Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Образцов В.А., Богомолова С.Н.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
Методы, рекомендации, практика раскрытия преступлений.

Учебное пособие.
М., 2002.

 


Раздел II. Использование достижений нетрадиционных отраслей криминалистической психологии при выявлении и раскрытии преступлений

Глава 8. Криминалистическая полиграфология

 

8.1. Детектор лжи? Нет — полиграф

Начнем с цитат. Авторы цитируемых текстов занимают диаметрально противоположные позиции по обсуждаемому вопросу. Первая цитата принадлежит Александру Михайловичу Ларину — доктору юридических наук, профессору:

«Сегодня же игры вокруг полиграфа поощряют недальновидные, невежественные руководители прокуратуры и МВД... Эти шустрые господа, которые не склонны день и ночь, в жару и в холод преследовать преступников, по крохам в пыли и мусоре собирать доказательства, а предпочитают в комфортных кабинетах испытывать полиграфом подозреваемого и обвиняемого, трактуя вкривь и вкось графики на бумажных лентах, ни за что не отвечая и пользуясь при этом всеми благами и преимуществами сотрудников милиции или службы безопасности» [1].

Слова и мысли, взятые в кавычки, оригинальными назвать нельзя. В том же духе А.М..Ларин высказывался и раньше, идя по стопам своего учителя профессора Строговича М.С., задолго до него утверждавшего, что полиграф «уже давно скомпрометировал себя как лженаучный метод» и в силу этого он «должен быть отвергнут решительно и безоговорочно».

Спустя год после опубликования приведенного «разоблачительного материала» A.M. Ларина из печати вышла книга, один из разделов которой посвящен проблеме полиграфа. Написал ее ведущий российский криминалист, долгие годы верой и правдой служивший своей любимой науке. Зовут его Рафаил Самуилович Белкин — тоже доктор юридических наук, профессор, к тому же заслуженный деятель науки и генерал-майор МВД России.

Давая оценку суждениям A.M. Ларина, Р.С. Белкин свое отношение к ним выразил следующим образом: «Не находя веских аргументов против использования полиграфа, он (Ларин A.M. — В. Л., С. Б.) пошел по более привычному для него пути очернения сторонников, их прямого оскорбления... Слов нет — прекрасный образец утонченной, изысканной научной полемики.» [2] Имеет ли A.M. Ларин сторонников своей точки зрения? Да, имеет. Но немного. В этом отношении Р.С. Белкин находится в более выгодном положении. Армия его сторонников многочисленна и неуклонно растет. Так, кто же прав?

Разоблачению знаменитого советского разведчика Рудольфа Абеля в 60-е годы способствовало использование необычной, мало кому известной аппаратуры. Характерно, что при этом Абель не произнес ни одного слова. (Он отказывался давать показания, и американская контрразведка, арестовав его, даже не знала, в интересах какой страны он шпионил.) Впрочем, вопросов ему не задавали. Разведчика оставили в одиночестве в зашторенной комнате с несколькими прикрепленными к телу датчиками и демонстрировали ему на экране бегущие... цветные слайды. Скорее всего Абель даже не понял, зачем устроена вся эта комедия. Вначале ему показывали географические изображения Японии, Нигерии, Израиля, СССР... В тот момент, когда разведчик увидел контуры Советского Союза, у него повысилось кровяное давление и участилось дыхание. Затем на экране замелькали картинки американских штатов. Сам того не подозревая, он реагировал, а датчики успешно фиксировали изменения только на те географические точки, в которых у него были тайники и явки. Тем же самым физиологическим образом Абель «выдал» врагам улицу, дом, квартиру и сам тайник. После провала Абеля КГБ спешно приняло полиграф на вооружение.

«Полиграф» в переводе с греческого языка означает «множество записей». Полиграфное устройство (еще его называют детектором лжи) представляет собой многоцелевой прибор,   предназначенный  для  одновременной регистрации нескольких (от 4 до 16) физиологических процессов, связанных с возникновением эмоций: дыхания, кровяного давления, биотоков (мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры и т.п.).  Приборы  этого вида широко  используются  в клинической медицине (особенно в реанимационных целях), в медико-биологических и психологических исследованиях, в прикладной психофизиологии, одним из частных разделов которой является детекция лжи. Специальное психофизиологическое исследование - это сложная многоэтапная процедура, в ходе которой полиграф выполняет единственную функцию - регистрирует быстротекущие реакции организма человека в ответ на передаваемую ему информацию.

Приборы этого класса не оказывают на испытуемого (тестируемого) человека никакого влияния, полностью отвечая требованиям безвредности. Полиграф стоит в том же ряду, что и другие широко распространенные технические средства исследования объектов реального мира, изобретенные, принятые человеческим сообществом и служащие его благу. Хулить полиграф, отвергать его полезность и нужность так же нелепо как клеймить позором и подвергать сомнениям полезность и нужность таких, например, устройств, как барометр или градусник.

Кроме психофизиологических реакций испытуемого, полиграф ничего не регистрирует и никакую ложь или правду сам по себе выявить не может. Такого прибора, как детектор лжи, просто-напросто не существует.

Психофизиологический способ получения информации от конкретного человека в результате оценки его отношения к сообщаемым ему фактам (либо к предъявляемым ему предметами или лицам) базируется на объективно существующей связи между открыто протекающими процессами в психике данного человека и аппаратурно наблюдаемыми извне физиологическими проявлениями жизнедеятельности его организма. При этом внешний стимул (предмет или заданный вопрос), несущий человеку информацию о запечатленном в его памяти событии, устойчиво вызывает психологическую реакцию, превышающую реакции на аналогичные стимулы, которые ему предъявляют в тех же условиях, но не увязываемые с упомянутым событием. [3]

Иначе говоря, в ходе испытаний на полиграфе в ответ на задаваемые вопросы, иные стимуляторы активности у испытуемого возникают различные реакции, которые проявляются в виде изменений ритмики, амплитуды дыхания, урежения или учащения пульса, колебания артериального давления и электрического сопротивления кожи.

Появление ярко выраженных, интенсивных реакций на те или иные вопросы свидетельствует о том, что эти вопросы (в силу каких-то субъективных для опрашиваемого причин) являются для него более значимыми, чем остальные. При этом запись реакций осуществляется таким образом, что оператор отчетливо видит, какой именно вопрос вызвал соответствующую эмоциональную реакцию испытуемого.

Сопоставляя выраженность и устойчивость реакций на задававшиеся вопросы из различных вопросников, оператор полиграфа выносит суждение о субъективной значимости для данного человека этих вопросов в условиях проводимой проверки.

Изложенное показывает, что полиграф — это регистратор физиологических реакций человека, но никак не детектор лжи. Вместе с тем, применяя в процессе строгого формализованного общения с опрашиваемым лицом специально отработанные, сформулированные и сгруппированные вопросы и контролируя при этом с помощью полиграфа возникающие в ответ на них реакции, оператор способен достаточно успешно обнаружить устойчивую ситуационную значимость для опрашиваемого отдельных вопросов. Пользуясь выработанными практикологическими правилами, оператор приходит к выводу о возможности утаивания опрашиваемым той или иной информации. Иными словами, не будучи детектором лжи, полиграф тем не менее является инструментом, позволяющим обнаружить ложь как осознанный продукт речевой деятельности, имеющий своей целью ввести в заблуждение собеседника.

Таким образом, прикладная значимость испытаний на полиграфе определяется не столько самим прибором, сколько способами (методиками) его применения при контроле и оценке реакций человека в условиях специально организованной процедуры. Данные, полученные с помощью полиграфа, создают основу для последующего криминалистического анализа. При его осуществлении учитывается, что по действующему в России процессуальному законодательству (за рубежом этот вопрос решается по-разному) полученная с помощью полиграфологического обследования информация доказательственного значения не имеет. В основу правовых решений она положена быть не может. Полиграф является средством собирания ориентирующих данных (информации к размышлению), которые могут использоваться при построении версий (о возможном утаивании испытуемым известных ему сведений, о виновной или невиновной прикосновенности к исследуемому по уголовному делу событию и т.д.). Как и все прочие, эта версия требуют объективной проверки, результаты которой могут иметь доказательственное значение, а могут и не иметь.

 

История полиграфа

Первый полиграф был сконструирован в 1921 году американцем Дж. А. Ларсоном, студентом медицинского факультета, сочетавшим учебу с работой в полиции г. Беркли (Калифорния). Его прибор сначала фиксировал только две функции — дыхание и давление крови, а после усовершенствования — три: дыхание, пульс и давление крови.

В 1926 году Л. Килер, ученик и сотрудник Дж. А. Ларсона, модифицировал прибор. Он соединил отдельные устройства, регистрирующие кривые давления крови и пульса, дыхания и кожно-гальванической реакции, в один портативный переносной аппарат. Прошло двадцать лет. В 1945 году Дж. Э. Рид сконструировал прибор, который дополнил полиграф Килера регистрацией незаметных движений предплечья, бедер и ног. Как отмечает в своем фундаментальном исследовании эстонец П. Прукс [4], с тех пор диагностическая аппаратура принципиально не изменилась: конструируются электронные приборы, отличающиеся между собой лишь технически.

В России аналогичные опыты были начаты примерно в те же годы А.Р. Лурия и А.Н. Леонтьевым. Они изучали эмоциональное напряжение и провели ряд исследований объективных симптомов эффектных реакций, разработав так называемую сопряженную моторную методику. Моторные реакции, соответствующие аффектным раздражителям, резко отличаются от нормальных: отмечается общее нарушение движений, наличие массы «лишних движений» и «лишних реакций». Позднее А.Р. Лурия перешел к опытам в реальной жизненной обстановке. В 1927 г. при Московской губернской прокуратуре была создана лаборатория экспериментальной психологии. В ней в течение пяти лет Лурия провел ряд опытов с целью выяснить, действительно ли можно объективным путем установить наличие оставшихся от преступления в психике преступника эффектных следов и отличить причастного к преступлению человека от непричастного. Экспериментальные данные по пятидесяти с лишним испытуемым, большинство из которых были действительно убийцами или подозреваемыми в убийстве, подтвердили правильность исходной гипотезы [5].

С конца 30-х годов полиграф стал постепенно применяться в правоприменительной практике ряда зарубежных стран.

 

Полиграф шагает по планете

Вторая половина XX века ознаменована триумфальным шествием полиграфа по планете, завоевывающим все новые и новые умы, страны и континенты. В настоящее время в круг его пользователей входят 57 государств. (Многовато становится оппонентов у хулителей полиграфа.) Общепризнанным лидером в этой области являются США.

В этой стране данный метод на протяжении многих лет применяют как минимум четырнадцать федеральных ведомств -Армия, ВВС, ВМС и Корпус морской пехоты США, Федеральное бюро расследований, Центральное разведывательное управление, Агентство национальной безопасности, Секретная, Почтовая и Таможенная службы, Управление по борьбе с наркотиками.

В 1985 г. в США был принят закон, который предоставил министерству обороны широкие полномочия на применение полиграфа для проверки более четырех миллионов военных и гражданских служащих, имеющих доступ к секретной информации этого министерства.

Спустя три года, решительно ограничив применение полиграфа в сфере бизнеса, Конгресс США столь же решительно санкционировал расширение таких проверок в федеральном секторе — как в правоохранительных, так и в специальных службах.

Теперь в США ежегодно производится около 1 миллиона полиграфологических испытаний. Однако в разных штатах их результатам придается разное процессуальное значение: в некоторых они принимаются в качестве доказательств, в других — как ориентирующая информация.

Исследования, которые провела Американская Ассоциация операторов полиграфа, показывают, что в 87—96% случае имел место положительный для расследования эффект.

Принцип добровольности испытаний на полиграфе имеет четкое юридическое закрепление. В США права испытуемого на полиграфе гарантируются Правилом Миранды. Субъекту объясняют, что это добровольная процедура, просят дать письменное согласие по установленной форме.

Мотивы добровольного согласия могут быть самыми различными. По оценкам канадских операторов, правдивые лица более охотно соглашаются на проверку на полиграфе, чем лгущие.

Американские специалисты констатируют: вера в эффективность полиграфа в ходе расследования настолько велика, что подозреваемые или их адвокаты часто запрашивают проведение этой процедуры в оправдательных целях. По данным министерства обороны США, такие проверки составляют более 15% от общего числа испытаний на полиграфе, проводимых при расследовании уголовных преступлений в вооруженных силах, и исчисляются они ежегодно тысячами.

Отказ человека от испытания не квалифицируется как признак его вины и не влечет для него каких-либо неблагоприятных последствий.

Наряду с США испытания на полиграфе широко практикуются в Канаде. Этот метод здесь признан весьма эффективным следственным инструментом и активно используется в ходе расследования по уголовным делам.

Япония по количеству операторов полиграфа занимает третье место в мире: полиция страны восходящего солнца более полувека тому назад взяла на вооружение проверки на полиграфе. С 1995 г. результаты таких проверок в Японии принимаются в качестве доказательств в судах низшей инстанции, а к началу 70-х годов стали приниматься Верховным Судом по усмотрению судьи. Характерно, что Национальный институт полицейских наук в Токио осуществляет больше исследований в области детекции лжи, чем любая иная лаборатория в мире.

Внедрение испытаний на полиграфе в Израиле было начато в середине 50-х годов. Спустя четверть века этот метод стал широко применяться региональной и военной полицией, а также спецслужбами страны. Результаты испытаний на полиграфе в Израиле не признаются в качестве доказательств. Они служат лишь ориентирующим средством для проведения оперативно-розыскной деятельности. Израиль является четвертой страной, осуществляющей систематическую подготовку операторов полиграфа как для своих нужд, так и для других стран-пользователей.

В Индии впервые полиграф привлек к себе внимание в 1948 году. В связи с убийством Махатмы Ганди индийское правительство направило в США одного из офицеров полиции для подготовки его в школе операторов полиграфа. В 1969 году при Центральной криминалистической лаборатории Центрального бюро расследований решением правительства Индии был создан Отдел полиграфа. После проведенных предварительных исследований этот метод с 1974 г. постепенно начал внедряться в практику. Со временем полиграф получил признание в правоохранительных органах страны. Выступая в 1985 г. на 6-ой Всеиндийской криминалистической конференции, генеральный директор Управления развития полиции МВД Индии призвал шире использовать эту научно обоснованную методику допроса.

Среди стран Восточной Европы первым пользователем полиграфа стала Польша. Применение полиграфа для расследования уголовных дел и оценки результатов следствия в ней началось в 1963 году. Это направление исследований было подкреплено специальным решением Верховного Суда страны. На протяжении десятилетий польский журнал, освещающий проблемы криминалистики, публикует статьи по теоретическим, прикладным и правовым аспектам испытаний на полиграфе. В последние годы центром исследовательских работ по тематике проверок на полиграфе является Краковский университет.

К началу 70-х гг. полиграф стал использоваться в Мексике, Бразилии, Аргентине, Пуэрто-Рико, Иране, в Таиланде, на Тайване и Филиппинах. Несколькими годами позднее в литературе появились сообщения, что результаты испытаний на полиграфе принимаются судами в Югославии и Швейцарии, но только в совокупности с другими доказательствами. Проверки с помощью этого прибора находят применение в Южной Корее, которая готовит своих операторов в США или Японии. Активно внедряются проверки на полиграфе в Турции. До 1948 года этот метод там не использовался. Но уже к началу 90-х гг. в стране насчитывалось более полусотни операторов полиграфа. Наряду с этим специальную подготовку у американских операторов полиграфа проходили сотрудники Национальной гвардии Саудовской Аравии и полиции Сингапура.

Интерес к методу испытаний на полиграфе проявлен и в некоторых странах СНГ. В Эстонии, начиная с 90-х годов (в Тартуском университете), проводятся целенаправленные исследования в этой области. Результатом исследований явилось изготовление компьютерной модификации полиграфа.

В 1995 г. начато внедрение этого метода в деятельность Департамента уголовных расследований Королевской полиции Малайзии.

В той или иной мере проверки на полиграфе осуществляются также в Австрии, Боливии, КНР, Колумбии, Франции, Германии, Великобритании, Гватемале, Гайане, Гондурасе, Венгрии, Индонезии, Италии, Ямайке, Иордании, Кении, Кувейте, Ливане, Молдове, Марокко, Нигерии, Пакистане, Панаме, Испании.

Было бы неверно, однако, думать, что проверки на полиграфе единодушно приняты во всех странах. Есть страны (например, Англия), в которых к полиграфологическим исследованиям относятся прохладно. Так, в ФРГ применение полиграфа не практикуется. Однако решение Федерального конституционного суда ФРГ от 18 августа 1981 г. о запрете применения полиграфа активно оспаривается учеными, считающими, что запрет полиграфа ограничивает права обвиняемого на защиту.

Использование либо не использование проверок на полиграфе в той или иной стране определяется прежде всего сложившимися правовыми принципами и национально-культурными традициями. Решение вопроса практически не зависит от природы самого метода [6].

 

Методика исследования на полиграфе

Накопленный в течение десятилетий зарубежный опыт применения полиграфа в целях обнаружения у человека скрываемой информации привел к формированию системы принципов организации процедуры тестирования с помощью этого прибора. Испытания на полиграфе складываются из трех этапов:

  1. предтестовой беседы;
  2. непосредственного тестирования с помощью полиграфа;
  3. послетестового собеседования (или допроса). По мнению специалистов, предтестовая беседа является строго обязательной. При выполнении испытаний на полиграфе в интересах расследования одна из первейших задач предтестовой беседы — ознакомить проверяемого с его правами в ходе предстоящей процедуры проверки.

Кроме подтверждения добровольного согласия проверяемого на испытание и общего ознакомления его с предстоящей процедурой, важной задачей предтестовой беседы является необходимость убедить в том, что проверка производится профессионально и что любая ложь является очевидной для оператора. Тем самым удается снять напряжение с добропорядочных лиц и повысить тревогу у тех, кто намеревается давать ложные ответы.

После завершения предтестовой беседы проводится непосредственно сама проверка на полиграфе, которая длится, в зависимости от количества решаемых задач и психофизиологических особенностей опрашиваемого, от одного до нескольких часов. (При необходимости, в особо сложных случаях, она может растянуться на два-три дня.)

В ходе проверки оператор спокойным голосом задает опрашиваемому заранее сформулированные вопросы. Причем они формулируются таким образом, что на них потребуются только односложные ответы («да» или «нет»). Между вопросами делают паузы в 10—15 секунд. Они необходимы для исчезновения реакций на предыдущие вопросы и восстановления уровня психофизиологической активности. Оператор задает вопросы группами (вопросниками), каждый из которых повторяется в ходе специального психофизиологического исследования не менее двух раз.

Характерно, что регистрируемые с помощью полиграфа реакции не обладают специфичностью. Они не содержат каких-либо особых признаков, которые бы однозначно указывали на ложность или правдивость ответов опрашиваемого человека. Поэтому в ходе испытаний на полиграфе недостаточно ограничиться только проверочными вопросами. Современная методология предполагает также использование двух типов вопросов — контрольных и нейтральных. Контрольные вопросы касаются тех фактов или событий, на которые опрашиваемый будет, как предполагается, давать заведомо ложные ответы (скрывая какую-либо информацию вне проверяемой темы). Реакции на последние вопросы используются для сравнения с реакциями на проверочные вопросы. Нейтральные вопросы подбираются таким образом, чтобы они не вызвали (либо вызвали очень слабые) реакции и являлись своеобразным индикатором нормального фонового уровня психофизиологической активности проверяемого на полиграфе человека.

В основе контрольных вопросов лежит эмпирически установленное положение, что правдивый, невиновный человек будет более обеспокоен контрольными вопросами, не касающимися предмета расследования, чем проверочными, на которые его ответы будут искренними. Напротив, обманывающий человек, тот, которому есть что скрывать, будет более обеспокоен проверочными вопросами (а не контрольными) из-за тех неблагожелательных для него последствий, которые могут произойти, если его ложь будет выявлена.

Исследуя различия между реакциями на контрольные и проверочные вопросы, оператор полиграфа выносит суждение о ложности или правдивости ответов человека, подвергаемого испытанию.

Другой методикой, применяемой в зарубежной оперативно-розыскной и следственной практике является методика выявления скрываемой информации. Суть ее состоит в том, что она нацелена на обнаружение у проверяемого человека информации, которая может быть известна только лицу, вовлеченному в орбиту преступления (один из тестов этой методики именуется как «тест на знания виновного»). Такая информация может включать в себя какие-либо отдельные детали или целостные обстоятельства содеянного (вид украденного объекта, орудие преступления, время или место события и т.д.). При этом исходят из предположения, что в ходе проверки на полиграфе лица, совершившие преступления или иным образом причастные к нему, дадут более выраженные реакции на истинные детали преступления, чем на вымышленные, в то время как для невиновных лиц, не имеющих отношения к преступлению, все вопросы будут нейтральными.

Достоинством тестов этой методики, по мнению специалистов, является то, что они служат надежной гарантией против ошибочных обвинений в отношении проверяемого: невиновный не знает, какой из вопросов теста является критическим и, таким образом, не может устойчиво на него реагировать, каким бы взволнованным или даже напуганным он не был.

По способу получения информации с помощью полиграфа можно выделить два основных направления:

  • традиционное, контактное обследование с помощью датчиков, закрепленных на теле обследуемого;
  • бесконтактное исследование некоторых характеристик речи или изменения физических полей обследуемого (анализаторы психологического стресса, стрессометры и т.д.).

Практическая реализация этих подходов и их комплексное применение позволяют использовать объективно регистрируемые психофизиологические реакции человека для решения задач:

  • выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;
  • сбора и обработки информации, используемой в процессе организации розыска лиц, скрывшихся от следствия и суда;
  • подготовки и осуществления оперативно-розыскных мероприятий в целях сбора, обработки и фиксации данных, имеющих значение в процессе доказывания;
  • проведения отбора кандидатов на службу в правоохранительные органы и решения других кадровых задач.

Многолетний зарубежный опыт использования полиграфа в следственной практике показал, что такому исследованию могут подвергаться только лица, которые в физическом, психическом и эмоциональном состоянии пригодны для этого.

 


 1 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. — М., 1996. — С. 148.

 2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том 3. — М., 1997. — С. 43—44.

 3 Митричев В., Холодный Ю. Полиграф как средство получения ориентирующей криминалистической информации // Записки криминалистов. — Вып. 1. — М., 1993. - С. 178.

 4 Прукс П. Уголовный процесс: «научная детекция лжи». — Тарту, 1992. — С. 51.

 5 Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.

 6 Записки криминалистов. — Вып. 1. — М., 1993; Системы безопасности связи и телекоммуникаций. — № 3. — М., 1996.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница