Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
Пирожков В.Ф.
Законы преступного мира молодежи.
(криминальная субкультура)

Тверь, 1994.

 


Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ


4. О причинах и истоках криминальной субкультуры.

Криминальная субкультура, как и преступность имеет множество причин. Целостной концепции причин и условий ее возникновения и функционирования пока нет. Это в значительной степени связано с неизученностью социальных процессов не только в молодежной среде, но и в духовной сфере общества в целом.

На наш взгляд нельзя подходить к изучению истоков криминальной субкультуры с позиций поиска единственной причины или ряда причин, не связанных друг с другом. По-видимому, нужно искать комплекс многоуровневых причин и условий, находящихся в постоянной динамике и составляющих определенную систему: главных и второстепенных, прямых и косвенных, внешних и внутренних (внутри самой преступности и ее субкультуры, способствующих ее саморазвитию).

Ясно только, что преступности без криминальной субкультуры не бывает, так же как данная субкультура не может существовать без преступности. Криминальную субкультуру порождают те же объективные причины, что и преступность, которая чужда официальной культуре общества и является в нем как бы "другой жизнью".

Невозможно понять суть преступности вообще, а преступности несовершеннолетних и молодежи - в особенности, без анализа криминальной субкультуры, являющейся ее питательной средой. Попытаемся разобраться в том, как связаны между собой преступность и криминальная субкультура.

Преступность - это не только сами противоправные действия, но и группы, общности лиц, их совершающие. По статистике на территории СНГ насчитывается около 10 тыс. преступных групп, в каждой минимум -8-10 человек. При этом многие из них имеют свои "филиалы" в виде подростковых и молодежных групп (291).

Между многими группами существуют контакты, произведен раздел сфер влияния. Таким образом, преступники представляют из себя социальную общность, слой общества. Как и любая другая общность, преступники придерживаются определенного образа жизни. Именно криминальная субкультура является определенным стабилизатором, регулирующим жизнь преступных сообществ, вносящих в него своего рода порядок, как бы мы к этому не относились.

Криминальная субкультура как часть культуры общества (неважно, что это лишь суррогат культуры) зависит от процессов, происходящих в нем (общесоциальных, экономических, идеологических, социально-демографических, социотехнических, социально-бытовых, социально-воспитательных, правовых, организационно-управленческих и др.) (355, с. 38-40).

Рассмотрим общесоциальные процессы . Наверное, на первое место здесь можно поставить невиданное до сих пор в мире разрушение, наступившее в результате революции и многих лет тоталитаризма, общенациональной культуры. Нанесенный ей ущерб нельзя возместить, как отмечают многие исследователи и сторонние наблюдатели. Потомок эмигрантов первой волны русский дворянин М.П.Орлов рассуждает: "Разрушена традиционная русская культура, не говоря уже о сословных подкультурах, купеческой и так далее ... Я видел много стран, но нигде не ощущал такого глобального опустошения культуры, исторически присущей нации" (99). Ему вторит Ю.Нагибин: "Наша культура исчезла ... Культура не нужна нашим правителям. К сожалению она не нужна и народу" (317а).

Но "свято место пусто не бывает". На развалинах общенародной культуры возникла культура тоталитаризма, что непосредственно отразилось на молодежной субкультуре. Ведь культура тоталитаризма не допускала диалога сословных культур. Большинство несовершеннолетних и молодых правонарушителей не могут отнести себя к определенному социальному сословию (классу), а те, кто может сделать это, не могут охарактеризовать основные принципы, нормы и правила жизни родителей своего сословия (квалифицированных рабочих, крестьян, врачей, научных работников, предпринимателей, представителей торговли, чиновничества и т.п.). В семье такие разговоры не культивируются. Духовными ценностями своего рода, семьи, профессии родители не дорожат и детям не передают. Поэтому несовершеннолетние и молодежь приобщаются к тому, что есть: к дворовой субкультуре (субкультуре "общаг", коммуналок и бараков), от которой один шаг до криминальной.

Следует учесть и то, что нарушения принципов демократии, социальной справедливости привели к крушению социальных идеалов молодежи , появлению тенденции к дегуманизации в межличностных и межгрупповых отношениях. Все это, естественно, вылилось в поиск других идеалов и норм жизни, привело к возникновению многочисленных неформальных объединений молодежи со своими правилами, нормами и атрибутами, действующими в группе. Возникла почва для криминальной субкультуры, взявшей от казарменно-барачной молодежной субкультуры все худшее, чуждое общечеловеческой морали.

Наблюдающийся в настоящее время процесс социальной нестабильности на всех уровнях и во всех сферах, дезорганизации общества , распада его социальных структур, обострения политических, региональных, национальных и иных общественных противоречий помог укрепиться и развиться криминальной субкультуре. Под влиянием данного фактора в ней возникли и развиваются интенсивные процессы обновления. В ней нарастают элементы дегуманизации, неоправданной жесткости к жертвам, садизма, насилия, агрессии, вандализма (320).

Отразились на развитии криминальной субкультуры и экономические неурядицы в стране, наличие теневой экономики . Они породили дикий рынок, особые виды экономических преступлений (среди кооператоров, предпринимателей, банкиров и т.п.) и связанные с этим новые виды преступлений, такие как искусственное создание дефицита и спекуляция на нем, захват состоятельных граждан в качестве заложников с целью получения выкупа, рэкет, контрабанда и т.д. Функционирование дикого рынка во многом обусловлено высокими темпами экономической преступности.

Наиболее наглядно это проявляется в процессе анализа источников товарного обеспечения "черного рынка". По оценкам, примерно 5/6 его оборота приходится на источники криминального характера, в том числе 1/3 - на хищения, почти столько же - на вымогательства, поборы и так называемую "серую" экономику (материальные блага за встречные услуги, включая незаконные, а остальные - на спекуляцию и контрабанду) (78).

Широким потоком (от хищений и рэкета до спекуляции и контрабанды) в экономическую преступность включаются преступные группы несовершеннолетних и молодежи. В погоне за наживой молодые люди преступают такие нравственные барьеры, которые казалось бы нельзя преодолеть. Например, вымогательство денег у родственников. Так, сын дезертировал из армии, занялся рэкетом, стал вымогать деньги у ..своей матери, что вызвало возмущение даже у членов преступной банды: "Прекрати, что ты измываешься над матерью! Где она возьмет эти деньги...", - крикнул на него один из членов банды (мать вымогателя работала воспитателем в детском саду(66)). В г. Тольятти сын убивает обоих родителей - рабочих автозавода, чтобы завладеть их стареньким "Жигуленком" и убогим домашним скарбом.

Эти примеры не единичны. Они свидетельствуют о том, что в преступной среде планка внутригрупповой "морали" под влиянием экономического фактора опустилась до предела. Таким образом, криминальная субкультура отреагировала на появление новых видов корыстной и корыстно-насильственной преступности и преступных сообществ. Появилась субкультура рэкетиров, захватчиков заложников, кланов наркобизнеса, бизнеса на проститутках, скотокрадов и т.п.

Можно проследить и влияние идеологического фактора на развитие криминальной субкультуры. Формализм в идеологической работе, стереотипность методов идеологического воздействия, появление идеологических "клише" вызвали у людей, особенно у молодежи и несовершеннолетних, негативную реакцию, агрессивность и уход в "другую жизнь", где, как им кажется, все честнее и открытие: дружба, товарищество, "воровская честь",благородство, материальная, физическая и психологическая взаимопомощь и т.п.

Преступники заполнили идеологический вакуум не только и не сколько рассказами "аполитичных" анекдотов (это свойственно не преступникам, а так называемым "диссидентам"), а "философией" и идеологией гангстеризма, созданием своих асоциальных "клише", стереотипов "красивой" преступной жизни. На этом же и ловят неопытных подростков, втягивая и в преступную жизнь, с ее уголовной романтикой, риском для жизни, жаждой наживы и т.п. Не помогает в борьбе с этим процесс департизации и деидеологизации социальных институтов (школ, ПТУ, армии, правоохранительных органов, трудовых коллективов). На смену коммунистическим догмам входят в жизнь догмы современных демократов с их ультралевой фразеологией, разрушением памятников, низвержением прежних тоталитарных и возвеличиванием новых "вождей - освободителей народа".

Криминальная субкультура интенсивно обогатилась за счет других социально-культурных (вернее "субкультурных") источников . Так, нарастание алкоголизации населения привело к засилию традиций алкогольных застолий со своими традициями и атрибутами. Все они перешли и .в вульгарные преступные группы несовершеннолетних и молодых правонарушителей, склонных к алкоголизации.

Появление видеоискусства привело не только к видеопиратству, но и к проповеди проявления крайних форм гедонизма, бизнеса на эротике, демонстрации половых извращений. Все это способствовало росту числа групп насильственных преступников, повышению уровня жестокости к жертвам преступных посягательств и т.п.

Вот пример. Несовершеннолетние Владимир С. и Владимир 3. остановили частные "Жигули" и попросили владельца подвести их. Сев в машину, они с особой жестокостью убили владельца и были задержаны на месте преступления. "Несмотря на весь кошмар совершенного злодеяния, они никакого раскаяния не испытывали. Оба, как выяснилось, - большие любители видеофильмов, причем именно тех, где показывают разнузданное насилие и жестокость. Они признались, что хотели воплотить виденное ими в фильмах в жизнь" (326).

Крайние проявления молодежной моды породили спекуляцию, потребительство, вещизм, проституцию. Появились соответствующие преступные группы несовершеннолетних и молодежи.

Проституция существовала у нас всегда, но на это закрывали глаза. Однако "... в последнее время эта "профессия", овеянная легендами о гигантских заработках, стала считаться в молодежной среде престижной и романтичной". (210) Это привело к резкому омоложению рядов проституток. Изобличаются сутенеры, "специализирующиеся" на "отлове" 11-12-летних провинциалок и торгующие ими.

Вокруг проституток имеется благоприятная почва для совершения преступлений. Их неправедные богатства привлекают уголовников - любителей легкой наживы. Проституток все чаще убивают, грабят. Их самих используют как наводчиц в бандах и преступных группах. На безнаказанном пороке процветают паразитирующие кланы: свой товар имеют таксисты, швейцары, официанты, "коты", притоносодержатели (410).

Здесь также действует своя мораль, свой образ жизни, существуют свои правила и ценности. Сегодня многие требуют легализовать проституцию, чтобы успешнее вести борьбу с преступностью, связанной с нею.

На падение нравов несовершеннолетних влияет и почти безконтрольный репертуар видеосалонов, где преобладают порнографические фильмы. В последнее время среди подростков - любителей "клубнички" увеличилось число тех, кто занимается гомосексуализмом, в том числе и лесбиянством. Здесь уже иные нравы, чем у проституток и их содержателей, окружения (509).

Социотехнические причины в виде издержек научно-технического прогресса, урбанизации и выходящих из-под контроля миграционных процессов, развития средств массовой информации, также существенно повлияли на криминальную субкультуру. Так, постоянная миграция ("однонаправленная" и "маятниковая") молодежной части населения способствует быстрому распространению норм и традиций преступного мира в различных регионах страны.

"Совершенствуется" криминальная субкультура за счет связей отечественных преступников с мафиями за рубежом, в том числе и на уровне групп несовершеннолетних и молодежи(168;87;90;256;291;384;403;476;481).

Компьютерный "бум" привел к появлению групп несовершеннолетних и молодых людей, делающих преступный бизнес на компьютерной технике. Происходят кражи не только компьютеров, но и программ, использование компьютеров для различных финансовых махинаций, заражение ЭВМ "компьютерным вирусом" и т.п. В одиночку преступники в этой области не работают. Объединяясь в группы специалистов по данной технике, они разрабатывают правила, нормы, ценности "технарей", делающих бизнес, по которым и живут.

Средства массовой информации и сама информация (в том числе и печатная продукция) также стали объектом преступных махинаций, спекуляции печатной продукцией сомнительного свойства, особенно эротического и порнографического содержания.

Молодежь и несовершеннолетние, объединяясь в группы, делят здесь сферы влияния и территорию между собой, создают свою субкультуру, обслуживающую свой преступный бизнес. Возникают определенные межгрупповые внутригрупповые отношения.

Вследствие массовой автомобилизации и моторизации появились группы моторизированных преступников ( не только рокеров, но и специалистов по ограблению машин, их разукомплектованию, спекуляции запчастями(570)). Существуют преступные группы, занятые ночным извозом, ночной торговлей спиртным, "персональным" обслуживанием "боссов" преступного мира и валютных проституток. Здесь также действуют свои правила, нормы и ценности. Отношения между преступниками и преступников с гражданами также строго зарегулированы.

Социально-бытовой фактор - неразвитость сферы бытовых услуг тоже влияет на развитие криминальной субкультуры. Сюда устремляются преступные элементы. Они делят сферы влияния, устанавливают свои порядки, вводят монополию на цены и услуги, обирают кооператоров, частников, конкурентов. Именно на этой почве чаще всего происходят столкновения преступных групп, нередко приводящие к гибели невинных и непричастных к преступной деятельности людей. Так это постоянно происходит в Москве при столкновениях Ивантеевской, Солнцевской и других группировок, в процессе борьбы на рынках Москвы за сферы влияния "Люберецкой" и "Чеченской" группировок. В качестве разведчиков и зачинщиков в таких группировках часто используются несовершеннолетние.

В этих группировках железная дисциплина, порядок наподобие армейского, строгое распределение ролей и обязанностей, беспрекословное подчинение "боссу". Здесь применяется холодное и огнестрельное оружие, действуют телохранители, строго запрещено употребление алкоголя.

В застойные годы отрицались коренные объективные социальные, политические, экономические и другие причины преступности, особенно среди несовершеннолетних и молодежи. Весь комплекс причинности сводился к недостаткам в воспитательной работе , т.е. к субъективному фактору. Однако и в современных условиях следует помнить и о недостатках в воспитательной работе многих социальных институтов, таких как школа, ПТУ, техникум, ВУЗ, трудовой и армейский коллективы, профсоюз, влияющих на развитие криминальной субкультуры.

Основные недостатки недавнего воспитания - это недооценка общечеловеческих ценностей, предпочтение классовому подходу, заформализованность всей воспитательной работы, подавление личности, посягательство на ее убеждения, внутренний мир. Эти недостатки и до сих пор дают себя знать в сфере воспитания. Поэтому во всех социальных институтах возникла и стала развиваться так называемая "туалетно-школьная" субкультура. "Она - младшая сестра" асоциальной, криминальной субкультуре, ее начало.

Как известно, молодежь и несовершеннолетние стремятся объединяться. Их привлекает романтика. Этим давно воспользовались на Западе, создав скаутское движение, которое, кстати сказать, было развито в дореволюционной России (91, 191, 293).

Оно прекратило свое существование после революции (последний скаутский съезд состоялся 23 апреля 1918 года). Вместо скаутских организаций была создана пионерская, перенявшая правила, традиции, всю внешнюю атрибутику скаутов. Разница между ними в одном: скаутское движение стояло вне политики, а пионеры сразу были включены в "борьбу за дело партии Ленина-Сталина". До предела заформализованныс пионерские и комсомольские организации не давали возможности проявить, раскрепостить личность. Они порождали приспособленцев, карьеристов, маленьких бюрократов. От двойной морали (с трибуны говорят одно, а на деле другое) и бежали несовершеннолетние, фиксируя на стенах и заборах свои правила и нормы, высмеивая активистов-бюрократов. Как только в эту среду попадали подростки и молодые люди, способные и волевые организаторы с криминальными наклонностями, так "туалетно-школьная" субкультура перерождалась в криминальную.

Нельзя не сказать о влиянии на криминальную субкультуру социально-правовых факторов . Криминальная субкультура весьма динамична. Она быстро распространяется в новых условиях. Поэтому любая непоследовательность в применении правовых мер в борьбе с преступностью вызывает быструю реакцию преступных групп, т.е. создание норм и правил, помогающих использовать любую "щель" в законах в интересах преступной группы.

Велика роль недостатков организационно-управленческого фактора в формировании криминальной субкультуры. Так, несвоевременность и непоследовательность в решении актуальных молодежных проблем, отсутствие детально разработанной молодежной политики в стране, образуют "социальную нишу", которую незамедлительно занимает криминальная субкультура.

Таковы общие источники, питающие криминальную субкультуру . В специальных воспитательных и исправительных учреждениях дополнительно, а возможно, и параллельно, действуют еще несколько причин и условий. Ученые пытаются объяснить причины возникновения криминальной субкультуры, а также разделения несовершеннолетних и молодежи в закрытых заведениях на касты, исходя из различных гипотез. Одна из таких гипотез - влияние воровских традиций . Конечно, роль этих традиций нельзя недооценивать. Бороться с ними трудно, поскольку они не только консервативны, но и подвижны, способны трансформироваться, принимая современный вид под влиянием моды, изменившихся современных условий. Сила воровских традиций в их эмоциональной привлекательности и заразительности, в максимальном учете возрастных особенностей несовершеннолетних с их тягой к риску, романтике, таинственности и необычности. Поэтому в среде несовершеннолетних и молодежи особенно тех, что полностью или частично лишены свободы, уголовные традиции оживают и распространяются быстрее, чем в среде взрослых преступников.

Вместе с тем, следует учитывать, что большинство несовершеннолетних и молодежи, придерживающихся уголовных традиций, не знают их истинного значения. Поэтому при организации групп они вынуждены сами создавать эти традиции. Тут велика "роль" "подсказчиков" из числа взрослых лиц или "бывалых" людей. Наряду со многими сходными правилами поведения, принятыми в среде несовершеннолетних правонарушителей, в каждой спецшколе, в каждом спецПТУ и ВТК, а также в приемнике-распределителе существуют свои нормы и ценности. Так появляется местное "нормотворчество" , протекающее по единым социально-психологическим механизмам, как в социально-позитивных, так и в криминальных группах несовершеннолетних.

Объяснить причины и условия возникновения криминальной субкультуры в специальных воспитательных учреждениях, колониях и приемниках-распределителях только действием уголовных традиций было бы неверно. Эти причины также имеют не столько психологическую (возрастную) и социально-психологическую (групповую), сколько социальную природу . О социальной природе криминальной субкультуры в этих учреждениях, ее взаимосвязи с преступностью свидетельствует и то, что многие из элементов данной субкультуры (групповая стратификация, нормы, функции, традиции, жаргон, татуировки и т.п.) распространены в преступной среде и на свободе. Они могут переносится в закрытые воспитательные и исправительные учреждения. Социальный характер "другой жизни" и ее связь с преступностью проявляется в том, что контингент осужденных в ИТУ, учащихся в спецшколах и спецПТУ, если можно так сказать, "ухудшается" по криминологическим показателям. Это способствует интенсивному развитию криминальной субкультуры.

Стремление не замечать явлений "другой жизни" в ВТК, спецшколах, спецПТУ, в армии или отрицать возможность их возникновения из соображений ложно понимаемого престижа наносит серьезный социальный вред. Криминальная субкультура возникает в связи с неполным включением человека в социальную культуру, неудовлетворением не только его элементарных, но и высших потребностей. Она является "полем" самоутверждения личности, не получившей признания или неудовлетворенной своей социальной ролью в системе официальных отношений.

Криминальная субкультура помогает такому человеку самореализоваться. Образцом для него нередко становится "комок", "бизнесмен", процветающий на нетрудовых доходах, промышляющей перепродажей видеокассет, магнитофонов, фирменных вещей. Это развращает определенную часть подростков и молодежи, формирует в них потребительство, культ вещей и удовольствий. В криминальной субкультуре проявляются взаимодействие, и, до поры до времени - взаимная поддержка, психологическая и физическая защита и т.п. В ней действуют те же социально-психологические механизмы, что и в системе официальных отношений (подражание, внушение, заражение, соревнование, соперничество). Но они наполнены специфическим содержанием криминальной субкультуры.

Существует мнение, что одной из причин появления "другой жизни" является разделение молодежи и взрослых в специальных воспитательных учреждениях и колониях по половому признаку. В отсутствие лиц противоположного пола в силу возрастных особенностей среди несовершеннолетних может легко возникнуть деление подростков на активных и пассивных гомосексуалистов. Однако, как отмечалось выше, гомосексуализм среди подростков распространен и на свободе. Кроме того, гомосексуализм в специальных и исправительных заведениях является не столько средством удовлетворения сексуальных потребностей, сколько способом утверждения одних ("бугров") и низвержения других ("низов"). Данное явление находит свое отражение в групповых нормах и правилах. Лица, выступавшие в половых актах в качестве пассивных партнеров, низвергаются в "низы" (26 89, 173, 367).

Средством расправы над неугодными, их низвержения служат и другие половые извращения, так называемый "фетишный гомосексуализм" (поднял "бычок" с пола в туалете, умылся с мылом, которым "бугор" мыл половые органы), оральное удовлетворение половых потребностей и т.п. Приведем пример. Работник ИДН Худаков опросил Женю Т. о причинах его побега из Московской специальной школы для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания. Тот указал на то, что "бугор" заставлял его собирать в туалете окурки, пытался выбить ему зубы о колени, затем ночью подростки мочились на его постель. Другой "бугор" принуждал взять его половой член в рот. В последствии над Женей стали систематически осуществлять акты мужеложства. Поэтому он постоянно убегал из школы. Здесь мы видим целую систему дискредитации подростка (8, 358).

Лишь в некоторых спецшколах, спецПТУ, ВТК подобные явления не встречаются. В них энергия подростков и молодежи переключается на различные виды общественно-полезной деятельности (используется принцип сублимации). Кроме того, в этих заведениях сформированы и поддерживаются доброжелательные, гуманные отношения в среде несовершеннолетних и молодежи, строго пресекаются факты глумления над личностью О необходимости гуманизации отношений в среде несовершеннолетних автор писал еще в 1979 году (351).

Считается, что одним из источников и причин криминальной субкультуры является взаимная агрессия несовершеннолетних в закрытых учреждениях.

Сейчас мы нередко узнаем из периодической печати о немотивированных преступлениях, совершенных агрессивно настроенными людьми с особой жестокостью и изощренностью(546;553). Существуют различные теории, объясняющие это явление (биологические, социальные, психологические), которые заслуживают отдельного рассмотрения (320). Здесь мы обратимся к проблеме агрессии несовершеннолетних и молодежи в закрытых учреждениях в рамках криминальной субкультуры.

На возникновение взаимной агрессии в криминальной среде "в зоне" влияет не столько сам факт изоляции подростков и молодежи от общества, сколько совмещение ее с наказанием, исходя из той межличностной системы, в которую несовершеннолетние и молодежь включаются помимо своего желания. Оказавшийся в закрытом спецучреждении подросток или молодой человек переживает состояние фрустрации (ломки жизненных планов), порождающей напряженность и стресс. Он становится повышенно агрессивным, подозрительным, недоверчивым, неуживчивым, конфликтным.

Здесь легче и быстрее, чем на свободе, возникает психологическая, нравственная и криминальная несовместимость, в этом случае для защиты своего "Я" подростки и молодежь принимают самые решительные меры.

Направление несовершеннолетнего в указанные учреждения означает для него ситуацию прессинга, вызываемого сильным давлением среды на его личность. Эта ситуация может исказить ее поведение, вызывая конформистские поступки или ответную агрессию.

Нахождение в указанных учреждениях создает для несовершеннолетнего и молодого правонарушителя серьезную психотравмирующую ситуацию , характеризующуюся разрушением прежних связей, круга общения, поддержки друзей, а также необходимостью жить в чужой среде. Такая ситуация неизбежно приводит в действие механизм психологической защиты (поиска друзей, земляков, соучастников и т.д.), а также способы снятия психической травмы.

Кроме того, известно, что нахождение в закрытых учреждениях заставляет более интенсивно действовать механизмы подражания (заразительности), вызываемые образцами поведения более опытных окружающих, умеющих проявить изворотливость и "хорошо" устроиться путем эксплуатации и притеснения новичков и слабых.

Лишенный возможности привычно удовлетворять целый ряд элементарных потребностей (выбирать пищу и режим питания, свободно передвигаться, свободно выбирать форму досуга и т.п.), постоянно находящийся под контролем других подростков (юношей), проверяющих, на что он способен, ожидающий мнимых, а нередко и реальных, карательных притязаний со стороны администрации, подросток или юноша вынужден искать меры защиты. Одной из таких мер становится объединение несовершеннолетних и молодежи в неформальные группы. Подростку и молодому человеку кажется, что в этих группах он не будет выделяться и тем самым будет меньше привлекать внимание администрации и воспитателей. Он думает, что в группе всегда есть более опытные люди, которые помогут ему выбрать стратегию поведения. Кроме того, подросток или молодой человек полагает, что группа не выдаст его администрации и поддержит в случае притязаний со стороны других групп.

Так в криминальной субкультуре несовершеннолетние и молодежь объединяются в группы, где начинает проявляться взаимная поддержка и психологическая защита, приводятся в действие другие социально-психологические механизмы.

Следует отметить, что рассмотренные процессы происходят не только в среде подростков и молодежи, находящихся в закрытых воспитательных и исправительных учреждениях, но и в казанских "моталках", алмаатинских "бандах" и "конторах" в других городах. "Улица" становится все более враждебной для подростка и юноши, везде его ожидают опасности в виде агрессии "контор" и "банд" из соседних микрорайонов или "залетных" (приезжих из других населенных пунктов) (21,23,39,56,97,109,140,141,408).

Объединившись, подростки и юноши чувствуют свою силу и превосходство. Если попытаться разобщить такую группу, она будет сопротивляться путем усиления внутригрупповой солидарности, постановки общей задачи, объединяющей всех ее членов, переноса агрессии па одного из них, создания собственных, основанных на неформальных связях норм, ценностей, условностей, особо регулирующих отношения в группе.

Разрешить свою агрессию, выступив против администрации закрытого воспитательно-исправительного учреждения (представителей правоохранительных органов и общественности на свободе) рискованно. Остается один объект - свой же товарищ (осужденный в ВТК, учащийся в спецшколе или спецПТУ, а на свободе подросток из соседнего квартала или дома).

Однако взаимная агрессия в среде себе подобных ведет к хаосу, который долго продолжаться не может.

Поэтому несовершеннолетние и молодежь стараются так организовать межличностные отношения, что сама агрессия становится зарегулированной определенными неписанными правилами и нормами. В молодежной среде такая кодификация проходит значительно быстрее. Установленных групповых правил подростки и молодежь придерживаются охотнее. То же самое можно сказать и о взаимной поддержке, получившей наименование "нашизма": если "наших бьют", в этом случае группа становится на их защиту, не задумываясь о причинах конфликта и о виновности сторон.

"Вариантом "нашизма" является "дедовщина". Идеальная структура иерархии: во главе профессионал (ком. роты, старшина); за ним настоящие наши - дембели. Дальше - наши второго и третьего ранга (деды, годки и пр.). А в основании иерархии - бесправные салаги, над которыми может издеваться самый никчемный дед. Но при столкновении с посторонними, особенно штатскими, звучит призывное "наших бьют", и даже дембели встают за честь мундира, а пахан их прикрывает" (23).

Таковы некоторые истоки и механизмы возникновения криминальной субкультуры, ее норм и правил, определяющие поведение иерархических групп, отдельных подростков и молодежи. Все они действуют на основе возрастной эмансипации, стремления к возрастной самостоятельности. Таким образом, в криминальной субкультуре взаимные наказания (агрессия) и взаимная поддержка преобразуются в строго упорядоченную систему наказаний и удовольствия. Эта система позволяет стоящим на верхней ступени групповой иерархии, получать определенные неофициальные преимущества, ослабляющие давление факта изоляции и отрыва от дома, родных и друзей при нахождении в закрытом учреждении. На свободе эта система обеспечивает такому подростку определенные гарантии личной защиты в ближайшем окружении (116,357, 364).

Следовательно, на образование криминальной субкультуры действуют два прямо противоположных механизма :

1. Механизм поиска личностью психологической и физической защиты в новой среде, в том числе защиты от администрации закрытого учреждения (на свободе - от правоохранительных органов) и враждебных молодежных группировок;

2. Механизм взаимной агрессии членов сообщества, взаимного наказания и притеснения слабых ради собственного удовлетворения и возвышения.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что основными социально-психологическими мерами профилактики криминальной субкультуры являются:

  • создание надежной психологической защиты для каждого подростка и молодого человека (как в закрытом исправительном и воспитательном учреждениях, так и по месту жительства);

  • формирование во всех заведениях для несовершеннолетних (школах и ПТУ, спецшколах и спецПТУ) а также в ВТК социально ценных

  • традиций, которые могли бы конкурировать с асоциальными и тюремными традициями и вытеснять их;

  • максимальная гуманизация подростково-юношеской популяции на основе общечеловеческих идеалов доброжелательности, сострадания, милосердия, справедливости;

  • стимулирование официальной самостоятельной нормотворческой деятельности несовершеннолетних и молодежи, которая регулировала бы их межличностные отношения и поведение, жизнь в учебных, воспитательных и исправительных учреждениях.

В ранее опубликованной работе, исходя из насаждавшегося в то время партийно-классового подхода, автор вынужден был писать, что "другая жизнь" получила широкое распространение в исправительных учреждениях для несовершеннолетних и молодых правонарушителей лишь в капиталистических странах, нередко беря перевес над официальной жизнью, чему будто бы способствовала эксплуататорская система классовых отношений, проникающая в эти учреждения. Деление на "страты" там происходит из-за классового неравенства несовершеннолетних правонарушителей. "Находясь в тисках классовых противоречий, - писал автор, - буржуазное общество не может ликвидировать "другую жизнь" какие бы меры оно не принимало, поскольку такое общество не может ликвидировать эксплуататорские классовые отношения" (355, с.219).

Далее автор вынужден был писать, что якобы в учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей социалистических стран "другая жизнь" не имеет под собой классово-экономической основы, также как преступность не имеет классово-экономических корней" (355, с.219-220).

В выпущенной в то время работе автор говорил о том, что труд несовершеннолетних в наших учреждениях регулируется трудовым законодательством. Не допускает привлечения подростков к труду, вредному для здоровья. Но на самом деле существующее законодательство, касающееся несовершеннолетних и молодежи безнадежно устарело. Кроме того, в спецшколах, спецПТУ и ВТК оно постоянно нарушается "из-за производственной необходимости".

На практике, подростки привлекаются к работам, вредным для здоровья или таким работам, которые вызывают у них стойкую негативную реакцию, например, к изготовлению тары, ручек к молоткам, черенков к лопатам и т.п. Нередко им приходится перемещать грузы, массой выше установленной для них нормы. К труду привлекаются не все. Не всегда этот труд оплачивается соответственно его количеству и качеству. Поэтому выходящие из спецшкол и спецПТУ, освобождаемые из ВТК несовершеннолетние часто не могут заработать себе хотя бы на первое время жизни на свободе и вынуждены снова становиться на путь преступлений.

Неравны несовершеннолетние и перед законом. Влияют и материальное положение семьи, уровень образования, национальность и вероисповедание. В качестве примера мы рассказывали о взрыве националистических страстей и страданиях подростков некоренной национальности, подвергаемых притеснениям в разных регионах страны. Все это требует разработки научного подхода к исследованию причин возникновения криминальной субкультуры в среде несовершеннолетних и молодежи и путей ее преодоления, отхода от партийно-классового принципа.

Как видим, партийно-классовый подход к проблеме заводит исследователя в тупик, игнорируя объективную реальность. Криминальная субкультура широко распространена и в нашей стране, не только в закрытых воспитательно-исправительных учреждениях, но и за ее пределами в криминализирующейся подростково-молодежной среде и в армейских условиях. Ею пронизаны все сферы жизни общества, ставшего по своей сути криминальным обществом. В закрытых учреждениях криминальная субкультура лишь более рельефно выражена и более четко оформлена в организационном отношении.

Долгие годы мы переоценивали роль ученического коллектива, ссылаясь на опыт А.С.Макаренко, забывая о том, что то было иное время и иная обстановка. Создавая в школе октябрятские звездочки, пионерские дружины, комсомольские группы мы сами культивировали вождизм, культ личности, от которого один шаг до "дедовщины" и «бугризма». Верна в этом отношении мысль о том, что "коллектив, если он достаточно долго существует, с необходимостью будет стремиться к корпорации. Генератор идей или координатор рано или поздно станут вождями. Появится культ личности. Коллектив обретет жесткую структуру, появятся только подчиненные и исполнители. Создавая детский коллектив, мы вносим ген корпоративных объединений, ген дедовщины. Дедовщина насаждается нами, взрослыми, с первого класса.

Когда мы создаем "звездочки" и даем детям в качестве руководителя ребенка 7-9 лет, который не знает, что такое руководство, не владеет средствами руководства, он начинает осуществлять функции вождя. Если мы начинаем создавать детские коллективы раньше того возраста, когда дети готовы к ним, мы провоцируем детей на развитие в них корпоративных тенденций - тенденций к насилию, к безотчетной власти" (461). А власть один из сильнейших наркотиков.

Конечно, на живучесть криминальной субкультуры влияет нарушение принципов социальной справедливости, крушение социальных идеалов у молодежи, ошибки в работе с несовершеннолетними, недопонимание особенностей их возраста (в тоталитарных условиях сделать это невозможно), стремление к общению и группированию в целях самовыражения и самоутверждения. Но все это вторично. Первичны, как мы утверждали, коренные (социальные и экономические) причины. Криминальная субкультура - слепок с той "социалистической" культуры, которая была создана в стране после революции, ее зеркальное отражение. Тоталитарное общество дало стране тоталитарную преступность, в которой нашлось место несовершеннолетним и молодежи, их преступным группам, шайкам и бандам.

 





НАВЕРХ