Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 4. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ЛИЧНОСТИ

4.3. Личность корыстного преступника

 

4.3.1. Типология корыстных преступников на основе криминальных мотивов

Эта категория преступников является неоднородной не только в связи с особенностями характера и темперамента, но и в связи с мотивами, которые лежат в основе их криминального поведения.

Заблуждением является мнение, что корысть всегда является основным мотивом поведения у этих преступников. Не надо забывать, что с позиций психологии любое преступление является экстремальным способом разрешения проблемы. Ниже мы подробно рассмотрим два основных психологических типа корыстных преступников, выделенных на основе мотивации их поведения.

1. Корыстолюбивый тип. К этому типу относятся лица, смыслом преступного поведения которых является утверждение своей личности не только в глазах окружения, но и, прежде всего в своих собственных. В основе лежит обретение определенного материального уровня, позволяющего играть желанный набор социальных ролей. Конечно, этот тип преступников напрямую связан с теми социальными предпосылками, которые существуют в обществе. В основе корыстных преступлений, на наш взгляд, часто лежит внутренняя неуверенность в себе как личности, достойной в признании со стороны других. Другими словами это проблемы прежде всего самооценки. Чисто корыстные мотивы преступного поведения имеют в своей основе проблемы самооценки индивида. Сама по себе корыстная мотивация, в том числе и преступная, не является насыщаемой. По мере роста материального благосостояния уровень притязаний растет. Здесь уместно вспомнить очень тонкое замечание американского психолога Т. Шибутани, которая сказала, что женщина, например, чувствующая себя внутренне бедной, сколько бы денег не зарабатывала, никогда не станет ощущать себя богатой.

Отдельно и более подробно в рамках рассматриваемого типа мотивации мы остановимся на осужденных за кражи.

Как показали наши исследования, среди совершающих кражи личного имущества можно выделить две группы (подтипы), основываясь на общих поведенческих признаках. К первой из них относятся лица, преступления которых направлены на завладение определенными благами и материальными ценностями для объективного разрешения своих психологических проблем. Например, таким путем они завоевывают авторитет и влияние в своей неформальной группе. К этому же подтипу воров относятся и лица, которые не входят в какие-либо устойчивые группы, но их преступное поведение также связано с утверждением себя в глазах других. В таких случаях похищенные материальные ценности идут на обеспечение определенного образа жизни, позволяющего им самоутвердиться (посещение ресторанов, покупка престижной одежды, вхождение в определенные круги общения). Общим для рассмотренных двух типов преступного поведения является то, что основным личностным смыслом совершаемых ими краж выступает стремление к утверждению себя в глазах других, значимых для них людей и тем самым разрешение психологических проблем, связанных в первую очередь с самооценкой и отсутствием внутренней уверенности в собственной ценности как личности и члена общества.

Другим видом утверждения себя является решение внутриличностных проблем путем самого факта совершения преступлений. Здесь материальные ценности нередко как бы сдвигаются на второй план. В этом случае преступное поведение носит явно компенсаторный характер. Для такого рода лиц главным в совершении преступления является преодоление негативных личностных качеств, например, неуверенности, страха, подтверждение волевых качеств и т.д. и тем самым повышение собственной самооценки.

2. «Игровой» тип личности корыстных преступников весьма сложен с психологической точки зрения. Игровая мотивация относится к числу относительно распространенных стимулов корыстного преступного поведения.

В самом общем виде можно сказать, что представителей игрового типа отличает постоянная потребность в риске, поиске острых ощущений, связанных с опасностью, включение в эмоционально возбуждающие ситуации, стремление участвовать в различного рода операциях, контактах и т. д. Корыстные побуждения, как правило, действуют наряду с «игровыми», поскольку для них одинаково личностно значимы как материальные выгоды в результате совершения преступлений, так и те эмоциональные переживания, которые связаны с самим процессом преступной деятельности. Многие из них в первую очередь стремятся к острым захватывающим ощущениям. Преступная деятельность стимулируется не столько корыстью, сколько потребностью участвовать в игре, получая от этого определенные эмоциональные ощущения.

«Игровая» мотивация особенно часто наблюдается в преступлениях воров-карманников и нередко тех, кто совершает кражи из квартир, складов, магазинов и других помещений. Эта мотивация ярко проявляется в мошенничестве, где можно выделить интеллектуальное противоборство, состязание в ловкости, сообразительности, умение адекватно оценивать складывающуюся ситуацию, максимально использовать благоприятные обстоятельства и быстро принимать наиболее правильные решения.


4.3.2. Корыстные мотивы женской преступности

В корыстной мотивации женщин преобладают побуждения антисоциального материально-вещного характера, направленные на извлечение экономической выгоды, обогащение, обращение определенных благ в свою пользу. Криминогенная корысть может быть дифференцирована на несколько видов.

1. В настоящее время в системе корыстной мотивации женщин доминирует такая ее разновидность, как корысть-потребительство. У преступниц, руководствующихся данным мотивом, четко прослеживаются такие черты, как преобладание материальных интересов над другими, завышенные притязания на обладание ценными вещами. Преступная деятельность их в основном направлена на удовлетворение непомерно возросших личных потребностей. Стремление к такому благополучию мотивирует корыстную преступную деятельность. Особенно сильна потребительская ориентация в молодежной среде.

2. Корысть-престиж. Это побуждение является одним из наиболее древних регуляторов поведения женщины и мотивов их деятельности. Ч. Ломброзо и Г. Ферреро в конце XIX в. отмечали, что многие преступницы совершают воровство не из-за нужды, а «исключительно из желания обзавестись дорогими и роскошными нарядами и украшениями», которые имеют огромное психологическое значение для женщины, в ее самооценке очень важную роль играют обаяние и внешние данные. Поэтому стремление к приобретению красивых и престижных вещей может служить для нее источником многих преступлений.

3. Оригинальную окраску корыстная мотивация преступности женщин приобретает за счет достаточно значимого места в ее структуре «семейной» корысти. В основе последней лежит стремление к достижению необходимого уровня обеспеченности семьи материальными благами. Исторически жизнь женщины сложилась таким образом, что очень важную роль в ней играет семья. Достаточно часто «семейная» корысть формирует криминальную направленность действий женщин в неполной семье, где она является единственным добытчиком средств для существования.

4. Феномен корысти-нужды до недавнего времени встречался очень редко. В настоящее время значение этого мотива возросло. Социологические исследования свидетельствуют, что у 55% россиян доход на одного члена семьи сейчас балансирует на грани прожиточного минимума, а в 14,3% семей он в 3 раза меньше прожиточного минимума. Эта ситуация воспринимается ими весьма болезненно и в состоянии инициировать противоправное поведение.

5. Несколько меньшую долю в структуре корыстной мотивации занимает мотив корысть-паразитизм. В основе преступного поведения лежат побуждения, отражающие игнорирование принятых в обществе норм и требований, предъявляемых к личности в сфере труда, обучения, стиля жизни и иных областях социального функционирования. Побуждение типа корысть-паразитизм характерно для женщин, ведущих бродяжническое существование, занимающихся проституцией, систематически пьющих. Но наиболее стойкая психология паразитизма, ведущая к совершению преступлений, наблюдается у женщин с криминальным прошлым.

6. Значительное число преступлений совершается женщинами вследствие реализации побуждений типа корысть-конформизм и корысть-подражание. Корысть-конформизм характеризует мотивы, порождаемые отсутствием способностей к активному противостоянию негативным влияниям окружающих. В жизни женщина сильнее зависит от других. Поэтому представительницы женского пола нередко втягиваются в совершение преступления лицами, вызывающими их симпатию и, как следствие этого — психологическую зависимость.

Корысть-подражание проявляется в преступлениях в виде сознательного воспроизведения, повторения криминальных образцов поведения лиц из личностно значимой микросреды.

7. Все еще значима доля и побуждений типа корысть— алкоголизм, корысть-наркотизм. В иерархии потребностей виновного в этом случае доминирует потребность в алкоголе, наркотиках. Корыстное преступление совершается исключительно для их приобретения, служит проявлением болезненного пристрастия, не исключающего, однако, вменяемости субъекта.

8. Наконец, следует отметить, что иногда в мотивации женских преступлений очень оригинально переплетаются корысть, месть, зависть, ревность, то есть материальный интерес как бы соперничает с личным. Например, иногда женщины, совершая кражу или грабеж, преследуют цель отомстить своей сопернице, выступающей в роли потерпевшей при осуществлении преступного посягательства. Иногда преступление совершается из чувства зависти к владельцам модных, дорогих вещей и т. п.


4.3.3. Психологические особенности различных типов корыстных преступников

Лица, совершающие кражи, имеют ряд общих особенностей. Они относятся к наиболее социально запущенной категории правонарушителей. Их преступное поведение возникает раньше, чем у преступников других категорий.

Воры обладают большим криминальным опытом, сложившимися взглядами и стереотипами антиобщественного поведения, которое отличается стабильной криминальной полинаправленностью. Воры обычно и хулиганы, и пьяницы. Их потребности и интересы крайне ограниченны и примитивны, отчуждены от социальных ценностей.

Социальная дезадаптация воров обычно усугубляется отсутствием семьи, специальности, постоянной работы и постоянного места жительства, различными психическими аномалиями. В криминальной среде они пользуются наибольшим влиянием. Их преступное поведение особенно тесно коррелирует с их антисоциальным образом жизни.

Личность преступника-вора, как правило, деформирована его устойчивым включением в криминальную среду, дефектами семейного воспитания уже в раннем возрасте, хроническим неудовлетворением его насущных потребностей, постоянной ситуативной зависимостью.

Квартирные воры по своим психологическим особенностям сближаются с насильственными преступниками. Имея опыт преодоления препятствий в материальной среде, они легко переходят на совершение грабежей и разбоя.

Вор — обычно не временно оступившийся человек, а человек нечестный, личность с системой устойчивых негативных качеств, сформированных, как правило, в условиях отвержения моральных норм в семье и микросреде, и условиях нужды, социального отвержения и пониженного социального контроля.

К особой группе следует отнести хозяйственно-корыстный и служебно-корыстный типы преступников. Для них характерны узкогрупповые эгоистические интересы, реализуемые через приписки, обман, получение незаслуженных вознаграждений и т. п. При этом вырабатывается определенный тип психологической защиты — прикрытие противозаконных махинаций "интересами дела", "служебным долгом".

Хищения, совершаемые должностными лицами, во многих случаях сопрягаются и с другими преступлениями — взяточничеством, обманом покупателей, выпуском недоброкачественной продукции, подлогом и мошенничеством. Для них характерен активный поиск все новых и новых возможностей преступно-корыстных способов действий. Длящиеся хищения свидетельствуют о наличии у расхитителей "профессиональных" способов обмана контрольно-ревизионных служб.

Многие должностные хищения совершаются в составе преступной группы, которая образуется по законам динамики неформальных групп. При этом формируются обширные межгрупповые связи, вырабатываются групповые навыки, появляется и избирательным интерес к трудовым функциям ("выгодная" и "невыгодная" работа) и к другим людям ("нужный" или "ненужный" человек).

Постоянная необходимость сокрытия преступлений приводит к "двойной жизни", маскировке способов удовлетворения гипертрофированных материальных потребностей, показными проявлениями "скромной" жизни.

У всех корыстных преступников имеется общая основа — устойчивость корыстных побуждений. Этим объясняется высокий уровень повторности и специального рецидива в данном виде преступлений. Корысть — один из самых устойчивых, трудноискоренимых человеческих пороков, системообразующий фактор устойчивой негативной направленности личности.

Корыстное мотивообразование — скрытый от самой личности процесс, защищенный от самоконтроля (совести) личности системой защитных (самооправдательных) механизмов. Здесь смысл и значение особенно поляризованы, сознание и подсознание наиболее изолированы. Грань перехода от долга, гражданской порядочности к личной выгоде хрупка, подвижна, ситуативно обусловлена. Здесь требуются наиболее прочные нравственные "замки", личностные императивы, нравственные "законы внутри нас".

Метастазы корысти паразитируют на безграничности человеческого потребительства. Соображения материальной выгоды связываются с рядом личностно-престижных обстоятельств — групповым статусом, имиджем, положением в микросреде.

Эгоистические устремления могут обрастать псевдосоциальными мотивами. В условиях нарушенных хозяйственных механизмов хищения нередко связываются не только с личной материальной выгодой, но и с хозяйственной необходимостью.

Корыстные преступления связаны не с отдельными корыстными мотивами, а с общей корыстной направленностью личности, которая и выступает как системообразующий фактор поведения личности. Причины корыстных преступлений следует искать не в корыстной мотивации, а в тех факторах, которые формируют корыстные установки личности.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница