Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 5. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

5.2. Психология профессиональной и организованной преступности

 

5.2.1. Понятие профессиональной преступности. Рецидив.

Профессиональная преступность обычно связывается с получением постоянного противоправного дохода. Однако профессиональную преступность следует связывать не только с понятием "доход", но и с социально-психологическим понятием профессионализм, понимаемым, как устойчивое, постоянное занятие, осуществляемое хорошо отработанными, стереотипизированными способами.

Профессионализм имеет социально отработанные механизмы воспроизводства. Когда воровство, например, становится профессией, с ним происходит то же, что и со всякой профессией, — возникает разделение труда, профессия становится образом жизни. Профессиональный преступник, работая как мастер, хорошо знает свое дело и подчиняет ему весь образ жизни.

Преступник-профессионал — это, как правило, рецидивист. Рецидивистом, как известно, считается лицо, совершившее новое преступление до снятия или погашения судимости за ранее совершенное преступление. В психологическом же отношении рецидивист — устойчивый преступник, лицо, привычное к наиболее общественно опасной форме поведения.

Различаются специальный рецидив (лицо после осуждения совершает новое однородное преступление) и общий рецидив (совершение ряда неоднородных преступлений). При определенных условиях виновный признается по приговору суда особо опасным рецидивистом, если ранее осуждался к лишению свободы за особо опасное государственное преступление -тяжкое преступление и вновь совершил преступление подобного рода. Во всех этих случаях рецидив — проявление преступной специализации.

Наиболее высокая доля рецидивистов отмечается среди корыстных и корыстно-насильственных преступников. Большинство рецидивистов — соучастники групповых преступлений. Специализируясь в основном на имущественных преступлениях, они превращают эти преступления в устойчивый источник своих доходов.

Праздность, пьянство, ограничение круга общения криминализированной средой, текущими примитивными желаниями, ситуативная зависимость крайне ограничивают кругозор рецидивиста, уровень его психического развития. Бытовая неустроенность, социально-ролевая дезадаптированность закрепляют антисоциальный образ его жизни. В жестоких драках и дебошах реализуется социально нереализованная личность.

У значительной части рецидивистов отмечаются психические расстройства и аномалии. Эти расстройства подвергаются умышленной аггравации — демонстративному утрированию. Поведение рецидивиста отличается подчеркнутой распущенностью, вспыльчивостью, хамоватостью, враждебностью к окружающим людям.

Крайне неблагоприятные условия жизни "на свободе", привычность к "зоне" способствуют утрате у него страха перед наказанием. Новое преступление совершается рецидивистом на привычном уровне — в силу установки на предпочтительность преступного типа поведения. А жизнь в местах лишения свободы, где ему обычно обеспечен наивысший статус, привилегированное положение, не только не страшит, но даже привлекает его.

Рецидивная преступность — это проявление устойчивых антисоциальных, социально-психологических качеств индивида, криминального образа его поведения. В криминальном поведении рецидивиста проявляются особенности взаимодействия его сознательных и подсознательных механизмов саморегуляции. Дефекты саморегуляции в сочетании с антисоциальными ценностными ориентациями, ситуативно-средовая зависимость — основные психологические характеристики рецидивиста.

Поведение рецидивиста нередко противоречит здравому смыслу, его собственным интересам. Часто цели не соответствуют средствам, принимаемые им решения не транзитивны — его поведение лишено элементарной осмотрительности, зачастую не учитывает ближайших последствий. Так, Е., уже имевший две судимости за умышленное убийство и кражу, после освобождения устроился на работу, женился, имел нормальные условия жизни. Однако после случайной встречи с Т., с которым он отбывал наказание, в нетрезвом состоянии ограбил свою соседку, нанеся ей телесные повреждения. На другой день Е. явился с повинной и был признан особо опасным рецидивистом и осужден за групповой разбой к 8 годам лишения свободы. Многочисленные факты подобного рода показывают, что сознание преступника-рецидивиста не является единственной детерминантой его поведения; здесь имеет место нарушенность всей личностной саморегуляции: дезиерархизация ценностных ориентации, подавление доводов рассудка привычными устремлениями. Криминальные побуждения рецидивиста как бы прорываются сквозь заслоны разума — возникает феномен асоциально неконтролируемого поведения.


5.2.2. Психологические типы рецидивистов

Рецидивист — антисоциальный тип личности с криминально ориентированным сверхсознанием: его преступные деяния совершаются вопреки даже собственному рассудку, он становится рабом устойчивых криминально направленных побуждений, его правосознание приобретает черты аномии, а поведение получает санкцию полного самооправдания. Стойкая антисоциальная ориентация личности преступника-рецидивиста проявляется в его устойчивой готовности к разрешению трудностей и конфликтов насильственными способами. Особая активность проявляется у рецидивистов в групповых эксцессах криминализированной среды.

Одним из распространенных психических дефектов многих рецидивистов является их равнодушие к угрозе наказания, общественному осуждению. Рецидивная преступность высоко коррелирует с психическими аномалиями— легкой степенью олигофрении, психопатии, акцентуациями характера, алкогольной деградацией и др. У женщин рецидивность коррелирует с истерическими состояниями и алкоголизацией — они чаще, чем мужчины, совершают преступления в состоянии невротических и психопатических срывов.

"По-видимому, по мере социального отчуждения неоднократно судимых лиц их психическое здоровье ухудшается и структурно низшая мотивация преступного поведения занимает все более заметное место"1. Социально-нравственная деградация преступников-рецидивистов усугубляется в процессе длительного пребывания в местах лишения свободы. Невротизм, психопатизация, акцентуированность характера, неадекватность поведения, устойчивая склонность к агрессивным проявлениям, социально-ролевая деформация — таковы обычные последствия не только преступного образа жизни, но и продолжительного пребывания в местах лишения свободы.

Придерживаясь психологической типизации, предложенной еще в 20-х гг. известным психологом и психиатром А.Ф. Лазурским, преступника-рецидивиста следует отнести к извращенному типу личности, а разновидности этого типа следует определять по различным характерологическим отклонениям.

А.Ф. Лазурский подразделял устойчивых преступников на рассудочных, слабовольных, импульсивных и эмоциональных. Так, слабовольные рецидивисты совершают преступления в силу неприспособленности к жизни, социальной дезадаптированности, крайне неблагополучных жизненных обстоятельств, бытовой неустроенности. Они, как правило, совершают разнородные преступления. Это ситуативно-зависимые индивиды.

Импульсивные рецидивисты — эксплозивные (взрывные) типы — индивиды, не прогнозирующие последствий своего поведения, лица с ослабленными тормозными процессами. Они проявляют бурные реакции по ничтожным поводам. Тяжесть совершенных преступлений, как правило, не соответствует их поводам.

Они рабы своих установок, стереотипов, привычек. Их желания (особенно в состоянии алкогольного опьянения) немедленно перерастают в энергичные антисоциальные действия. Их стихия — хулиганство, насильственные деяния. Они обычно отягощены неврозами, алкогольной деградацией, умственной недостаточностью, инфантилизмом.

Аффективные рецидивисты отличаются крайней эмоциональной неустойчивостью. Они форсируют аффективное состояние даже в несложных конфликтных ситуациях, отличаются повышенным уровнем тревожности, низкой толерантностью (неспособностью переносить трудности), слабостью тормозных процессов.

Свои недостатки они пытаются компенсировать повышенной aгpecсивностью, общим повышенным энергетизмом поведения. Они постоянно склонны к посягательствам на жизнь и здоровье граждан, порче и разрушению имущества, злостному хулиганству и экстремизму. Рецидив этих преступников обычно состоит из однородных или сходных преступлений.

Эмоциональный тип рецидивиста может отличаться каким-то стойким, доминирующим эмоционально негативным состоянием (гипертрофированным чувством обиды, мести, ревности). Устойчивая злобность, мстительность, жестокость, завистливость побуждают его длительно вынашивать преступный умысел, тщательно продумывать средства и способы достижения преступной цели. Исполнение преступного умысла обычно совершается им с особой жестокостью и изощренностью.

Его стихия — злостное хулиганство, истязание, изнасилование, убийство. Такие рецидивисты отличаются бесчувственностью, неспособностью к состраданию, жестокостью и садизмом. Рецидивисты этого типа обычно отягощены психопатиями, легкими степенями деградации, алкоголизации. В силу своей экспрессивности они оказывают повышенное влияние на членов преступной группы и часто становятся их главарями.

Среди личностных черт этой категории преступников выделяется доминантность — всемерное утверждение своего превосходства над окружающими, решимость идти на риск, самолюбование ложным героизмом, хвастовство, позирование. В преступной среде они проявляют властность, жестокость, крайнюю грубость, насилие, шантаж и угрозы.

Общественная опасность преступников-рецидивистов возрастает в силу их антисоциального влияния на морально неустойчивых лиц, особенно из среды подростков и молодежи. Имея опыт противодействия расследованию, преступники-рецидивисты более тщательно скрывают свои преступления.

Специальный рецидив (повторение аналогичного преступления) связан с возрастанием преступной "специализации", совершенствованием способов преступного деяния. Один из признаков особо опасного рецидива — квалифицированный способ совершения преступления. Длительная преступная деятельность связана с созданием определенных стабильных условий — подбором "надежных" соучастников, организацией сбыта добытых преступным путем вещей, ценностей и в большинстве случаев — созданием преступной группы.

Возрастание однородного рецидива свидетельствует о профессионализации преступников, углублении их антисоциальной направленности, повышенной криминально заражающей деятельности. Преступники-рецидивисты — ядро преступного мира, блюстители криминальной субкультуры, разработчики ухищренных способов совершения преступлений и их маскировки. Наиболее высока доля специального рецидива в тех видах преступлений, которые требуют особых навыков специализации, криминального интеллектуализма (мошенничества), а также особой наглости и бесстыдства (корыстно-насильственные преступления).

Особенно устойчивыми оказываются вооруженные объединения рецидивистов — банды. Срастаясь в некоторых регионах с властными структурами, они приобретают наивысшую общественную опасность. Ведя преступный образ жизни в условиях криминально групповой защищенности, идеализируя и романтизируя преступный мир, личность преступника-рецидивиста подвергается все более глубокой социальной деградации.

Некоторая часть рецидивистов может быть отнесена к деклассированной группе преступников (бродяги, наркоманы). Однако часть преступников-рецидивистов характеризуется социально-психологической организованностью и некоторыми развитыми психическими возможностями.

Способ совершения деяния коррелирует с физическими и функциональными возможностями индивида. Для каждого преступления существует свой системный "набор" комплексов действий, связанный со специфическим подключением к ним определенных внешних обстоятельств. Каждый преступник-рецидивист имеет индивидуальный "почерк" в использовании условий и средств действия.

Развитость криминально-операциональных механизмов рецидивиста, их "навязанность" его личности позволяют использовать способ совершения преступления рецидивистом как средство его идентификации. Чем совершеннее криминальная квалификация рецидивиста, тем интенсивнее его преступная деятельность. Ловкость карманного вора позволяет ему успешно совершать повторные кражи. Квалификация квартирных воров также отличается стереотипизированностью способов криминальных действий и зависит от накопления опыта.

Квартирные воры, как правило, проводят предварительную, подготовительную работу — осуществляют воровскую разведку по выявлению имеющихся в квартире ценностей, распорядка жизни жильцов, времени их отсутствия (обращая внимание на работу электросчетчиков, наполненности почтового ящика и т. п.), изучают пути отхода, подыскивают возможных скупщиков и т.д. Существуют преступники, специализирующиеся только на продаже соответствующей информации ("наводки").

Отдельные корпорации рецидивистов специализируются на хищении культурных ценностей из музеев, частных коллекций, скупке предметов религиозного культа. Широко используются оценщики, посредники, имеющие доступ на международный рынок, "боевики", обеспечивающие охрану преступников и гарантирующие выплату долгов, и т. п. Преступники этой категории обычно имеют широкие связи с соответствующими государственными учреждениями, легализованную "крышу". Они нередко обладают определенными искусствоведческими познаниями, каталогами, планами расположения экспонатов в музеях и т. п.

Особой изобретательностью, утонченностью отличаются рецидивисты-мошенники. (Существует около сорока видов уголовно наказуемого обмана.) Среди карточных мошенников имеются специалисты по вовлечению граждан в азартную игру, психологическому воздействию на жертву во время игры, ведению разведки и обеспечению безопасности во время игры и др.

В последнее время распространилось мошенничество посредством игры в рулетку, кости, наперсток. При этом широко используются рекламно-обманные приемы, имитирующие выигрыш, рассчитанные на доверчивость малокритичных личностей.

Отдельные группы мошенников специализируются в подмене продаваемых вещей и денег специально изготовленными муляжами — "куклами". Особенно широко используются денежные "куклы" при купле-продаже автомашин вне магазинов, в условиях определенной психической напряженности. К этой категории мошенников примыкают "специалисты по доставанию" автомашин, квартир, дач и т. п.

Преступники-рецидивисты корыстно-насильственного типа (разбой, грабеж, вымогательство) менее изобретательны. Однако и они отличаются узкой специализацией — захват денежных средств на объектах финансовой системы, завладение автомашинами путем открытого нападения на их владельцев, открытое похищение имущества в жилищах граждан.

Все эти преступления, как правило, совершаются в составе хорошо подготовленной преступной группы с использованием оружия и технических средств, с широким использованием средств маскировки.

Наемные убийцы (киллеры) тщательно изучают образ жизни своей жертвы; предпочитают "свалить" ее "случайными" обстоятельствами.

В связи с развитием предпринимательской деятельности широкое распространение получило вымогательство (рэкет). Используются угроза жизни, здоровью, имуществу, чести и достоинству граждан, похищение их детей и родственников. Профессиональные вымогатели тщательно анализируют образ жизни намеченной жертвы, ее доходы, компрометирующие сведения. От обычного вымогательства рэкет отличается длящимся характером — жертва обычно облагается постоянной данью. Рэкет сопровождается борьбой соперничающих групп за сферы влияния. В заключение отметим, что наряду с ростом преступной профессионализации в последнее время наблюдается и тенденция к преступной универсализации. (Криминальная универсализация в значительной мере связана со стремлением преступников уйти от уголовной регистрации.) Отмечается повышение образовательного ценза и интеллектуального потенциала преступников-рецидивистов.


5.2.3. Психологические особенности функционирования организованных преступных групп

Организованная преступность использует их социально-психологические механизмы эффективного функционирования социальной группы. Организованная преступность — высшая форма профессионально-криминального объединения, своеобразный преступный синдикат, использующий в преступных целях все механизмы жизнедеятельности социума23.

Организованное преступное сообщество отличается высоким уровнем сплоченности, криминальной монополизации в пределах региона, защищенности от юридической ответственности в результате планомерной нейтрализации всех форм социального контроля, использования легальных путей "отмывания" преступно добытых средств. Будучи внедренной в официальные структуры общества, организованная преступность получает возможность деформировать органы социального управления и социального контроля.

Организованная преступность паразитирует на недостатках в социальной саморегуляции общества — она возникает на основе крупных социально-экономических и правоохранительных упущений. Генезис организованной преступности связан с возрастанием "правовой неуязвимости" ее лидеров, объективной возможностью систематически вести преступный образ жизни, "питаться" от преступности, превратив ее в промысел. Эти условия не одинаковы в различных регионах — отсюда и региональная специфика организованной преступности.

Верхние "этажи" организованной преступности возглавляются, как правило, лицами с высоким административным статусом и интеллектуальным потенциалом, способными решать криминально-стратегические задачи. Обеспечивая функционирование криминального сообщества, многие его деятели не принимают непосредственного участия в конкретных преступлениях — их роль состоит в контроле и координации действий исполнителей, преследовании отклоняющихся от совершения преступления исполнителей.

Организованная преступность формирует узкоспециализированные, криминально направленные асоциальные долевые функции:

1) выработка стратегии и тактики деятельности криминального сообщества;

2) пропаганда и распространение криминальной идеологии;

3) обеспечение безопасности, охрана "элиты", акции содействия ее высокому престижу;

4) криминально направленная разведка;

5) легализация преступно добытых ценностей;

6) содействие реализации индивидуальных запросов и интересов членов сообщества.

Особое внимание организованное криминальное сообщество уделяет разветвленной сети обеспечения безопасности, созданию условий, препятствующих разоблачению преступной организации, обеспечению исполнителей легальными средствами прикрытия.

Идеологические, организаторские, управленческие и контрольные функции выполняет "элитарная" группа криминального сообщества, имеющая, как правило, высокостатусное прикрытие и остающаяся вне пределов действующего уголовного законодательства. Члены элитарной группы обычно выполняют инициирующие и контрольные функции и не подпадают под уголовно-правовые признаки соучастия.

Они постоянно расширяют сферу действия криминального сообщества, принимают меры по монополизации ее преступной деятельности, вносят коррективы в стратегию и тактику сообщества в зависимости от текущих социально-экономических условий, формируют нормативную систему криминального сообщества, обеспечивают материальную и юридическую помощь осужденным. В местах лишения свободы формируют теневую администрацию.

Законченный деликт в организованной преступности образуется суммарно — деятельность одних звеньев преступной группы обусловлена совокупной деятельностью других звеньев. Это выдвигает перед уголовным правом и уголовно-правовой доктриной необходимость учреждения дискретной ответственности для участников организованной преступности. Высшие руководящие звенья организованной преступности, оставаясь вне пределов юридической ответственности, изыскивают возможность восстановления эпизодически разрушаемых низовых структур.

Организованная преступность несет в себе криминально-синтезирующую функцию. Социально-психологическая сущность организованной преступности состоит в социальной кооперации преступников.

Резкое возрастание уровня организованной преступности привело к формированию нового типа современного преступника. Членам средне-организованной и высокоорганизованной преступных групп наряду с традиционными особенностями, присущими насильственно-корыстному типу преступника (включенность в криминальную субкультуру), свойственны достаточно высокая образованность, знание основ экономики, права, таможенных правил, некоторых технологических процессов, общая ориентация в ценности отдельных предметов культуры и искусства.

Многие способы совершения ими преступных деяний связаны с использованием новейшей техники. "Отмывание" за рубежом денег, добытых преступным путем, требует знания иностранных языков, основ банковского международного права. Международные криминальные контакты значительно расширяют возможности их преступной деятельности и ее сокрытия.

Организованная преступность — особый тип криминальных явлений — примитивные разрозненные преступные группы сменяются крупномасштабными системными преступными организациями на основе коррупции экономической и финансовой системы общества, дефектов политической власти, государственного управления, разложения бюрократических структур государства. Предметом купли-продажи становятся уже не только товары, но и высокоответственные решения официальных лиц, имеющие значительные экономические и политические последствия для всего общества.

Не до конца осознана и сама сущность организованной преступности, понимаемая зачастую как совокупность преступных сообществ, занимающихся преступлением как промыслом и имеющих связи с коррумпированными официальными структурами. Между тем сущность организованной преступности состоит в использовании преступным сообществом всех, веками сформированных, механизмов социальной организации общества, подчинение этих механизмов устойчивым преступным целям.

Организованные преступные формирования нового типа имеют повышенную способность к регенерации — они весьма живучи и менее уязвимы, их преступная деятельность более тонко законспирирована, чем прежде. Базовая основа их преступной деятельности дополняется и подпирается рядом сопутствующих непреступных видов деятельности.

Длительная преступная деятельность организованных криминальных групп содействует социальной сплоченности ее членов, формированию преступного образа жизни с использованием постоянного сверхвысокого преступного дохода. Узкая функционально-ролевая специализация отдельных членов группы позволяет своевременно обнаруживать возможную утечку информации, устанавливать источники этой утечки. Все члены организованной преступной группы находятся под постоянным контролем.

При расследовании криминальной деятельности организованных преступных групп следует учитывать их избирательную направленность на наиболее доходные сферы деятельности, противоборство между преступными формированиями за лидерство в данном регионе или районе, за наибольшую часть дохода, обусловленность механизма функционирования группы ее предметной направленностью.

Информация об объектах преступной деятельности несет в себе и информацию о механизме и способах этой деятельности. Целеполагание лидеров преступных формирований направлено, как правило, в сферы криминального бизнеса, в производственно-коммерческую и банковскую деятельность, к культурным фондовым ценностям отечественного и иностранных государств, на высокоценные художественные и исторические произведения, к земельным участкам, промышленным и жилым помещениям. Эти ценности находятся в постоянном гражданском обороте.

Организованная преступность — квазисоциум внутри социума. Она паразитирует на теле общества посредством эффективных социально-психологических средств адаптации. В этом состоит основное различие между традиционной профессиональной преступностью и современной организованной преступностью. Организованная преступная группа — это социально организованное преступное формирование, систематически получающее преступными способами доходы в крупных размерах и использующее в своих преступных цепях социально-психологические механизмы групповой организации, коррумпированность властных структур, дефекты социального контроля и государственного управления.

Как негативное социальное явление организованная преступность имеет не только правовые, но и политические аспекты — она расшатывает механизм социальной регуляции и социального управления, ввергает общество в пучину правовой и общесоциальной нестабильности, а членов общества — в состояние тревожности, скованности деловой активности. Эта негативная социально-экономическая, социально-политическая и социально-психологическая сущность организованной преступности требует государственной стратегии ее преодоления и разработки комплекса социальных, правовых и криминалистических мер борьбы с этим наиболее опасным и вредным социально негативным явлением.

Характеристика личности организованной преступности в отношении криминального профессионализма зависит от профиля преступного формирования. По признаку профиля деятельности здесь можно выделить:

1. Группировки, занимающиеся исключительно преступным видом деятельности. Чаще всего это относительно к первым двум конфигурациям, специализирующимся в каком-то конкретном промысле: торговля наркотиками, организация проституции, вымогательства, грабежей, краж и т.п. В последние годы такие группировки довольно редко достигают крупных размеров и способны контролировать лишь локальную часть административной территории или какой-то вид бизнеса. Тем не менее, нет правил без исключений.

2. Группировки, занимающиеся насильственной преступностью как основным видом деятельности опасны и для потенциальных жертв, и для потенциальных коллег. Борьбу против них ведут не только правоохранительные органы, но и крупные преступные сообщества, не заинтересованные в существовании конкурентов. Хотя зачастую они используют подобные группировки как своеобразный «спецназ» преступного мира.

3. Группировки и сообщества, тяготеющие к легальному бизнесу (конфигурации с третьего по пятый вид). Конечно, речь не идет о полном переходе преступного сообщества в иное качество. Переходя в легальный бизнес, преступные сообщества перетягивают туда же свои неформальные связи, инфраструктуру, этику и т.д. Для таких организаций характерно приобретение лидерами официального статуса (государственной должности, депутатского мандата и т.п.), использование связей в правоохранительных и властных структурах. Часто в фирмах, предприятиях, контролируемых этими организациями, создаются собственные службы безопасности, отдельные охранные фирмы. Таким образом, происходит легализация силовых инструментов.

Если говорить о социально-групповой принадлежности участников преступных организаций, то нужно обратить внимание на следующую особенность: есть специфические группы, которые наиболее характерны для ОПС. Это, во-первых, бывшие сотрудники правоохранительных органов, спецслужб, профессиональные солдаты и офицеры. Профессиональная подготовка, невостребованность в обществе, тяжелое экономическое положение в перечисленных институтах — причины, по которым данные категории населения с большой степенью вероятности попадают в резерв ОПС. Профессиональных военных, прошедших «горячие точки», выделяет готовность к применению боевого опыта, а также тяга и способность к объединению в формальные и неформальные группы и организации.

Во-вторых, бывшие и действующие спортсмены. Начало вовлечению их в криминальную деятельность положили дополнения уголовного законодательства в 1981 г (ст.219 УК РСФСР), направленные против тренеров и инструкторов восточных единоборств. Многие из них попали в места лишения свободы, где возникли и окрепли их связи с представителями преступного мира. Другой причиной является очевидный культ силы, так распространенный в ОПГ и ОПС начала 90-х. Возможно, данное явление — своеобразный атавизм, инерция развития организованной преступности. Однако следует учитывать и то, что профессиональный спорт является источником молодых и энергичных людей, не востребованных в обществе, а также привлекательной сферой для вложения денежных средств (по крайней мере та его часть, которая связана с шоу-бизнесом).

В — третьих, узкие специалисты. Организованная преступность не только повзрослела, но и стала особым видом предпринимательства. Для того чтобы победить в жесткой конкуренции, она все чаще привлекает к сотрудничеству специалистов так называемых гражданских профессий: программистов, химиков, технических спецов различных профилей. Эти люди работают «за зарплату» и в некоторых случаях даже не догадываются о природе работодателя.


5.2.4. Личность преступника организованной группы

Основываясь на криминологическом понятии личности преступника, можно сказать, что личность организованного преступникаэто совокупность социально-психологических свойств личности, обуславливающих систематическое совершение преступлений с установлением власти (тотального контроля) в сферах легальной и нелегальной деятельности с целью максимального незаконного обогащения.

Данное определение имеет операционный характер. Оно обозначает криминологическое содержание субъекта, участвующего в организованной преступной деятельности, независимо от того, какова его функциональная роль, привлечен ли он к уголовной ответственности, осужден и понес за такое преступление наказание по приговору суда.

При изучении личности организованного преступника обращает на себя внимание следующая особенность. Преступники достаточно жестко привязаны к определенной группировке. Вступление в нее представляет своеобразный ритуал (трудовой договор), состоящий из неких правил, свойственных как трудовым, так и родственным отношениям. Так, к кандидату предъявляют такие требования, как стаж криминальной деятельности (определяемый количеством судимостей), наличие определенных навыков, реноме в среде преступников. Возникшие «трудовые» отношения носят достаточно стабильный характер, так как заключенный договор нельзя разорвать в «одностороннем порядке по инициативе работника» без риска претерпеть серьезные неблагоприятные последствия вплоть до возможности быть убитым. Конечно, могут быть исключения, если группировка имеет рыхлую структуру и не постоянный состав. Члены группировки, даже если и не знают лично других ее участников, испытывают по отношению к ним чувства солидарности, гордости за принадлежность к семье (братству). Если ОПГ имеет национальную (грузинская, чеченская и т.п.) или иную специфику (например, «афганцы»), предъявляются дополнительные требования (быть той же национальности, участвовать в боевых действиях).



Предыдущая страница Содержание Следующая страница