — М.: Юридическая литература, 1996. — 560с.

4. Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. — М.: Юристъ, 1998. — 488 с.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница