Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 4. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ЛИЧНОСТИ

4.5. Психология сексуальной преступности

 

4.5.1. Анализ мотивов сексуальных преступлений и психологического профиля преступников по ММИЛ

Сексуальное убийство — комплексный феномен, где наряду с конституционально-генетическими и клинико-биологическими факторами психологические играют одну из первостепенных ролей. При том, что на сегодняшний день ни один из факторов не изучен в достаточной степени, психологические механизмы формирования и реализации гомицидного сексуального поведения, как опосредующие все остальные факторы, остаются чрезвычайно актуальными для решения клинико-психопатологических и экспертных вопросов.

Общую психологическую характеристику осужденных за сексуальные преступления, прежде всего за изнасилования, мы дадим по результатам исследования с помощью MMPI (ММИЛ). Сравнительный анализ усредненных профилей ММИЛ преступников различных категорий и совершивших изнасилования показывает наличие статистически достоверных различий (р <0,05) между ними только по двум параметрам методики: по шкалам L (лжи) и 5 (мужественность — женственность). По остальным параметрам методики совершивших изнасилования практически совпадают с усредненным профилем преступников других категорий. Поэтому принципиальных отличий по характерологическим особенностям, социально-психологической адаптации, распространенности определенных психологических типов личности, степеней выраженности личностных свойств у совершивших изнасилования по сравнению со всей массой обследованных преступников не выявляется.

Отличительные признаки совершивших изнасилования (показатели шкал L и 5) носят качественный характер и свидетельствуют, на наш взгляд, об особенностях способов реализации мотивов поведения. Приведенные нами исследования показали, что совершившие изнасилования по сравнению с другими категориями преступников (убийцами, грабителями, разбойниками, ворами, расхитителями) имеют самое низкое значение по шкале 5, причем это отличие является статистически достоверным (р <0,05). Поэтому принципиальное значение для характеристики совершивших изнасилования имеет интерпретация показателей шкалы 5.

Шкала 5 ММИЛ, в конечном счете, отражает степень идентификации с традиционной культурной и социальной ролью мужчины или женщины. Это главным образом имеет отношение к характеру жизненного опыта, культурным интересам, профессиональным устремлениям.

Психологический же смысл изнасилований в контексте имеющегося профиля и результатов сравнительного анализа, можно рассматривать как стремление всячески утвердить себя по отношению к женщинам. 0б этом говорит и характер совершенного преступления, в котором очень часто в меньшей степени отражают сексуальные мотивы, а в большей самоутверждение. Такая тенденция может рассматриваться как следствие нарушенной идентификации с традиционно понимаемой мужской ролью, мужскими качествами. Важно подчеркнуть здесь, что такое преступление, как изнасилование в свете имеющихся данных по ММИЛ выступает как явно компенсаторное. Другими словами, за этим преступлением, связанным со стремлением к явному доминированию по отношению к женщине, может стоять субъективно нерешенная проблема. Она заключается в том, что человек бессознательно ощущает склонность к противоположному по содержанию, по существу «женскому» поведению (подчиненному, пассивному и т.д.), которое он стремится преодолеть, чаще всего неосознанно, чтобы соответствовать субъективным представлениям о мужских ролях и качествах. Такие представления и порождаемое ими поведение формируются в процессе социализации индивида. Из этого следует, что за наличием грубости и стремлением к полному доминированию в такого рода преступлениях может скрываться наличие совершенно иных качеств. Это подтверждается и результатами обследования данной категории преступников психологической методикой Маховер «Рисунок человека». Для них характерно следующие психологические качества и реакции. Женщина, как таковая, т. е. обобщенный образ, воспринимается ими как враждебная, агрессивная, доминирующая. Все это является содержанием их аффективной личностной установки на взаимоотношения с представительницами противоположного пола.

Анализ данных, полученных с помощью методики Маховер «Рисунок человека», также показывает, что по отношению к женщинам они ставят себя в зависимую, опекаемую, подчиняющуюся, пассивную позицию.

У виновных в совершении изнасилований обычно отсутствует ясное представление о традиционно мужских и женских чертах в поведении, отношения между мужчиной и женщиной в основном ограничиваются сексуальными функциями, что свидетельствует о социально-психологической незрелости. Именно поэтому их стремление к доминированию по отношению к женщине так часто ограничивается насильственной реализацией полового акта.

На многих рисунках этой категории преступников женщина не случайно наделяется более старшим возрастом по отношению к мужчине. Исходя из анализа рисунков и их описаний обследуемыми, можно сказать, что в их содержании происходит как бы фиксация детских, подростковых представлений о взаимоотношении полов у взрослых людей.

На рисунках также прослеживается сильная фиксация на сексуальной сфере, аффективно отрицательная окраска сексуальных представлений, сексуальные мечты и фантазии.

Для большинства из сексуальных преступников не существует проблемы персонифицированного выбора женщины даже в качестве сексуального партнера, не говоря уже о ней как носительнице иных ролей, в том числе социальных. Часто даже такие признаки, как возраст, внешность не имеют поэтому существенного значения для насильника. Этим в значительной мере объясняются, например, случаи нападения в темноте на совершенно незнакомых женщин, внешность которых преступник даже не успел рассмотреть.

Совершившие сексуальные преступления крайне неоднородны по своим мотивам. Но следует особо отметить, что сама по себе сексуальная потребность и соответствующие мотивы не являются определяющими для совершения этого типа преступлений (исключением являются, пожалуй, только лица с выраженной умственной недостаточностью).

Убийства, сопутствующие сексуальному насилию, неоднородны по своему субъективному смыслу и цели. Так, по мнению К. Имелинского (1986), существует несколько разновидностей убийств: 1) убийство с целью сладострастных переживаний; 2) убийство как следствие преодоления сопротивления жертвы при попытке изнасилования (когда убийство является средством добиться покорности жертвы); 3) убийство с целью лишить жертву возможности позвать на помощь; 4) убийство в момент переживания оргазма (часто при суженном сознании, как продолжение преодоления сопротивления жертвы, не обязательно преследующее ее смерть); 5) убийство для сокрытия сексуального преступления и избавления от свидетеля изнасилования, а также 6) убийство по другим мотивам, внешне напоминающее убийство с целью получения наслаждения.

К. Имелинский (1986), ссылаясь на данные G. Schorsch, сообщает, что научные исследования убийств по сексуальным мотивам ограничивались почти исключительно описательно-криминологическим подходом, в то время как психологические и психодинамические аспекты совершенно не принимались во внимание. На основании изучения биографий и структуры личности 16 лиц, совершивших убийство по сексуальным мотивам, в плане психодинамически ориентированной интерпретации, К. Имелинским были выделены две группы убийств:

1. Убийство является выражением садистской перверсии. Такие преступления совершаются обычно вне состояния аффекта и без каких-либо "переговоров" с жертвой. Они осуществляются как ритуальная процедура, а убийство предопределено и запланировано в воображении. С психодинамической точки зрения, такие убийства являются следствием устранения "защитной структуры". При этом ликвидируется граница между архаически-магическим миром перверсии и реальной действительностью. Такие случаи являются редкостью среди убийств по сексуальным мотивам.

2. Для группы, значительно более многочисленной, характерны убийства, являющиеся деструктивными актами, которые представляют собой выражение несдерживаемой, неконтролируемой агрессии, эмоциональных вспышек в различных ситуациях.

Психическая структура лиц этих групп различна. Личность убийцы из второй группы, как правило, находится на границе нормы, в то время как садисты, по мнению автора, испытывают меньше затруднений в плане приспособления и контроля своих импульсов, поскольку специфический "защитный характер" перверсии выполняет у них стабилизирующую функцию.

Среди отличительных факторов, чаще встречаемых у сексуальных убийц, чем у других сексуальных преступников, 3. Старович (1991) отмечает агрессивное гетеросексуальное поведение и садизм. Автор усматривает в этом специфические механизмы подобного поведения. Выявляемое во многих случаях патологическое развитие личности (алкогольная деградация и т.д.) является благодатной почвой для относительно легкого развития агрессивности по отношению к женщинам, особенно когда они в процессе жизненного и сексуального опыта убийцы являлись для него источником негативных эмоций. Убийство женщины в этих случаях чаще носит вид расплаты жертвы своей жизнью за ранее нанесенные убийце другими женщинами действительные или мнимые обиды.

Клинический анализ позволяет выделять три типа сексуального агрессивного поведения: 1) поведение при сексуальном садизме или в рамках полиморфного парафильного синдрома (по критериям МКБ-10), основным признаком которых является экспрессивный характер агрессии, выражающийся в стремлении к переживанию определенных эмоциональных состояний; 2) псевдопарафильное поведение, например, в рамках различных временных состояний; 3) поведение при совершении изнасилования, когда сексуальная агрессия в основном носит инструментальный характер и направлена на преодоление сопротивления жертвы для совершения полового акта.

Исследование А.А. Ткаченко, Г. Е. Введенского и др.(2002) обнаружило у садистов выраженное преобладание агрессивных образов-переживаний, носящих незавершенный, символический характер, акцентирующих угрозу или готовность к совершению насильственных действий, преобладание установок, связанных с тенденцией к деструктивному поведению по отношению к предметному миру, что, однако, скорее сближало их с группой лиц, совершивших агрессивные сексуальные акты даже вне действия механизмов патологического влечения. Специфическими же для них оказались повышенная аффективная фиксированность образов-переживаний на ситуациях межличностного взаимодействия, в которых имелись эмоции страха, испуга, тревоги; их доминантные тенденции были более выражены, причем именно в межличностном плане субъект-субъектных отношений. При этом образ "реального сексуального партнера" характеризовался низким уровнем маскулинных черт (преобладающий тип сексуального партнера был гиперфемининный); выраженным преобладанием "деперсонифицированного" восприятия личности "женщины", "мужчины" и "ребенка", в отношении которых в качестве основного фактора выступали неодушевленность, обезличенность, схематичность. Также специфичным явилось "нейтральное" восприятие образов как женщины, так и мужчины, что отражало снижение какой-либо эмоциональной валентности в межличностных взаимоотношениях (в группе непатологического сексуально-агрессивного поведения наблюдалось преобладание негативного отношения к образу женщины).

Полученные данные позволили сформулировать ряд положений, раскрывающих механизмы формирования садистического поведения:

1. Было высказано предположение о регулятивной роли полового самосознания в механизмах агрессивного сексуального поведения. Поскольку вовлеченность Я-концепции в регулятивные процессы определяется актуализацией "Я-образов", которые релевантны непосредственной ситуации взаимодействия с окружающими (Markus H., Wurf E., 1987), именно половая идентичность или компоненты полового самосознания релевантны ситуациям сексуального взаимодействия и сексуальному поведению, в связи с чем особенности полового самосознания проявляются в структуре и содержании этих действий. Так, недифференцированность, диффузность Я-концепции не способствует гибкому поведению, ограничивая доступность поведенческих паттернов, а недостаточная интериоризированность полоролевых нормативов может, в свою очередь, ограничивать выбор стратегий взаимодействия в ситуациях, требующих динамичной актуализации в поведении полоролевых стереотипов. В этой связи агрессивное сексуальное поведение может представлять собой перенесенную в сферу межличностного взаимодействия примитивную форму эмоциональной саморегуляции. Поскольку половая роль включает в себя кроме самооценки и некоторые стереотипы взаимодействия с другими (мужчинами и женщинами), идентификация с этими стереотипами или образом действия с объектом сексуального предпочтения может играть роль основания для восстановления целостной самоидентичности.

2. Существенными для садистического сексуального поведения являются искажения когнитивного и эмоционального восприятия образа сексуального партнера, который предпочтительно обладает низкими маскулинными и выраженными фемининными качествами, т.е. характеризуется снижением общей активности личности (покорность, подчиняемость, зависимость). Такого рода искажения ведут к недооценке одних и переоценке других исходящих от партнера сигналов и в целом свидетельствуют о существенных сбоях и ошибках межличностного восприятия.

Полученные данные А.А. Ткаченко, Г. Е. Введенского и др.(2002) позволили сформулировать ряд выводов, касающихся механизмов сексуального убийства:

1) Существование трудностей в межличностном общении в силу ограниченности опыта межличностного взаимодействия;

2) Снижение эмоциональной валентности в межличностном взаимоотношении с потенциальным сексуальным партнером;

3) Такие специфические личностные особенности объекта сексуальной активности, как снижение общей активности, косвенно указывающие на покорность, подчиняемость и зависимость;

4) Фундаментальные проблемы эмоционального и когнитивного отношений при субъект-субъектных взаимодействиях;

5) Независимость (оторванность) от социальных связей и эмоционально значимых межличностных отношений;

6) Выраженная зависимость от женского мнения, высокая аффективная чувствительность и зависимость образа "Я" в межличностных отношениях с женщинами;

7) Недостаточная интериоризация эмоционального компонента мужской половой роли, формальность представлений о полоролевых нормах, что свидетельствует о слабом участии полоролевых стереотипов в регуляции поведения. Между тем очевидно, что группа лиц с гомицидным сексуальным поведением была весьма неоднородна, в первую очередь в связи с клиническим разнообразием, поскольку включала как случаи патологической сексуальной агрессии (парафилии), так и непатологических ее вариантов. Таким образом, проведенный цикл исследований привел к необходимости анализа психологических особенностей лиц с гомицидным сексуальным поведением в плане выявления у них расстройства сексуального влечения.

В сексуальных преступлениях решаются глубинные по своей сути психоаналитические проблемы. Ни в одном из иных видов преступлений нет такой богатой по содержанию бессознательной мотивации. Предлагаемая ниже типология наглядно иллюстрирует и раскрывает эти мотивы.


4.5.2. Типология преступников, совершивших преступления на сексуальной почве

Все осужденные за изнасилования разделены на три группы:

1. Лица, имеющие нарушения психосексуального развития;

2. Лица с выраженными характерологическими или психопатологическими особенностями;

3. Лица с нарушениями межличностного восприятия.

Ю.М.Антонян., В.П.Голубев, Ю.Н.Кудряков всех насильников, исходя из их личностных особенностей, делят на три группы, выделяя в каждой из них отдельные типы, в основе вычленения которых лежит мотивация преступного сексуального поведения.

Первая группа — это лица с нарушениями психосексуального развития:

1) "Охотящийся" (внезапно нападающий с целью изнасилования на незнакомых женщин);

2) "Регрессивный" (совершающий изнасилования девочек-подростков 7-14 лет);

3) "Тотально самоутверждающийся".

Вторая группа — это лица с выраженными характерологическими или патопсихологическими особенностями:

1) "Конформный" (совершающий изнасилования под влиянием группы);

2) "Аффективный" (совершающий изнасилования малолетних девочек до 7 лет и женщин преклонного возраста);

3) "Импульсивный" или "Ситуативный" (совершающий изнасилования в ситуациях, субъективно оцениваемых как благоприятные);

4) "Отвергаемый" (лицо с умственной недостаточностью и другими физическими и психическими аномалиями).

Третья группа — это лица с нарушениями межличностного восприятия:

1) "Пассивно-игровой" (совершающий изнасилования в связи с сексуально-провокационным поведением женщин и собственным неумением найти выход из создавшейся ситуации);

2) "Сценарийный" (совершающий изнасилования в силу бессознательно функционирующей жизненной "программы", сформировавшейся в раннем детстве)".


4.5.3. Психотипологические особенности преступников, имеющих нарушения психосексуального развития

В основе выделения данной группы лежит известное положение о том, что каждый человек проходит определенные этапы своего психосексуального развития. Если на каком-то этапе происходит нарушение такого развития, в частности, в межполовых связях, это может способствовать совершению общественно опасных действий.

1-й тип.К ним относятся лица, преступные действия которых отличаются тем, что изнасилование или его попытка совершаются в отношении ранее незнакомых женщин. Они внезапно нападают на них, как правило, могут заранее поджидать или искать подходящую ситуацию. Их поведение можно сравнить с действиями охотника, выжидающего или выслеживающего свою добычу, заранее не определяя конкретный объект нападения. Нападение на женщин сопровождается избиением, иногда довольно жестоким, активными попытками физическим путем сломить сопротивление потерпевшей. Вину в совершенном преступлении, как правило, признают, так как не могут, в отличие от других категорий осужденных за изнасилования, сослаться на то, что жертва не оказывала сопротивления и добровольно вступила в половой акт.

Как показали психологические исследования, мотивом такого рода преступлений чаще всего выступает стремление к преодолению психологического доминирования противоположного пола. Они воспринимают женщин как доминирующих, подавляющих, активных по отношению к ним. Это не обязательно осознанная позиция, но, тем не менее, она достаточно легко может быть выявлена в беседе или при обследовании (психологом или психиатром) с помощью тестов. И поэтому личностным смыслом такого преступления является своеобразный «протест», попытка обрести психологическое доминирование, самоутвердиться и вместе с тем унизить женщину прежде всего в своих собственных глазах. Большинство лиц, относящихся к этому типу, имеют семью, детей и поэтому объяснение причин совершенного ими преступления только сексуальными побуждениями не может являться достоверным. С другой стороны, отношения в их семьях складываются обычно определенным образом: муж занимает подчиненную позицию по отношению к жене. С этой позиции их преступное поведение может рассматриваться как своеобразная попытка изменить существующее положение дел, как протест против своей пассивности и доминирования со стороны других (не только жены, но и вообще женщин).

2-й тип. Эти осужденные отбывают наказание за изнасилование девочек (в возрасте до 6-ти лет), а иногда и женщин преклонного возраста (свыше 60-ти лет). Преступление таких лиц часто носит характер массированной аффективной вспышки, они обычно не помнят, что совершили и не могут вразумительно объяснить причин своих действий. Сопутствующими факторами такого рода преступлений обычно бывают сильное алкогольное или наркотическое опьянение. Вину в совершении преступления они часто не признают, ссылаясь на то, что ничего не помнят. Изнасилование женщин преклонного возраста сопровождается, как правило, жестокими избиениями, иногда со смертельным исходом.

Мотивом такого рода преступлений является проявления аффективных следов, сохранившихся в психике в неосознанной форме. Эти аффективные следы остались в связи с психотравмирующими обстоятельствами, связанными со взаимодействиями с конкретными девочками или женщинами в детском возрасте осужденного. И поэтому преступление, совершаемое такого рода лицами, носит характер снятия фиксированного аффекта, отсроченного во времени. Внешним поводом или пусковым механизмом могут служить объективно нейтральные по отношению к совершенному преступлению обстоятельства. Но наличие аффективного следа, связанного с психотравмирующими обстоятельствами, не обязательно и фатально приводит только к преступным последствиям. Для этого необходим еще целый ряд субъективных и объективных причин в их взаимосвязи.

3-й тип. К ним можно отнести лиц, осужденных за удовлетворение сексуального влечения с девочками от 6 до 14 лет. Многие из них — судимые ранее за развратные действия, по делу обычно имеется несколько эпизодов. Эти преступники не совершают, как правило, грубых насильственных действий в отношении жертвы, а действуют обманным путем.

В основе такого преступления на почве сексуального влечения к девочкам лежит задержка психосексуального развития и нарушения контактов с более старшими лицами противоположного пола. Обычно стремление к удовлетворению полового влечения к девочкам связано с ситуацией, когда контакт со взрослыми женщинами, не приносит удовлетворения и является психотравмирующим. В то же время в прошлом у такого субъекта уже имелся опыт сексуального контакта с девочками. Когда он сам был ребенком, сексуальный контакт со своими сверстниками вызывал сексуальное возбуждение. То есть за стремлением к удовлетворению сексуальной потребности с девочками часто выступает неосознанное желание вернуться в прошлое и испытать те острые удовлетворяющие эмоции, которые имели место в то время.

В некоторых случаях в основе влечения к девочкам может лежать психологическая компенсация дефектов общения с противоположным полом в подростковом возрасте.

4-й тип. Их преступные действия отличаются тем, что они направлены в начале не на женщин, а на оказавшихся рядом с ними мужчин (мужа, знакомого и т. д.). Изнасилование женщины здесь как бы вторично и оно следует после физической расправы с бывшим с ней мужчины.

В основе такого рода преступлений лежат некоторые психологические дефекты, сформированные в подростковом возрасте. Здесь, как уже отмечалось, агрессия направлена не на отдельно взятых мужчину и женщину, а на мужчину и женщину, связанных какими-то отношениями. Мотивом такого рода преступлений являются негативные эмоциональные переживания подросткового периода, вызванные попаданием в ситуации, в которых его предпочитали кому-то другому. Это сформировало мощную тенденцию к соперничеству и агрессивные реакции, направленные на любые взаимоотношения мужчины и женщины.


4.5.4. Психотипологические особенности преступников с выраженными характерологическими или психопатологическими особенностями

В основе выделения этой группы лежит наличие у них патологических черт характера или психических аномалий, в значительной степени определивших их преступное поведение.

5-й тип. Их преступные действия отличаются внезапностью как для потерпевшего, так и для самого преступника. Как правило, изначальные действия преступника были направлены не на изнасилование, а, например, на кражу, грабеж и т. д. Мотив на изнасилование возник ситуативно. Именно поэтому внезапность нападения сочетается с активным физическим насилием, отсутствуют какие-либо приготовления. Характерны непродуманность действий и чрезмерный риск в плане возможного задержания.

Мотив напрямую связан в данном случае с сексуальной потребностью. Способствующими факторами являются определенные психологические особенности: импульсивность, низкий самоконтроль, дефекты в морально-нравственной сфере.

6-й тип. К ним относятся лица с психическими и физическими дефектами, которые являются препятствием для взаимодействия с противоположным полом. Например, это могут быть лица с умственной недостаточностью, а также инвалиды. Наиболее часто они совершают изнасилования подростков.

Умысел на изнасилование возникает в связи с невозможностью нормального удовлетворения сексуальной потребности. Способствующий фактор — постоянный неуспех в общении с женщинами.


4.5.5. Психологическая характеристика насильников с нарушениями межличностного восприятия

Эта группа выделена на основе того, что некоторые мужчины не обладают в должной степени способностью разобраться в поведении женщины и неправильно оценивают его и всю ситуацию в целом.

7-й тип. Такие осужденные обычно полностью не признают своей вины, считая, что изнасилования как такового не было. Они достаточно настойчиво утверждают это и приводят массу аргументов. Совершению преступления обычно предшествует предварительное знакомство и общение между будущим преступником и потерпевшей. Часто женщина сама добровольно идет к нему домой, или садится в машину, остается на ночь и т. д. То есть в этих случаях явно имеет место провокационное поведение потерпевшей.

Со стороны женщины здесь осуществляется определенный тип виктимного сексуального поведения, имеющего так называемый игровой характер. Его смыслом является не стремление к сексуальному контакту, а желание конфликта. Со стороны мужчины мотивом является стремление к половой близости в связи с кажущейся доступностью объекта.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница