Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Грицаев С.И., Влезько Д.А., Шевель Д.В.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Учебное пособие
Краснодар, 2013.

 

Глава 6. Нетрадиционные способы получения криминалистически значимой информации.

6.3 Криминалистическое применение гипноза.

В соответствии с методологическими основами деятельности по расследованию преступлений, применение новых нетрадиционных методов исследования обусловлено естественным путем развития науки. Отметим, что система методов, реализуемых в целях познания, исследования, неуклонно преобразуется. Для решения следственных задач разрабатываются более совершенные, надежные, более простые и экономически выгодные методы. Создаются прежде неизвестные, более эффективные модификации уже используемых методов.

Согласно общей теории расследования преступлений выбор средств, способов расследования определяется соответственно с наличием таковых; криминалистическими характеристиками конкретного расследуемого преступления; в соответствии со сложившейся следственной ситуацией, т. е. совокупностью условий, в которых в данный момент осуществляется расследование преступления.

Необходимость применения именно нетрадиционных методов, как уже отмечалось, обуславливается чаще всего нетрадиционностью поставленных в ходе расследования преступления задач и вопросов[1]. Существующее научно-техническое развитие общества неуклонно приводит к появлению новых знаний, инструментов, средств, которые незамедлительно приспосабливаются криминальными структурами, субъектами преступлений в качестве средств совершения преступлений. Потребность оперативного реагирования на применение новых способов совершения преступлений приводит к необходимости обращения правоохранительных органов за новыми приемами и способами исследования как к смежным наукам, так и к разработке новых частнонаучных, собственно криминалистических методов.

Одновременно при появлении новых средств познания стандартные следственные задачи и вопросы также могут решаться нетрадиционным, новым, более лучшим, эффективным методом.

Данная черта свойственна именно на современном этапе - на этапе быстрого роста научно-практического потенциала человечества. При существующей тенденции увеличения отраслевого разделения, дробления науки, выделении новых отраслей с более узким предметом каждой науки, применение нового метода исследования открывает принадлежность используемых приёмов и способов какой-либо науке. Открытие, разработка собственно криминалистических новых методов исследования на современном этапе крайне редко. Освоение же, отнесение к собственно криминалистическим методам приводит к исчезновению такого признака метода, как его нетрадиционность. Это свойство характерно для самой природы понятия «нетрадиционности».

Достоверность и истинность получаемой в результате исследования информации и знаний, при ее правовой оценке, учитывая новизну для расследования преступления применяемых научно-практических положений, обязательно должна проверяться и обеспечиваться. Соблюдение этого важного требования достигается, существующими положениями и правилами уголовно - процессуального права и другими правовыми основаниями применения нетрадиционных методов исследования в криминалистике.

Учитывая специфику процесса, в ходе которого применяется рассматриваемая группа методов, строгую правовую регламентацию всего процесса расследования преступления специально созданной отраслью права, следует рассмотреть и раскрыть положения правовой регламентации применения нетрадиционных методов исследования в криминалистике.

Характеризуя правовую регламентацию, необходимо отметить такую ее черту, как отсутствие четких правил, инструктирующих субъекта применения о порядке производства исследования. Это обусловлено самой природой нетрадиционности, новизны применяемого метода. Правовой регламентации в данном случае свойственна общность регламентирующих положений, отсутствие конкретных правовых положений для конкретного метода исследования[2].

Закрепляемые Конституцией РФ требования, касающиеся применения нетрадиционных методов исследования при расследовании преступлений относятся по своей природе к охранительным положениям прав и свобод личности.

Так, закрепленное Конституцией РФ положение о недопущении использования доказательств совершения преступления с нарушением федерального закона, определяет запрет использования доказательств, полученных с нарушением прав и свобод личности, в то время, как подсудимые нередко заявляют в суде о применении к ним недозволенных либо сомнительных методов ведения следствия. В этом случае необходимо при использовании новых методов исследования в ходе расследования преступления строго соблюдать требования относимости и допустимости, предъявляемые к получаемым в результате исследования данным, доказательствам, фактам, информации.

Рассмотренное положение конкретизируется в действующем по Конституции РФ (ч. 2 ст. 24) запрете на проведение медицинских, научных и иных опытов с участием человека без его добровольного согласия. В то время как сама природа исследования и содержание нетрадиционного метода исследования, при условии, что объектом исследования является живое лицо, могут определить их с учетом новизны как действия опытного характера. Это положение конкретизируется Основами законодательства об охране здоровья применительно к процессу расследования преступления в статье 29, где закреплено недопущение проведения биомедицинских исследований с привлечением в качестве объекта лиц, задержанных, заключенных под стражу, отбывающих наказание в местах лишения свободы либо административный арест.

Существующее положение об обязанности органов государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, также имеет непосредственное отношение к применению нетрадиционных методов исследования в ходе расследования преступления. В соответствии с этим положением необходимо при выраженной инициативе лица информировать его об основаниях, процессе и результатах применения нового метода, о безопасности для лица, в отношении которого проводится исследование, а также законности применяемого метода. В случае проведения экспертного нетрадиционного исследования действия следователя по ознакомлению с ним имеют статус обязанности, что отражено в таком уголовно-процессуальном требовании: «Следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить его права. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и обвиняемым»[3].

Уголовно-процессуальный кодекс РФ в главе одиннадцатой: «Доказательства», специально не регламентирует положения такого криминалистического положения, как применение нетрадиционных методов исследования в ходе расследования преступления. Одновременно закреплённые УПК РФ положения, по своему смыслу, допускают применение методов рассматриваемого вида. Так, само понятие доказательства определяет в качестве таковых любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие признаков и элементов состава преступления. При условии, что вышерассмотренное положение о получении доказательств, не противоречащим закону путём, соблюдено.

Учитывая, что субъектом нетрадиционного исследования могут быть лицо, производящее расследование, специалист или эксперт, необходимо отметить особенности правового регулирования их деятельности в рассматриваемой области как субъектов расследования преступления с разным уголовно-правовым статусом, разным объёмом прав и обязанностей.

Для следователя, работника органа дознания применение нетрадиционного метода исследования определяется единственным правовым требованием, раскрытым ранее - процесс применения метода не должен противоречить требованиям закона, так как в следственном процессе все законные средства решения следственных задач хороши и оправданы целью.

Вопрос об использовании специальных знаний субъектом исследования - специалистом, уголовно-процессуальный закон решает неоднозначно. В одних случаях привлечение специалиста обязательно (экспертиза, осмотр трупа, эксгумация и т. п.), в других случаях - использование специальных знаний носит факультативный характер. В то же время вопрос о содержании исследования законом не регламентируется, так как содержание определяется областью и объёмом знаний сведущего лица и природой решаемой следственной задачи.

При необходимости специалист оказывает помощь в ходе исследования либо осуществляет его сам в форме дачи консультаций, советов, рекомендаций, передачи справочной информации участия в подготовке и производстве различных, а не только следственных и судебных действий, путём проведения собственных исследований, обследования предприятий, участков местности, иных объектов, производства документальных ревизий, контрольных проверок и других мероприятий, используя нестандартные, нетрадиционные подходы и формы в решении предлагаемых следственных задач[4].

При этом необходимо учитывать, что собранные данные, установленные с участием специалистов факты, другие результаты их работы доказательственное значение могут иметь лишь в том случае, когда они участвовали в процессуальном действии с применением нетрадиционного метода исследования, проведённом в полном соответствии с требованиями УПК РФ. В остальных случаях результаты труда специалиста будут иметь информационное, ориентирующее, вспомогательное значение.

Изменения, происходящие в социально-экономической сфере нашего общества, резко обострили криминогенную обстановку. Многие преступления, являясь, в конечном итоге, следствием новых общественных отношений, совершаются с использованием новейших достижений в области естественных, гуманитарных и технических наук. Раскрыть такие преступления сложно из-за тщательной подготовки, ненадежности показаний потерпевших и свидетелей, активного противодействия расследованию со стороны заинтересованных лиц, недостаточной технической оснащенности правоохранительных органов.

Одним из нетрадиционных средств раскрытия и расследования преступлений является применение гипноза при получении криминалистически значимой информации от потерпевших и свидетелей. Гипноз представляет собой измененное состояние сознания человека. Для этого состояния характерно явление частичной сенсорной депривации, и доминирующим внешним сигналом, осознаваемым субъектом, является слово оператора-гипнолога (раппорт). Словесное воздействие гипнолога вызывает яркие представления, и посредством слова он может управлять воспроизведением прошлого опыта личности. На фоне частичной сенсорной депривации соответствующее слово оператора-гипнолога активизирует только нужные функциональные связи, которые в бодрствующем состоянии не могут быть вызваны в силу влияния на сознание множества более сильных раздражителей.

Выделяют принципы, способствующие повышению достоверности данных, полученных при опросе в гипнотическом состоянии:

  • сеанс гипноза должен проводить гипнолог (психотерапевт или психолог), который получил специальную подготовку по проведению «розыскного» («следственного») гипноза и квалификацию гипнооператора. Предварительная информация о преступлении направляется гшшооператору только в письменном виде. Гипнооператор должен быть независим от органов розыска и расследования, лично незаинтересован в исходе данного дела;
  • контакт гипнооператора с опрашиваемым должен быть задокументирован на аудио- или видеозаписи с момента встречи и до полного окончания сеанса. Перед началом сеанса гипнооператор должен выяснить отношение субъекта к гипнозу и подробно опросить его об исследуемом событии в состоянии бодрствования. При этом запрещается использование наводящих и внушающих вопросов;
  • в помещении, где проводится сеанс гипноза, должны находиться только опрашиваемый и гипнооператор. В случае необходимости другие лица могут наблюдать происходящее через одностороннее зеркало или на экране монитора;
  • до сеанса гипноза показания опрашиваемого по устанавливаемым фактам должны быть письменно зафиксированы работником органа расследования[5].

В качестве противопоказаний для применения гипнорепродукционного опроса часто называют: гипнотизирование людей против их воли, а также в случаях, когда имеется отрицательная установка или страх перед процедурой; наличие состояния интоксикации, высокой температуры тела, а также случаи, когда возможно обострение болезненных процессов в организме; наличие заболеваний, при которых осложнения могут быть вызваны волнением, связанным с сеансом гипноза (сердечно -сосудистая недостаточность, склонность к кровотечениям).

Отметим, что применение гипноза целесообразно лишь в тех случаях, когда свидетель или потерпевший желает помочь следствию в установлении истины по делу, но по тем или иным причинам (например, стрессовое состояние и т. п.) не может вспомнить и воспроизвести увиденное событие или черты лица преступника. Вторым условием использования помощи специалиста- гипнолога является наличие добровольного письменного согласия потерпевшего или свидетеля дать показания. Применение гипноза к подозреваемому или обвиняемому, на наш взгляд, недопустимо. Но по собственной инициативе, с согласия защитника, он может обратиться за помощью к гипнооператору для установления сведений, подтверждающих их невиновность. В данной ситуации запрет на использование гипнорепродукции нарушает права обвиняемого доказывать свою невиновность (ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Сеансы гипноза могут проводить только специально подготовленные лица - психиатры и психологи. В связи с этим еще одним обязательным требованием является незаинтересованность специалиста в исходе дела и его неосведомленность о деталях происшедшего события. Получение информации путем введения ее носителя в гипнотическое состояние недопустимо по отношению к малолетним.

В общем виде процедура опроса в гипнотическом состоянии заключается в следующем. Специалист осуществляет гипнотическую индукцию (вводит опрашиваемого в состояние гипноза), контролирует его состояние в период опроса и по окончании данной процедуры, задает ему заранее подготовленные вопросы, осуществляет вывод из состояния гипноза. Данное мероприятие рекомендуется фиксировать с помощью видеозаписи, позволяющей запечатлеть поведение опрашиваемого, проконтролировать соблюдение всех необходимых требований со стороны специалиста.[6]-

Естественно, что информация, полученная под гипнозом, не имеет, равно как и в процессе опроса с использованием полиграфа, доказательственного значения. Вместе с тем подобный опрос может дать важные для расследования преступлений сведения[7], которые могут использоваться для построения и проверки версий, принятия решения при выборе тактических приемов или направления расследования и т. д.

Некоторые авторы, для преодоления посттравматической амнезии, возникшей у свидетелей и потерпевших из-за шокирующего воздействия события преступления на их психику, предлагают проводить их допрос под гипнозом. На наш взгляд, такая позиция не согласуется с нормами действующего УПК, поскольку ставит под сомнение соблюдение прав допрашиваемого. В специальной литературе приводятся отдельные рекомендации, направленные на обеспечение этих прав: присутствие при допросе прокурора, запись допроса на видеокамеру с последующим просмотром допрашиваемым и т. д. Однако не совсем понятно, как оценивать полученные под гипнозом показания, если какая - либо из приведенных выше рекомендаций не соблюдена. Большинство авторов однозначно высказываются против допроса под гипнозом подозреваемого или обвиняемого. Между тем на практике «потенциальные подозреваемые» нередко допрашиваются сначала в качестве свидетелей и лишь затем в качестве подозреваемых. Таким образом, может сложиться ситуация, когда человека допрашивают под гипнозом как свидетеля, а он, находясь в состоянии транса, дает против себя показания, позволяющие предъявить ему обвинение.

Не ясно, следует ли предупреждать свидетелей (потерпевших), допрашиваемых под гипнозом, об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний, как того требуют нормы ст. 158 УПК. Могут ли они отказаться от дачи показаний на допросе под гипнозом? Могут ли они требовать дополнения протокола и внесения в него поправок, как это предусмотрено ст. 160 УПК? Должен ли допрошенный под гипнозом удостоверить подписью правильность записи своих показаний? Эти обстоятельства свидетельствуют о спорности подобных предложений. О допросе под гипнозом свидетелей и потерпевших можно вести речь лишь при условии, если дальнейшие научные исследования подтвердят достоверность и обоснованность использования подобного метода и если такая процедура будет регламентирована в уголовно-процессуальном законе.

На данный момент, на наш взгляд, следует говорить не о допросе, а об опросе под гипнозом, который может реализовываться при соблюдении рекомендаций, указанных в специальной литературе, в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Полученная в ходе такого опроса информация не имеет доказательственного значения, но может использоваться в оперативных целях. Вместе с тем это не исключает возможности ее легализации и трансформации из ориентирующей в доказательственную путем допроса в качестве свидетелей участников этой процедуры, выемки носителя цифровой информации, содержащего видеозапись этого опроса, ее осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства.

В литературе высказаны предложения о процессуальной регламентации порядка допроса под гипнозом и составления соответствующего протокола. Статья может быть сформулирована следующим образом[8]: «Свидетель или потерпевший в случае амнезии может быть допрошен под гипнозом при наличии его согласия на это, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля или потерпевшего.

Допрос под гипнозом проводится с участием специалиста. Свидетели и потерпевшие в данном случае не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Перед началом допроса специалисту разъясняются его права и обязанности, о чем делается отметка в протоколе допроса.

В начале допроса со свидетелем или потерпевшим согласовывается список вопросов, которые могут быть ему заданы. Допрашиваемый может предложить свою формулировку вопроса либо отказаться отвечать на определенный вопрос. Утвержденный список вопросов должен быть удостоверен подписями потерпевшего или свидетеля, а также следователем и специалистом и приложен к протоколу допроса под гипнозом.

После этого специалист погружает допрашиваемого в транс и задает ему ранее согласованные вопросы. Не допускается постановка перед допрашиваемым вопросов, не согласованных с ним. Ход допроса фиксируется с помощью видеозаписи.

Не допускается допрос под гипнозом малолетних детей в возрасте до семи лет. При допросе лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, вопросы, которые могут быть им заданы, согласовываются также с учетом мнения их законного представителя и педагога, присутствующих при производстве данного следственного действия. По окончании допроса присутствующие удостоверяют своей подписью протокол допроса.

О допросе потерпевшего или свидетеля под гипнозом составляется протокол с соблюдением требований, предъявляемых к протоколу следственного действия. Протокол должен содержать указание на разъяснение специалисту его прав и обязанностей. В протоколе также делается отметка о разъяснении потерпевшему или свидетелю его права на отвод специалиста и поступивших в связи с этим заявлениях.

В протоколе записываются заданные допрашиваемому вопросы и его ответы. Ответы свидетеля или потерпевшего, допрошенного под гипнозом, заносятся в протокол в первом лице и по возможности дословно.

По окончании допроса и вывода допрашиваемого из состояния гипноза протокол предъявляется потерпевшему или свидетелю для прочтения или по их просьбе прочитываются следователем. В протоколе отмечается, прочитан ли он лично потерпевшим, свидетелем или оглашен следователем.

Протокол подписывается всеми лицами, присутствующими при допросе. Потерпевшие и свидетели подписывают каждую страницу протокола». Как отмечают авторы, предложенная ими процедура допроса под гипнозом может быть скорректирована, уточнена и дополнена.

Проблема криминалистического применения гипноза требует дальнейшего научного исследования, и лишь после всестороннего анализа, а также апробации на практике можно будет говорить об использовании данного метода в целях получения доказательственной информации при расследовании преступлений.



[1] Каневский Л. Л., Безруков Ю. Н. О нетрадиционных методах расследования в криминалистике // Западно-Сибирские криминалистические чтения. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 1997.

[2] Каневский Л.Л., Безруков Ю.Н. О нетрадиционных методах расследования в криминалистике // Западно-Сибирские криминалистические чтения. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 1997.

[3] Белкин Р. С. Криминалистика. Проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987.

[4] Овсянников И. О допустимости вероятностного заключения эксперта // Российская юстиция. 1998. № 6.

[5] См.: Хабалев В. Д. Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной полиции: автореф. дис. . ..канд. псих. наук. М., 1997.

[6] Образцов В. А. Криминалистика: курс лекций. М., 1996. С. 197-210.

[7] Руденко О. А. Участие специалиста при производстве следственных действий и розыскных мероприятий // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы правоприменительной деятельности. Омск, 1989. С. 120-124; Образцов В. А. Указ. раб. С. 197-210.

[8]  Иванов А. Н., Евстигнеева О. В. Проблемы использования гипноза в уголовном судопроизводстве // Вестник криминалистики / отв. ред. А. Г. Филиппов. Вып. 2 (10). М., 2004. С. 79-80.

 



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ