Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Лепёшкин Н.Я., Василин В.Г., Обирин А.И., Талынёв В.Е.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕРРОРИЗМА И АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ.
Учебно-методическое пособие.

Хабаровск, 2008.

 


РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЙ

Глава l. ТЕРРОРИЗМ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ


4. Классификация современного терроризма, особенности и тенденции его развития

Анализ сущностных характеристик терроризма показывает, насколько это разноплановое и сложно структурированное явление. Исключительная сложность, многообразие форм, политические противоречия в оценке определяют и отсутствие единого подхода к классификации видов терроризма. Зарубежные и отечественные философы, политологи, социологи, историки, юристы систематизируют и классифицируют терроризм на разных срезах, предлагая специфические критерии классификации, что естественно отражает многомерность и сложность этого явления. Как сложный социально-психологический феномен, терроризм может быть классифицирован в зависимости от того, кто является субъектом терроризма, какие цели с помощью террора преследуются, в чем состоит его смысл и по другим критериям.

Субъектами терроризма могут быть физические лица, их группы или организации, действующие от своего имени или от чужого, а также государство. По этому основанию можно выделить следующие классификационные ряды: организованный (профессиональный, системный) и неорганизованный (стихийный) терроризм. Как представляется, для выработки системы государственных мер по противодействию терроризму выделение двух его видов: организованного, осуществляемого самостоятельно или по заданию в целях решения программных задач, и неорганизованного, осуществляемого как реакция на развитие кризиса, имеет конкретное научно-прикладное значение.

Помимо этого, выделяют негосударственный (индивидуальный или организованный), институционализированный (поддерживаемый или инспирируемый государством) и государственный терроризм (конституционализированный, когда государство применяет террористические методы борьбы, действуя формально в рамках национального законодательства, и неконституционализированный терроризм).

Террористическая деятельность может принимать формы внутреннего и международного терроризма, которые на протяжении всей истории шли рука об руку. Но если в течение XIX века терроризм оставался преимущественно внутренним политическим явлением (что было связано с активным левым революционным движением), то с конца 60-х гг. ХХ века международный     терроризм приобрел угрожающие масштабы в связи с борьбой палестинцев за независимость. Совершенно понятно, что большинство террористических актов веками носило международный характер, но авторство введения в оборот термина «международный терроризм» приписывают Рональду Рейгану.

В течение последнего десятилетия термин «международный терроризм» стал привычным на страницах СМИ в различных странах мира. Этот терроризм вырос до уровня явления, угрожающего безопасности любого государства. По прогнозным оценкам специалистов, международный терроризм представляет один из наиболее опасных вызовов международной безопасности. Он превратился в глобальную проблему, стал социально опасным для общества, многоликим по преследуемым целям и видам проявления, получил возможность использовать в своих преступных целях достижения науки и техники, в ряде случаев стал осуществляться при участии государственных органов, получив «статус» государственного терроризма.

Преследуемые террористами цели связаны с планами международных преступных сообществ по насильственному изменению ситуации или политики на больших территориях субконтинентального и даже глобального масштаба, принудительной трансформации всей системы современного государственного и общественного устройства, подрыва существующих нравственных ценностей человеческой цивилизации. Сохранившие активность «классические», «традиционные» террористические группировки, до сих пор ограничивавшие сферу своих интересов теми или иными национальными рамками, все больше – сознательно или под давлением – втягиваются в орбиту влияния более динамичных, решительных, жестоких, лучше организованно, финансово, идеологически и пропагандистски оснащенных транснациональных террористических структур.

К террористическим актам, имеющим международный характер, прибегали и прибегают также революционные террористы, но осуществляют такого рода операции преимущественно на территории своих государств. Палестинские националисты и леворадикалы, а позже исламские террористы настроены значительно агрессивнее, проводя террористические операции на территории Европы, Америки, стран Азии. При этом нередко провоцируют социальные и военные конфликты, наносят ущерб межгосударственным отношениям, а также вступают в связь с организованными преступными сообществами, действующими в сфере незаконного оборота наркотиков, оружия и похищения людей.

Если международный терроризм осуществляется террористами против представителей иностранных государств и международных организаций, граждан других государств на территории стран, гражданином которых террорист не является, то внутреннийтерроризм имеет место на территории одного государства. Террористы и жертвы – граждане этого государства. Внутренний терроризм также может быть осуществлен двумя субъектами: собственным государством против своего народа по подавлению инакомыслия посредством превентивного насилия и создания атмосферы страха в обществе и внутренними террористическими организациями и отдельными лицами, преследующими цель коренного или частичного изменения экономического или политического строя собственной страны. И если первая разновидность внутреннего            терроризма более или менее надежно контролируется международными организациями, наблюдающими за соблюдением прав человека и гражданина в разных странах, то террористические организации политической, националистической, религиозной, а чаще всего, уголовной,  корыстной направленности, нередко сросшиеся с организованной преступностью внутри страны, труднее поддаются социально-правовому контролю. В зависимости от выгодности представления на внутригосударственном и международном уровнях, терроризм оценивается по-разному. Сегодня США предлагают затянувшуюся войну в Ираке назвать глобальной борьбой с «экстремизмом и насилием», говорят об идеологической составляющей борьбы с терроризмом. С одной стороны, это подмена понятий; с другой – расширение содержания, признание (очень важно) того, что война и любое другое насилие – это террор.

Самостоятельным видом современного терроризма является международно-государственный, распространившийся после Второй мировой войны между идеологически противоборствующими странами (социалистическими и капиталистическими), затем – слаборазвитыми странами против богатых государств, а также развитыми странами против развивающихся и других государств в целях военно-политической экспансии и расширения зоны влияния. Помимо этого, спонсируемые некоторыми государствами террористические структуры преднамеренно используются радикальными государствами как инструмент внешней политики или как «рентабельный способ ведения тайной войны». К числу внешних факторов, способных стимулировать межгосударственные или радикальные конфликты, относится и внешнеполитическая деятельность отдельных государств, претендующих на роль региональных и религиозных «центров силы». Подобный фактор действует, например, в афгано-пакистанских, афгано-иранских, сомалийско-эфиопских отношениях.

В зависимости от основы мотивации действий террористов, выделяются политический, религиозный, националистический виды терроризма. Под политическим терроризмом в широком смысле понимаются все перечисленные проявления террористической активности, направленные на изменение общественного строя в целом или какой-либо его части. В узком смысле под политическим терроризмом подразумевается борьба, направленная на предотвращение (или принятие) каких-либо решений, относящихся к государственному устройству или политическому курсу.

Основной источник конфликтов, порождающий в современном мире политический терроризм, – межнациональные и межгосударственные противоречия. В конце 80-х годов уменьшение влияния СССР на происходящие в мире события позволило западным аналитикам прогнозировать увеличение масштабов международного терроризма. На рубеже конца 80-х начала 90-х гг. эта тенденция четко просматривалась. Образовавшийся в результате ликвидации мировой социалистической системы вакуум в мировой политике попытались заполнить экстремистские организации и государства третьего мира, которые стремились повысить свой внешнеполитический статус, применяя против оппонентов и противников террористические методы. Наряду с противостоянием глобального масштаба типа «ислам против Запада», террористические методы служат способом борьбы в столкновениях на территории таких стран и исторических областей, как Босния, Сомали, Руанда, Афганистан, Джамму и Кашмир (Индия), Косово, к сожалению, также на постсоветском пространстве.

На базе глубоких внутренних социально-политических конфликтов формируется социальный терроризм, который проявляется в двух основных формах: левого и правого терроризма.

Левый (революционный, «красный») терроризм идеологически ориентируется на различные левые доктрины (марксизм, ленинизм, троцкизм, анархизм, геваризм, маоизм, кастроизм и т.п.) и направлен на насильственное упразднение капиталистической системы путем осуществления широкомасштабной стратегии формирования революционной ситуации и массовых выступлений населения. Наибольшее распространение он получил в Европе и Латинской Америке, хотя и другие континенты являются полем действия отдельных левацких экстремистских организаций. Мишенью для левых террористов становятся представители бизнеса, государственные чиновники и сотрудники органов безопасности, сотрудничающие с правительством независимые специалисты (юристы, журналисты и др.), функционеры правительственных политических партий. Левые террористы создают значительные подпольные боевые организации, координируют деятельность в международных масштабах. Как правило, левый терроризм активизируется тогда, когда происходит обострение внутренних кризисов. Для европейских организаций левого терроризма (наиболее известными из них являются «Фракция Красной Армии» в ФРГ, «Красные бригады» в Италии, «Народная революционная борьба» в Греции и др.) характерны тенденции к объединению усилий в целях борьбы со структурами НАТО и «империалистическими союзами».

Обычно боевые организации левых террористов действуют сравнительно непродолжительное время. Исключение составляют партизанские формирования Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки, базирующиеся в сельской местности, и германские группировки в Европе, годами находящиеся «в неактивном режиме». В период «холодной войны» левые террористы пользовались значительной поддержкой со стороны некоторых стран социализма. В 70-80-хх гг. ХХ века левые террористы более активно, чем их оппоненты с правого фланга, использовали тактику вооруженных налетов и в меньшем числе случаев – взрывы, приводящие к многочисленным случайным жертвам.

Правый (контрреволюционный, «черный») терроризм опирается на традиционные для нации политические доктрины и ценности, а в историческом плане – на национальных деятелей прошлого. Характеризуя «правый» терроризм, специалисты отмечают, что он базируется обычно на платформах, отрицающих демократическую систему организации политической власти, институты политического либерализма, правового государства. В частности, он нередко основывается на фашистской и неофашистской идеологии и имеет распространение в Германии, Италии, Испании, а также в ряде стран, которые не имеют фашистского прошлого. К правым террористическим организациям нередко относят также структуры, имеющие открыто расистские или националистические установки. Для них характерны лозунги типа «Германия для немцев» и т.п. Он активизируется на непродолжительное время в периоды наибольшей угрозы со стороны левых сил. Мишень – левые и либеральные политики и активисты. В отличие от «красных», правые террористы реже создают специализированные боевые организации, предпочитая действовать в виде секретных боевых групп при легальных организациях праворадикального характера.

Наиболее распространенным является религиозный терроризм, выражающийся в борьбе одной религии (конфессии, касты, секты и т.п.) с приверженцами другой религии как в рамках одного государства, так и на международном уровне, или пытающийся свергнуть светскую власть и утвердить власть религиозную, либо и то и другое одновременно. Он осуществляется ради того, чтобы утвердить, заставить признать свою религию, свою церковь, обеспечить ей господство и одновременно ослабить другую конфессию, нанести ей возможно более ощутимый урон.

Религиозные террористы используют насилие, прикрываясь божественными целями. Они заинтересованы не в сплочении определенного круга, поддерживающего националистов или же идеологов, а в осуществлении своего собственного видения божественного промысла. Они не имеют сдержек и ограничений при осуществлении нападений с массовым числом жертв, и факты истории подтверждают эту тенденцию. Самые радикальные религиозные террористы могут санкционировать «почти безграничное насилие» против любого, кто не является сторонником религии, исповедуемой террористами. Однако конфессиональная принадлежность здесь лишь один, хотя и достаточно важный фактор. Религиозные взгляды позволяют лидерам террористических организаций легче рекрутировать новых сторонников и подводить под их действия идеологическую базу. Но при этом каждая террористическая структура преследует конкретные политические цели. Совмещение сакральных религиозных заповедей и сиюминутных политических целей по сути своей абсурдно, но адептов террористической идеологии это противоречие не смущает.

В свою очередь религиозный терроризм подразделяется на фундаменталистский и сектантский. Фундаменталистский терроризм существует в разных проявлениях. Для террористов «арийской нации» протестантизм служит мировоззренческой позицией, позволяющей формулировать концепцию антиправительственной и антилиберальной борьбы. Иудейский фундаментализм («Ках»), являясь мобилизующей радикалов идеей, направлен на обеспечение безопасности евреев и Израиля. В современном мире наиболее распространен и многообразен терроризм исламских фундаменталистов, в меньшей степени – сикхов, христиан и ортодоксальных иудеев.

Наиболее актуальной и угрожающей частью современного терроризма, скорее всего, следует признать «исламский». Если рассматривать «азиатскую» (исламские страны) и «восточную» («буддистские» страны) цивилизации, то возникает вопрос, почему религиозный терроризм так развит в азиатской цивилизации и практически отсутствует в восточной? Скорее всего, ответ кроется в том, что  исламские страны обладают сравнительно низким потенциалом модернизации, они не могут резко улучшить социальную ситуацию за счет роста производительности труда и потому обращаются к внешним источникам и внешним «врагам». По этой причине феномен терроризма «с исламским лицом» можно расценивать и как один из ответов мусульманских стран (загоняемых, как считают адепты экстремизма, на периферию мирового развития) на новые вызовы современности, создаваемые формирующейся монополярностью.

Исламский фундаментализм поддерживается радикальными исламистами для утверждения «исламского порядка» в населенных мусульманами странах. Объектами покушений исламистов являются более умеренные режимы (в том числе исламские), религиозные меньшинства в исламских странах, граждане исламских государств, сотрудничающих с неисламскими режимами. Объединяет фундаменталистов стремление перестроить действительность в соответствии с мусульманскими догмами.

Исламский терроризм в мусульманских странах в первую очередь направлен против представителей господствующих светских режимов: чиновников, полицейских, журналистов, политиков. Нападениям подвергаются люди, принадлежащие к различным национальным и религиозным меньшинствам, а также иностранцы. В последнем случае, как правило, жертвами становятся туристы и работающие по контракту специалисты, что мотивируется необходимостью подорвать экономическую базу правящих режимов и предотвратить осквернение «неверными» исламской земли. Акции международного терроризма преследуют цель отомстить западным государствам за репрессии в отношении исламистов и поддержку светских и традиционалистских режимов, а также деморализовать западные правительства и заставить их отказаться от помощи государствам, рассматриваемым в качестве врагов ислама. Боевики-исламисты отличаются фанатичной приверженностью к религиозным идеалам, железной дисциплиной и высоким боевым профессионализмом. Современные организации, действуя в международных масштабах и используя новейшие достижения в области связи, транспорта, вооружений, являются источником угрозы для жизни огромного количества людей.

Мировое сообщество становится свидетелем попыток насаждения нового вида тоталитаризма: с одной стороны, американского, с другой – мутационного, искусственно выращиваемого на почве религии ислама. Идеологи последнего не скрывают, что их конечная цель – уничтожение той части человечества, которая не воспринимает и отвергает доктрины исламского радикализма, противоречащего законам общественного развития. Противоречие заключается в провозглашении намерений очистить души людей от «скверны», привнесенной западным (неисламским) образом жизни, с физическим уничтожением тех, кто высказывает несогласие и стремится избежать включения в процесс насильственной мутации.

Сектантский терроризм воплощается в жизнь различными маргинальными сектами тоталитарного характера, рассматривающими насилие в качестве условия захвата власти и построения «более совершенного» общества. Объектом воздействия для такого рода терроризма становится все общество. Примерами являются банда Мэнсона (США), прославившаяся жестокими убийствами, и религиозная тоталитарная секта Аум Синрикё (Япония).

Очевидно, что терроризм связан с радикализацией критики существующего общественного миропорядка, и является способом провозглашения и утверждения идей социальной справедливости, национальной независимости и религиозного фундаментализма. Но вряд ли состоятельны попытки некоторых политиков все ныне происходящее списать на влияние религии. Для объективной оценки роли религии в политической жизни (а политику делают люди) следовало бы прислушаться к мнению Г. Гурджиева: «Для одних религия – это закон, руководство и направление, для других – полицейский» [42]. Образованные люди считают Восток «колыбелью всех религий и культур». Но религиозность восточного человека «совсем другого типа». Когда возобладает тенденция к взаимопониманию культур и религий в развитии человечества предсказать сложно, поскольку оно, видимо, еще не накопило достаточно знаний для подобного рода глобальных выводов. Психолог Р. Бекк в начале ХХ века предсказывал, что человечество переживает три революции: 1) научно-техническую (материальную, «экономическую»); 2) социальную; 3) психическую. В результате последней, «психической революции», по его мнению, в человеческой душе произойдет переворот, и «религия получит абсолютное господство над человечеством».

Националистический терроризм ставит своей целью путем устрашения вытеснить другую нацию, захватить ее имущество и землю, иногда – избавиться от ее власти, отстоять свое национальное достоинство и национальное достояние. Этот вид терроризма часто принимает форму сепаратизма (Чечня в России, Страна басков в Испании, Северная Ирландия в Великобритании).

Нужно сказать, что террористический сепаратизм – это и есть глухой, фанатичный, истеричный, не приемлющий никаких доводов национализм. Националистические террористы стремятся сформировать отдельное государство для их собственной национальной группы, привлекая к борьбе за «национальное освобождение» международные симпатии, позитивную реакцию и поддержку общественного мнения. Эксперты считают, что националистические группы применяют насилие, достаточное для того чтобы приковать внимание мирового общества, но не настолько жесткое, чтобы вызвать отчуждение сторонников за границей или членов их основного сообщества. (Примером могут быть Ирландская республиканская армия, Организация освобождения Палестины (ООП), баскская «Родина и Свобода» и Курдская рабочая партия).

Характерно, что в некоторых случаях обращение к национальным чувствам людей используется террористическими структурами и их лидерами в качестве тактического приема для сокрытия своих истинных целей, в том числе прихода неконституционным путем к власти и др. Так, активно действующий во Франции «Фронт национального освобождения Корсики» ставит своей задачей создание независимого государства на острове Корсика. Но, согласно опросам  общественного мнения, подавляющее большинство корсиканцев (91%) не поддерживает идею независимости [67]. Таким образом, террористы под лозунгом провозглашения независимости, преследуют свои корыстные интересы, идущие в разрез с интересами подавляющей части населения острова.

Следует отметить, что отдельные виды терроризма могут переплетаться между собой, например, религиозный с националистическим в сепаратистских целях. Именно этнорелигиозный терроризм получил наибольшее распространение в современном мире.

Уголовный терроризм – это действия преступных групп криминального толка, исповедующих и применяющих методы страха, насилия, принуждения для достижения материального обогащения. Термин «уголовный терроризм» появился благодаря журналистам. В связи с этим в их адрес часто раздается критика за излишне широкое толкование термина «терроризм». Но, рассматривая преступность в контексте политики, необходимо признать, что в моменты политической нестабильности некоторые крайне опасные (или масштабные) проявления «обычной» преступности становятся серьезнейшим деструктивным фактором и способны оказывать влияние на политические процессы.  К уголовной деятельности террористического характера могут быть отнесены такие опасные виды преступности, как наркоторговля, систематические захваты заложников с целью выкупа. В этом ряду и применяющий террористические методы (диверсии и т.п.) рэкет, наносящий ущерб здоровью и имуществу, как персональных адресатов, так и случайных очевидцев происшествия. Отличительные признаки политического и уголовного терроризма указаны в таблице 1.

Таблица 1

Отличительные признаки

Политический терроризм

Уголовный терроризм

Субъекты – члены экстремистских движений, партий, групп, националисты, клерикалы, религиозные фанатики

Субъектами являются представители профессиональной или организованной преступности

Наличие идеологической концепции, оправдывающей применение терроризма

Идеологическая концепция отсутствует

Стратегическая цель – переустройство общества, его изменение (либо, напротив, недопущение политических перемен)

Стратегической цели нет

Субъекты терроризма считают свои действия правильными, а существующие законы – несовершенными

Субъекты терроризма изначально осознают преступный характер своих действий и не пытаются их оправдывать

Субъекты терроризма вырабатывают средне- и долгосрочные программы действий.

Стремление к расширению социальной базы, разделяющей идеологию и цели террористов

Планы террористов краткосрочны, определяются тактическими целями.

Цель получения общественной поддержки не ставится

Рекламирование целей, попытка воздействовать на широкие слои населения

Воздействие на достаточно узкий круг людей, от которых зависит принятие выгодных террористам решений

Выбор непосредственных жертв терактов зачастую ситуативен, случаен, неизбирателен

Выбор жертв, как правило, выверен, прицелен

При захвате заложников – стремление сохранить их жизнь для поддержания «достойного» имиджа

Зачастую смерть заложников или похищенных людей планируется изначально

Таким образом, уголовный терроризм, если его сравнивать с терроризмом политическим, представляется явлением более простым, не имеющим идеологического фундамента. Он носит характер средства достижения тактических целей криминальных группировок, поэтому локален, краткосрочен, а с точки зрения выбора объектов преступных посягательств, – узко направлен.

Надо отметить, что вышеперечисленные классификации довольно условны, поскольку политический терроризм, будучи революционным, может исходить как от левой, так и от правой оппозиции. Кроме того, в основе видовых мотивов могут лежать противоречия, обусловленные одновременно несколькими причинами (например, социально-этническими, социально-политическими, социально-экономическими), каждое из которых может являться основанием для выделения тех или иных видов терроризма. Иногда мотивация получает и дополнительную, в частотности религиозную окраску, что есть, например, в «исламском» терроризме. В чистом виде указанные мотивы встречаются довольно редко, и выделение видов терроризма по этим основаниям носит весьма условный и общий характер. Говорить о «чистом» терроризме можно только в случае, когда происходит совпадение мотивов и целей терроризма, что на практике бывает крайне редко. В современном обществе наблюдается тенденция взаимного проникновения одних видов «чистого» терроризма в другие.

Кроме рассмотренных видов, некоторые эксперты на основе ряда других признаков классифицируют терроризм следующим образом. По названию страны и национальной принадлежности террористов выделяют: албанский, алжирский, болгарский, еврейский, ирландский, итальянский, китайский, корсиканский, латышский, ливанский, палестинский, русский, сербский, турецкий, хорватский, французский, эстонский, японский  др. Встречаются классификации, в основу которых положен региональный принцип деятельности террористов: азиатский, ближневосточный, европейский, латиноамериканский, колумбийский и т.д. По характеру террористической деятельности различают терроризм направленный (т.е. нацеленный на конкретный объект, физическое лицо) и терроризм рассеянный,жертвами которого становятся случайные лица. По целям выделяют терроризм: сплачивающий, демонстрационный, конфронтационный и провокационный.

По средствам, используемым для проведения терактов, выделяют  терроризм классический (применение огнестрельного  и холодного оружия, взрывчатых веществ, ядов и других средств) и новый,или технологический (использование новейших достижений науки и техники в области компьютерных и информационных технологий, радиоэлектроники, ядерных материалов, генной инженерии, иммунологии и активизация террористической деятельности террористов-смертников, что в сочетании с высокими технологиями несет еще большую опасность личности, обществу и государству). По среде протекания террористических актов можно выделить: наземный, морской, воздушный, космический и компьютерный терроризм.

Каждому из видов терроризма, перечисленных в приведенных выше классификациях, а также присущих другим систематизациям этого явления, проведенным по иным основаниям, соответствуют свои наиболее типичные и часто встречающиеся формы террористических актов.

Как видно, существующее обилие классификации имеет под собой вполне реальную основу – бесконечный ряд конкретных проявлений терроризма на практике. Описанные виды терроризма охватывают все сферы человеческой деятельности. Они лишают жизни людей или угрожают ей. Различия в деталях не должны заслонять главного: терроризм – всегда насильственное воздействие на людей для реализации своих целей.

Дифференциация различных видов терроризма имеет первостепенное значение для его прогнозирования, профилактики, нейтрализации, поскольку каждый раз социальные, политические, психологические, культурные и другие детерминанты террористической деятельности могут существенно различаться.

Сегодня современный терроризм показательно представлен главным образом латиноамериканскими герильерос (от испанского «герилья – партизанская война) и исламскими фундаменталистами. Повстанцы в странах Латинской Америки, как правило, ограничивают свою деятельность пределами своих государств. В современном мире почти отсутствует революционный терроризм левых экстремистов, последние значительные организации которых действуют в наиболее отсталых странах Латинской Америки и Азиатско-Тихоокеанского региона. Наиболее распространены в современном мире террористические организации исламских фундаменталистов. В последнее время ими совершено много кровавых терактов, что позволяет относить исламистов к опаснейшим преступникам. Как этническое учение исламский фундаментализм зародился в Египте накануне Второй мировой войны.

Политическая доктрина фундаменталистов включает две основные цели деятельности: 1) уничтожение в исламских странах светских режимов, на смену которым должен прийти основывающийся на шариате «порядок»; 2) интеграцию исламских народов и объединение их в единую общность. В настоящее время, кроме государств, где ранее установился исламский режим (Иран, Судан), интенсивная террористическая борьба идет в странах с исламским населением: Алжире, Египте, Афганистане. Исламисты активно проникают на территорию Индии, Филиппин, бывших советских республик Кавказа и Центральной Азии, где стремятся возглавить сепаратистские движения местных мусульман. Кроме того,  фундаменталисты организуют свои политические структуры и боевые ячейки в таких немусульманских регионах, как Европа и Америка.

Существенную роль в распространении исламского фундаментализма в мире (поддерживая террористические организации) играют традиционалистские монархии Аравийского полуострова, прежде всего ваххабитская Саудовская Аравия. В конце ХХ века на территории Российской Федерации саудовские организации через созданные ими структуры приступили к открытию целой сети подпольных полувоенных лагерей якобы для изучения основ мусульманской религии. На самом же деле в лагерях осуществлялась интенсивная идеологическая и военная подготовка молодежи – «будущих защитников ислама». Такие лагеря в скором времени под руководством иностранных миссионеров и инструкторов превратились в центры по подготовке боевиков. Эти и множество других фактов свидетельствуют об усилении влияния религиозного давления на общественную жизнь региона.

В силу целого комплекса факторов в последние десятилетия именно ислам задает тон в дискуссиях о геополитических перспективах региона Северного Кавказа. Внимание концентрируется на вопросе о том, может ли исламский фундаментализм или какое-нибудь из его направлений, в частности ваххабизм, стать системообразующим фактором для Чечни и некоторых других северокавказских республик.

Справедливо заметить, что и в дореволюционный период теракты играли значительную роль в жизни северокавказских народов: они использовались для решения задач общественно-политического характера. В нынешних условиях наблюдается тенденция к возрождению этой традиции как в исламском мире в целом, так и на постсоветском пространстве, предпринимаются попытки синтеза ислама и национализма для их использовании в сугубо политических целях. В совокупности они стали своего рода идеологической платформой сил, выступающих за далеко идущие цели сепаратизма и вытеснения России из всего Кавказского региона.

По прогнозам экспертов, количество террористических актов в мире будет расти. Они считают, что уже в ближайшем будущем самыми распространенными методами и формами терроризма станут:

- применение всевозможных мин-ловушек;

- «воздушный терроризм» всех разновидностей с различным использованием воздушного судна, в том числе с использованием ракет «земля – воздух»;

- обстрел важных военных, гражданских объектов (АЭС, энергетических систем, гидросооружений, химических предприятий и т.п.) управляемыми ракетами;

- попытки завладеть радиоактивными  веществами и ядерным оружием, их прямого применения или шантажа ими;

- использование методов бактериологической и химической войн (отравление продуктов питания, источников воды, лекарственных препаратов и т.п.);

Ядерный терроризмпредполагает использование в качестве оружия радиоактивных материалов. Это может быть ядерное взрывное устройство, заражение местности радиоактивными веществами без проведения ядерного взрыва, нападение террористов на ядерный реактор с намерением его разрушить и осуществить радиоактивное заражение местности. Наиболее вероятные источники приобретения ими ядерных материалов – поставки со стороны поддерживающих терроризм некоторых государств или покупка на «черном» рынке. Ядерный терроризм чрезвычайно опасен, так как потенциальной опасности смерти подвергается множество людей. Но использование террористами ядерных материалов маловероятно из-за сложностей в получении таких веществ, а также из-за возникающих проблем при работе с ними и транспортировке.

Биологический терроризмпредставляет собой использование биологических средств ведения войны (бактерий, вирусов и т.п.) против населения в целях уничтожения максимального количества человек. Террористические организации могут получить биологические средства в результате собственного производства или закупок на «черном» рынке. Производство бактериологического (биологического) оружия требует высокооснащенных лабораторий и больших затрат, поэтому самостоятельное производство для большинства террористических организаций затруднительно. Более реальный источник – поставки со стороны государств третьего мира. По совокупности качеств биологические средства находятся между ядерными и химическими боеприпасами.

Химическое оружиеявляется наиболее простым и доступным средством ведения террористических операций в сравнении с ядерными и бактериологическими боеприпасами. Химический терроризм подразделяется на две основные категории. Во-первых, нападения с намерением уничтожить максимальное количество человек. В этом случае отравляющие вещества распыляются в замкнутых пространствах с большим скоплением людей. Во-вторых, теракты, планируемые для шантажа, причинение экономического ущерба. Они осуществляются путем отравления продовольственных продуктов, воды и т.п. Химическое оружие доступнее, проще и дешевле в производстве, компактнее, чем ядерные и биологические материалы. Следовательно, использование химического оружия наиболее перспективно с точки зрения террористов.

Традиционный терроризм предполагает героический жест, готовность пожертвовать жизнью в доказательство верности идее. Но трудно назвать героическим поступок человека, распространяющего бактерии ботулизма или сибирской язвы. Поскольку большинство террористических организаций стремится привлечь к себе общественное внимание, а публика наверняка станет реагировать на массовые отравления или применение ядерного оружия гораздо острее, чем на теракт с использованием обычного оружия, браться за оружие массового  уничтожения будут только те террористы, для кого общественное мнение не имеет значение.

Появился и совершенно новый вид терроризма, разрушительная сила которого неизмеримо выше: информационный. В связи с широким использованием космоса для решения насущных проблем человечества и его стремлением выйти за пределы околоземного пространства, в обозримом будущем реальностью может стать космическийтерроризм. Применение космического терроризма подразумевает, во-первых, уничтожение спутников и других космических аппаратов  или создание помех, препятствующих их нормальной работе. Во-вторых, захват и использование космических аппаратов для обеспечения террористов связью или для использования в боевых террористических операциях. Разумеется, проведение операций космического терроризма – задача, требующая значительных финансовых средств, интеллектуальных ресурсов. Поэтому на нынешнем этапе космический терроризм маловероятен. Однако увеличивающееся количество спутников на орбите и реальное создание космических аппаратов странами третьего мира приближает то время, когда он может стать такой же реальностью, как захват самолета.

В целом можно сказать, что террористы не станут прибегать к мощным видам оружия, если будут считать достаточными для продолжения «борьбы» и достижения целей его традиционные виды – автомат или бомбу. Но если после долгих лет вооруженной борьбы, потеряв многих своих бойцов (боевиков),  террористические организации увидят, что они не продвинулись к своей цели? Отчаяние может побудить их отказаться от вооруженной борьбы или совершить самоубийство. Возможно, они предпримут последнюю отчаянную попытку уничтожить ненавистного врага новыми видами оружия.

Для России особенно опасными являются следующие тенденции:

- усиление вмешательства во внутренние дела РФ определенных зарубежных политических (в том числе эмигрантских) кругов, активизация деятельности на территории страны международных террористических и экстремистских организаций;

- рост масштабов незаконного оборота оружия и других средств преступной деятельности;

- дальнейшее распространение в различных регионах страны незаконных вооруженных формирований, особенно в районах Северного Кавказа.

Сегодня ситуация на Северном Кавказе, по оценкам органов безопасности и правоохранительных органов, остается сложной, но управляемой. Незаконные вооруженные формирования хотя и действуют маленькими группами, по 5-6 человек, но эффективность их стала гораздо ниже. При этом криминальные «укусы» боевиков зачастую носят адресный характер. То есть они стараются организовать нападение на какое-либо должностное лицо и тем самым как бы попытаться деморализовать население. Необходимо отметить, что последнее время в некоторых республиках Северо-Кавказского региона увеличилось количество незаконных вооруженных формирований, в состав которых входят действующие сотрудники правоохранительных органов.

Полуавтономные мобильные диверсионно-террористические группы уже сформированы в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии и даже в Ставропольском крае. Более того, большинство терактов последнего времени как на Северном Кавказе (в том числе и в Беслане), так и в других регионах России готовились не в Чечне, а в считающихся мирными сопредельных регионах, где боевики могут хранить оружие, взрывчатку, а также вербовать новых сторонников. В этой связи стоит отметить резкое увеличение числа и изменение характера терактов, которые проводились на протяжении последних лет, их явную «интерэтнизацию» и выход за пределы прежнего ареала распространения. Прежде всего, многие акции боевиков были связаны с Чечней лишь опосредованно. Конечно, их организаторы поддерживают тесные контакты с лидерами террористов на территории Чечни. Однако теперь все чаще прямыми организаторами и исполнителями терактов становятся представители других северокавказских этносов [50].

Особенно опасная ситуация сложилась в Дагестане. Анализ терактов, осуществленных в республике с 1991 по 2005 гг., позволяет выделить их типичные черты, выявить определенные параллели в их организации и проведении, очертить круг лиц и объектов, против которых они чаще всего предпринимаются. Это может помочь в разработке и проведении целенаправленных упреждающих мероприятий по борьбе с террористической угрозой. Большинство террористических актов совершается в летнее время, преимущественно в августе. По времени суток – с 7 до 9 и с 18 до 20 часов. Это объясняется тем, что в указанное время лица, избранные жертвами боевиков, как правило, направляются из дома на работу и наоборот. Учитывая данное обстоятельство и почти неизменный маршрут следования этих лиц, террористы без особого труда просчитывают все детали своих акций. В обеденное время, с 12 до 13 часов, теракты не случались.  Каждый второй из них за названные годы осуществлен путем закладки и приведения в действие взрывных устройств, каждый четвертый – с применением автоматического оружия и гранатометов, в остальных случаях использовались автомобили, начиненные взрывчаткой. Первый способ имеет наибольший поражающий эффект и позволяет террористам заранее скрыться с места преступления. Не менее опасны и автомобили с взрывчаткой. Обстрелы из автоматического оружия и гранатометов считаются менее эффективными, поскольку нападающий должен приближаться на достаточно близкое расстояние к цели, обладать хорошими навыками стрельбы и, кроме того, он рискует быть убитым или задержанным на месте преступления. Более половины террористических актов было направлено против высокопоставленных чиновников, треть – против депутатов разного уровня и сотрудников правоохранительных органов, остальные – против военнослужащих и членов их семей. В последние годы боевики все чаще используют методы безадресного терроризма, осуществляя свои разрушительные акции в местах массового скопления людей, преимущественно гражданского населения.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница