Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПРИКЛАДНУЮ КРИМИНАЛЬНУЮ ПСИХОЛОГИЮ

Глава 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ АДДИКТИВНОГО, ДЕВИАНТНОГО И КРИМИНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ


2. Девиантный и делинквентный типы поведения (по Е.В. Змановской, Д.В. Волкову)

Разновидность преступного (криминального) поведения человека — делинквентное поведение — отклоняющееся поведение в крайних своих проявлениях, представляющее уголовно наказуемое деяние. Отличия делинквентного поведения от девиантного коренятся в тяжести правонарушения, антиобщественном характере. Делинквентному поведению нередко предшествует девиантное и аддиктивное поведение. Известно, что правонарушения делятся на преступления и проступки. Суть проступка заключается не только в том, что он не представляет существенной общественной опасности, но и в том, что отличается от преступления мотивами совершения действия.

К.К. Платонов выделил следующие типы правосознания личности:

  1. определяется соответствующими взглядами и привычками, внутренней тягой к повторным преступлениям; отличается неустойчивостью внутреннего мира, личность совершает преступление под влиянием сложившихся обстоятельств или окружающих лиц;

  2. определяется высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к другим нарушителям правовых норм;

  3. отличается не только высоким уровнем правосознания, но и активным противодействием или попытками противодействия при нарушении правовых норм;

  4. характеризуется возможностью только случайного преступления.

К группе лиц с девиантным поведением относят представителей, для которых характерны 2-й и 3-й типы правосознания. У них в рамках волевого действия в силу индивидуально-психологических особенностей нарушается или блокируется процесс предвосхищения будущего результата деликта (проступка). Такие индивиды легкомысленно, часто под влиянием внешней ситуации совершают противоправное деяние, не представляя его последствий. Сила побудительного мотива к определенному действию тормозит анализ его отрицательных (в том числе для самого человека) последствий. Нередко делинквентные действия опосредуются ситуационно-импульсными или аффектогенными мотивами. В основе ситуационно-импульсивных преступных действий лежит тенденция к разрешению внутреннего конфликта, под которым понимается наличие неудовлетворенной потребности (С.А. Арсентьев). Реализуются ситуационно-импульсные мотивы, как правило, без этапа предварительного планирования и выбора адекватных объектов, целей, способов и программы действия для удовлетворения актуальной потребности (К.Е. Игошев).

Девиантное поведение переходит в делинквентное, криминальное поведение. Делинквентное поведение может проявляться, например, в озорстве и желании развлечься. Подросток из любопытства и за компанию может бросать с балкона предметы (или еду) в прохожих, получая удовлетворение от точности попадания в жертву. В виде шалости человек может позвонить в диспетчерскую аэропорта и предупредить о якобы заложенной в самолете бомбе. С целью привлечь внимание к собственной персоне («на спор») молодой человек может попытаться залезть на телевизионную башню или украсть у учителя из сумки записную книжку.

Различие девиантного и делинквентного поведения коренится не в возрасте, с которого наступает уголовная ответственность (деликты могут совершать и взрослые, даже пожилые), а в степени осознания индивидом своих противоправных поступков и действий, их социальной значимости и вредоносных последствий для окружающих. Используя образное выражение Е. Анчел (1985), к делинквентному поведению можно отнести «преступные действия, намерения которых были невинными». Основой делинквентного поведения взрослого и пожилого человека является психический инфантилизм с комплексом характерных признаков: неумением разводить идеальные и реальные цели, не соответствующей возрасту наивностью и прямодушием, детской восторженностью, эгоцентризмом, формально-обязательным выполнением долга и подчиняемостью, а также нежеланием и неумением прогнозировать возможные будущие нежелательные события (антипационной несостоятельностью), повышенной обидчивостью, потребностью в утешении и опеке, склонностью к резким колебаниям настроения и выраженным аффективным реакциям.

Основные психологические особенности личности с девиантным поведением сводятся к следующим.


Направленность личности

Психологи, работающие в области криминальной психологии, утверждают, что наиболее характерной особенностью направленности личности девиантов является эгоизм. Ведущими мотивами поведения у лиц с эгоистической направленностью становятся их собственные желания, настроения, прихоти, капризы. Они стремятся удовлетворить их любыми путями, не считаясь с требованиями окружающих, не останавливаясь, нередко нарушая нормы морали и права. Они постоянно ищут удовольствий и развлечений, ведут паразитический образ жизни и являются аддиктивными личностями. В их среде высоко ценятся неадекватные поступки и шокирующее поведение, которые в правовом аспекте считаются хулиганством.

Девианты с эгоистической направленностью некритично относятся к своему поведению и недостаткам. Для них характерен интернальный контроль, поскольку они оправдывают любые свои действия и обвиняют в своих поступках кого угодно, только не себя. Они безответственны, и у них отсутствует нравственный идеал. Быть вежливым для них — значит унижаться, грубость они считают проявлением независимости, а наглость, браваду, безрассудный риск принимают за смелость. Упрямство они путают с настойчивостью, применение физической силы — с мужественностью, требовательность расценивают как придирчивость, бережливость считают скупостью, а сострадание, милосердие — признаком слабости. Они восторгаются теми людьми, у которых физическое насилие и агрессивность преобладают. В то же время такие лица склонны подчиняться влиянию других, волевых, что приводит их к совместному совершению преступлений.

Негативное влияние на развитие личности девиантов оказывает криминогенное стихийно-групповое общение.


Особенности интеллектуального и эмоционально-волевого развития

Поведение лиц с аддиктивным и девиантным поведением отличается от поведения остальных. Хотя особенности их интеллектуального и эмоционально-волевого развития не связаны с врожденной умственной неполноценностью, а обусловлены недостаточным развитием качеств, образующих познавательные способности (такие как внимание, абстрактное мышление, память) из-за того, что данные качества своевременно не были развиты. Это различие выражается в затруднении логически размышлять, предвидеть последствия собственных поступков, а также в низкой познавательной активности, в отсутствии интереса к своему образованию. Утилитарные интересы преобладают у них над познавательными, интеллектуальными и общекультурными интересами. Праздный образ жизни не способствует развитию трудолюбия и становится причиной нежелания преодолевать возникающие жизненные трудности, поскольку большинство из них предпочитают безделье.

Дефекты воли рассматриваемых лиц связаны с импульсивностью. Для достижения желаемой цели они могут проявить силу воли, выдержку и настойчивость, изобретательность и смекалку, а для преодоления даже незначительных трудностей, связанных с необходимостью исполнения обязанностей или долга, воли не хватает.

Лица с аддиктивным и девиантным поведением обычно вспыльчивые, импульсивные, грубые, неадекватно реагирующие. Те, у кого сангвинический темперамент, часто бывают злыми, жестокими, агрессивными, сознательно стремятся причинить неприятности окружающим. Типы с меланхолическим типом темперамента — обидчивые, замкнутые. Флегматики чаще всего вялые, инертные и равнодушные и обычно не замечают, что от них страдают окружающие.

Общими для лиц с аддиктивным и девиантным поведением являются характерные психобиологические подструктуры личности: преобладание в целом эмоциональной сферы над рациональной; отрицательных эмоций и чувств (переживаний) над положительными.

Критической точкой в процессе негативного развития характера такой личности под влиянием ближайшего окружения является возникновение аморальной, безнравственной личности в результате слияния воедино нездоровых потребностей, эгоистических мотивов и накопления отрицательного асоциального опыта. Большое значение в формировании этого развития имеют подражание, внушение, заражение, конформизм.

У лиц с аддиктивным и девиантным поведением налицо психические расстройства в виде акцентуаций, которые возникают по ряду причин.

Если на врожденные отклонения в характере накладываются болезненные отрицательные переживания, то формируется комплекс неполноценности и возникает необходимость в искусственных компенсаторах — алкоголе, наркотиках, агрессивном поведении. Особенно провоцирует появление ранее скрытой акцентуации или патологии пубертатный период, то есть период полового созревания.

1. Определенное влияние могут иметь трудности переходного возраста и вступления во взрослую жизнь, хотя отклонения возникают и в молодежном, зрелом и пожилом возрасте.

2. Перестраивается и реорганизуется, казалось бы, устойчивая и неповторимая система представлений индивида о себе, на основе которой он строит свои отношения с окружением и самим собой.

(См.: Павленок П.Д. Основы социальной работы. М., 1998. надежности. При тяжелых формах депрессии мнимое чувство вины, стрессовые ситуации в результате потери близких людей, критика со стороны авторитетных лиц могут привести к суицидальным попыткам и другим непредсказуемым действиям и поступкам.)

У части аддиктивных и девиантных личностей начинают возникать личностные расстройства.

Отчуждение — проявляется в том, что человек, оказавшись в конфликтной ситуации, часто не может самостоятельно из нее выйти, разорвать связь между своим «Я» и травмирующей средой.

Деперсонализация — в этом случае утрачивается «Я», теряется смысл любой деятельности, притупляются эмоции, безразличие берет верх во всем. В этом состоянии человек готов на все, в том числе принимать алкоголь, наркотики, под влиянием которых он может пойти на любые нарушения нравственных, моральных и правовых норм.

Депрессия — состояние аффекта с отрицательной окраской. Под депрессией понимают сильную тоску, сопровождаемую отчаянием и кризисом духа. В состоянии депрессии время как бы замедляется, наступает быстрая утомляемость, снижается работоспособность. Возникают мысли о собственной ничтожности, что провоцирует попытки самоубийства, а также совершить такое, чтобы все убедились, что это неординарный человек.

Локус-контроль. Человек приписывает себе или другим ответственность за важные жизненные события или, наоборот, считает, что они зависят от внешних сил, отсюда чувство бессилия и без

Бред физического недостатка возникает в период полового созревания преимущественно у девочек. Эти переживания, как правило, связаны с внешностью и широко варьируют — от веснушек до полноты или худобы ног, талии и пр. Иногда недовольство своим телом достигает уровня паранойи, и молодые люди становятся озлобленными и несчастными, готовыми к агрессивным действиям по отношению к другим.

Синдром философской интоксикации. Интерес молодых к проблемам бытия — явление вполне нормальное. Однако у части из них этот интерес принимает уродливые формы: изобретаются всеобщие законы мироздания, вынашиваются планы переустройства мира. Часто характерно увлечение такими таинственными науками, как парапсихология, оккультизм или участие в религиозных сектах, в которых нередко в силу ритуалов происходят самоубийства или принуждения к самоубийству.

Учебные неврозы и фобии проявляются в упорном нежелании посещать школу, колледж, институт. Невроз выражается в конфликтных отношениях с преподавателями и одноклассниками, нежелании изучать отдельные учебные предметы или все сразу. Это проявляется в демонстративном отрицательном поведении, а в крайних случаях — в телефонных угрозах о совершении террористических актов.

Трудность распознания асоциального поведения заключается в его скрытом проявлении, и в большинстве своем такие поступки совершают нормальные в психическом плане молодые люди.

Анализ криминально-психологической литературы позволяет выделить наиболее общие черты, способствующие девиантному поведению:

  1. плохая успеваемость или неуспеваемость по двум и более предметам, хотя не все неуспевающие дети имеют отклонения в поведении; конфликтные отношения с педагогами. Практика показывает, что у девиантных подростков часто возникают конфликты с педагогами и выявить это возможно с помощью опроса;

  2. неблагополучные взаимоотношения со сверстниками;

  3. асоциальное использование свободного времени девиантными подростками (карты, курение, токсикомания, наркомания, употребление ПАВ, алкоголя и т. п.). Эту информацию можно получить путем бесед с товарищами, родителями и др.;

  4. жестокое обращение с животными, издевательства над младшими по возрасту;

  5. хулиганские проявления — агрессивность;

  6. бродяжничество (побеги из дома);

  7. попрошайничество с целью получения денег;

  8. алкоголизм;

  9. наркомания, токсикомания;

  10. проституция (женская и мужская);

  11. участие в религиозных сектах;

  12. склонность к воровству;

  13. участие в уличных (хулиганствующих) группировках;

  14. сексуальное насилие;

  15. гемблинг.

Психологи США и Великобритании выделяли следующие поступки, совершаемые за период около шести месяцев, по которым можно с полной уверенностью судить, является ли поведение девиантным или нет.

  1. Частые прогулы школы (безделье).

  2. Частое «заимствование» у других людей их вещей без разрешения.

  3. Жульничество в играх с другими людьми или в учебе.

  4. Побеги из дома, не менее двух раз (не считая побегов как реакцию на физическое или сексуальное насилие).

  5. Постоянное инициирование физической борьбы.

  6. Использование оружия в более чем одной драке.

  7. Принуждение кого-либо к сексуальным контактам.

  8. Физическая жестокость с животными или людьми. Намеренное уничтожение чужого имущества.

  9. Добровольные необычно ранние сексуальные контакты.

  10. Намеренное провоцирование драк.

  11. Регулярное употребление алкоголя, наркотиков или необычайно раннее начало их потребления.

  12. Частая ложь.

  13. Проникновение в чужие дома и машины.

  14. Воровство из дома в более чем одном случае.

  15. Воровство с нападением.

  16. Приобретение хитростью благ: проезд «зайцем» в общественном транспорте, бесплатное проникновение в кино, театр.

При работе с аддиктивными и девиантными личностями необходимо знать, что обычные средства психологического и педагогического воздействия являются для них недостаточно эффективными. При работе с ними следует найти индивидуальный подход, усилить контроль, давать эмоционально положительное подкрепление, создавать мотивацию успеха. Кроме того, нужно учитывать, что результата от работы с девиантными личностями можно ждать очень долго.

Основные методы воздействия на лиц с аддиктивным и девиантным поведением включают в себя: педагогический аутотренинг; психоанализ; гештальттерапию; общинную терапию; арттерапию (терапию искусством); танцевальную и музыкальную терапию; трансактный анализ; ролевые и деловые игры; психодраму; аутогенную тренировку; эмоционально-волевой аутотренинг; подростковый телефон доверия; активизацию защитных механизмов и тактику адаптации к социальным воздействиям (клинический подход), исследование сфер, в которых возникают проблемы; прием конфронтации; интерпретацию внутреннего мира другого; воздействие реальностью окружающего мира; программу модификации поведения детей; отвлекающие программы; организацию интересной и социально полезной жизнедеятельности; воздействие воспитанием и здравым смыслом.

Профилактика социальных отклонений основывается на следующих направлениях — информационный подход, социально-профилактические меры, применение санкций, медико-биологический подход, стратегия профилактики социальных отношений.

Основные меры профилактики девиантного и делинквентного поведения несовершеннолетних — это педагогически правильный процесс их интенсивной социализации (С.А. Беличева, 2001). При этом важно не прямое воздействие на подростка, а через референтную для него группу. Искусство воспитания состоит в том, чтобы организовать включение подростка в социально положительные группы. Воспитание — это формирование и постоянное расширение системы социально положительных связей, раскрытие перед личностью новых возможностей ее вхождения в жизнедеятельность человеческого общества.

Отсутствие или недостаточное развитие досуговых центров, слабая кружковая работа — все это оказывает негативное влияние. Подросток, не найдя понимания в таком центре, идет в компанию, где перенимает плохие привычки, сленг, начинает употреблять табак, ПАВ, наркотики, спиртные напитки, для него становятся авторитетными парни, совершившие преступления. Известно, что организованный досуг молодежи должен развивать, образовывать, занимать, воспитывать, отвлекать несовершеннолетних от семейных неурядиц и проблем, прививать им нравственные идеалы.

Нравственная деформация мотивационно-волевой сферы оказывает большое влияние на девиацию поведения. Почему одни дети, оказавшись в тяжелых условиях, смогли выстоять, а другие — сломались? Одни ученые видят в этом влияние воли: у одних она есть, у других ее нет. Дж. Финкинауэр, Э. Дюркгейм, Л. Берковиц, Ф.С. Махов и другие считают, что мотивы, характеризующие асоциальное поведение, являются преходящими и нормальными для большинства детей. При правильном воспитании эти мотивы не формируются, но если в воспитательном процессе присутствовали криминогенные факторы, связанные с давлением на личность, то естественный протест против притеснений может перейти границы и принять формы асоциального поведения.

Частое применение наказаний учителями без поощрения (подкрепления), а также предвзятость к ребенку и педагогические ошибки подавляют его самостоятельность. Одна из проблем — это усложнение задач воспитания. Они, как правило, опережают рост педагогического мастерства части учителей. Другая причина педагогических ошибок — субъективизм учителя в оценке того или иного подростка. Это происходит из-за недостаточного знания детской психологии, особенностей развития ребенка, педагогических заблуждений и самоуверенности.

Недостаточная поддержка муниципальных и государственных органов власти, слабая разработка и внедрение государственных программ помощи и поддержки неблагополучных семей оказывают весьма негативное влияние на формирование правильных установок в семье и в личности девианта. Данные семьи как бы варятся в собственном соку, несмотря на то что практически во всех государствах мира такая помощь оказывается безвозмездно (например, в США, Великобритании, Германии, Голландии). Заклейменность девиантным поведением (стигма), по мнению Ф. Танненбаума, является важнейшей причиной девиации поведения. Это связано с тем, что человек начинает чувствовать себя другим и считает себя «нормальным» только в среде таких же, как и он. В отличие от девиантного поведения делинквентное поведение несовершеннолетних формируется в определенной последовательности.



Рис. 4.1. Этапы формирования делинквентного поведения (по Д.В. Волкову)


Подавляющее число психологов полагают, что причины отклонений в поведении уходят глубоко в детство, видят важнейшей причиной девиантного поведения личности влияние неблагополучной семьи. К их числу можно отнести фрейдистов и неофрейдистов: З. Фрейда, К. Хорни и др. Неблагополучная семья, родители, а также ближайшее окружение, составляющее группу риска (наркоманы, алкоголики, насильники, бомжи, воры, проститутки, лица, ведущие аморальный образ жизни, и т. п.), являются важнейшими криминогенными факторами девиации личности несовершеннолетних. Часто семейная атмосфера отражается на ребенке в виде отклоняющегося поведения, так как грубость, жестокость, царящие в семье, конфликты влияют на него отрицательным образом. В семьях, где детям ни в чем не отказывают, покупают все, что просят, потакают любым капризам, избавляют от домашних обязанностей, вырастают не просто лодыри, не умеющие и не желающие трудиться, а потребители, желающие получать все новые и новые блага. Привыкнув к жизни за чужой счет, они ведут себя так, словно окружающие обязаны выполнять все их желания, ничего не требуя взамен, либо стремятся сами удовлетворить собственные прихоти любой ценой. Отсутствие привычки к разумному самоограничению нередко толкает детей на преступления, совершаемые под влиянием мотивов и желаний чисто потребительского характера. Семьи с излишней суровостью родителей по отношению к детям, постоянным использованием ограничений и запретов, наказаний, унижающих детей, оскорбляющих их человеческое достоинство, формируют у них стойкую неприязнь к родителям, стремление выйти из-под их контроля, нарушение доверия и в конечном счете устойчивые отклонения в поведении. Родители-девианты часто не способны дать ребенку должного уровня воспитания, образования, научить отличать хорошее от плохого, привить правильные жизненные ценности. Широко известен факт, что из семей, где повседневное поведение взрослых носит антиобщественный характер, выходит в 10 раз больше детей с отклонениями в поведении, чем из нравственно благополучных. В семье, где у взрослых имеются антисоциальные установки, остается неудовлетворенной одна из важнейших детских психологических потребностей — во внимании со стороны родителей. Это состояние психики детей, которые росли в семьях с нездоровой обстановкой, характеризуется «отсутствием радости завтрашнего дня». Нередко это связано с самоограничением родителями своих обязанностей как воспитателей, например отсутствием контроля за тем, как дети используют свободное время, и оценкой их поступков.

На подростковую девиацию оказывают влияние наследственно-биологические законы. Здесь можно выделить алкоголизм, наркоманию, предрасположенность к нервно-психическим заболеваниям одного из родителей, родовые травмы, психические расстройства, акцентуации характера, устойчивые отклонения в нервно-психической регуляции.

В прикладной криминальной психологии определены психологические механизмы усвоения аддиктивного, девиантного и делинквентного поведения (по А.А. Коневу): внушение и заражение в аддиктивном и девиантном поведении.

Психологические исследования показывают, что феномен внушения по своей природе, сущности и содержанию очень близок к другим подобного плана социально-психологическим механизмам психического воздействия на человека.

Внушение, как и заражение, является способом сплочения определенной общности в одно целое путем создания общего психического состояния, которое затем перерастает в совместную групповую деятельность, а также обладает свойством взаимного влияния друг на друга. Посредством внушения может осуществляться заражение группы или большой массы людей единым настроем. Если заражение единым социальным настроем оказывается результатом внушения, то, в свою очередь, заражение как психическое состояние общего настроя может выступать уже в качестве предпосылки и существенного условия дальнейшего повышения эффективности внушающего воздействия. Хотя внушение и заражение, по мнению А.А. Конева, имеют много общего, однако не дают права утверждать, что это одно и то же либо одно вытекает из другого.

Полагают, что внушение несколько отличается от заражения, и эти различия могут быть сведены к следующему. При заражении происходит сопереживание лица, вступившего в контакт с данным субъектом (носителем «заразы»), и их объединяет в данном случае общее психическое состояние. Внушение, как правило, исключает психическое состояние равновеликого сопереживания идентичных эмоций и представлений объектом и субъектом внушения.

Как известно, внушение — односторонний процесс психического влияния в межличностном общении. В нем активный субъект в определенной мере стремится внушить противоположной стороне что-то, тем самым ее заразить, при этом, конечно, отчасти заражая и себя. Внушение всегда связано с самоконтролем.

Заражение как процесс взаимодействия может носить неперсонифицированный характер, являясь результатом спонтанной, стихийной тонизации психического состояния группы людей в результате простого психического контакта общающихся.

Заражение носит, как правило, невербальный характер (танцы, игры, музыка, отдельные звуки, ритм и темп совместных движений и т. д.). Внушение, за некоторым исключением отдельных случаев гипноза и телепатической связи, имеет вербальный характер и осуществляется посредством речевого общения.

Внушение имеет еще ряд специфических черт, например степень осознанности внушающего воздействия, условий эффективности внушения.

Степень осознанности внушающего воздействия. Опираясь на результаты исследования В.М. Бехтерева, Б.Д. Парыгин утверждает, что особенностью внушения в отличие от убеждения является его адресованность не логике и разуму личности, не готовности мыслить и рассуждать, а к готовности получить распоряжение, инструкцию к действию, поэтому внушение не нуждается в системе разумных доказательств и глубоком осознании смысла сообщаемой информации, что влияет на возникновение и развитие аддиктивного, девиантного поведения.

Психологи отмечают ряд важных условий эффективности внушения, при которых в криминальном поведении может быть повышена степень внушающего воздействия. Во-первых, с особой силой внушение действует на людей впечатлительных, не обладающих достаточно развитой способностью к самостоятельному логическому мышлению, не имеющих твердых жизненных принципов и убеждений, особенно на несовершеннолетних.

Во-вторых, высокая степень податливости внушению вообще свойственна людям, для которых характерны доминирование ситуативного психического настроя, а также состояние неуверенности в себе. В-третьих, авторитетность источника информации, которая, в свою очередь, располагает к доверию и снимает сколько-нибудь значительное сопротивление внушающему воздействию (А.А. Конев, 2001). В аддиктивном и девиантном поведении Б.Д. Парыгин (1967) подчеркивает, что психическое заражение выступает как форма спонтанно проявляющегося внутреннего механизма поведения человека и осуществляется через подачу психического настроя, обладающего большим эмоциональным зарядом, через накал чувств и страстей.

Сам феномен заражения и механизм его воздействия исследуется не столько для познания его природы и свойств, сколько для решения определенных социальных и социально-психологических задач. Психологическое воздействие заражения, например, на группу может использоваться, как отмечает В.А. Апполоно (1970), в ряде случаев:

  1. с целью еще большего усиления групповой сплоченности, особенно в аддиктивном, девиантном и делинквентном поведении, где такая сплоченность уже имеет место, например группа алкоголиков, наркоманов, игроманов;

  2. как средство компенсации недостаточной организационной сплоченности группы.

Во-первых, психический феномен заражения является продуктом деятельности человека, его ума и в то же время частью его самого.

Во-вторых, человек чем-то увлекается и придает этому особое значение, которое иногда переходит в страсть, именно такие люди и становятся активными носителями данного феномена. В-третьих, сам факт психического заражения происходит двумя путями. Первый — через «психический настрой» (В.М. Бехтерев, 1911), накал чувств, когда активный его источник — «страстный человек» вступает либо в непосредственный контакт с другим человеком, либо в опосредованный, когда его нахождение либо случайно, либо не преследует цели стремиться к общению. Второй — через пассивный источник, в котором сфокусированы все свойства психической «заразы», ждущие своего потребителя, контактера по ее приему.

Психическая зараженность в виде страсти может быть либо спонтанной, то есть не совсем осознанной, либо передана из предварительно осознаваемых побуждений, либо пропогандируема источниками информации как целенаправленная деятельность по отношению к конкретному адресату (А.А. Конев, 2001).

Феномен психической зараженности возникает в силу особого эмоционального психического состояния человека, чувств и страстей, достигая уровня «натянутой струны».

О психической зараженности можно говорить лишь тогда, когда в сознании человека, его мозгу акцентируется какая-то идея и начинает доминировать над другими, вследствие чего переходит в разряд эмоционально окрашенных и передаваемых адресату. Следовательно, активным носителем психической зараженности может быть только человек, когда он вводит сам себя в особое психическое состояние и начинает выступать вольно или невольно орудием и проводником каких-либо идей. Психологи отмечают, что такое психическое состояние может перерасти в психические комплексы, начинающие им управлять (К. Юнг, 1994).

Проводниками психической зараженности могут быть лишь те носители, которые соприкоснулись с его активным источником — человеком или группой людей, в качестве таковых могут выступать и средства массовой информации.

Передача психической зараженности возможна лишь в случае вступления человека в межличностное общение или в общение с объектом зараженности и несколько реже, когда прямого контакта не было, но состоялся перелив по духовным каналам отрицательной энергии («психической заразы») от одного источника (передатчика) к другому (приемнику) (А.А. Конев, 2001).

Кроме того, человек в силу собственной заинтересованности, любознательности и других причин может заразиться посредством контакта с объектом — носителем психической зараженности, например через компьютерные игры, иногда приводящие человека от виртуальности к практическим агрессивным действиям.

Как правило, тип поведения преступника по сущности его духовного мира, устроения, содержания, внутреннего настроя и эмоционально-психического состояния предопределяет его как личность, несущую в себе определенный психический заряд (психическую зараженность). «Вирус» психической зараженности, по мнению А.А. Конева, могут выделять не только люди, зараженные криминальными идеями или чем-то подобным, но и всякий человек, который особо увлечен чем-то и у которого эта увлеченность либо переросла в страсть, либо стала основным смыслом его жизни. Практика жизни показывает, что общение между людьми строится на законе тождества, подобия или схожести.

При групповом общении один из его участников, как правило, выступает лидером, к которому тянутся остальные участники данной группы. Нередко при формировании криминальных групп он в большей мере, чем другие его участники, заражен определенной идеей, страстью, через которую и осуществляется воздействие на остальных участников, и те, заражаясь от него, становятся соучастниками в исполнении этих идей.

Если сильно влияние отрицательной личности на сознание и волю человека в открытом пространственном срезе социальной среды, где человек имеет возможность изменить среду общения по своему усмотрению, то в замкнутой социальной среде, в качестве которой выступают колонии и тюрьмы, это воздействие многократно удваивается. Не случайно преступник, попавший в места лишения свободы, там не исправляется, а наоборот, к имеющимся отрицательным личностным качествам, навыкам и привычкам добавляет другие, нередко еще более негативные. Таким образом, понимаемая нами психическая зараженность оказывает отрицательное воздействие на формирование личности, в том числе способствует установке на криминальный тип поведения.

Убеждение в аддиктивном, девиантном и делинквентном поведении. Из существующих смысловых значений понятия убеждения нас заинтересует один из них, а именно убеждение как способ сознательного и организованного воздействия на психику индивида.

Убеждение сводится к тому, чтобы превратить сообщаемую индивиду или группе лиц информацию в систему установок и принципов личности.

В отличие от внушения убеждение основывается на системе логических доказательств и предполагает осознанное отношение того, кто ее воспринимает (А.А. Конев, 2001. С. 68).

Естественно, прежде чем принять все то, в чем тебя убеждают, необходимо обладать достаточным уровнем интеллектуального развития.

В отношении убеждения людей еще Платон отмечал, что оно может осуществляться путем не только правильно построенных и обоснованных логикой доказательств, но и внушения.

Ораторы и судьи, по мнению Платона, часто убеждают «не путем просвещения, знания, а путем внушения слушателям желательного для себя мнения».

Как для внушения, так и для убеждения необходим тот минимум условий, при котором могут сработать названные психические феномены. Иначе говоря, определенная предрасположенность человека к убеждающему воздействию извне посредством заинтересованности в получении соответствующей информации и потребности в осмыслении волнующей проблемы.

Как только произойдет слияние взглядов и представлений человека с объектом убеждающего воздействия, так сразу все это перейдет в разряд привычки и неосознанного поведения. Этот процесс происходит плавно, постепенно, по мере слияния убеждения со всеми остальными психическими компонентами структуры личности. В итоге осуществляется переход убеждения в побуждение, свидетельствуя о прочности и действенности сформировавшегося убеждения.

«Убеждение и знание, — писал Н.А. Добролюбов, — только тогда и можно считать истинным, когда оно проникло внутрь человека, слилось с его чувством и волею, присутствует в нем постоянно, даже бессознательно, когда он вовсе о том и не думает».

Об этом же говорил А.С. Макаренко: «Наше поведение должно быть сознательным поведением человека, но это вовсе не значит, что в вопросах поведения мы всегда должны аппелировать к сознанию. Это было бы слишком убыточной нагрузкой на сознание. Широкая настоящая этическая норма становится действительной только тогда, когда ее сознательный период переходит в период общего опыта, традиции, привычки, когда эта норма начинает действовать быстро и точно, поддержанная сложившимся общественным мнением и общественным вкусом».

Практика борьбы с преступностью показывает, что низкая раскрываемость преступлений, наказание не должным образом преступников или безнаказанность провоцируют отдельную часть лиц, склонных к совершению преступления, идти против закона. Так называемый оправдательный риск четко сложился в мотивации более чем у 47 % преступников, причем для каждой категории он варьируется от 5 до 100 %.

Более чем в 50 % всех случаев граждане (потерпевшие, свидетели и очевидцы, их родственники) убеждены в том, что не имеет смысла тратить зря время на борьбу с преступностью. Эта убежденность сформирована не только самим фактором деятельности правоохранительных органов, призванных защищать интересы граждан, но и мнением ближайшего окружения потерпевшего, средствами массовой информации и т. п.

Мода как интеракция аддиктивного, девиантного поведения. В социально-психологическом общении мода, как совершенно правильно заметил Б.Д. Парыгин, выполняет свои специфические функции, к числу которых относятся коммуникативная, интеракционная и компенсаторная. Кратко рассмотрим каждую из них.

Мода проявляется в общении людей, в обмене информацией, и в то же время она выступает и как социальный знак, выполняя функцию престижа, то есть когда индивид либо обособляет себя от какой-либо социальной группы, либо уподобляется ей.

Мода выполняет интерактивную функцию как средство согласования действий людей. Она ориентирует публику на признанных лидеров, вносит определенный стиль во взаимоотношения людей, объединяет их в соответствии с определенным способом поведения, стимулирует интерес к новому.

Компенсаторная функция моды состоит в том, что она служит средством к удовлетворению чувства личного достоинства, выступая в качестве защитного механизма от внешних посягательств на это чувство: например, довольно часто девушки подражают юношам, заимствуя у них образцы поведения, манеру одеваться.

Мода имеет не прямую связь с преступностью, как утверждают отдельные криминологи, в частности И.А. Александрова, а, скорее, опосредованную. Внешне мода выступает как подражание тем или иным образцам поведения, быта, одежды, вкуса, манер и т. п.

Подражание, лежащее в основе моды, само является результатом человеческой жизнедеятельности и используется для передачи социального и индивидуального опыта, поэтому носит не всеобщий, а избирательный характер. Избирательность подражания одних приводит к общественно полезному поведению, других — к порицаемому, а третьих — к нарушению нарвственных и моральных норм (П.И. Гришаев).

Однако человек может поверхностно, формально относиться к моде на что-то или к поведению кого-то и, наоборот, быть чрезмерно подверженным влияниям моды, что отрицательно сказывается на духовном состоянии личности, поскольку, условно говоря, затмевает самое главное в жизни человека и отвлекает его от работы над собой и своим духовным ростом. Известно, что слепое подражание моде ведет к появлению духовной пустоты, а значит, замены духовных ценностей на ценности призрачные. Таким образом, когда вещная сторона жизни (вещизм) начинает преобладать над внутренней, духовной, она активно формирует у человека потребительскую психологию.

Под воздействием моды у человека формируется аддиктивная зависимость, начиная от повального увлечения каким-либо хобби, заканчивая вещизмом. Он не пропускает ни одну из этих вспышек моды и во всем не желает отставать от других, стремясь утвердить себя более легким и примитивным образом, перещеголять всех, нередко совершая противоправные деяния, чтобы не отстать от других (П.И. Гришаев. С. 27).

Пристрастие и фанатизм к определенным образцам моды часто приводят к совершению преступлений. Так, мода на фанатичное поклонение отдельным футбольным командам нередко приводит к увеличению числа случаев хулиганства и к другим формам нарушения общественного порядка; пристрастие к дорогим автомобилям стимулирует погоню за их приобретением, каких бы это затрат ни стоило.

Криминально-психологическое изучение преступности показывает, что на стремлении к подражанию и моде нередко паразитируют разные категории преступников, в частности вымогатели, мошенники, расхитители, насильственные и корыстные преступники. Более полувека предметами хищения были и остаются такие предметы, как иконы, кресты и другие реквизиты церковного ритуала, коллекционировать которые стало модным. Расхитители не испытывают затруднений в сбыте похищенных предметов и легко находят в различных городах и странах покупателей — коллекционеров церковной утвари (В. Аникеев).

Опрос, проведенный И.А. Александровой среди женщин-преступниц, указывает на то, что в 40 % случаев мода оказала влияние на формирование сознания и стиль поведения ответивших и в 4,5 % случаев — непосредственно повлияла на совершение преступления. Что касается респондентов из числа несовершеннолетних, то 21,5 % из них указали, что мода влияет на совершение преступлений. Судебная и следственная практика свидетельствует о том, что существует непосредственная связь между подражанием моде и преступным поведением, причем как самих поклонников этой моды, так и преступников, паразитирующих на стремлении к моде путем контрабанды, браконьерства, хищения и совершения корыстных преступлений. Подражание и стремление к моде в структуре причин преступности играет разные роли. В одних случаях она играет роль стимулятора для криминального поведения. В других случаях подражание моде создавало предпосылки для нравственной и асоциальной деформации личности, итогом которой может стать совершение преступления.

Начиная с 90-х годов в моду вошел так называемый криминальный сленг, или «воровской» жаргон. Этому способствовали разного рода коммерческие издатели, да и само государство в этом вопросе не осталось в стороне и активно включилось в издание подобного рода словарей. Казалось бы, засоренность речи нецензурной бранью и жаргоном никак не связана с преступлением, но жизнь показала, что такая речь незаметно для самого человека втягивает его в обычаи, традиции уголовного мира. Например, снижение критичности к такой речи в оценке проступков друзей по совместному времяпрепровождению в конце концов изменяет в худшую сторону внутренний духовный мир человека. Не случайно по этому поводу истинные подвижники христианства говорили, что «от неблагоприятных речей мы не только должны воздерживаться, но строгостью своего взгляда, отворачиванием головы, так называемым морщением носа, а часто и жестким словом намордник набрасывать на уста тем, кто вдается в такие речи. Ибо исходящее из уст оскверняет человека» (И. Лествичник).

Следовательно, такие психические состояния внушения, заражения, подражания, моды хотя и опосредованно, но оказывают влияние на формирование у человека аддиктивного, девиантного, делинквентного поведения и в конце концов криминогенных склонностей.





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ