Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Лепёшкин Н.Я., Василин В.Г., Обирин А.И., Талынёв В.Е.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕРРОРИЗМА И АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ.
Учебно-методическое пособие.

Хабаровск, 2008.

 


РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЙ

Глава l. ТЕРРОРИЗМ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ


3. Основные элементы террористической деятельности, их психологические особенности

Терроризм как обобщенное понятие, обозначающее комплексное явление, реализуется в террористической деятельности, которая имеет внешнюю и внутреннюю структуру. Внешняя структураслужит формой, «оболочкой» этого явления и характеризуется субъектом, объектом и методом. Первым элементом внешней структурытеррористической деятельности является субъект. Ему противостоит объект. Субъект направляет на этот объект свои действия. Следует учитывать, что уровень организации субъектов может быть различным. Субъектом террористической деятельности может быть физическое лицо или организация физических лиц. При этом уровень их «сплоченности» может быть различным. Индивиды (или их организации) могут быть связаны с государством, т.е. состоять на государственной службе в специальных подразделениях и действовать под руководством и контролем государства по его заданию (использоваться открыто, так и втемную), тогда это «государственный терроризм». Отдельные группы лиц могут выступать и самостоятельно – «организованный терроризм». Кроме того, практике известны и террористы-одиночки, способные действовать на свой страх и риск – т.н. «аффективный терроризм».

Второй  элемент внешней структуры террористической деятельности – объект террористической деятельности. Круг объектов террористических устремлений достаточно обширен и может включать в себя:

  • объекты, на которые оказывается давление с применением средств террора («третья сторона»): правительственные или государственные  органы, политические деятели или организации, а также отдельные лица или массовая аудитория, через которых (опосредованно) террористы воздействуют на властные структуры, создавая у всех ощущение опасности; международные            организации, политические партии, общественные объединения, иные негосударственные, в том числе коммерческие структуры, должностные лица и иные субъекты, выступающие адресатами требований террористов. Отмечается двоякий механизм воздействия на «третью сторону» – адресата требований: непосредственный и опосредованный. Опосредованное воздействие может осуществляться многопланово, в том числе путем создания такой атмосферы в обществе (как правило с использованием средств массовой информации), которая подрывает доверие к государственным либо иным органам, дестабилизирует политико-правовую, экономическую, социально-психологическую и иную ситуации;
  • объекты, к которым применяется террористическое насилие: лица, не имеющие к террористическим действиям и их целям никакого отношения, и / или материальные ценности, имущество, производственные сооружения и т.п.. При терроризме его непосредственные жертвы, на которых оказывается психофизическое насилие, не участвуют в конфликте террористов и «третьей стороны», более того, они могут часто даже не знать о таком конфликте.

В Российской Федерации типичными объектами террористической деятельности являются:

  • человек (физическое лицо), в связи с его государственной, общественной или иной деятельностью или из мести за такую деятельность;
  • люди (группы людей) в жилых домах, гостиницах, кинотеатрах и других местах их постоянного или временного нахождения, а также  в местах их массового скопления при проведении массовых мероприятий;
  • гипераварийные объекты топливно-энергетического комплекса, коммунального хозяйства, промышленности и транспорта: атомные, гидро- и теплоэлектростанции, предприятия водоснабжения, газо- и нефтепроводы, нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия, железнодорожные и автомобильные мосты, автомагистрали;
  • прочие объекты и средства транспорта (воздушного, железнодорожного, автомобильного, речного, морского);
  • административные здания государственных и общественных учреждений, банков, торгово-промышленных корпораций, а также здания правоохранительных органов и спецслужб;
  • военные объекты и военнослужащие в местах их постоянной и временной дислокации.

Отдельно в классификации объектов террористической деятельности стоят гипераварийные объекты: атомные и гидроэлектростанции, газо- и нефтепроводы, нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие, газовые и химические предприятия и т.п. Террористы уже сегодня в состоянии вывести из строя, разрушить, уничтожить эти объекты.

В России наибольшую опасность представляет терроризм, обусловленный локальными вооруженными конфликтами. В зоне конфликтов могут оказаться объекты с химическим, бактериологическим и атомным оружием, а значит, сохраняется опасность того, что однажды террористы могут использовать его в целях шантажа, а еще страшнее – по прямому назначению. И последствия подобных террористических действий ужасающи. Жизнь показала, что террористы не остановятся ни перед чем ради достижения своих целей.

Третий элемент – террористические методы. Это методы осуществления терактов и террора в целом. Они могут быть очень разными в зависимости от того, с  каким именно видом терроризма мы имеем дело в тот или иной конкретный момент. Всю совокупность методов террористической деятельности, которых достаточно много, можно группировать по разным основаниям. Например, по видам насилия, которое лежит в основе терроризма: а) физическое; б) экономическое; в) морально-психологическое. По видам воздействия: а) парализация деятельности (объект воздействия цел, но выполнять свои функции не может или отказывается, что может произойти в результате частичного вывода из строя, например, разрушения объекта или  ранения, лишения возможности осуществлять деятельность, изоляции, похищения, захвата, устрашения физического лица или лиц); б) изменение направленности деятельности; в) уничтожение (убийство).

По способам воздействия на объект воздействия (предмет): а) устрашение; б) подавление или подрыв (уничтожение или ослабление); в) провоцирование к действию или бездействию.

Однако конечная цель всех методов – принуждение (изменение проводимой политики, отношений, совершение нужных террористам действий (бездействие), например, освобождение осужденных террористов-единомышленников и т.п.). Терроризм содержит в себе элементы политических, силовых и пропагандистских методов борьбы.

Террористическая деятельность является сложной, иерархически построенной, многофункциональной и динамически развивающейся системой, которая имеет свою внешнюю психологическую структуру. Психологический анализ деятельности предполагает выделение в ней основных структурных компонентов и установление характера связи между ними. К ним относится мотив, цель, действия, способы, условия, операции, средства, результат деятельности и обратная связь.

Центральным звеном в этой цепочке является мотив. Основу психологического познания терроризма составляет анализ мотивов этого явления. Имеются в виду не столько декларируемые террористами цели своих акций, сколько субъективный смысл их преступного поведения, его психологический выигрыш для самого террориста, в том числе и в тех случаях, когда он действует за материальное вознаграждение. Последнее обстоятельство выделено в связи с тем, что корыстные стимулы лишь внешне выглядят единственными мотивами, а на бессознательном уровне, функционируют еще и другие, не менее мощные побуждения, которые достаточно часто являются ведущими.

Следовательно, мотив – это не то, что лежит на поверхности и что может объяснить сам террорист, и, конечно не то, что указано в приговоре. Под мотивами террористической деятельности в большинстве случаев понимаются пристрастно отраженные ее субъектами предметы их актуальных потребностей, удовлетворение которых они связывают с этой деятельностью. Кризисные     социально-экономические процессы, явления, препятствующие удовлетворению потребностей, рассматриваются как мотивационные факторы.

Деятельности без мотива не бывает. Так называемая «немотивированная» деятельность (есть в психологии такой термин) – это не лишенная мотива деятельность, а деятельность с объективно или субъективно скрытым мотивом. Мотив – это внутренний психологический источник деятельности. Он побуждает человека к деятельности и одновременно придает ей разумный личностный смысл (ради чего она выполняется). Без мотива деятельность просто невозможна. Человек далеко не всегда осознает мотивы своей деятельности. Однако это не означает, что их может не быть. Мотив является конституирующим элементом деятельности. Именно поэтому в зависимости от содержания мотива выделяют отдельные виды деятельности. Мотив несет две функции. Во-первых, это побудительная функция, побуждающая человека к данной деятельности. Во-вторых, смыслообразующая функция, придающая данной деятельности особый личностный смысл.

В качестве основы формирования мотива выступают потребности, которые являются первоисточником и движущей силой человеческой деятельности. Потребность связана с необходимостью сохранения или изменения ее носителя. Она осознается как нужда в предметах и условиях внешней среды или внутреннего состояния. Она побуждает к деятельности, направленной на создание необходимых для человека условий. Через призму потребностей воспринимается внешняя ситуация, а сами потребности являются продуктом связи человека с внешней средой.

Потребность личности всегда предметна, т.е. для ее удовлетворения необходимо получение вполне определенного предмета, что предполагает соответствующее стремление – первичное побуждение, тяготение к объекту (предмету). Пока эти стремления смутны, неясны, безотчетны и пока человек не имеет представления о способах удовлетворения потребностей, эти стремления называются просто влечениями.

Если же у человека к стремлениям или влечениям присоединяются представления о том, что именно надлежит сделать, чтобы удовлетворить потребности и избавиться от неприятного чувства, тогда стремления или влечения становятся желаниями (или хотениями). Желание – потребность, перешедшая в мысль о возможности чем-либо обладать или чего-либо осуществить. Чем предмет привлекательнее, тем человеку больше хочется им овладеть. А поскольку желание не восходит из глубин потребностной сферы, а определяется лишь самим предметом, то торможения здесь и близко нет – желание сразу же обретает почти неудержимый и во всяком случае весьма настоятельный характер. Правда, как только данный предмет из поля внимания человека уйдет, желание ослабевает. Но возникает в соответствии с появившимся в поле зрения другим привлекательным предметом. И опять же оно имеет настоятельный характер. Имея побуждающую силу, желание обостряет осознание цели будущего действия и построение его плана.

При невозможности удовлетворить желание, возникает состояние фрустрации, которое сопровождается разочарованием, тревогой, раздражением,      отчаянием и др. При этом человек способен мыслить не только в единичных представлениях, но и в универсальных понятиях, способен подчинять свои чувственные влечения и даже желания высшей нравственной идее, благодаря чему может из многих возможных действия выбирать то, которое соответствует этой идее. Способность к такому выбору, предполагающему свободу воли, и есть, собственно говоря, чистый волевой акт. Стремления, влечения и желания, суть волевого акта.

Если человеку известны средства достижения желаемого, но он еще не приступил к их осуществлению, то ему свойственны намерения. Эмоциональным проявлением идеальных потребностей являются интересы. Субъективно, для самого человека, интересы обнаруживаются в положительном или, напротив, отрицательном тоне протекания всей деятельности. Интерес – это избирательное отношение личности к объекту в силу его жизненного значения и эмоциональной привлекательности. Интерес, как правило, напрямую не связан с какой-либо одной, актуальной в данный момент времени потребностью. Интерес к себе может вызвать любое неожиданное событие, непроизвольно привлекшее к себе внимание, любой новый появившийся в поле зрения предмет, любой частный, случайно возникший слуховой или иной раздражитель. Способствуя ориентировке, ознакомлению с чем-то новым, более полному и глубокому отражению действительности, интересы обеспечивают направленность личности на осознание целей деятельности. В своем развитии интерес может превратиться в склонность как проявление потребности в осуществлении деятельности, вызывающей интерес.

Для удовлетворения потребности не берется какой-либо предмет. Интересующий предмет именно избирается личностью в соответствии с ее ценностными ориентациями, т.е. с тем, что с ее точки зрения является хорошим или плохим, современным или устаревшим, полезным или вредным, соответствующим ее социальному положению или нет и т.д.

В то же время ценностные ориентации личности органически связаны с уровнем образования и общей системой ее убеждений. Убеждения – определенные положения, суждения, мнения, принципы и идеалы, знания о природе и обществе, которые поняты, осмыслены, прочувствованы и пережиты, в которые человек верит и руководствуется ими в жизни. Они базируются на осведомленности и опыте человека. Базовая основа убеждений может быть узкой, локальной, ситуативной. В этом случае речь идет об отдельных принципах. Они могут отражать широкий спектр познаний и опыта человека, достаточный для решения вопросов профессиональной деятельности или хобби. В этих случаях говорят об определенных взглядах, общественно-политических, научных, житейских, религиозных. Наконец, если человек обладает упорядоченной, внутреннее организованной, целостной системой взглядов на мир, то в данном случае речь идет о мировоззрении. Это один из самых стойких мотивов личности.

По степени приверженности человека определенным убеждениям, последние могут принимать форму фанатизма, готовности к жертвам ради идеи. Особым качеством личности является убежденность, которая определяет общую направленность всей ее деятельности и выступает регулятором ее           поведения и деятельности. Убежденность выражается в глубокой и обоснованной уверенности в истинности знаний, принципов и идеалов, которыми руководствуется человек, составляет содержание мотивов деятельности, формирует установки личности.

Установки представляют собой особый момент, предвосхищение человеком целей и задач, занятую им позицию, которая заключается в определенном отношении к этим целям и задачам и выражается в избирательной мобилизованности и готовности к деятельности, направленной на их достижение.

Таким образом, мотивационные образования, лежащие в основе террора, могут быть самыми различными. Типология мотивов террористической деятельности неоднократно обсуждалась в научной печати, и на это счет, естественно, существуют разные точки зрения. Г. Ньюман [164] выделил три основных мотива террористической деятельности. Во-первых, мотив культурологический когда,по логике террористов, общество надо время от времени «будоражить», лучше всего «с помощью крови». Во-вторых, мотив рациональный – террор трактуется ими как эффективный инструмент политической деятельности. В-третьих, мотив идеологический террор выступает как орудие регуляции социальных процессов.

С.А. Эфиров [151] выделяет следующие мотивы террористической деятельности: 1) самоутверждение;2) самоидентификацию;3) молодежную романтику и героизм;4) придание своей деятельности особой значимости;5) преодоление отчуждения, конформизма, стандартизации, маргинальности, пресыщения и т.п. Иногда сюда примешиваются и корыстные мотивы, которые могут вытеснять идейные или переплетаться с ними. Основным мотивом данный автор считает «идейный абсолютизм», «железные» убеждения в обладании единственной, высшей, окончательной истиной, уникальным рецептом спасения своего народа, группы или даже человечества.

Согласно другим типологиям мотиваций террористической деятельности, они могут быть личностными (эмоциональными, невротическо-психопатологическими и корыстными) и политико-идеологическими.И хотя они чаще всего переплетаются, основное внимание должно быть обращено на последние, которые могут быть трех основных видов – политическими, националистическими (чаще всего сепаратистскими) и религиозными (часто фундаменталистскими). Наиболее прочной и труднопреодолимой является мотивационная основа националистического и религиозного терроризма, поскольку она связана с семейными традициями, закладывается с детства, передается из поколения в поколение. Еще более «мощной» оказывается мотивационная основа террористической деятельности в процессе переплетения националистических мотивов с религиозно-фундаменталистскими.

Также среди основных мотивов террористической деятельности («террорной работы») выделяют следующие группы таких мотивов [105]:

  • Меркантильные мотивы. Террор, как и любая сфера человеческой деятельности, представляет собой оплачиваемый труд. Соответственно для определенного числа людей это занятие – способ заработать. Террористы игнорируют любые другие интересы, кроме личных. Они не стремятся к изменению существующего порядка вещей – он их, как правило, вполне устраивает. За «ширмой» мнимо-политических идей легко просматривается удовлетворение личных потребностей за счет насилия над людьми; главное – получить личную выгоду. Их действия, с их точки зрения, мотивированы. Однако какие бы мотивы ни выдвигались, общая черта террористов – тенденция к экстремизму и насилию.
  • Идеологические мотивы. Это более устойчивые мотивы, основанные на совпадении собственных ценностей человека, его идейных позиций с террористической идеологией.
  • Мотивы преобразования,активного изменения мира. Это мотивы, связанные с пониманием несовершенства и несправедливости существующего мира и настойчивым стремлением улучшить, преобразовать его. Субъектами политического терроризма движет некая идея о необходимости изменения существующего порядка вещей. Независимо от специфики этой идеи (левый или правый экстремизм, клерикализм, национализм, расизм, фашизм и т.п.), субъекты террористической деятельности рассчитывают заставить жить общество по правилам, которые они считают единственно верными, будь это внедрение принципов социальной справедливости, приводящее к построению «светлого будущего», установление тоталитарного режима с жестким делением людей на низшие и высшие классы или формирование исламского государства с ликвидацией светских институтов.
  • Мотив своей власти над людьми, глубинный мотив. Он поддерживается бессознательными фантазиями о собственном всемогуществе. Насилие применяется для утверждения личной власти, через насилие террорист утверждает себя и свою личность, обретая власть над людьми.

По мнению В. Пирожкова, «в какие бы одежды на рядились террористы, какие бы не преследовали цели (политические – захват власти, смена общественного строя; нравственные – достижение ложно понимаемой ими «справедливости»; экономические – устранение ненавистных конкурентов; религиозные – отстаивание чистоты веры; психологические – получить известность, прославится, оставить след в истории и т.п.) – за всем этим стоит стремление испытать власть над людьми. Не случайно говорят: власть – всегда всласть. Власть над людьми – это своеобразный наркотик, и кто хотя бы раз его «отведал», тот вновь и вновь стремится к нему. Это показывает и изучение психологии наемничества лиц, кочующих из одного конфликтного региона в другой. На определенном этапе их перестают интересовать деньги, неотвратимой тягой обладает сама возможность убивать. Поэтому в процессе занятия терроризмом цель теряется, какой бы справедливой она ни выглядела, а возникает неукротимая жажда испытать власть над людьми» [118].

  • Мотив интереса и привлекательности террора как сферы деятельности. Здесь не столько стремление к выгоде, сколько желание получить острые ощущения. В этом случае иногда также говорят об игровых мотивах. Для определенного числа людей, особенно обеспеченных и достаточно образованных, террор бывает, интересен просто как новая, необычная сфера занятий. Их занимают связанный с террором риск, разработка планов, всевозможные детали подготовки террористического акта, нюансы его осуществления.
  • Товарищеские мотивы эмоциональной привязанности в разнообразных вариантах – от мотива мести за вред, нанесенный товарищам по борьбе, единоверцам, соплеменникам, соратникам по политической деятельности и т.д., до мотивов традиционного участия в терроре потому, что им занимался кто-то из друзей, родственников, соплеменников или единоверцев.
  • Мотив самореализации – парадоксальный мотив. Самореализация – с одной стороны, удел сильных духом людей, наиболее полное осуществление личности, ее полная самоотдача, растворение человека в террористическом акте вплоть до самопожертвования. Однако, с другой стороны такая самореализация – признание ограниченности возможностей и констатация несостоятельности человека, не находящего иных способов воздействия на мир, кроме насилия и разрушения. Такая самореализация, оборачивающаяся самоуничтожением, означает, прежде всего, признание факта психологической деструкции личности.

Можно утверждать, что, помимо денег, террористическая деятельность приносит человеку ощутимую психологическую выгоду. Поэтому в самом общем виде мотивы участия в террористической деятельности можно разделить на корыстные и бескорыстные. Корыстная мотивация наиболее проста – это жажда наживы. Она превращает террор в обычную работу. Как и всякая работа, она стоит денег и может являться способом добычи средств для существования или для продолжения террористической деятельности. Человека обучают навыкам, дают аванс и обещают заплатить определенные деньги после того, как он выполнит полученное задание. Желая заработать деньги, он идет и выполняет это задание: взрывает здание, убивает политического лидера или производит взрыв в местах массового скопления населения. При такой мотивации террористы, в сущности, мало чем отличаются от обыкновенных наемных убийц.

Для всех террористов, особенно для тех, кто занимается этой «работой» из корыстных мотивов, важным является вопрос о том, как он сам объясняет свои действия не кому-то, а прежде всего самому себе. Убийство человека для подавляющего большинства людей всегда остается нравственным преступлением, которое требуется хотя бы объяснить другим людям. Как известно, потребность в понимании – одна из глубинных потребностей человека, делающая его социальным существом. Однако мотивировки, даже искренние, носят во многом привносимый, внешний характер по отношению к террористу.

Некоторые специалисты считают:

- что степень напряженности борьбы при совершении террористических актов зависит от дистанции между террористами и жертвой;

- ответственность за преступление, совершенное террористической группой, распределяется между участниками, (это, в их представлении, смягчает вину каждого в отдельности из них). Поэтому индивиду легче в психологическом плане совершить террористический акт совместно с соучастниками, чем в одиночку;

- часто террористы «поразительно» слабо представляют последствия своих террористических преступлений.

Различие в мотивах определяет разницу в отношении субъектов террористической деятельности к самой этой деятельности. Когда последняя опирается на политический или идеологический фундамент, она превращается  в главный смысл жизни, а субъект террористической деятельности идентифицирует себя и своих соратников по террору с обладателями некой высшей истины. Эта убежденность в своей правоте нередко доходит до фанатизма, ярким примером которого могут служить акты самопожертвования палестинских террористов-смертников или «тигров Тамил-Илама». Корыстные террористы не идут на самопожертвование никогда.

Свежее пополнение вступает в ряды террористов на основании неосознаваемых мотивов. К ним можно отнести:

1. Мотивы, связанные с травматическим опытом в прошлом, – это проигрывание пережитых травматических ситуаций, но с обязательной сменой ролей. Как показал психолог и психоаналитик З. Фрейд, для человека, который пережил унижение или жестокое обращение, в некоторых случаях характерна «идентификация с агрессором» – принятие поведения другого человека, который когда-то причинил моральную или физическую боль. Другими словами, принимая такое поведение, человек пытается справиться с травмой, преодолеть ее последствия, но использует для этого не самый эффективный способ.

2. Мотив замещения, который имеет место в том случае, когда достижение первоначальной цели по каким-то причинам оказывается невозможным, а потому человек стремится реализовать ее в других обстоятельствах.

3. Компенсаторные мотивы – мотивы, которые связаны со стремлением преодолеть чувство собственной неполноценности. Человек, который убежден в собственной неполноценности и ущербности, обычно стремится к компенсации своих недостатков, что может выражаться в усиленном стремлении занять высокое положение в обществе, приобрести исключительные умения и знания, быть успешным и т.д. В подобных случаях мы имеем дело с социально одобряемыми или допускаемыми формами компенсации. Однако в некоторых случаях чувство неполноценности приводит к неоправданному «геройству», к совершению необдуманных поступков, в том числе террористического характера.

Мотивы террористической деятельности могут проявляться так же, как и влечения определенных категорий людей к совершению истязаний, убийств, причинения мучений жертве или иным глумлением над ней (чеченские боевики, полевые командиры), актов вандализма, учинению взрывов и пожаров и т.д. Специалисты относят импульсивно возникающее неопределимое влечение к совершению определенного общественно опасного деяния к психической болезни – патологии влечений. Однако этот тип психических аномалий вряд ли можно рассматривать как полностью исключающий вменяемость, поскольку террорист, побуждаемый влечением, способен воздерживаться от совершения подобный действий, если ситуация явно неблагоприятна и чревата опасными для него последствиями.

Повторим, что психологически терроризм – это, прежде всего, технология или комплекс технологий, позволяющих специфическим способом удовлетворить любое из присущих человеческому существу потребностных состояний. Это могут быть потребности самого разного уровня: от базовых – влечение к смерти, агрессия, физиологические потребности, потребность в безопасности, защите, в аффилиации, в новых и сильных впечатлениях, до самых высоких – потребность в общении, в самореализации, власти, любви, обретении смысла жизни или плана вечного спасения,

Технологии терроризма, при всем их кажущемся отличии от «мирных» способов решения актуальных социально-психологических и индивидуально-психологических задач, стоящих перед личностью и социумом в целом, несут в себе все типичные для других современных технологий удовлетворения потребностей признаки: иллюзорную простоту, легкость, быстроту достижения результата, внятность действий и выгод.

Необходимо отметить, что, во-первых, мотивы заметно отличаются в конкретных видах террористического поведения; во-вторых, даже в рамках одного и того же террористического акта разные его участники могут побуждаться разными мотивами. Мотив в террористической деятельности является тем системообразующим компонентом, который определяет многие ее элементы: тактические и стратегические цели, преимущественные объекты и формы преступных посягательств, выбор места и времени совершения теракта, отношение к средствам массовой информации и общественному мнению и другие.

Формирование мотива предполагает мысленную постановку определенной цели. Под целью понимается мысленное или образное представление конечного или промежуточного результата деятельности. Например, токарь, вытачивающий на станке деталь, уже представляет ее мысленно. И это характерно для любой деятельности. Благодаря цели деятельность становится упорядоченной и предсказуемой. Она как бы концентрирует в одном направлении все усилия и ресурсы человека. Цели не выдумываются, не ставятся безотносительно к реальному опыту, они как бы вытекают из ранее совершенного. Даже у самой «фантастической» фантазии всегда есть некий прообраз, знакомый человеку по его опыту.

В выделении целей террористической деятельности в научном сообществе нет единства, хотя большинство отмечает, что формирование целей терроризма не связано с конкретным проявлением насилия, они выходят за границы осуществляемого насилия, цель терроризма достигается путем психологического воздействия на индивидов или их группы, не являющихся непосредственными жертвами насилия. Так, А. Бернард справедливо указывает, что основной принцип терроризма состоит в достижении поставленной цели не непосредственно, а путем формирования нужных реакций тех, кому данный акт насилия бросает вызов [64].

Перспективной (конечной) целью террористической деятельности является оказание воздействия на принятие выгодного террористам решения органами власти или их конкретного представителя. Характерной особенностью террора является именно его политическая направленность. За каждым террористическим актом стоит попытка решения определенных политических задач путем устранения с политической арены неугодных государственных или общественных деятелей. Террористы стремятся сорвать проводившийся этим   деятелем (а не только органом власти или местного самоуправления) политический курс, посеять панику и растерянность среди его возможных преемников и последователей.

Когда «официально» декларируемые цели достигнуты, для отдельных террористов может наступить личная катастрофа – прежде всего, для тех, кто начал заниматься терроризмом из некрофильских или игровых побуждений, из желания идентифицироваться в группе и получить ее психологическую поддержку, кто во всем винит других и готов мстить всему миру, кому, наконец, лучше всего удается то дело, которое требует использования оружия, и кто не может найти себя в мирном труде. Выходы: определение новых целей для террористической активности, наемничество, обыкновенный бандитизм, изредка прикрываемый цветастыми «левыми» или «правыми» фразами. Естественно, все это выходы для тех, кто не погиб во время террористической акции и не попал в тюрьму. Кстати, оперативно-следственная практика показывает, что из тюрьмы тоже можно руководить террором.

Необходимо отметить, что цель при совершении теракта может совпадать с мотивом, если террористы действовали из враждебных побуждений. Но, как правило, цель отличается от мотива. Например, при совершении террористического акта по заданию криминального авторитета у исполнителя в качестве мотива могут быть корысть и иные низменные побуждения. Но какими бы мотивами не руководствовались террористы, какие бы цели не преследовали, у них нет, ни совести, ни жалости, ни чести. Нет лица, национальности и веры.

Достижение цели, получение результата – это обычно не одномоментный акт, а длительный процесс. Цель как бы развертывается в систему частных задач, каждая из которых реализуется путем выполнения действий. Поэтому деятельность может быть описана как система сменяющих друг друга действий. Без цели, так же, как и без мотива, существование деятельности невозможно. Она превращается в неупорядоченный набор отдельных движений и поведенческих актов. Целостная деятельность состоит из системы отдельных, относительно самостоятельных действий, выстроенных в определенной временной последовательности. А все вместе они приводят к достижению цели всей деятельности. Одно и то же действие может иметь разные мотивы. Однако при изменении цели, действие становится иным, по содержанию и сущности даже в том случае, если у него сохраняется мотив. Действие считается успешным и законченным при достижении цели. В ходе этого процесса происходит ее опредмечивание (объективизация) в соответствующем продукте или результате действия, то есть то, что ранее было субъективным образом, теперь становится объективной реальностью.

Известно, что выполнение одного и того же действия можно осуществлять различными способами. Из следственной практики известно, что способы совершения однотипных преступлений устойчиво повторяются и приобретают характерные черты у лиц, относящихся к определенным социальным, профессиональным и иным группам, или у одних и тех же лиц. Конкретное лицо избирает способ совершения преступления не произвольно. Вся деятельность людей зависит от объективного мира и им определяется, является результатом         сознательного преломления воздействующих факторов внешней среды. Поэтому поведение террориста не может не носить на себе отпечатка психических процессов, состояний, свойств и психологических качеств данного лица. Как правило, на выбор способа совершения преступления влияют: свойства объекта преступного посягательства; цель и мотив совершения преступления; знания, умения и привычки данного лица; наличие специальной подготовки; его соматические свойства, характер и другие качества личности.

Имеющиеся возможности оцениваются террористом с точки зрения эффективности по ряду критериев: целесообразность (пригодность данного способа для достижения цели); надежность (вероятность получения нужного эффекта); продуктивность (получение наибольшей пользы для себя); рентабельность (соразмерность расхода времени, сил и средств с ценностью преступного результата); быстрота достижения желаемой цели; безопасность (минимизация риска и нежелательных последствий) и т.д. Логично предположить, что террористу редко удается достигнуть оптимальности действия по всем возможным критериям. Зачастую ему приходится идти на компромисс, уступая по одним критериям в пользу других. Границы этих уступок зависят от субъективной значимости каждого критерия и стоящих за ним ценностей, поэтому в основе выбора способа действия террориста также лежит предпочтение одних ценностей другим.

Способы террористической деятельности многообразны. Они зависят от выбранного объекта, от возможностей террориста с учетом избранной цели и доступности соответствующих орудий деяния, от конкретной ситуации, в которой вынужден действовать субъект террористической деятельности. Основными, наиболее типичными способами террористической деятельности принято считать: 1) нападение, которое может совершаться как открыто, так и из засады (в т.ч. с большого расстояния, что обеспечивает более высокую степень конспирации и безопасности для нападающих); 2) минирование объектов промышленности, транспорта, связи, военных объектов, жилых зданий; 3) минирование мест постоянного нахождения жертвы; 4) минирование маршрута передвижения объекта, который предварительно тщательно изучается; 5) применение взрывчатых устройств, закамуфлированных под бытовые предметы в почтовых посылках или бандеролях и адресованных конкретному лицу; 6) использование отравляющих веществ (в письмах, телефонных трубках и т.п.).

Каждый раз террорист выбирает определенный способ действий для разрушения материальных объектов и убийства  людей в местах обычного появления жертвы; во время массовых беспорядков или обострения межнациональных конфликтов; для убийства военнослужащих, находящихся на посту по охране складов с оружием, боеприпасами либо в помещении ГИБДД; при захвате заложников или членов экипажа воздушных судов в целях бегства за границу или получения выкупа и т.д.

Реализация любого действия осуществляется в контексте некоторых объективных и субъективных факторов (обстоятельств), имеющих отношение к достижению поставленной цели. Они называются условиями реализации цели.

Условия могут быть благоприятными или неблагоприятными с точки зрения субъекта. Однако в любом случае он должен хорошо знать их и принимать во внимание при построении своего действия. Представление субъекта об условиях выполнения действия называется его ориентировочной основой. В случае рассогласования действий с целями, а это может произойти в результате изменения конкретных условий, человеку приходится изменить не цель, а способы ее достижения. Среда, в которой протекает террористическая деятельность, может быть природной, климатической, общественной, агентурно-оперативной. От характеристики среды в значительной степени зависят организация террористической деятельности, выбор ее форм и тактики.

Конкретный способ выполнения действия, зависящий от условий деятельности, называется операцией. Операция– первичная единица деятельности. Это задача, заданная в определенных условиях. Решая такие задачи, человек совершает действие. Успешность достижения цели будет зависеть от того, насколько хорошо и полно субъект ориентируется в соответствующих условиях и насколько адекватны выбранные им способы выполнения действия – операции. В зависимости от этого они могут быть разумными и неразумными. Человек далеко не всегда осознает операции. При выполнении обычных и несложных действий операции представляются неосознаваемыми. Их называют автоматизмами. Например, такие операции как написание букв при письме почти всегда бывает неосознаваемым. Для того, чтобы произошло осознание подобных операций необходимо, чтобы при их выполнении возникли определенные трудности.

Применительно к конкретной ситуации осуществляется выбор средств. Средство в широком понимании – это все, что служит достижению цели, какому-либо намеренному действию. Все средства террористической деятельности можно разделить на две группы: средства материального воздействия (оружие, взрывчатые и отравляющие вещества и пр.) и средства нематериального воздействия (угрозы, предупреждения о якобы готовящихся взрывах, убийствах и других акциях, запугивание, устрашение и иные формы морально-психологического воздействия). Важно подчеркнуть, что страх, устрашение, например населения, является не целью террористической деятельности, а средством достижения цели, причем одним из основных. Данную позицию разделяют в последнее время все большее количество исследователей.

Арсенал средств, используемых террористами, постоянно расширяется и совершенствуется. В последнее время он расширяется за счет привлечения: современных транспортных средств, в частности авиалайнеров; новейшего оружия; компьютерных вирусов и специальных программ для уничтожения баз данных ЭВМ; генераторов электромагнитных импульсов; химического, биологического и ядерного оружия, отравляющих и взрывчатых веществ, объектов их производства, транспортировки и хранения; использования смертников.

Как правило, средства являются типичными для определенной группы террористических актов, совершаемых одинаковым способом. Например, значительную часть огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, комплектующих изделий, материалов и необходимых технических средств террористы          приобретают в готовом виде (взрывчатые вещества, детонаторы, будильники, электробатареи, лампочки и др.), изготавливают сами или с помощью специалистов втемную, например, под предлогом изготовления или ремонта бытовых приборов и механизмов.

Способы террористической деятельности и применяемые при этом средства, по сравнению с другими компонентами ее психологической и криминалистической характеристики, обладают наибольшими отражательными свойствами. Именно они неизбежно вызывают изменения в окружающей обстановке и запечатлеваются в сознании людей (будущих свидетелей и потерпевших).

Под результатом деятельности подразумевается сам факт полного или частичного удовлетворения исходной потребности террориста. Обратная связь представляет собой постоянный поток информации, идущий к террористу от объекта деятельности и иных ее компонентов. Она показывает, насколько исчерпана первоначальная мотивация. Если этого не происходит, то деятельность может быть продолжена.

В заключение отметим, что отношения между структурными компонентами террористической деятельности являются очень динамичными. При определенных условиях они могут трансформироваться друг в друга. Например, действие может превратиться в самостоятельную деятельность, если оно само станет притягательным для человека, то есть обретет мотивационные свойства. По мере многократного выполнения действия, его автоматизации и утраты цели, оно становится операцией, входящей в состав другого действия. При деавтоматизации операция может стать целенаправленным действием. Террористическая деятельность соотносится с ее мотивами, действия с их целями, а операции с условиями. Порой очень трудно четко определить уровень активности террориста, возможность точно выяснить: является ли эта активность деятельностью, действием или операцией. Не менее сложно определить смещение мотива на цель, цели на условия (или наоборот).

Элементами (подсистемами) террористической деятельности выступают отдельные деятельности (определенные виды деятельности). При этом исследователи исходят из того, что элементы и их отношения образуют структуру только тогда, когда отношения элементов приобретают характер устойчивых внутренних связей [68]. На этой основе возникают целостные свойства системы, проявляемые в ее внешних связях, которые в террористической деятельности выступают в двух основных свойствах – в конспиративности деятельности и ее устрашающем насильственном воздействии как на другие внешние системы в целом и их связи, так и на элементы, их связи и отношения.

Исходя из анализа террористической практики, можно составить следующую модель террористической деятельности как деятельности террористической организации, представляющую собой совокупность следующих подсистем деятельности (основных ее элементов):

1) интегрирующий вид деятельности, идейно-организационная и управленческая деятельность по руководству, планированию деятельности террористической организации;

2) подбор, вербовка, обучение, подготовка и переподготовка членов террористической организации, других организаций или лиц, привлекаемых для решения конкретных задач;

3) организация, планирование, подготовка террористического акта;

4) непосредственное исполнение террористического акта;

5) разведывательное обеспечение террористической деятельности (например, сбор и добывание разведывательных сведений об объектах воздействия и управления, их окружении, о маршрутах выдвижения и отхода исполнителей террористического акта, в том числе проверка маршрутов, о силах, средствах, методах деятельности компетентных органов и пр.);

6) контрразведывательное и охранное обеспечение террористической деятельности (контрнаблюдение, проверка новых членов организации, вербовка сотрудников специальных служб и правоохранительных органов и иных представляющих интерес организаций, оперативно-техническое проникновение в них, охрана руководителей террористической организации, мест содержания похищенных лиц, баз, лагерей подготовки, конспиративных квартир и  пр.);

7) информационно-аналитическое и пропагандистское обеспечение террористической деятельности (анализ открытых источников и полученной разведывательной информации, распространение сведений о захваченных лицах, программе и «намерениях» организации, изучение опыта деятельности других террористических организаций и компетентных органов, создание собственных информационных ресурсов, пропаганда идей терроризма и целей организаций, в том числе путем распространения соответствующих материалов и пр.);

8) финансовое, материально-техническое и иное специальное обеспечение (например оперативно-техническое) деятельности террористической организации и подготовки теракта (добывание транспортных средств, средств связи, специальных технических средств, средств совершения террористического акта, включая оружие и взрывчатые вещества и взрывные устройства, изготовление или приобретение необходимых документов прикрытия, подбор, постройка или приобретение (наем, покупка) помещений для участников организации (включая схроны) и содержания похищенных лиц, организация лечения, реабилитации и отдыха террористов и пр.);

9) создание подконтрольных структур и осуществление деятельности, которые позволяют получать дополнительные возможности, в том числе во властных структурах и органах власти, источники финансирования, а также служат официальным прикрытием террористической деятельности;

10) установление и поддержание связей с партийными, общественными, государственными и иными структурами, другими террористическими организациями и (или) преступными группами, оказание им или получение от них помощи, в том числе в подготовке террористов.

При этом, наиболее уязвимыми элементами с точки зрения возможного их выявления компетентными органами представляются финансовое и материально-техническое обеспечение, подбор, обучение, подготовка и переподготовка членов организации, пропаганда целей организации, распространение соответствующих материалов, установление и поддержание связей с другими      террористическими организациями и (или) преступными группами. Это связано с тем, что реализация данных направлений предполагает активную, открытую, публичную деятельность представителей террористической организации. При этом пресечение каналов финансирования террористов, как показывает мировой опыт и опыт контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, является наиболее эффективным средством в борьбе с терроризмом. Кроме того, достаточно интересным с оперативной точки зрения представляется фактор конкуренции между террористическими организациями за спонсоров и источники финансирования.

Объем интегрирующего вида деятельности зависит от размера самой террористической организации или ее места в структуре более высокого уровня. Интегрирующий вид может являться как составной частью непосредственно структуры террористической организации, так и составной частью управленческой структуры более высокого уровня, например, в тех случаях, когда террористическая организация является крылом, боевым отрядом, иным структурным элементом или непосредственно входит в состав политической партии, движения или иной организации. Широкое распространение получило создание неправительственных благотворительных организаций, которые, являясь прикрытием экстремистского крыла какой-либо политической партии, официально занимаются деятельностью гуманитарной направленности, а нелегально – финансированием экстремистской террористической деятельности, распространением радикальной идеологии, литературы, иной поддержкой террористов.

Нетрудно заметить, что подсистемы террористической деятельности почти «зеркально» отражают внутреннюю структуру стандартной воинской части специального назначения. Это свидетельствует о большой опасности и значительных трудностях в противодействии терроризму. Деятельность террористов характеризуется тем, что она проводится, прежде всего, для достижения политических целей; направлена на ослабление противника для изменения соотношения сил в свою пользу; имеет своим объектом все области личной, общественной жизни и государственной деятельности; осуществляется чаще всего с помощью конспиративных специфических методов и средств; реализуется нередко лицами, прошедшими специальную подготовку.

Основным элементом деятельности террористов и «ключевым методом» является теракт. Согласно ст. 205 УК РФ террористический акт – это совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях [9].

Теракт, как проявление терроризма в конкретном общественно опасном преступном деянии является социально-правовым явлением, сложным по структуре, взаимосвязям и отношениям, имеющим свои причины, динамику, определенные тенденции и закономерности. Такое явление представляет собой сложную систему взаимосвязанных и взаимообусловленных объективных и субъективных обстоятельств, физических и психических процессов – решений и действий самого виновного, иных людей, оказавшихся втянутыми в сферу преступного события, объективных процессов отражения в материальной среде обстоятельств применения орудий преступления. Следовательно, это определенный акт общественно опасного волевого поведения человека, совершаемый с заранее выработанной целью и в конкретных условиях места и времени, закономерно отражающийся в объективной действительности и сознании людей.

Террористический акт – это применение или угроза насилия против гражданских или невоюющих лиц для достижения некоторой политической цели, рассчитывая на психологический эффект страха и уязвимости. Террористический акт является «символическим», а не «инструментальным» действием, в том смысле, что он, как правило, нереалистичен с точки зрения достижения заявленной политической цели и  нелегитимен с точки зрения законности подобной цели. Нападение на гражданскую мишень используется как символ, содержащий «послание» законному политическому руководству с требованием принять решение об удовлетворении условий террористов.

Террористические акты можно определить довольно просто, опираясь  на два основных критерия. Акты насилия относят к категории террористических, если: а) используются в качестве прямого способа достижения политических целей и являются инструментами публичности и устрашения; б) направлены на то, чтобы причинить вред не непосредственному противнику в политическом конфликте, а другим людям.

Террористические акты могут проводиться как рамках террористического процесса (собственно терроризма), так и вне его. Как правило, главной задачей теракта является оказание в кратчайшее время и при минимуме сил психологического давления на жертву, духовное ее подавление, так же как и лиц, готовых прийти на помощь, создание благоприятных условий для торга.

Очевидно, что словосочетание террористический акт и акт террора аналогичны, и обозначают единичное действие с использованием тех или иных методов и средств. Термин террористическая акция подразумевает длящуюся во времени серию терактов, как правило, идентичного исполнения и преследующих единую цель (например, известная серия взрывов домов или пассажирского транспорта в России, сентябрьские взрывы 2001 года в США).

Специалисты подчеркивают, что терроризм не должен отождествляться с террористическим актом. Понятия «терроризм» как явление и террористический акт могут быть представлены как понятия «преступность и преступления». Каждый теракт является точечным выражением терроризма как явления. Понятие «терроризм», отмечает А.Н. Казаков [66], выступает как родовое понятие по отношению к конкретным актам террора. Терроризм и террористический акт – явление разного уровня, и их отождествление недопустимо. Они различны, прежде всего, по природе детерминации. Как преступность не сводится к совокупности отдельных преступлений, заключает свою мысль А.Н. Казаков, так и терроризм – не совокупность  отдельных террористических актов. В отличие от терроризма как явления, террористический акт – есть способ ослабления «противника» путем физического и психического воздействия на него. Примером может служить устранение коммерческого конкурента. Иногда при этом    сколько-нибудь физическое воздействие отсутствует (при небольшом взрыве, преследующим цель запугать, предупредить, вызвать панику и т.п.). Устранение – основная черта террористического акта, его специфика, позволяющая отделить его от терроризма как явления. Отдельный террористический акт, в отличие от терроризма, может носить символический характер, воздействующий на конкретную жертву (отдельную личность) только с целью напугать ее и проявить свою значимость. Чаще всего это происходит в результате межличностных конфликтов. Как отмечается в литературе, лица, совершающие такие акты, как правило, желают лишь показать себя, утвердиться в собственных глазах, и как им кажется – в глазах окружающих их людей. Подобные террористические акты можно отнести, скорее всего, к психическому насилию.

Террористические акты на территории России отличаются: гибкостью и неординарностью тактики террористов; ведением наблюдения и контрнаблюдения; наличием в террористических структурах групп лиц, ранее судимых, пользующихся авторитетом в терросреде и во многих случаях знакомых с приемами и методами оперативно-розыскной и процессуальной деятельности. Для нынешнего терроризма, особенно регионального характера, свойственна серийность, когда последовательно в различных районах России проводятся определенные акты, источником которых является соответствующий региональный конфликт. Их смысл в воздействии на федеральную власть, побуждении ее к уступкам, влиянии на общественное мнение. В этом смысле терроризм представляет собой и метод политической деятельности.

В террористических актах в основном участвуют мужчины. В более чем пятидесяти операциях по захвату заложников в России и организации взрывов участвовали только несколько женщин. Обычно женщины играли вспомогательную роль: собирали информацию об объектах террора, обстановке, выполняли функции курьеров, обязанности медсестер, содержателей явочных и конспиративных квартир, вели пропаганду, добывали подложные документы, деньги и т.п. В настоящее время возникла тенденция к увеличению их количества среди исполнителей террористических актов. Современная тенденция действий боевиков на северном Кавказе – использование женщин в качестве террористов-смертников. Их привлекают, используя религиозный фактор, национальные традиции, психологические качества, желание отомстить за смерть близких, а также сложные и трагические жизненные обстоятельства.

Выявление истинных целей террористического акта не всегда можно осуществить сразу, так как первоначальным источником информации зачастую служит лишь фактический результат преступной деятельности. Рядовые члены  террористических группировок, попав под влияние сильного лидера, будучи соответствующим образом, идеологически обработанными, могут до конца не сознавать истинных причин создания террористической организации, не догадываться об источниках ее финансирования, не знать конечных целей деятельности. Для составления объективных представлений о террористах и их деятельности нужен тщательный, в том числе  и психологический, анализ структуры организации, поведения ее членов, оценка адекватности понимания ими    совершаемых действий, учет состояния психики, как руководителей, так и непосредственных исполнителей террористических актов.

Террористические акты осуществляют террористы, которые делятся на инициаторов, организаторов и исполнителей. Поэтому чаще всего террористами некоторые специалисты называют непосредственных исполнителей террористических актов. Практика показала: за любым терактом кто-то стоит, у террористов есть свои руководители, цели и правительства – так было и в Чечне, и в Палестине, и в Ливане, и других странах. Не важно, кто исполнил теракт: фанатик, больной, зомбированный, бедный или здоровый, богатый или бедный. Как правило, он выполнял чье-то задание, кто-то его наставлял, учил, снабжал, дал взрывчатку или оружие, указал объект, оплатил «работу». Поэтому недопустимо «зацикливаться» на исполнителях. Надо смотреть глубже: если у человека есть комплексы, то, вероятно, есть на то и причины. Именно причинные комплексы подвигают людей на какие-то действия.

Организатор (руководитель) теракта – это наиболее опасная категория террористов. Для организаторов террористических актов больше подходят слова-характеристики типа: грамотные, опытные, состоятельные, богатые, стремящиеся к власти, к безраздельному контролю над людьми и материальными ценностями, к переделу мира. В отличие от террористов-исполнителей, стремящихся к самопожертвованию, они ориентированы на благополучное продолжение земной жизни; заботятся о семьях, планируют будущее своих детей; нуждаются в потомках как хранителях их славы.

Для совершения террористических актов характерны однотипные группы. Их преступная направленность очевидна – совершение терактов. Формируются такие группы и дислоцируются в специальных укрытых местах, они надежно маскируются, достаточно мобильны, нередко, избирая объект посягательства, гастролируют. Теракты обычно осуществляют в ограниченные отрезки времени в постоянном напряжении, стремясь скорее выполнить задание и мгновенно отойти в случае неудачи. В этих условиях поведение отдельного боевика во многом определяется его психикой, а так же целями терактов.

Террористические акты совершаются и единолично (одиночками). Они редки, но более опасны, чем групповые действия.  В литературе об этом говорится так: «один против всех», или «война одиночек». Кого в данном случае можно считать одиночкой, а кого нет – вопрос весьма сложный, и ответить  на него не просто. Есть, конечно, люди, которые независимо ни от кого, сами, именно единолично, решают вопрос о том, как выразить свой протест государству и обществу, как поступить со своим «врагом», отомстить ему за причиненную обиду и т.д. Вариантов много. Обычно это семейно-бытовые преступления. Но чаще всего одиночки выступают от имени террористической организации: «один от имени единомышленников против общего врага». Таких примеров много, достаточно назвать «террористов-смертников». Это уже, как отмечают специалисты, «война одиночки или организации одиночек». Одиночек подобного типа готовит террористическая структура, причем при соблюдении строжайшей конспирации. Можно и саму такую структуру условно назвать одиночкой, если она, конспирируясь, действует изолировано, не имея связей с другими структурами. Террористические структуры подобного рода действуют только от своего имени, а потому единолично. К сказанному добавим еще и то, что единолично (в одиночку) террорист не всегда может в полной мере проявить свою значимость и заявить о себе, а от имени какой-либо террористической организации для этого появляется более легкая возможность.

Совместное участие двух и более лиц в совершении террористического акта имеет место тогда, когда деятельность одного соучастника дополняет деятельность другого, что позволяет объединить усилия и тем самым достичь общего для них преступного результата. При совершении террористического акта действия соучастников могут быть только согласованными. Для всех групп, совершающих террористические акты, характерны две формы соучастия: группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

Для совершения терактов активно применяется огнестрельное оружие, в том числе самого современного типа. Такая динамика создает предпосылки для мрачного прогноза, когда кризис в военно-промышленном комплексе и в вооруженных силах позволяет даже уголовным террористам получать доступ к ядам, взрывчатке, огнестрельному оружию, а в перспективе – к химическому, бактериологическому, ядерному. В свою очередь кризис в научных кругах стимулирует отток талантливых кадров в различные подпольные лаборатории, в том числе туда, где могут быть созданы изощренные орудия терактов.

По данным Канадского центра стратегического анализа, исследовавшего более 200 случаев химико-биологического терроризма, наиболее распространенными и доступными химическими веществами и биологическими агентами для проведения террористических актов являются: токсичные гербициды и инсектициды; сильнодействующие ядовитые вещества, такие, как хлор, фосген, синильная кислота и др.; отравляющие вещества: зарин, зоман, ви-икс, иприт, люизит; психогенные и наркотические вещества; возбудители опасных инфекций: сибирской язвы, натуральной оспы, туляремии и др.; природные яды и токсины: стрихнин, рицин, бутулотоксин, нейротоксины.

Перечисленные высокотоксичные химические вещества и биологические агенты могут попасть в руки террористов различными путями.

Сейчас террористы используют более жестокие, более изощренные меры проведения террористических актов, на высоком технологическом уровне. Современная техника позволяет сделать террористу такой же снайперский выстрел, какой может сделать профессиональный контртеррорист. Если в начале ХХ века террористы-революционеры в основном не обладали специальной военной подготовкой, доходили до всего опытным путем, фактически не имели тренировочных лагерей, то представители современных террористических организаций имеют такие базы в своей стране и за рубежом, специальную технологию, квалифицированных инструкторов, многие из которых прошли подготовку в частях специального назначения. Современные террористические акты – это специально организованная, часто профессиональная деятельность целенаправленно подготавливаемых в течение долгого времени боевиков.

Как определил А.М. Кустов [79], изучивший проблемы подготовки террористов к совершению соответствующих террористических актов, наиболее часто подготовительными действиями бывают:

- постановка цели совершения террористического акта и определение способов реализации задач;

- подбор объекта для совершения террористического акта, его изучение, определение возможной ситуации при нападении;

- принятие в террористическую организацию (группу) новых лиц, подбор соучастников террористического акта, их психологическая подготовка для совершения нападения;

- предварительное определение конкретного времени (срока) и места совершения террористического акта;

- приобретение или приготовление оружия, приспособленного для совершения террористического акта;

- подбор приспособлений или специальное изготовление орудий, необходимых для проникновения на намеченный объект, создание для этого условий;

- заблаговременное устранение препятствий для удачного совершения террористического акта по намеченному плану;

- предварительная подготовка транспортных средств, необходимых для совершения террористического акта и скрытия с места происшествия;

- подготовка места для последующего укрытия участников террористического акта, сокрытия орудий преступления;

- выработка норм поведения участников террористического акта, в том числе обработка версий поведения конкретных исполнителей в ходе предварительного следствия и способов развала уголовного дела.

Существует и множество других вариантов подготовки к терактам. При осуществлении терактов их исполнители не заботятся о каком-либо пути отступления после совершения преступления, т.к. его способ предусматривает одновременно и самоубийство исполнителя, представителя террористической группы или же психопата-одиночки. От инцидентов, совершаемых такими лицами, не застрахованы общественные деятели и охраняющие их органы и спецслужбы любого государства. Поэтому важна подготовленность сотрудников этих спецслужб к действиям по эффективному пресечению начавшегося инцидента.

Организаторы террористических актов, как правило, планируют однократные действия. Они стараются наносить только такие удары, вероятность успешности которых чрезвычайно высока. Шансов на повторные удары у террористов не остается, поскольку степень защиты объектов, подвергшихся нападению, практически сразу значительно возрастает.

Из числа подготовительных террористических действий, можно выделить открытые действия (в редких случаях, при определенных обстоятельствах) и действия, совершенные в условиях строжайшей конспирации. Последние выявляются только с помощью оперативной деятельности, главным образом за счет внедрения в среду террористов агентуры. Надо сказать, что именно скрытый характер подготовки террористического акта делает людей, общество столь беззащитным перед ним. Возможность применения предупредительных мер к террористам на практике реализуется через организацию оперативного поиска - выявления и распознавания в среде террористов лиц, которые могут иметь непосредственное отношение к подготовке террористического акта. Для подготовки такого акта, осуществляемой в условиях строжайшей конспирации, характерна скрываемая информация. Ей противостоит и «разрушает» ее оперативная информация.

Террористические акты могут быть следующих видов (или форм).

Диверсия (взрыв, поджог, распыление отравляющих веществ и т.п.). Производятся взрывы транспортных средств или в зданиях с целью нанести ущерб и вызвать человеческие жертвы, а также на открытом пространстве для уничтожения людей. Преступники используют в таких случаях специальные устройства типа «адских машинок». Их тайно закладывают в общественный транспорт, в частности в метро, троллейбусы, укрывают в залах ожидания вокзалов, в вагонах подвижного состава, следующего по железным дорогам. Во время массовых мероприятий опасность таких действий возрастает многократно. В результате взрывов страдает большое количество случайных людей. Именно такая тактика приводит к наиболее сильному психологическому эффекту и имеет место в случаях, когда террористы, абсолютно все потенциальные жертвы рассматривают как политических противников.

Очень часто диверсионная тактика принимается на вооружение террористами национальных движений (ИРА), левацкими организациями крайнего сектантского характера (РАФ), религиозными экстремистами. Также диверсионную тактику проводят такие организации, как ХАМАС, Хезболла, Аль-Каида. Самые кровавые террористические акты совершены с помощью заминированных автомобилей («автомобильных бомб»). К числу таких операций принадлежат диверсии против американских военных казарм и посольств на Ближнем Востоке и некоторых государствах Африки, а также диверсии чеченских боевиков в России. Другой вид взрывной деятельности – использование шахидов-самоубийц исламскими террористами (ХАМАС, Хезболла и др.). В результате подобных операций также гибнут десятки людей, но по степени психологического эффекта преступления этого рода представляются более мощными.

Захват заложников.Самый излюбленный прием террористов с предъявлением требований, для выполнения которых учреждается ставка в виде жизни человека. Все террористы знают, что захват заложников, как правило, обречен на неуспех. Но зато как мощно и широко будет оповещен об этом весь мир. Практика показывает, что характер предъявляемых террористами требований весьма многообразен и может быть связан с желанием покинуть страну, получить крупную сумму денег в российской или иностранной валюте, добиться отмены какого-либо политического решения (международного договора) либо, напротив, заставить принять его, освободить находящихся в заключении террористов, добиться помилования конкретному лицу, предоставить транспортное средство, наркотики, оружие, взрывчатые вещества, обеспечить встречу с работниками средств массовой информации и т.п. В этих ситуациях, когда проведение контрразведывательных и оперативно-розыскных мероприятий не      приводит к предупреждению инцидента, спецслужбы и правоохранительные органы вынуждены применять силовые методы.

Похищение.Как правило, похищениям подвергаются значительные фигуры, способные привлечь внимание общественности: известные политики, дипломаты, чиновники, журналисты. Совершается это для того, чтобы добиться исполнения политических требований, для устрашения господствующих слоев, получения средств на деятельность террористической организации. В Европе активно используют похищения баскские террористы, в России – террористы Северо-Кавказского региона. Ведению подобного рода террористической деятельности способствует ситуация политической нестабильности. Особенно часто похищения предпринимаются антиправительственными незаконными вооруженными формированиями.

Покушение и убийство. Применяются вооруженными группами. Отличаются демонстративной адресностью, способствуют созданию целенаправленного психологического воздействия на узкую аудиторию. При совершении покушений используются холодное и легкое стрелковое оружие, ручные гранаты, минометы и гранатометы. При проведении боевой операции этого типа жизнь террориста подвергается опасности, поэтому подобные операции осуществляются профессионально подготовленными людьми обычно в государствах со слабой правоохранительной структурой, а также в случаях, когда террористы имеют возможность создать численный перевес над правоохранительными подразделениями.

Ограбление (экспроприация).Один из основных видов ведения террористической деятельности экстремистами «красной» ориентации, осуществляемой как в интересах получения необходимых для организации террористической борьбы средств, так и в пропагандистских целях. Наибольший размах приобретает в периоды революционной дестабилизации общества.

Захват (хайджекинг) – овладение (угон) транспортным средством: самолетом, железнодорожным поездом, автомобилем, кораблем. Наиболее часты в мире захваты самолетов, обозначаемые как «скайджекинг». В 1969 г. совершен 91 захват гражданских самолетов (при этом 5 человек убиты и 32 ранены), в 1972 г. произведено 59 попыток угона, из которых 30 – удачные (14 человек убиты, 99 – ранены). Пик авиатерроризма приходится на сентябрь 1971 г., когда за 11 дней  были захвачены 300 пассажирских и уничтожены 4 самолета различных западных авиакомпаний. В 80-90-х гг. акты воздушного пиратства продолжались, но в значительно меньшем количестве. В XXI веке в руках террористов оказались мощные технические средства, вплоть до оружия массового поражения. Смертельным оружием, несущим гибель тысячам людей, как показали события 11 сентября 2001 г., могут стать и такие сугубо мирные гражданские объекты, как пассажирские самолеты.

Захват зданий.Активно применялся левыми террористами в Европе, а также латиноамериканскими повстанцами и палестинскими организациями, использующими тактику международного терроризма. Чаще всего налетам подвергаются здания посольств, правительственные учреждения. «Чеченский терроризм» показал примеры нападений на больницы. Как правило, захватом    здания террористическая операция не ограничивается. В случае удачного для налетчиков хода дел им предоставляется возможность покинуть захваченное строение под прикрытием заложников.

Вооруженное нападение без смертельного исхода и причинение незначительного ущерба имущества. Осуществляется террористическими организациями на стадии становления, когда еще не накоплен опыт проведения крупномасштабных операций, а также активно действующими организациями, которым необходимо только продемонстрировать способность к проведению вооруженных операций.

Кибертерроризм (кибервойна) – нападения на компьютерные сети. Первые примеры «компьютерного терроризма» появились в конце 90-х гг., что связано как с развитием сетей, так и с увеличившейся ролью  компьютеров во всех сферах жизни. Обратная сторона этого явления – зависимость нормальной жизнедеятельности общества от сохранности компьютеров, и как следствие, увеличившееся внимание к ним различных «киберпартизан» и «хакеров». Нападения на компьютеры посредством несанкционированного доступа осуществляются с целью саботировать работу соответствующих учреждений. До сегодняшнего дня кибертерроризм не нанес какого-либо существенного ущерба правительственным сетям и представлялся только тревожащим фактором. Вместе с тем многие специалисты отмечают недостаточный уровень защиты жизненно важных информационных узлов.

Распространение угроз совершения теракта – это психическое воздействие на человека, общество в форме высказывания намерения создать реальную опасность гибели людей, произвести взрыв, поджог, причинить значительный имущественный ущерб или иные общественно опасные последствия.

Угроза может быть открытой или анонимной и может быть обращена к органам государственной власти, местного самоуправления или международной организации, а также отдельным лицам. Форма такой угрозы может быть любой: устной, письменной (с помощью листовок, надписей на стенах), с использованием средств связи и массовой информации и т.д. В угрозе, как правило, содержится два элемента: характер общественно опасных действий, совершением которых угрожают, а также мотивы и цели их совершения (требование совершить те или иные действия или воздержаться от них).

Помимо этого, различают террористические акты скрытые, когда террористы стремятся не привлекать к ним внимание общественности (отравление, похищение неугодных лиц) и демонстративные, которым исполнители стремятся придать максимальный общественно-политический резонанс – взрывы, расстрелы и т.д., вплоть до принятия на себя ответственности за совершенные террористические действия.

К типичным условиям, в которых совершаются террористические акты, относится криминальная ситуация. Всякая человеческая деятельность есть деятельность в конкретных условиях, в той или иной ситуации. Сама ситуация имеет динамический, изменяющийся в процессе деятельности характер. Под криминальной ситуацией имеется в виду совокупность условий объективной обстановки, реально сложившейся к моменту зарождения преступного замысла, в период совершения теракта и прямо или косвенно влияющей на действия террориста. Эти условия в значительной мере определяют направления террористической деятельности и выбор для ее осуществления соответствующих методов, приемов и средств.

Более или менее адекватное отражение ситуации и ее оценка террористом служат основой выбора того или иного варианта поведения путем принятия соответствующего решения. Такие ситуации с известной степенью условности можно классифицировать на препятствующие (затрудняющие), благоприятствующие (способствующие) и нейтральные, а в ряде случаев – и провоцирующие.

Препятствующую террористам ситуацию создают режимные меры:

1) эффективная охрана предприятий, учреждений, особенно объектов повышенной опасности (АЭС, химических предприятий, складов оружия и боеприпасов, линий метро, аэропортов и т.д.), а также общественных и государственных деятелей;

2) добросовестное исполнение обязанностей сотрудниками ФСО России, ФСБ России, наружной службы милиции (патрулирование) и т.д., а также наличие телохранителей.

Все это затрудняет подготовку (например, хищение оружия, боеприпасов, взрывчатых материалов и изготовление взрывных устройств, деталей) и совершение террористических актов. В этих же целях на станциях московского метрополитена установлены специальные взрывозащитные камеры – бронированные контейнеры (сейфы) для помещения обнаруженных предметов, напоминающих взрывные устройства.

Одним из условий, препятствующих совершению террористических актов с использованием химического и биологического оружия, является знание гражданами признаков, позволяющих распознавать подозрительные письма, бандероли и посылки. Это, например: письма, которые не имеют обратного адреса или он указан неправильно (неточно), отправления, на которых неверно указан адрес получателя; нестандартная по весу, размеру, форме бандероль, посылка, заклеенная лентой (скотчем); корреспонденция, помеченная ограничениями типа «лично», «конфиденциально», имеющая необычный цвет, запах, отсутствие почтовых марок или штампов отделений связи.

Любой террористический акт – это акт творчества, бесконечное сочетание новых и старых приемов. К этому надо быть готовым. Когда государственная комиссия, созданная в США после 11 сентября 2001 г., обвинила разведку в том, что ее сотрудникам не хватает воображения, то руководство ЦРУ собрало на семинар представителей творческой интеллигенции. Их попросили рассказать, как зарождается творческий замысел. Нельзя загонять противодействие террористической угрозе в какие-то рамки «основных мер».

При подготовке к проведению теракта (осознано либо неосознанно) организаторами берется в расчет фактор психологического воздействия. С позиции террора нецелесообразно вырезать целую деревню в горах или городской район, если об этом никто не узнает или такой теракт примут за стихийное бедствие. Но жестоко убить одного человека перед десятками телекамер, с          трансляцией на весь мир, с выкрикиванием требований и угроз – это уже качественно подготовленный теракт.

Террористические акты воспринимаются людьми как неожиданные события пугающего и травмирующего характера. Специалисты выделяют следующие факторы, влияющие на уровень «травмированности» людей террористическим актом [65]: неожиданность события; количество жертв; степень жестокости поведения террористов «до», «во время» и «после террористического акта»; степень социальной и физической незащищенности жертв; неожиданность в выборе жертв и объектов; подача информации о событии, характере и последствиях: мера идентификации себя (своих близких) с жертвами; соответствие требований террористов и мотивов их поведения социальным нормам человека, воспринимающего информацию о теракте.

Типичной для людей является схема «стандартного» реагирования на террористический акт и террористическую угрозу, приведенная на рис. 1.

 

Схема типичной реакции на теракт

Рис. 1. Схема типичной реакции на теракт

Последовательные реакции людей на теракт можно условно разбить на три стадии: рефлекторную, психологическую и социальную. На начальной, рефлекторной стадии первая, нормальная реакция – мгновенный испуг, тут же переходящий в готовность к бегству или в реальное бегство. Через несколько мгновений человека «догоняет» чувство страха, наступает более осознанная и концептуальная реакция: индивид уже становится способным оценить реальность угрозы и пытается это сделать. По результатам реакции бегство продолжается, или испытывается облегчение от миновавшей угрозы. Затем начинается не рефлекторная, а уже психологическая реакция на теракт.

В зависимости от типа личности человек испытывает чувство бессилия и безысходности и / или чувство ответной агрессии по отношению к террористам – ненависть, желание их смерти и т.п. Люди, менее устойчивые психологически, переживают чувства подавленности и апатии. Следующую стадию реагирования на теракт можно определить как социальную. У людей психологически устойчивых возникает реакция критического отношения к властям в связи с их неспособностью предотвратить теракт. Психологически более слабые люди попадают в «апатично-тревожный маятник» – периодически переходят от апатии к тревожности и обратно.

Состояние постоянной тревожности находит три поведенческих выхода. Психологически более устойчивые мобилизуются и находят в себе силы  противостоять терроризму. Психологически слабые, но более устойчивые находят защиту в отгораживании от информации о террористической угрозе, терактах и их последствиях. Психологически слабые и неустойчивые индивиды проявляют стремление уступить требованиям террористов.

И здесь происходит самое примечательное, с точки зрения целей террористов: включается некий психологический механизм, который можно назвать «петля страха». Уступка террористам усиливает реакцию испуга от теракта, и индивид вновь эмоционально переживает все стадии реакции на теракт. После этого его стремление уступить требованиям террористам еще более усиливается, что, в свою очередь, усиливает реакцию испуга. Человек попадает в «петлю страха», все, более деморализуясь и «сдаваясь террористам». Если число «деморализованных» достигнет критической массы, сообщество, подвергшееся терактам, уступит требованиям террористов. Все структуры данного сообщества окажутся разрушенными, а само сообщество как таковое будет уничтожено (модифицировано).

Итак, терроризм имеет очень сложную структуру. Террористическая деятельность – это плановая, организованная деятельность отдельных лиц или групп, цель которой – заставить государство, общество или отдельных лиц выполнить определённые требования. Такая деятельность реализуется в терактах, рассчитанных на то, чтобы произвести как можно более сильное и угрожающее впечатление. При этом применяется насилие, часто сопряженное с жесткостью, которое нарушает жизнь, здоровье, уничтожает имущество людей, не причастных к отношениям, связанным с терроризмом. Жизнь террористической организации,  как и каждого террориста в отдельности, протекает в непрерывном движении: подготовка теракта сменяется его осуществлением, затем сразу     начинается поиск объекта следующего теракта. Без регулярной террористической деятельности и постоянного подкрепления её терактами, несущими смерть людям или таящим в себе такую опасность, терроризм лишился бы своего смысла.

Никто сегодня не застрахован от террористического нападения, считая самых охраняемых людей в мире (монархов, президентов и глав правительств, руководителей банков и т.д.). Террористический акт можно предотвратить, лишь ответив на четыре вопроса: когда, где, каким образом, кем? Но вариантов у террористов гораздо больше, чем возможностей у спецслужб. Вот в чем главная трудность антитеррористической деятельности в современных условиях.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница