Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н., Болотова О.В.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ:
теоретические и методологические аспекты науки

Учебное пособие. Ставрополь, 2009.

 


РАЗДЕЛ 5. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

5.3. Криминальная субкультура как знаково-символическая система преступного сообщества

 

5.3.1. Понятие криминальной субкультуры как механизма криминализации молодежной среды

Криминальная субкультура — это образ жизнедеятельности несовершеннолетних и молодежи, объединившихся в криминальные группы. В них действуют чуждые обществу и общечеловеческим ценностям и требованиям правила поведения, традиции и ценности.

Преступники-профессионалы прошлого имели, можно сказать, более строгую "криминальную мораль", нежели "мораль" сегодняшних криминальных сообществ. В прошлом звание "вора в законе" невозможно было купить, получить по "блату", его надо было заслужить

Криминальная субкультура не только порождена культурой официальной, но и находится в антагонистических отношениях с ней, в результате чего в криминальных и асоциальных группах существует резко отрицательное отношение к официальным правилам, нормам и порядкам.

Существующие в группах нормы, ценности, условности и правила строго обязательны для всех сторонников "другой жизни". В этом отношении криминальная субкультура автократична, тоталитарна по своему характеру. Отступники беспощадно караются.

Криминальная субкультура привлекает подростков тем, что в криминальных группах не существует запретов на любую информацию, в том числе на интимную, что особенно заметно в условиях так называемой "сексуальной революции".

Усвоение ее норм и ценностей происходит сравнительно быстро, поскольку подростки бывают увлечены ее атрибутами, имеющими эмоциональную окраску, налет ложной романтики, таинственности, необычности и т.д.

Изучением криминальной субкультуры, ее структуры, элементов, истоков, механизмов функционирования, влияния на личность, методов изучения и способов профилактики занимались видные ученые, писатели, практики. Однако целостной ее картины мы сегодня не имеем. Описание структурных элементов данной субкультуры можно найти у М.Геринга, М.Н.Гернета, А.С.Макаренко, Б.Валигура, П.И.Карпова, В.И.Монахова, А. Подгурецкого, М.Лош, Э.Андерсена, Г.Медынского, Я.Корчака, Н.Стручкова, В.Челидзе и др.

Глубокому пониманию криминальной субкультуры особенно способствовали произведения художественной литературы А.Солженицына, А.Шведова, В.Шаламова, Л.Габышева, А.Леви, Н.Думбадзе, А.Безуглова, А.Дриппе, других авторов, раскрывающих жизнь "архипелага "ГУЛАГ".

Актуальность рассматриваемой проблемы в современных условиях объясняется не только отсутствием приемлемой теоретической концепции по ней, но и необходимостью борьбы с наиболее негативными ее проявлениями, унижающими человеческое достоинство, развращающими молодежь, и особенно несовершеннолетних.

Криминальная субкультура является основным механизмом криминализации молодежной среды. Ее социальная вредность заключается в том, что она служит механизмом сплочения преступных групп, затрудняет, искажает или блокирует процесс социализации личности, а также стимулирует криминальное поведение подростков и юношей.

Весьма непросто понять механизм функционирования криминальной субкультуры, разобраться в системе условностей и табу той или иной криминальной группы, поскольку педагогам и взрослым, да и исследователям приходится встречаться здесь с двойной оппозицией несовершеннолетних по отношению к взрослым: возрастной (о чем говорилось выше) и асоциальной. Часто взрослые и педагоги ведут борьбу с возрастной оппозицией, принимая ее за криминальную.

Даже так называемые законопослушные подростки не допускают к своим групповым тайнам посторонних и, прежде всего — взрослых, в силу законов подростково-юношеской субкультуры. Что ж говорить о криминальных группах, пытающихся утаить от посторонних законы и правила своей жизнедеятельности? Именно поэтому изучение криминогенных групп, их субкультуры методами прямого социально-психологического исследования, (социометрией, опросом, референтометрией, интервью и т.п.) не дает объективной картины. Искажения могут быть весьма существенными.

Здесь следует отметить несколько моментов. Провести исследование в преступной группе, пока она на свободе, невозможно. Поэтому оно всегда осуществляется ретроспективно, т.е. когда группа уже арестована, находится в следственном изоляторе или приемнике-распределителе

Случаи проявления криминальной субкультуры и ее атрибутов не единичны. Мы говорили о том, что она наличествует в учреждениях и учебных заведениях разного типа. Здесь же отметим тенденцию данной субкультуры к упорядочению и систематизации (формированию определенной системы в масштабах страны).

Начнем с того, что между воспитанниками ВТК, учащимися спецшкол, общеобразовательных школ, ссузов, солдатами в армии существуют каналы связи ("трассы"), по которым идет обмен "духовными ценностями". Большинство несовершеннолетних, находящихся в колониях и спецучреждениях, ведет переписку со своими сверстниками, находящимися на свободе. Значит, духовные процессы в среде несовершеннолетних и молодежи нельзя ограничить стенами этих учреждений, где они находятся.

В условиях взаимопроникновения криминальная субкультура, имея агрессивный характер, становится связующим звеном первичной и рецидивной преступности, социально-психологический механизм ее эскалации. Несовершеннолетний правонарушитель, вернувшись из ВТК, специальной школы или специального училища — это готовый лидер, который стремится создать криминогенную группу. Бравируя знаниями криминальной субкультуры, ее норм, правил и требований, он не только самоутверждается, но и заставляет окружающих его подростков принять их и следовать им. Так же поступает некоторая часть уволенных из армии в запас "дедов", самоутверждаясь в молодежной среде в качестве криминальных лидеров.

Следует учесть, что у значительной части несовершеннолетних (у каждого второго), отбывающих наказание в ВТК, находящихся на перевоспитании в спецшколах, состоящих на учете в ИДН, кто-то из взрослых родственников может отбывать или уже отбыл уголовное наказание, т.е. семейными узами несовершеннолетние и молодежь тесно связаны со взрослым преступным миром.

Распространению и закреплению криминальной субкультуры способствует обвальный рост количества детективной литературы, детективных кинофильмов и видеофильмов, в которых красочно смакуются отдельные элементы преступной деятельности, их роль и функции в жизни членов преступных сообществ.

Еще одной важной причиной агрессии криминальной субкультуры стали мощные миграционные процессы.


5.3.2. Эмпирические признаки криминальной субкультуры. Причины появления криминальной субкультуры

• Жесткая групповая стратификация (иерархия ролей)

• Появление меченых столов, посуды, одежды и других предметов

• Наличие неофициальной системы "мелких" исключений для "верхов"

• Наличие кличек у членов групп

• Распространенность азартных игр в группах

• Факты вымогательства денег, пищи, личных вещей

• Распространенность "тюремной" лирики, поделок и способов проведения досуга

• Распространенность уголовного (воровского жаргона)

• Появление случаев токсикомании и употребление наркотиков

• Распространенность татуировок тюремного содержания

• Факты полового извращения (мужеложства)

• Порча общественного имущества, инвентаря, продукции (вандализм)

• Симуляция, аггарвация и факты членовредительства

Нужно искать комплекс многоуровневых причин и условий, находящихся в постоянной динамике и составляющих определенную систему.

Криминальная субкультура интенсивно обогатилась за счет других социально-культурных (вернее "субкультурных") источников. Появление видеоискусства привело не только к видеопиратству, но и к проповеди проявления крайних форм гедонизма, бизнеса на эротике, демонстрации половых извращений. Все это способствовало росту числа групп насильственных преступников, повышению уровня жестокости к жертвам преступных посягательств и т.п.

Крайние проявления молодежной моды породили потребительство, вещизм, проституцию.

"Совершенствуется" криминальная субкультура за счет связей отечественных преступников с мафиями за рубежом, в том числе и на уровне групп несовершеннолетних и молодежи.

Средства массовой информации и сама информация (в том числе и печатная продукция) также стали объектом преступных махинаций, спекуляции печатной продукцией сомнительного свойства, особенно эротического и порнографического содержания.

Социально-бытовой фактор — неразвитость сферы бытовых услуг тоже влияет на развитие криминальной субкультуры.

Велика роль недостатков организационно-управленческого фактора в формировании криминальной субкультуры. Так, несвоевременность и непоследовательность в решении актуальных молодежных проблем, отсутствие детально разработанной молодежной политики в стране, образуют "социальную нишу", которую незамедлительно занимает криминальная субкультура.

Таковы общие источники, питающие криминальную субкультуру.

Считается, что одним из источников и причин криминальной субкультуры является взаимная агрессия несовершеннолетних в закрытых учреждениях.

Нахождение в указанных учреждениях создает для несовершеннолетнего и молодого правонарушителя серьезную психотравмирующую ситуацию, характеризующуюся разрушением прежних связей, круга общения, поддержки друзей, а также необходимостью жить в чужой среде. Такая ситуация неизбежно приводит в действие механизм психологической защиты (поиска друзей, земляков, соучастников и т.д.), а также способы снятия психической травмы.

Кроме того, известно, что нахождение в закрытых учреждениях заставляет более интенсивно действовать механизмы подражания (заразительности), вызываемые образцами поведения более опытных окружающих, умеющих проявить изворотливость и "хорошо" устроиться путем эксплуатации и притеснения новичков и слабых.

Так в криминальной субкультуре несовершеннолетние и молодежь объединяются в группы, где начинает проявляться взаимная поддержка и психологическая защита, приводятся в действие другие социально-психологические механизмы.

Следовательно, на образование криминальной субкультуры действуют два прямо противоположных механизма:

1. Механизм поиска личностью психологической и физической защиты в новой среде, в том числе защиты от администрации закрытого учреждения (на свободе — от правоохранительных органов) и враждебных молодежных группировок;

2. Механизм взаимной агрессии членов сообщества, взаимного наказания и притеснения слабых ради собственного удовлетворения и возвышения.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что основными социально-психологическими мерами профилактики криминальной субкультуры являются:

• создание надежной психологической защиты для каждого подростка и молодого человека (как в закрытом исправительном и воспитательном учреждениях, так и по месту жительства);

• формирование во всех заведениях для несовершеннолетних (школах и ПТУ, спецшколах и спецПТУ) а также в ВТК социально ценных

• традиций, которые могли бы конкурировать с асоциальными и тюремными традициями и вытеснять их;

• максимальная гуманизация подростково-юношеской популяции на основе общечеловеческих идеалов доброжелательности, сострадания, милосердия, справедливости;

• стимулирование официальной самостоятельной нормотворческой деятельности несовершеннолетних и молодежи, которая регулировала бы их межличностные отношения и поведение, жизнь в учебных, воспитательных и исправительных учреждениях.


5.3.3. Структура криминальной субкультуры

Вопрос о структуре криминальной субкультуры — один из наиболее сложных и трудноразрешимых. По аналогии с общей культурой можно выделить материальные и духовные сферы (элементы) криминальной субкультуры. Но это деление не конкретное. Мы исходим из того, что криминальная субкультура — это определенный уровень развития жизни преступных сообществ, выраженный в типах и формах их организации, деятельности членов данных сообществ, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях.

Как и человеческая культура в целом, криминальная субкультура содержит

• не только предметные результаты деятельности преступных сообществ и их членов (орудия и способы совершения преступления, материальные ценности и т.п.),

• но и субъективные человеческие силы и способности, реализуемые в процессе криминальной деятельности. К ней можно отнести знания и умения, профессионально-преступные навыки и привычки, которые правонарушители вырабатывают в преступной деятельности; их уровень интеллектуального развития, эстетические потребности, этические взгляды, мировоззрение, формы и способы взаимного общения в рамках данных сообществ и за их пределами; способы разрешения споров и конфликтов, управления преступными сообществами и т.п.

Поэтому в узком понимании слова криминальная субкультура представляет собой особую духовную область общности людей — преступных групп, шаек, банд. Она содержит криминальную идеологию, определенные этические нормы и ценности, эстетические установки "и потребности, мифологию, вкусы, предпочтения, которые определяют повседневную жизнь и быт правонарушителей и их сообществ.

Криминальная идеология — это та система понятий и представлений, которая сложилась в групповом сознании несовершеннолетних и молодых преступников, та их "философия", которая оправдывает и поощряет преступный образ жизни и совершение преступлений, снимает психологические и нравственные барьеры, которые человеку надо преодолеть, чтобы пойти на преступление. В настоящее время в криминальной идеологии преобладают идеи гангстеризма. Наличие криминальной идеологии является главным условием запуска механизмов самооправдания и отрицания ответственности.

В преступной среде несовершеннолетних и молодежи сложились различные способы самооправдания, объясняемые самыми разными мотивами. Наиболее часто встречается отрицание ответственности, когда подросток или молодой человек ссылаются на вынужденность своих действий, совершение их помимо своей воли.

В молодежных преступных группах широко распространено самооправдание идей коллективизма, товарищества, "нашизма".

Мотивом для снятия ответственности служат идея родства, дружбы, которые якобы побудили подростка вступиться за сверстника (например, при групповом хулиганстве, в межнациональных конфликтах и разборках).

В качестве мотива самооправдания может выступать vendetta (месть) индивидуальная (за нанесенную "обиду") и групповая (стенка на стенку).

В криминальной идеологии важное место занимает отношение к вине. Отрицая ответственность, человек тем самым отрицает вину. Для несовершеннолетних и молодежи особенно характерна самозащита, связанная с частичным отрицанием ответственности и вины. Они рассуждают так: "Да, я виноват, но не на столько, чтобы меня посадили".

Необходимо заметить, что переход к рыночной экономике способствовал дальнейшему развитию идеи обогащения в преступном мире. Она скрывается под маской предпринимательства, перехода к рыночным отношениям. Хищения, кражи, последующий "отмыв" накопленных преступным путем денег становится важной идеологической, если можно так сказать, установкой в преступных сообществах. Вот защитные мотивы этой установки: "Нужно уметь делать деньги", "Деньги валяются на полу, их надо уметь поднять и пустить в оборот".

Криминальная субкультура связана также с дефектами правосознания несовершеннолетних, молодежи, их преступных групп, она "питается" этим. Назовем основные дефекты. В стихийных, территориальных преступных формированиях можно встретить такой дефект, как правовая неосведомленность — незнание определенных правовых запретов частью подростков и молодежи. Опытные вожаки преступных групп часто намеренно держат их в неведении.

Однако следует отметить, что правовая неосведомленность чаще всего возникает из-за отсутствия надлежащей правовой информации, когда правовое просвещение стоит на низком уровне.

В функциональных преступных группах, сфере организованной и профессиональной преступности мы встречаемся с противоположным явлением — высокой правовой осведомленностью членов преступных групп. В таких группах есть знатоки законов.

Это не значит, что в криминальных группах несовершеннолетних и молодежи все являются знатоками уголовного права. Встречаются подростки и молодые люди с выраженным социально-правовым инфантилизмом, безразлично относящиеся не только к нормам права, но и нормам морали, не знающие и не умеющие соблюдать социально-правовых запретов. В силу социальной безответственности они не мучаются угрызениями совести за совершенные преступления, не чувствуют своей вины. Социальный инфантилизм — благоприятная почва для подготовки из "низов" лиц, берущих на себя ответственность и выгораживающих вожаков преступных групп.

Следующий дефект индивидуального и группового правосознания несовершеннолетних и молодежи — отсутствие правовой культуры. Бывает так, что подросток или молодой человек согласен с требованиями правовых норм, убежден в необходимости их соблюдения, но нарушает их из-за отсутствия правовой культуры, привычек к законопослушному поведению.

Однако наибольшее влияние на групповое правосознание несовершеннолетних и молодежи в преступных сообществах оказывает социально-правовой нигилизм (негативизм), выражающийся в искаженном понимании правовых норм, законов, несогласии с ними, неверной оценке моральных и правовых запретов. Социально-правовой нигилизм проявляется в активном аморальном поведении, нарушении правовых запретов.

Самым глубоким дефектом индивидуального и группового правосознания в криминальной среде является социально-правовой цинизм. Он проявляется в отрицании значимости любых запретов, склонности к анархии, активной безнравственной и противоправной позиции. Такие люди считают, что они сами себе законодатели. Им не нужно ни перед кем оправдываться в своем поведении, поскольку оно для них единственное приемлемое.

Таким образом, в преступной среде складывается особое групповое правосознание как элемент ее криминальной субкультуры. Дефекты правового сознания чаще усугубляются дефектами группового нравственного сознания, заключающимися в наличии антиобщественных взглядов, принципов, привычек.

В криминальной субкультуре сложились свои эстетические вкусы, приоритеты, ценности. Прежде всего, это касается понятия "красивая жизнь", составными элементами которой считается посещение престижных ресторанов, наличие "своих" девочек, секс и порнография, модная одежда, музыка, наличие автомашины (“тачки"), нанесение определенного типа татуировок, владение жаргоном и т.п.

Все идеологические, правовые, этические и эстетические элементы криминальной субкультуры выступают в единстве и взаимосвязи. Например, татуировки и жаргон выступают обязательно как этическая, эстетическая и идеологическая ценность, "общий котел" — как экономическая база преступных групп и т.п. Но все же их можно классифицировать:

1. Поведенческие атрибуты, к которым мы относим "законы", правила и традиции "другой жизни", клятвы и проклятия. Все они выступают в качестве регуляторов поступков и поведения подростков и молодежи.

2. Стратификационно-стигмативные элементы, позволяющие "верхам" разделить несовершеннолетних и молодежь на иерархические группы, в соответствии с занимаемым ими положением, "пометить" (заклеймить) каждого из них. К этим элементам можно отнести "прописку" как способ стратификации несовершеннолетних и молодежи, клички, татуировки, привилегии для определенных лиц как способ их стигматизации;

3. Коммуникативные атрибуты (татуировки, клички, уголовный жаргон), выступающие как средство общения, межличностного и межгруппового взаимодействия;

4. Экономические атрибуты ("общий котел" и принципы материальной взаимопомощи), являющиеся материальной базой криминальных групп, их сплочения и дальнейшей криминализации;

5. Сексуально-эротические ценности — особое отношение к лицам противоположного пола, половые извращения, проституция, порнография, эротика, гомосексуализм;

6. Особое отношение к своему здоровью — от симуляции болезней, самоповреждений как способа достижения определенных выгод до занятий спортом, "накачкой" мышц, строгого соблюдения режима жизни и питания;

7. Алкоголизм, употребление наркотических и токсических веществ как средство "сплочения" преступных сообществ, самоутверждения подростков и молодежи в ближайшем окружении.

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

Во-первых, многие атрибуты криминальной субкультуры полифункциональны. Так, например,

• татуировка одновременно является знаковой системой общения, средством стигматизации и украшения;

• клички — словесной системой общения, средством стигматизации и самоутверждения;

• гомосексуализм — как самостоятельная сексуальная ценность, как средство стратификации, наказания противника — понижения его статуса посредством мужеложства (у женщин это ведет к повышению статуса);

• самоповреждения как показатель мужественности, так и средство достижения личных моральных и материальных выгод, самоутверждения и т.п.

Во-вторых, приведенная классификация атрибутов криминальной субкультуры является в известной мере условной, носящей рабочий характер, позволяющий моделировать элементы данной субкультуры для более глубокого и всестороннего изучения. При другом подходе те же татуировки пришлось бы изучать при исследовании криминальной идеологии и при изучении этических и эстетических воззрений преступных групп и т.п.

В-третьих, все перечисленные элементы криминальной субкультуры по-разному отражаются в психологии личности несовершеннолетнего и молодого человека, в его поведении, а также жизнедеятельности группы (банды, шайки и т.п.). Зная приверженность группы определенным ценностям, установкам, условностям, можно с достаточной достоверностью прогнозировать поведение группы и каждого ее члена, что весьма важно в профилактической работе и в оперативных целях. Если, например, в группе сложились установки, отрицающие "мокрушничество" как способ обогащения (т.е. группа настроена против убийств своих жертв), то в случае обнаружения в зоне ее деятельности "мокрого дела" можно предположить, что здесь действовала другая шайка (банда), "подставляющая" данную криминальную группу правоохранительным органам.


5.3.4. Знаково-символическая функция криминальной субкультуры

Татуировка (на жаргоне — "наколка", "картинка", " портачка") — нанесение на тело рисунков, надписей, цифр, знаков путем введения под кожу красящих веществ с помощью режущих и колющих инструментов. Распространены также татуировки, выполненные путем образования шрамов на поверхности кожи режущими инструментами. Делаются они без введения под кожу красящих веществ. Такие татуировки бывают у лиц преимущественно с темным цветом кожи.

Некоторые ученые придерживаются других версий. Но и из приведенных определений видно, что татуировки в древние и более поздние времена выполняли многообразные, но взаимосвязанные функции у разных народов и племен:

1) этническую функцию,

2) личностно-установочную функцию,

3) стратификационную функцию;

4) поощрить своих соплеменников;

5) религиозную функцию;

6) декоративно-художественную функцию;

7) стигматизации (клеймения);

8) моды.

В Европе и Новом свете особенно широкое распространение получили татуировки в криминальной среде. Одним из первых это заметил и попытался объяснить с позиций антропологической криминологии итальянский врач-психиатр Ч. Ломборзо. Он рассматривал их как проявление атавизма и как признак нравственной неполноценности их носителей. Ломборзо считал, что татуировки чаще всего встречаются у прирожденных преступников и прирожденных проституток.

Выступая в целом против любых татуировок, следует помнить о том, что они различны по сути. Основной критерий, по которому надо оценивать татуировки, — это их содержание и направленность. Часто подростки наносят татуировки, которые с позиций общественной морали можно отнести к разряду нейтральных. Так, у законопослушных подростков встречаются татуировки в виде инициалов, имен, дат рождения, символики различных профессий. Но в асоциальной и криминальной среде у несовершеннолетних и молодежи чаще встречаются татуировки аморальные, безнравственные, из которых 70% составляют: воровская (тюремная), сигнально-обособительная символика, стратификационные знаки, тюремный юмор; 13% -эротическо-сексуальные татуировки; 10% — рисунки и надписи аналогичного содержания, претендующие на художественность. При этом многие виды татуировок сочетаются, дополняют друг друга.

Содержание татуировок находится в зависимости от пола несовершеннолетних и молодежи. Это особенно заметно на татуировках сексуально-эротических, имеющих противоположную ориентацию в рисунках и надписях в зависимости от пола их носителя. Так, девушки наносят преимущественно мужские имена, портреты и фигуры мужчин, если они не лесбиянки, а юноши и подростки — наоборот.

Татуировки распространены как в отрицательно ориентированных, так и в позитивно направленных группах. Однако содержание татуировок, степень их аморальности в значительной мере определяются криминальной направленностью группы. Следовательно, по содержанию татуировки можно судить о направленности криминальной группы, к которой принадлежит несовершеннолетний или молодой правонарушитель.

У несовершеннолетних и молодых людей, принадлежащих к криминальным группам, в татуировках отражаются: групповая принадлежность, статус в группе, результаты "прописки" и другие сведения о личности, а также личностные и групповые установки (отношение к труду, учебе, женщинам, друзьям и т.п.). Зная содержание татуировок, можно дать определенную социально-психологическую, возрастную психологическую и нравственную характеристику правонарушителю.

У лиц, характеризующихся положительно, татуировка чаще всего — дань моде, результат давления, традиции, подражания, психического заражения или следствие необдуманного поступка. Но все же следует помнить о том, что в татуировках членов криминальных сообществ чаще всего отражаются асоциальные личностные и групповые установки и принципы поведения.



Предыдущая страница Содержание