Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 4. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ЛИЧНОСТИ

4.1. Личность насильственного преступника

 

4.1.1. Психологическая характеристика насильственного преступника

Насильственные преступления, характеризующие современную насильственную преступность, несмотря на свои значительные различия по степени общественной опасности, сферам распространения, характеристике лиц, их совершающих, имеют ряд черт, которые их объединяют. Среди них выделяют выраженный криминальный эгоизм, нередко переходящий в эгоцентризм, неуважительное отношение к людям, пренебрежение их интересами, сильно завышенный уровень самооценки.

Давая общую характеристику личности насильника, ученые выделяют следующие психологические качества, присущие большинству из них:

1) импульсивность, нарушение прогнозирования последствий своих поступков, неприятие социальных норм и требований, высокий уровень тревожности, ригидность и аффективность в сочетании с плохой приспособляемостью, отчуждением, дезадаптированностью;

2) бессознательное ощущение своей ущербности, недостаточности во взаимоотношениях с женщинами, неуверенность в себе;

3) снижение возможности сопереживания, слабое самосознание, нарушение сексуальной приспособляемости и отсутствие персонификации в выборе сексуального партнера;

4) стремление к утверждению себя во взаимоотношениях с женщинами, восприятие их как потенциально агрессивных, подавляющих, стремящихся к доминированию.

В последнее время в криминологических характеристиках личности насильственных преступников отмечаются некоторые довольно устойчивые отклонения от средних величин. Это преобладание мужчин, увеличенная доля горожан, повышенный удельный вес имеющих психические аномалии в пределах вменяемости, нивелирование разницы в уровне образования насильственных и других преступников, повышенная склонность к насилию преступников молодого и среднего возраста (18-39 лет), выше средней доля лиц, совершающих преступления в состоянии алкогольного опьянения. Насильственные преступники становятся более жестокими и квалифицированными, более подготовленными в материальном и профессиональном отношении.


4.1.2. Типология насильственных преступников

Как отмечает Н.Ф.Кузнецова, личность субъекта насильственных преступлений характеризуется, с одной стороны, достаточно постоянными социально-демографическими и мотивационными признаками. С другой стороны, новациями, порожденными острыми противоречиями вхождения в рынок.

Н.Ф.Кузнецова предлагает следующую классификацию насильственных преступников:

1. Случайные. Преступные действия этих лиц представляют неадекватную реакцию на внезапно возникший конфликт либо связаны с разовым попаданием их в обстановку интенсивного группового давления. В данном случае мотивация связана преимущественно с чувством обиды либо солидарности со "своими". Она нередко стимулируется подстрекательством, провоцирующими действиями извне, состоянием опьянения, сильным душевным волнением из-за поведения потерпевшего.

2. Замыкающиеся на конфликте. Преступные действия таких лиц обычно завершают нараставший (длящийся) конфликт в семье, бытовом окружении и т.п. Мотивация связана преимущественно с чувством обиды, ревности, мести. Возможна и мотивация групповой солидарности или связанная с безнаказанностью "обидчика". Общая характеристика личности постепенно ухудшается с развитием конфликта, растет ее внутренняя напряженность.

3. Отрицательно ориентированные. Преступные действия этих лиц связаны с относительно развитыми отрицательными ориентациями, с наличием определенного предшествующего опыта нарушений общественного порядка и других правонарушений. В подобных случаях мотивация включает в качестве основного или одного из ведущих элементов пренебрежение требованиями общества, неуважение к ним. Для данного типа преступников характерна трактовка любых слов и действий потерпевшего как предлога для ссоры и драки, воспроизведение в любой обстановке стереотипов применения силы, хулиганского поведения, "традиционных" для обычной микросреды Обычно такие лица отрицательно характеризуются по месту жительства и работы, учебы, пьянствуют, подолгу не работают, состоят на учете в органах милиции.

4. Злостные. Преступные действия таких лиц в значительной степени утрачивают ситуационный характер: здесь значительна доля предумышленных деяний. Совершение насильственных преступлений в данном случае не только подготовлено предыдущими, менее значительными правонарушающими действиями, но и образует повторяющийся поведенческий стереотип. Эгоцентризм, жестокость, озлобленность, агрессивность, несдержанность превращаются в ведущие черты личности, "ядро" ее психологии, что существенно повышает вероятность специального рецидива и усложняет исправление таких лиц.

Внутри каждого из названных типов целесообразно выделять лиц, в механизме преступного поведения которых определенную роль играют психопатологические особенности (в рамках вменяемости), что требует сочетания мер уголовно-правового, административно-правового и медицинского характера. Э.Ф.Побегайло, взяв за основу характер антиобщественной направленности личности, выделяет три основных типа насильственных преступников. К первому из них относятся преступники с четко и устойчиво выраженной специфической (агрессивно-насильственной) антиобщественной направленностью, ориентированные на поведение, опасное для жизни, здоровья и достоинства других граждан. Для них характерны негативно-пренебрежительное отношение к человеческой личности и ее важнейшим благам, убежденность в допустимости насильственных средств разрешения возникающих конфликтов. Преступное посягательство на жизнь и здоровье другого человека является для них звеном в цепи постоянных и непрекращающихся актов агрессивного насильственного поведения в разных сферах жизни и в различных ситуациях. Такой поведенческий стереотип — результат глубокой деформации их личности. В общем числе осужденных за рассматриваемые преступления их 45-55%. У 10-15% лиц агрессивно-насильственная направленность носит столь глубоко укоренившийся, доминирующий, злостный характер, что их преступные действия в значительной мере утрачивают ситуационный характер. Ведущими чертами личности таких злостных преступников являются воинствующий эгоцентризм, озлобленность, жестокость, агрессивность, моральная нечувствительность, цинизм, бездушие, неспособность к сопереживанию, состраданию. Такие лица и совершают значительную долю предумышленных противоправных посягательств на жизнь и здоровье. Однако немало преступлений совершаются ими и по внезапно возникшему умыслу, причем насильственное, агрессивное поведение нередко рационально не мотивировано, представляет собой в известном смысле самоцель. В отношении таких лиц наиболее вероятен специальный рецидив. У 35-40% ориентированных на применение насилия подобная направленность личности вызывает совершение преступления в сочетании с конфликтной ситуацией. Это, как правило, эмоционально неуравновешенные, ведущие антиобщественный образ жизни люди. Мотивация их преступного поведения главным образом связана с такими отрицательными эмоциями, как раздражение, злость, месть, зависть и т.п. Для них достаточно незначительного повода, чтобы примитивный стереотип самоутверждения, связанный с применением физической силы, воплотился в преступном посягательстве, причем они нередко сами создают криминогенную провоцирующую ситуацию.

Ко второму типу насильственных преступников (20%) Э.Ф.Побегайло относит лиц, характеризующихся в целом отрицательно, допускавших и ранее различные правонарушения, направленность которых на совершение посягательств против личности явно не выражена. Совершение насильственного преступления нередко становится средством достижения особо значимых для них целей, способом завладения определенным "благом", во имя которого приносится в жертву ценность другого человека. Данный тип насильственного преступника можно назвать "промежуточным".

К третьему типу (30%) следует отнести так называемых ситуационных, случайных преступников — всех тех, которые до преступления характеризовались положительно либо нейтрально, а само насильственное посягательство совершили впервые под воздействием неблагоприятной внешней ситуации. В их поведении отсутствуют признаки, характерные для двух предыдущих типов. Они применяют насилие в качестве реакции на ситуацию, которая воспринимается ими как остроконфликтная.

С.М.Иншаков среди насильственных преступников выделяет следующие типы:

1) рациональный, который решает с помощью насилия различные проблемы (корыстные, сексуальные, самоутверждения, развлечения);

2) импульсивный (месть, ревность);

3) озлобленный, который с помощью насилия стремится избавиться от чувства дискомфорта, связанного с тем, что он сам был кем-то обижен (сублимированная месть);

4) патологический (садистский, тревожный, иррациональный);

5) конформистский, совершающий насилие под влиянием сверстников или старших "наставников".

Представляется интересной предложенная Р.М.Абызовым классификация насильственных типов несовершеннолетних преступников. Используя дифференцированный анализ, в основу которого положена структура преступности несовершеннолетних и типизация самой преступной деятельности, он пришел к выводу, что насильственный тип несовершеннолетнего преступника характеризуется в основном следующими типами психопатий: гиперинтимный, истероидный, возбудимый, параноидальный, эпилептоидальный.

Далее Р.М.Абызов выделяет личностные деформации, свойственные в большей степени насильственному типу личности несовершеннолетнего преступника:

— в сфере нравственности: жестокость, злобность, грубость, эгоистичность, циничность;

— в волевой сфере: амбициозность, некритичность, мнительность, нетерпимость, неадекватность самооценки, завышенность притязаний, психические нарушения;

— в эмоциональной сфере: агрессивность, конфликтность, отчужденность, импульсивность, легкомысленность, раздражительность, эмоциональная холодность.

Анализируя особенности типологии лиц, совершивших уличные насильственные преступления, С.Н.Золотухин классифицирует их по различным основаниям:

1) по степени и характеру общественной опасности — лица, совершившие на улицах насильственные преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие насильственные преступления и особо тяжкие насильственные преступления;

2) по мотивации совершения преступлений — лица, совершившие насильственные деяния с корыстной целью, из хулиганских побуждений, безмотивные насильственные преступления;

3) по длительности и устойчивости преступного поведения — особо злостные; злостные; обычные уличные насильственные преступления.

Этой категории преступников свойственен в большой степени, чем иным субъективизм восприятия окружающего мира. Их собственная агрессия проецируется вовне, в связи с чем ситуации, в которые они попадают, воспринимаются часто как потенциально угрожающие, хотя на самом деле этого может и не быть. В отличие от других, этим преступникам свойственны высокая чувствительность, уязвимость и ранимость в сфере межличностных отношений. Но проявляются эти качества не в плане сопереживания другим, они обращены на себя. Причины этого следует искать в ранней семейной ситуации, особенно обращая внимание на такой ключевой возраст, как 5-7 лет.

Мотивация преступного насилия может быть связана также с тем, что в тех или иных жизненных ситуациях происходит крах Я-концепции и собственно всей структуры ценностей личности, что и выливается в деструктивные действия.

Хотелось бы обратить внимание, что преступное насилие вызывается не корыстными, хулиганскими или иными такого же уровня соображениями, а тем, что сложившаяся жизненная ситуация стала психологически непереносимой для индивида. Но связано это не с реальной тяжестью такой ситуации, а скорее с ее субъективным восприятием.


4.1.3. Экспериментальные данные психологических профилей насильственных преступников по ММИЛ

В значительной степени черты, присущие всем преступникам, выражены у убийц. Профиль ММИЛ убийц имеет достоверное отличие (р<0,05) от усредненного профиля всех преступников по шкалам L, F, К, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 0, то есть по одиннадцати из тринадцати показателей методики. Однако, несмотря на сходство конфигураций, у убийц обнаружены выраженные однородные личностные свойства, которые определяются прежде всего пиками по шкалам F, 6,8. Это, следовательно, люди, поведение которых в значительной мере определяется аффективно заряженными идеями, реализуемыми в определенных ситуациях.

Они чрезвычайно чувствительны к любым элементам межличностного взаимодействия, подозрительны, воспринимают внешнюю среду как враждебную. В связи с этим у них затруднена правильная оценка ситуации, как бы она легко меняется под влиянием аффекта. Повышенная сензитивность к элементам межличностного взаимодействия приводит к тому, что индивид легко раздражается при любых социальных контактах, представляющих хоть малейшую угрозу для его личности. Если они имеют о ком-то или о чем-то свое мнение, то их трудно переубедить. Все затруднения и неприятности, с которыми они встречаются в жизни, интерпретируются как результат враждебных действий со стороны окружения. В своих неудачах они склонны обвинять других, а не себя. Наиболее чувствительны такие люди в сфере личной чести, для них характерно повышенное сознание своей ценности.

Значительное повышение по F и 8 шкалам говорит также о наличии у убийц эмоциональных нарушений, социальной отчужденности и трудностях, связанных с усвоением не только моральных, но и правовых норм. Такие люди совершают преступления чаще всего в связи с накопившимся аффектом в отношении того или иного человека или ситуации, не видя при этом другого (или не желая видеть) способа разрешения конфликта. Следовательно, убийц отличает от всех других категорий преступников прежде всего чрезмерная стойкость аффекта и повышенная интерперсональная сензитивность, а также возможность возникновения реакций «короткого замыкания» (пик по шкале 3).

3. Близко к убийцам по степени выраженности личностных свойств находятся корыстно-насильственные преступники. От убийц они отличаются по шкалам 1, 3, 4, 9, 0 ММИЛ (р<0,05) в сторону увеличения степени выраженности психологических свойств.

Корыстно-насильственные преступники также, как и убийцы, являются однородной группой с выраженными характерологическими признаками, содержание которых в основном определяется пиками на шкалах F, 4, 6, 8, 9. Значительное повышение по шкале 4 связано с таким свойством, как импульсивность поведения и пренебрежение социальными нормами, агрессивность. Пик по шкале 6 усиливает агрессивность поведения за счет общей ригидности и стойкости аффекта. Повышение по шкале 8 показывает значительную отчужденность от социальной среды, в связи с чем снижается возможность адекватной оценки ситуации. Подъем по шкале 9 (имеет самое высокое значение среди сравниваемых групп преступников) до уровня 70 Т-баллов, то есть повышение общего уровня активности приводит к тому, что импульсивность поведения становится наиболее характерной чертой, могут возникать внезапные агрессивные поступки.

Психологический анализ профиля ММИЛ корыстно-насильственных преступников показывает, что для них характерна повышенная враждебность к окружению и их асоциальные поступки выступают как постоянная линия поведения. Прежде всего, в профиле этой категории преступников отражаются трудности в усвоении моральных, а, следовательно, и правовых норм. Если поведение убийц направляется в основном аффективно заряженными идеями, то поведение корыстно-насильственных преступников определяется тенденцией к непосредственному удовлетворению возникающих желаний и потребностей, что сочетается с нарушением общей нормативной регуляции поведения, интеллектуального и волевого контроля. Таким образом, корыстно-насильственные преступники отличаются от других наибольшей неуправляемостью поведения и внезапностью асоциальных поступков.

Статистико-психологический анализ показал, что, например, у убийц по сравнению со всеми другими группами преступников наиболее высокие результаты по шкалам 3, 5, 0. Значения по этим шкалам статистически достоверно (р<0,05) отличаются от аналогичных показателей у других категорий преступников. Можно предложить следующую интерпретацию этих результатов. У убийц в наибольшей степени выражена тенденция выглядеть в лучшем свете. Они придают значение мнению окружающих о себе, и поэтому действия убийц чаще могут определяться актуальной ситуацией, складывающейся в их межличностных отношениях (повышение по шкалам 3 и 5, сравнительно высокое значение шкалы L). Можно предположить, что убийцы наиболее склонны к импульсивным реакциям «короткого замыкания» на фоне аккумуляции аффекта (самое высокое значение по шкале 3). В то же время убийцы наиболее чувствительны к оттенкам межличностных отношений и обнаруживают очень сильную зависимость от них (об этом говорит самое высокое значение по шкале 5 на фоне имеющегося профиля). Убийцы сравнительно больше испытывают трудностей в установлении контактов, более замкнуты и необщительны, что еще больше затрудняет межличностные отношения и способствует возникновению конфликтов (самое высокое значение по шкале О при имеющемся профиле).

У корыстно-насильственных преступников наиболее высокие значения по шкалам 4 и 9 (р<0,05). Поэтому можно сказать, что у этих преступников в наибольшей степени выражена потребность в самоутверждении, аффективный фон оказывает непосредственное влияние на поведение в большей степени, чем у других преступников, то есть у них наиболее сильно выражены такие черты, как импульсивность и пренебрежение к социальным нормам и требованиям. Они обладают наиболее низким интеллектуальным (сравнительно низкое значение по шкале К) и волевым контролем (самое высокое значение по шкалам 4 и 9).



Предыдущая страница Содержание Следующая страница