Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 4. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ЛИЧНОСТИ

4.2. Женская преступность

 

4.2.1. Социально-психологическая характеристика женской преступности

На современном этапе развития общества женская преступность в России растет, опережая темпы роста мужской. За 3 последних года количество выявленных женщин, совершивших преступления, выросло на 40,1%. Особенности криминологической характеристики женской преступности в значительной мере определяются спецификой образа жизни женщин, их деятельности, социальных позиций и ролей14.

Женская преступность, представляя собой взаимосвязь образующих ее элементов (определенных видов), их целостность, является относительно самостоятельной системой со специфическими свойствами. В этой связи обращает на себя внимание следующее:

1. Уровень преступности женщин (абсолютное число зарегистрированных преступлений) остаётся ниже уровня преступности мужчин в 5—7 раз. И это несмотря на то, что число женщин в стране больше, чем число мужчин.

2. Характер изменений женской преступности имеет особенности и не всегда совпадает с характером изменений мужской преступности. Всегда, например, менее низкими темпами росла насильственная преступность женщин. Но в 90-х гг. и у женщин происходит рост тяжкой преступности.

3. Женская преступность отличается от мужской иным соотношением корыстных и насильственных, а также иных преступлений. Среди выявленных лиц, совершавших практически все насильственные преступления, некоторые виды должностных и хозяйственных преступлений, доля женщин значительно меньше доли мужчин и остается таковой на протяжении длительного времени. Чрезвычайно мала эта доля среди выявленных лиц, совершавших бандитизм, разбои, грабежи.

4. Структура женской преступности не повторяет мужскую, она специфична. В структуре женской преступности преимущественно преобладают корыстные преступления, а в группе корыстных — те, которые больше всего связаны с их профессиональной деятельностью. Долгие годы наиболее характерным для женщин было хищение государственного и общественного имущества, совершенное путем присвоения, растраты либо злоупотребления служебным положением. В общем числе соответствующих признаков их доля составляла примерно 45—50%.

5. Как правило, среди женщин-преступниц больше, чем среди выявленных преступников-мужчин, лиц старшего возраста.

6. Образовательный уровень женщин-преступниц всегда был выше по сравнению с мужчинами-преступниками, однако до периода реформ в России никогда не отмечалось такого высокого прироста среди преступниц числа лиц, имеющих высшее образование (+80%).

7.Для преступниц как в период отбывания наказания, так и в период адаптации семья является огромным сдерживающим фактором. Но если у большинства мужчин-преступников семья сохраняется, то у женщин распадается. Женщины, отбывающие наказание в местах лишения свободы, быстрее разрушают свой позитивный социальный стереотип, быстрее десоциализируются. Их психические стереотипы, социальные связи разрушаются быстрее, чем у мужчин.

Постоянно растущее вовлечение женщины в преступную деятельность свидетельствует об очень большом неблагополучии путей развития общества, так как именно женщина в современных условиях способна сохранить семью и в определенной мере благотворно повлиять на поведение мужчины.

4.2.2. Специфика детерминации и причинности женской преступности

При объяснении различий преступности мужчин и женщин анализировались обстоятельства социального и биологического характера. А. Кетле объяснял меньшую преступность женщин не только их физической слабостью, но и отрешенностью от общественной жизни, замкнутостью в кругу семейных обязанностей.

Однако по мере все большего включения женщин в общественную жизнь, профессиональную деятельность, а также в периоды роста преступности удельный вес женской в общей преступности оставался всегда небольшим. Он был во много раз меньше удельного веса преступности мужчин.

Другое объяснение этого явления было выдвинуто представителями антропологической школы — Ч. Ломброзо и его последовательницей в России П. Н. Тарновской. Ч. Ломброзо связывал более низкую интенсивность женской преступности по сравнению с мужской с особенностями женского организма и характера, природой женщины, в определенной степени с ее "биологической недоразвитостью".

Однако все последующее развитие науки показало, что приоритет в причинном комплексе преступности женщин принадлежит тем обстоятельствам, которые формируются в условиях социальной жизни. Биологические особенности женщин не являются причиной их совершения. Но важно следующее: исторически сложившиеся условия жизни мужчин и женщин в обществе различаются в силу различий выполнения основных функций деятельности. Эти различия находят свое отражение и в формировании различных типов поведения у мужчин и женщин; это приводит к формированию особенностей в преступных проявлениях у мужчин и женщин.

Если проследить изменения в женской преступности за длительный исторический период, то можно отметить, что причины, влияющие на совершение этих преступлений, меняются с изменением исторических условий. Изменение условий жизни влечет неминуемо и различия в поведении, в отношении к ценностям общества, своим собственным ценностям.

Исследования позволяют утверждать, что различия в мужской и женской преступности имеют довольно сложную основу и, как правильно утверждал А. Б. Сахаров, не могут быть объяснены "значительно большей сознательностью последних".

Причины этих различий заключаются не только в том, что социальные роли не совпадают. Нравственно-психологическая жизнь женщин отличается от нравственно-психологической жизни мужчин в силу исторически сложившихся условий при выполнении ими соответствующих функций в обществе. Она также определяется и их биологическими различиями.

Определяя обстоятельства, приводящие к совершению преступлений, прежде всего, необходимо учитывать характер деятельности женщин в обществе, т. е. все те ситуации, которые возникают в связи с занятостью женщины на работе и дома, с характером отношений, складывающихся на работе и дома. Однако острота возникновения конфликтов приобретает особую сложность тогда, когда потребности женщин значительно возрастают, а возможность их удовлетворения становится все меньше и меньше.

Современный этап:

Изменения в криминологической характеристике преступности женщин обусловлены социальными, экономическими изменениями, а также изменениями в духовной сфере жизни общества. Первая половина 90-х гг. в России характеризовалась ростом социальной напряженности, социальных конфликтов и противоречий. Женщины гораздо болезненнее и сложнее воспринимают изменения, происходящие в стране и непосредственно отражающиеся на жизни семьи. Большую долю ответственности за семью и детей несет женщина.

В новых условиях социально-экономической жизни женщина оказалась в более тяжелом положении еще и потому, что традиционно она работала в тех отраслях, которые издавна считались "женскими": текстильной, швейной, обувной, хлебопекарной и т. п. Эти отрасли никогда не были высокооплачиваемыми.

В указанное время в России существенное воздействие на формирование негативного, в том числе преступного, поведения оказывал рост безработицы. Низкий материальный уровень жизни, не позволяющий женщине пользоваться многочисленными культурными и развлекательными ценностями, заставляет ее искать побочные заработки, часто приводящие к проституции, к криминальным связям.

Две основные функции женщины (производственная и семейно-бытовая) остаются за нею, и выполнение их становится все сложнее. Меняются социальные условия, изменился даже государственный строй, но положение женщины в обществе, отношение к ней практически не изменилось. Те условия, которые ранее определяли преступность, не только сохранились, но и получили еще большую остроту.


4.2.3. Социально-психологический портрет современной женщины-преступницы

Многочисленные исследования свидетельствуют, что женщины чаще начинают свою преступную деятельность в более зрелом возрасте под воздействием семейно-бытовых конфликтов, неблагоприятной ситуации. Из числа выявленных женщин, совершивших преступления, более половины составляют лица 30-49 лет. Настораживает тенденция возрастания доли молодых женщин 18-29 лет в числе преступниц. Криминальная активность женщин этих возрастных групп — отражение социального неблагополучия в обществе.

Анализ данных свидетельствует о значительном росте среди преступниц числа лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование. Данный факт отражает, видимо, реальность и остроту социального противоречия между объективными условиями занятости женщин в производственной сфере и субъективно ощущаемой невозможностью реализовать интеллектуальный, творческий потенциал, индивидуальные запросы и притязания.

На 94,5% с 1994 по 2000 г. вырос уровень неоднократной женской преступности. По мере возрастания количества судимостей, женщины, как правило, не переходят к посягательствам более высокой степени тяжести. Однако весьма типичные черты женского рецидива — многократность и интенсивность. Для женщин также характерен специальный рецидив. Личные качества у женщин, совершивших преступление неоднократно, выражены негативнее, чем у мужчин-рецидивистов. У них глубже нравственная деградация, они нередко страдают хроническим алкоголизмом, не имеют определенного места жительства, утратили социально полезные связи.

Среди выявляемых женщин-преступниц по общему правилу наибольшую долю составляют рабочие. Изменение социальной ситуации в стране связано и с ростом числа преступниц-предпринимателей и работниц кредитно-финансовой и банковской системы.

В целом можно сказать, что основной массе женщин-преступниц по сравнению с преступниками-мужчинами в меньшей степени свойственны асоциальные установки, у них нет устойчивых преступных убеждений, социально-психологическая адаптация хотя и нарушена, но глубоких дефектов нет.

Известно, что женской психологии свойственно такое качество, как стремление обращать на себя внимание. Демонстративность присуща и преступницам, однако у них она, определяя главным образом агрессивные преступные проявления, выполняет функцию самоутверждения. "Потребность в самоутверждении, — отмечает Ю. М. Антонян, — являясь одним из самых мощных стимулов человеческих поступков, становится у преступниц навязчивой, застревающей, существенно влияя на весь их образ жизни. Это не просто стремление нравиться мужчинам или выглядеть лучше других женщин, а потребность в подтверждении, как бы в фиксации своего существования, бытия, места в жизни в целом. Она, как правило, не охватывается сознанием".

Свойственная женщинам-преступницам, в основном совершившим насильственные преступления против личности, ригидность (застреваемость и стойкость психотравмирующих переживаний, нередко достигающих аффективного уровня), а также высокая импульсивность, неспособность адекватно воспринимать и оценивать возникающие жизненные трудности побуждает их в ситуации фрустрации к необдуманному, дезорганизованному, часто преступному поведению.

В отличие от преступников-мужчин женщинам-преступницам, как правило, свойственно чувство вины, беспокойство за свое будущее. Им характерна также повышенная тревожность, эмоциональная ранимость.

Преступному поведению женщин в целом присуща импульсивность, мужскому — логичность.

Среди осужденных женщин много таких, кто имеет невротические нарушения, характерны для них и тревожно-депрессивные состояния.


4.2.4. Психологическая типология женщин-преступниц

По характеру, содержанию антисоциальной и асоциальной направленности необходимо выделить следующие подтипы личности преступниц: «насильственный», «корыстный», «дезадаптивный».

1. «Насильственный тип» — характеризуется аффективными вспышками раздражения, агрессии, направленными чаще всего против своих близких либо лиц, хорошо знакомых. Основные нравственно-психологические свойства большинства преступниц, совершивших насильственные преступления:

• эгоцентризм,

• неуважение к чувствам и переживаниям других людей,

• пренебрежительное отношение к их страданиям,

• грубость, жестокость, низкая культура эмоций.

Насильственные преступления — чаще всего для женщин определенный способ освобождения от людей, которые еще недавно были близкими. Такой способ разрешения конфликта во многих случаях также осуществляется в состоянии опьянения.

Насильственная мотивация определяется системой мотивов и индивидуально-психологических свойств, обусловливающей выбор лицом агрессивных вариантов поведения. Анализ структуры мотивации позволил выделить следующие типы мотивов.

1. Инструментальная агрессия — агрессия как средство достижения какой-либо значимой цели, удовлетворения насущной потребности. Причинение страданий потерпевшим здесь не является целью преступниц, а способствует удовлетворению личных, материальных и т. п. потребностей.

2. Враждебная агрессия — насилие ради насилия, как правило, сопровождающееся проявлениями особой жестокости, садизма, глумления над жертвой, унижением человеческого достоинства, доставляющее удовольствие и чувство удовлетворенности от процесса применения насилия и его результатов.

3. Защитная агрессия, т. е. реакция типа «насилие — следствие насилия». В мотивации этого типа доминируют гнев, обида, месть. Под влиянием этих эмоциональных реакций гипертрофированно воспринимается враждебность окружающих, что и продуцирует агрессивное поведение, направленное на защиту всеми силами и средствами, зачастую спонтанно и жестоко.

Изучение мотивации насильственных преступлений женщин свидетельствует о преобладании в ней защитной агрессии. Женщины весьма эмоционально и остро реагируют на негативные стороны окружающей действительности. Душевные травмы, связанные с производственными конфликтами, семейными неурядицами, неустроенностью личной жизни, носят у них более затяжной и глубокий характер. Женщины значительно чаще, по сравнению с мужчинами, оценивают ситуацию как угрожающую, поэтому противоправное поведение их носит в основном защитный характер, направлено на то, чтобы оградить себя и свою семью от опасности.

Инструментальная и враждебная агрессии встречаются у женщин гораздо реже.

Интересны данные психологического обследования в отношении отдельных категорий насильственных преступниц. Женщин, совершивших убийство своих мужей (сожителей) или причинивших им тяжкие телесные повреждения, отличает высокий уровень эмоциональности, упрямство, отсутствие чувства вины или раскаяния в совершенном преступлении. Отличительной чертой женщин-детоубийц является дисгармоничность их личности, которая выражается в сочетании двух противоречивых тенденций: с одной стороны, испытываемые ими депрессивные состояния побуждают их стремиться к общению с людьми, а с другой — подозрительно относясь к большинству людей, они боятся общения. Наиболее типично это для женщин, убивших своих внебрачных новорожденных детей. Указанное преступление, как правило, связано с боязнью осуждения со стороны окружающих людей и в то же время со стремлением заслужить их уважение и признание.

2. «Корыстный тип» — характеризуется потребительской ориентацией, стремлением удовлетворить свои потребности за счёт интересов других лиц или общества. Жизненные ориентиры сосредоточены на материальной выгоде.

Корыстная преступность женщин напрямую связана с ухудшением их материального положения, продолжавшимися процессами дифференциации материального уровня населения.

3. «Дезадаптивный тип» — характеризуется тем, что интересы и устремления преступниц такого подтипа находятся вне сферы нормальных отношений. Основные свойства личности:

• безразличие, апатичность,

• склонность «плыть по течению»

• пассивное индивидуалистически-анархическое отношение к различным социальным установлениям и предписаниям, общегражданским обязанностям.

Дифференциация «систем ценностей» способна приводить к выделению различных типов личности. Изучение личности женщин-преступниц позволило выявить два ведущих типа, отражающих совокупность черт и свойств, определяющих сущность и направленность преступного поведения:

1. Антисоциальный тип — характеризующийся отрывом от ценностно-нормативной системы общества и государства, активностью в ситуации совершения преступления, комплексом антиобщественных взглядов и привычек и отражающий осознанную готовность к общественно опасным проявлениям.

При анализе социально-психологических особенностей личности преступниц такого типа отмечено наличие циничного отношения к жизни, здоровью, достоинству других людей, потребительского отношения к собственности, пренебрежения к общественному порядку. Антиобщественные взгляды отличаются глубиной и интенсивностью.

2. Асоциальный тип — характеризующийся антиобщественной направленностью пассивного вида, замещением утраченных связей и ценностей личностной неопределенностью и отражающий нарушение социальной адаптации, уход от решения легитимными приемами жизненных проблем в пьянство, наркоманию, преступность.

Ю. М. Антонян, В. П. Голубев, Ю. Н. Кудряков отмечают, что смыслом дезадаптивного поведения такой личности является боязнь социальной идентификации и обретения личностной определенности, которая формируется лишь в процессе активного социального общения, принятия на себя ролей и выполнение требований социальной среды. Главными чертами личности преступниц асоциального типа являются социальная и моральная деградация, примитивные интересы и потребности. Разрыв общественно полезных связей, утрата позитивных социальных ценностей, интереса к трудовой деятельности, семье приводят к резкому сужению контактов со здоровой средой, ролевой структуры, искажению личностных свойств. Для многих преступниц характерна инертность, безразличие к себе и окружающим, отсутствие сознательного возведения в принцип преступного паразитического существования.

Названные типы личности преступниц можно классифицировать на подтипы по различным основаниям. Так, по глубине и стойкости криминальной направленности выделяются «случайные», «ситуативные», «привычные».

1. «Случайный» подтип характеризуется общей позитивной направленностью деятельности, ориентированностью на следование правовым предписаниям. Впервые совершенное преступление является результатом случайного стечения обстоятельств и противоречит общей характеристике предпреступного поведения. Вместе с тем в системе нравственно-психологических свойств женщин анализируемого подтипа отсутствует способность придерживаться в своих действиях твердых принципов, прослеживается подверженность случайным соблазнам, влечениям, интересам.

2. «Ситуативный» подтип характеризуется отсутствием ярко выраженных антиобщественных позиций. Нравственно-психологическая, правовая деформация личности затрагивает лишь частично отдельные сферы жизнедеятельности, что, однако, делает криминальный поступок реально возможным с учетом сформировавшихся личных установок в ситуациях, носящих нетипичный характер. Ведущим свойством личности преступниц такого подтипа является ослабление чувства долга, критики, расторможенность влечений, снижение нравственного потенциала.

3. «Привычный» подтип характеризуется наличием четко выраженных антиобщественных взглядов и стремлений. Преступницы выбирают заведомо социально неприемлемый вариант поведения либо сознательно допускают для себя возможность такого выбора. Привычных преступниц, как правило, отличает эмоциональная неустойчивость, эгоцентризм, извращенность представлений о социальных ценностях, нежелание учитывать интересы общества и отдельных лиц, деформированность системы потребностей. Антисоциальные мотивы в их сознании занимают доминирующее положение и реализуются в преступной деятельности чаще всего без внутренней борьбы.

Названные типы и подтипы личности преступниц встречаются не только в «чистом» виде, но и в различных комбинированных вариантах. В этих случаях характеристика личности усложняется с учетом особенностей и специфики ее проявления.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница