Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
Под ред. А.Н. Сухова, А.А. Деркача.

М., 2001.

 


ЧАСТЬ II. ОСНОВЫ ПРИКЛАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
РАЗДЕЛ VII. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ

Глава 24. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ МЕТОДОВ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ, ОСОБЕННОСТИ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ В ПРИКЛАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

§ 5. Нетрадиционные методы социально-психологической диагностики

Социально-психологическая диагностика считалась - и не без оснований - относительно благополучной отраслью отечественной прикладной социальной психологии в отличие от консультирования и социально-психологических технологий, которые значительно отставали в своем практическом применении.

Об относительном благополучии социально-психологической диагностики в 70-80-е годы говорят по крайней мере два обстоятельства:

а) широта фронта проводимых социально-психологических исследований (Г. А. Андреева, А. А. Бодалев, Е. С. Кузьмин, А. В. Петровский, В. Н. Пономарев, Н. Н. Обозов, Е. В. Шорохова и многие другие);

б) обилие публикаций, посвященных методам социальной психологии. В конце 80-х - начале 90-х годов количество публикаций, посвященных методам социальной психологии, резко возросло. Во многом это было связано с тем, что в это время были сняты идеологические ограничения, запреты и препоны и хлынул поток переводной методической литературы. Начался переход от социально-психологических, зачастую диссертационных, исследований, которые в основном проводились академическими, научными работниками и носили во многом идеологический оттенок, к сугубо практической социально-психологической диагностике.

В свою очередь, социально-психологическая диагностика, используемая непосредственно на практике, а не в научных диссертационных целях, обнажила ряд принципиальных проблем:

1) примитивизм многих социально-психологических методик (в основном тестов), связанный с отсутствием их стандартизации, концептуальной валидности;

2) необходимость привлечения новых, ранее не применявшихся методик в отечественной социальной психологии;

3) необходимость экспансии социально-психологической диагностики за счет ее проведения в области политики, экономики (маркетинговые исследования) и т. д.

Таким образом, благополучная картина в сфере социально-психологической диагностики оказалась во многом мнимой.

Отказ от догм в области методологии, монополизма в сфере теорий, переход к научному плюрализму, наконец, переход от диссертационных исследований непосредственно к практической социально-психологической диагностике позволили провести переоценку ценностей, избавиться от старого багажа и обратиться к использованию нетрадиционных для отечественной социальной психологии методов и методик. В данном случае под нетрадиционными методами понимаются не абсолютно новые, оригинальные методы, а те, которые ранее в отечественной социальной психологии по тем или иным причинам не применялись активно или вовсе не использовались, а теперь стали внедряться в практику. Иными словами, под нетрадиционными методами понимаются современные методы и методики.

Скажем, при исследовании общения раньше (обычно в рамках диссертационных и лабораторных исследований) решались сугубо научные задачи. При применении социально-психологической диагностики на практике невербальное общение само стало выступать диагностическим средством.

Научные фундаментальные исследования предполагали громоздкие процедуры. Практика заставила перейти к экспресс-методикам, компьютерным вариантам, компактным, но информационно емким методикам.

Некогда высшим достоинством социально-психологической теории считались результаты, полученные в лабораторных условиях. С переходом к практической диагностике на основе других парадигм потребовались новые методики, например фокус группы, широкое использование визуальной психодиагностики.

В недалеком прошлом о социальном психоанализе говорилось только в критическом плане, но его легализация в отечественной социальной психологии и признание за ним научного статуса позволили применять на практике целый ряд не использовавшихся ранее методик.

В то же время широкое использование на практике западных методик поставило перед прикладной социальной психологией задачу создания сравнительной социально-психологической диагностики, т.е. стандартизации (определение норм и т.д.) применяемых методик с учетом российского менталитета.

Данные обстоятельства объясняют появления нетрадиционных методов и методик в арсенале отечественной прикладной социальной психологии. Вместе с тем следует подчеркнуть, что расширение арсенала социально-психологической диагностики не привело к однозначным позитивным результатам. Вопрос не в количестве методик, а в квалифицированном их применении.

Между тем немалая часть практиков пошла по пути количественного накопления методик, игнорируя элементарную социально-психологическую теорию. Особенно реально это проявилось в использовании нетрадиционных для отечественной прикладной социальной психологии методик.

К числу нетрадиционных методик следует отнести визуальную психодиагностику. Наиболее значительной работой в этой области является книга Г. В. Щекина [38].

Визуальная социально-психологическая диагностика - это возможность изучения различных социально-психологических явлений (личности, групп и т. п.) на основе симптоматики - основного элемента визуальной социально-психологической диагностики.

Однако социальная и социально-психологическая симптоматика не сводима к визуальной психодиагностике. Она гораздо шире и представляет собой установление диагноза на основе идентификации симптома с тем или иным социально-психологическим явлением.

Любое социально-психологическое явление на любом уровне имеет свою симптоматику. По симптоматике можно судить о качестве, образе жизни, степени социальной напряженности, статусе, эмоциональном состоянии человека и т.д.

Визуальная социально-психологическая диагностика имеет дело с явлениями, лежащими как бы на поверхности. Но это кажущаяся простота. Чтобы идентифицировать симптом с социально-психологическим явлением, нужно обладать социально-психологической компетентностью, научными знаниями об обществе, о личности, группах, социальных организациях, институтах и пр.

Визуальная психодиагностика обладает действительно громадными возможностями. Не случайно есть группы профессионалов, которые по внешним признакам судят о состоянии здоровья политического деятеля, его положении, т.е. занимаются портретированием и пр. С помощью этого метода изучаются социально-психологические характеристики личности: ее ценностно-смысловая сфера, статусно-ролевые параметры и т. д. В данном случае в качестве «единицы» анализа выступают система связей, невербальное общение. Последнее является одним из эффективных диагностических средств личности. К средствам невербального общения принадлежат жесты, мимика, интонация, пауза, поза и т. п.

Ниже приводятся значения некоторых групп жестов.

Жесты открытости: раскрытие руки ладонями вверх; расстегивание пиджака (люди открытые и дружески расположенные часто расстегивают или даже снимают пиджак в присутствии друзей) и т. д.

Жесты защиты: жесты, с помощью которых происходит реагирование на угрозы, скрещенные на руки и т.д.

Жесты оценки: жесты задумчивости и мечтательности; рука у щеки (люди, опирающиеся щекой на руку, обычно глубоко погружены в раздумья).

Жесты подозрения и скрытности: рука прикрывает рот; взгляд в сторону; потрагивание шеи, легкое потирание носа - знак сомнения.

Жесты доминантности-подчиненности: например, превосходство может быть выражено в приветственном рукопожатии (когда человек крепко пожимает руку другому и поворачивает ее так, что его ладонь лежит сверху, он пытается выразить превосходство).

Жесты готовности: руки на бедрах.

Выделяют несколько типов походок, например: ходульная, деревянная походка - зажатость, недостаток контактов, робость, неспособность к свободному проявлению; постоянное приподнимание вверх (на напряженных носках ног) - стремление вверх, чувство превосходства.

А. Штангль в книге «Язык тела» приводит описание различных мимических выражений и дает им соответствующую интерпретацию. Например, прямо посаженная голова указывает на уверенность личности.

Движение мускулатуры лба тесно связано с активностью глаз и в основном ею определяются. Человеческий взгляд тесно связан с речью и часто является средством установления контакта. Взгляд сбоку свидетельствует о недоверии [38].

Объектом социального психоанализа является сфера бессознательного, но применительно к конкретным социальным субъектам: личности, группе, этносу, народу на основе изучения «коллективного бессознательного» (К. Юнг) и «современного бессознательного» (Э.Фромм).

Ассаджан создал карту-схему в виде яйца «О связи "Я" с "Мы"»:

1)  низшее бессознательное («прошлое нашей психики» в форме подавленных импульсов);

2) среднее бессознательное («наши психологические состояния, которые могут быть произвольно перенесены в поле сознания»);

3)  сверх сознательное («из этой области нам являются внешние формы интуиции и вдохновения»);

4)  поле сознания;

5)  личное «Я»;

6) надличное «Я». Личное «Я» представляет собой отражение подличного «Я» на «поле сознания». Цель - «дать нам ощущение своего центрального положения в личности и чувство самотождественности (Я - это Я)». Такое отождествление - «высшая точка многолетней работы над собой»;

7) коллективное бессознательное. Психика человека не изолирована. Ее омывает море, которое К. Юнг назвал «коллективным бессознательным». Механизм взаимодействия «Я» с «Мы»: «отождествление», «замещение», «компенсация», «защитный пессимизм» и т.д.

В настоящее время более актуальны прикладные методы социального психоанализа, разработка и применение методик. Впрочем, отдельные проективные методики уже сейчас широко применяются. Близки к ним и методики, разработанные в русле психосемантики (В. Ф. Петренко).

Возможно использование аналитической психологии К. Юнга, его теории о психотипах применительно к анализу российского менталитета, а также логотерапии В. Франкла.

Наше общество нуждается в изучении «социальных неврозов» (Э. Фромм) в зависимости от состояния культуры (К. Хорни) [25].

В последнее время все чаще стали использоваться методики, связанные с изучением жизненного пути личности. На первый взгляд, если исходить из названия, эти методики близки одному из традиционных методов - биографическому.

Однако на деле выясняется, что эти методики имеют существенные различия.

В основе изучения жизненного пути личности лежат не просто ретроспектива, хронологическая реконструкция, а восстановление жизненного пути на основе учета общения личности со значимыми другими, биография значимых отношений, участия в событийных группах.

Существенной характеристикой жизненного пути личности является степень ее причастности к судьбам других людей, мера участия этих других в их осуществлении. Событие превращается в эпицентр круга значимого общения, создает событийную малую группу. Событийные группы можно назвать кратковременными, ситуативными, оперативными референтными группами.

На основе приведенных положений разработана методика, получившая название «совместная каузометрия». (Подробное изложение ее содержится в книге: Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. - Киев, 1994.)

Сущность данной методики заключается в следующем. Для воссоздания жизненного пути личности требуется назвать 15 событий. Меньше - нежелательно, больше 20 существенно осложняет последующую работу. Каждое событие записывается на отдельном небольшом блокнотным листке в любой удобной формулировке. После этого в каждом листке-карточке рядом с названием события указывается его дата - время, когда оно произошло или, вероятнее всего, произойдет. Кроме того, указывается год, месяц и число события. Затем карточки раскладываются в хронологическом порядке.

В работах Е. Мелибруда подчеркивается тот факт, что два основополагающих желания самоидентичности и ощущения собственной личностной ценности могут реализоваться только в том случае, если человек находится в позитивных отношениях со значимыми другими. Лишь благодаря значимому другому человеку личность может осознать свою слабость, избежать одиночества, поддержать свое психическое здоровье, т. е. обрести подтверждение.

Стремление к подтверждению постоянно. Получение подтверждения более глобально, чем формирование «Я-концепции», «Я-образа» и т. д. В результате подтверждения личность развивается. В свою очередь, для подтверждения необходим истинный диалог, в процессе которого между партнерами рождаются отношения партнерства, взаимной поддержки и взаимопомощи, сосредоточенные вокруг значимой для них проблемы. Подтверждение связано с афиляцией, т. е. процессом принятия или отвержения.

Антипод подтверждения - неподтверждение.

Подтверждение не может произойти без событийных групп. Это взаимосвязанные понятия (см.: Менджерицкая Ю.А. Феномен подтверждения-неподтверждения и развития личности // Психологический вестник. - М., 1996. - Вып. 1. - Ч. 2). Поэтому при изучении жизненного пути личности должен учитываться и этот феномен.

В настоящее время, как уже отмечалось, идет процесс становления таких теоретико-прикладных отраслей социальной психологии, как политическая психология, этническая психология, социальная психология организаций (управления), экономическая психология, экологическая психология.

Происходит уточнение их предметов, а также методической части. Применение неадекватной методики для изучения социально-психологических явлений в сфере политики, экономики и национальных отношений приводит к ошибкам. Так, невозможно сделать корректный вывод о политической стабильности на основе изучения только индивидуальных особенностей, хотя и это обстоятельство имеет важное значение и сбрасывать его со счетов нельзя [40].

Наиболее распространена сейчас практика изучения рейтинга политических деятелей партий. Малоизученной остается проблема власти, стратификации, качества жизни, политических конфликтов и т.д.

В социально-психологической практике все чаще применяется моделирование. Причем не в строгом, математическом смысле с применением теории игр, экстраполяции, но тем не менее как способ прогнозирования вероятностного развития событий. Такой подход получил название «Построение сценария». Как правило, готовятся несколько сценариев, включая пессимистический и оптимистический варианты развития событий. Делается это на основе экспертных оценок.

Свою несомненную спецификацию имеют и маркетинговые исследования (изучение спроса, эффективности рекламы и т. п.). Социально-психологическое измерение этих и других явлений должно быть отточено до мелочей.

Крайне актуальной для отечественной прикладной социальной психологии является проблема спецификации социально-психологической диагностики этнических общностей, т.е. кросс-культурных исследований. Однако несмотря на жизненно важную потребность в диагностике этнопсихологических явлений, методов и методик, пригодных для этих целей, в арсенале отечественной прикладной социальной психологии, по существу, нет. В данном случае можно рекомендовать к использованию лишь методики, разработанные В. С. Мухиной: 1) проективный метод депривации структурных звеньев самосознания своего и другого этноса; 2) рефлексивное оценочное описание своего и другого этноса (с последующим анализом частотного словаря оценочных значений и смыслов); 3) диагностика расовой и этнической идентичности.

Для изучения этнических стереотипов - относительно устойчивых, эмоционально окрашенных образцов своего и другого этноса - используют методики Катца и Брейли.

Достаточной популярностью при проведении социально-психологической диагностики этнопсихологических явлений пользуется и опросник В. А. Лабунской «Психологические трудности общения» (1989).

Специфика социально-психологической диагностики, в частности, заключается и в том, что она имеет дело с изучением явлений на разных уровнях и в разных условиях. В связи с этим возникают проблемы не только организационного, но и методического характера. Одно дело изучать массовые явления, другое - социально-психологические характеристики личности. В первом случае используется и программа, и соответствующие методы. Во втором случае, как правило, практические психологи обходятся и без программы, и без громоздких методик, делая акцент на визуальной психодиагностике, опыте, использовании экспресс-методик. К сожалению, приходится констатировать, что пока компактных методик крайне мало.

Одна из существенных проблем диагностики социально-психологических явлений - изучение их не только в нормальном, но и в деформированном состоянии. Диагностика деформации личности, социальных отношений, общения и групп требует создания соответствующих методик или адаптации существующих. Изучать, например, преступные общности с помощью традиционных методов нельзя. Кроме того, изучение социально-психологических явлений в осложненных или экстремальных условиях, скажем, социальных конфликтов с применением оружия, требует их ретроспективного изучения. Впрочем, даже социальная напряженность (остановка производства, психологическая усталость, массовая безработица) накладывает серьезный отпечаток на процедуру проведения социально-психологической диагностики и может приводить к отказам от участия в анкетных опросах.

В экстремальных условиях социально-психологические явления можно изучать с помощью ограниченного числа методов и методик, например, видеосъемки, регистрации фактов, событий. Поэтому встает вопрос о создании ретроспективных методов изучения социально-психологических явлений, позволяющих реконструировать, восстанавливать, моделировать имевшие место в прошлом ситуации. Здесь полезно обратиться к опыту криминалистики, судебно-психологической экспертизы, особенно в той части, когда они занимаются изучением социальных причин происходящих событий.

Так, одним из отклонений от норм являются нарушения половой идентичности личности, приводящие к такому состоянию, как транссексуализм. Проблема транссексуализма представляет большой интерес как малоизученный, особенно в отечественной науке, феномен. Личностная дисгармония у лиц с инверсной половой идентичностью ведет к выраженной социальной дезадаптации, переживаемой на личностном уровне как неразрешимое внутреннее противоречие. Зачастую это создает суицидальную готовность, которая чревата суицидальным поведением.

Наибольшую диагностическую ценность для исследования половой идентичности при транссексуализме представляют следующие приемы и процедуры исследования: MMPI, КИСС, кинетический рисунок семьи, тест Векслера, тест Розенцвейга, клинико-биографический метод. Представленный методический аппарат позволяет исследовать инверсную половую идентичность при транссексуализме, а также проводить надежную дифференциальную диагностику транссексуализма от сходных состояний. При этом многие из этих методик применяются ретроспективно.

Крайне актуальны исследования в рамках экологической психологии. В этом контексте происходит переосмысление понятия окружающей среды. С точки зрения экологической психологии она выступает как фактор психических состояний и смысловых переживаний личности. Отсюда чрезвычайное значение приобретает исследование психологического пространства, психологического времени, психоэкологических проблем средств массовой коммуникации, вопросов экологической психологии города, в частности урбанизации и ее влияния на психику человека, комфортности среды, проблемы психического здоровья населения, экопсихологии выживания в экстремальных условиях, психоэкологических вопросов политической, правовой и экономической культуры. Все это требует разработки адекватных методик, соответствующей экспертизы среды, психологического пространства и времени.

В наиболее развитой форме экоподход был реализован при изучении восприятия (Дж. Гибсон) и других психических процессов, когда на первый план выступает вопрос презентативности среды в исследовательской процедуре.

Для диагностики отношения личности к природе применяется комплекс социальных методик:

1) «Натурафил» - для измерения отношения к природе;

2) «СПО» - для диагностики степени субъектификации, природных объектов;

3) «ЭЗОП» - для определения экологических установок личности;

4) «Альтернатива» - для исследования предпочитаемого типа взаимодействия с миром природы;

5) «Доминанта» - для установления ранга субъективного отношения к природе в иерархии других отношений личности.

С помощью методики «Руны» анализируются представления об экологической опасности у детей и взрослых различных культур и социальных слоев. Сущность методики состоит в том, что испытуемые выбирают те знаки, символы, изображения, которые имеют отношения к тем или иным реалиям жизни.

К нетрадиционным методам прикладной социальной психологии можно отнести также метод фокус-групп*. Под ним принято понимать неформализованное групповое интервью, сфокусированное на выяснение мнений, суждений членов группы по какой-либо узкой проблеме, интересующей заказчика. Хотя, на наш взгляд, фокус-группа представляет собой синтетический метод, в котором сочетается групповое неформализованное интервью с элементами экспериментальных методик, тестовых испытаний, групповой дискуссии, наблюдения.

Сам термин «фокус-группа» был введен Р. Мертоном, М. Фиске и П. Кендаллом и является сокращением от понятия «фокусированное групповое интервью» [19]. Однако этот термин быстро вышел за рамки той узкой трактовки, которую придали ему первоначально авторы данной методики.

Групповое неформализованное интервью применялось в западной социологии с начала 50-х годов, а в 80-х годах интерес к этому методу резко возрос благодаря его успешному применению в маркетинговых и политологических прикладных исследованиях. В настоящее время они продолжают активно использоваться именно в этих направлениях прикладной социальной психологии. В 90-е годы метод фокус-групп стал использоваться и в отечественной прикладной социальной психологии.

К позитивным сторонам данного метода следует отнести его дешевизну по сравнению с индивидуальным интервьюированием и анкетированием, а также оперативность получения информации. Сокращение времени диагностирования весьма важно для прикладных исследований. Кроме того, добавление к трансакции «интервьюер-респондент» трансакции «респондент-респондент» позволяет получить такую дополнительную информацию, которая не может быть получена в индивидуальном интервью. Это объясняется тем, что высказывания одних респондентов по обсуждаемой проблеме могут стать побуждающим фактором для высказываний других. В завязывающихся групповых дискуссиях рождаются суждения, идеи, которые вряд ли могли появиться в индивидуальных интервью. В таких групповых дискуссиях удается добиться высокой степени раскрепощенности участников и спонтанности в их ответах (при условии, что ведущий фокус-группы имеет опыт ее проведения). Кроме того, групповая дискуссия часто создает предпосылки для повышения рефлексии респондентов [5].

Один из основателей данного метода - Д. Морган считает, что фокус-группы являются хорошим способом наблюдения за такой стороной групповой динамики, как процесс развития и формирования мнений.

Интересен опыт формирования нескольких фокус-групп, организованных английскими специалистами по коммерческой рекламе. Фокус-группы включали по три группы молодых замужних женщин без детей, женщин среднего возраста и замужних, но занимающихся домашним хозяйством, а также мужчин молодого и среднего возраста. Эти группы набирались в трех городах России: Москве, Рязани и Санкт-Петербурге. Количество членов группы ограничивалось восемью. При этом предъявлялись требования, чтобы их члены представляли разные социально-профессиональные группы (в мужских фокус-группах). Кроме того, по размерам доходов все члены группы должны были принадлежать к среднему уровню. То же самое касалось и уровня образования. Все участники групп должны были пройти простейшие тесты на креативность, творческое мышление, поскольку заказчика (фирму по производству чая) интересовали не только мнения и установки населения России относительно продукции данной фирмы, но и идеи, предложения по изменению цвета, формы упаковок ее продукции, предложения по рекламе.

При проведении самого обсуждения ведущий должен соблюдать следующие требования: постоянно активизировать высказывание мнений, оценок, суждений всеми участниками группы без исключения, стимулируя робких и приглашая наиболее активных; гасить возникающие конфликты; постоянно следить за основной темой и сценарием групповой дискуссии, возвращая группу в русло обсуждаемой проблемы в случае отклонения от нее. Чтобы дискуссия не затухала, ведущий использует разнообразные приемы: помимо классического обмена мнениями по кругу, можно применить групповые моменты - просмотр видеоматериалов, изготовление микрогруппами каких-либо аппликаций по теме беседы и т.п. Максимальная длительность работы группы без перерыва - 2ч.Если сценарий и задачи требуют большего времени, необходимо сделать перерыв.

Большое внимание при проведении фокус-групп следует уделять и чисто техническим, организационным вопросам. В частности, речь идет об экологии: помещении, размещении участников, технических средствах фиксации информации. Желательно для этой цели иметь помещение, состоящее из трех смежных комнат. В самой большой из них ведущий проводит дискуссию, во второй располагаются наблюдатели, фиксирующие со стороны с помощью телекамеры и просматривающие с помощью монитора весь ход обсуждения проблемы, в третьей лаборант - помощник ведущего устраивает чай во время перерыва и хранит вспомогательные материалы. Весь ход дискуссии фиксируется широкоугольной видеокамерой и записывается на видеомагнитофон для последующего более углубленного анализа и составления отчета.

Литература

1.   Аванесов B.C. Тесты в социологическом исследовании. - М., 1982.

2.   Аверьянов Л.Я. Искусство задавать вопросы. - М., 1987.

3.   Анастази А. Психологическое тестирование.- М., 1982.

4.  Андреенков В.Г., Сотников Г.Н. Телефонные опросы населения: Методические рекомендации по организации и проведению выборочных массовых опросов. - М., 1985.

5.  Белановский С.А. Фокусированное интервью. - М., 1993.

6.  Бутенко И.А. Анкетный опрос как общение социолога с респондентом. - М., 1989.

7.  Воронов Ю.П. Методы сбора информации в социологическом исследовании. - М., 1974.

8.  Гришин В.Г. Образный анализ экспериментальных данных. - М., 1982.

9.  Грушин Б.А., Нейгольдберг В.Я., Айвазян М.С. 47 пятниц. - М., 1969. - Вып. 1.

10.   Казанцев В.Н. Контент-анализ массовой документальной информации в МТУ. - Рязань, 1977.

11. Дебольский М.Г., Казанцев В.Н. и др. Использование метода формализованного анализа документов в работе с жалобами и заявлениями осужденных. -Рязань, 1984.

12.  Коробейников B.C. Редакция и аудитория. Социологический анализ. - М., 1983.-Гл. 3.

13.  Кузьмин Е.С. Основы социальной психологии. - Л., 1967.

14.  Куприян А.П. Методологические проблемы социального эксперимента. - М., 1971.

15.  Куприян А.П. Проблема эксперимента в системе общественной практики. - М., 1981.

16.  Лекции по методике конкретных социальных исследований / Под ред. Г.М. Андреевой. - М., 1972.

17.  Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации / Отв. ред. А.Ф. Кудряшов. - Петрозаводск, 1992.

18.  Мельников ЕМ., Ямпольский В. Введение в экспериментальную психологию личности. - М., 1985.

19.  Мертон Р., Фиске М., Кендалл П. Фокусированное интервью / Пер. с англ. - М., 1991.

20.  Методы социальной психологии / Под ред. Е.С. Кузьмина, В.Е. Семенова. - Л., 1977.

21. Налимов В.В. Теория эксперимента. - М., 1971.

22.  Ноэль Э. Массовые опросы. Введение в методику демоскопии / Пер. с нем.- М., 1978.

23. Обозов Н.Н., Овчинников B.C. Установка для исследования сенсомо-торной совместимости // Электроника и спорт. - Л., 1968.

24.  Ольшанский В.Б. Личность и социальные ценности // Социология в СССР.- М., 1996.-Т. 1.

25.  Основы социального психоанализа / Под ред. В.Д.Попова. - М., 1996.

26.  Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. - М., 1978.

27.  Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук. - М., 1972.

28.   Проблемы социологии печати / Под ред. В.Э. Шляпентоха. - Новосибирск, 1969.-Вып. 2.

29.  Психологическая диагностика детей и подростков / Под ред. К. М. Гуревича, Е.М. Борисовой.- М., 1995.

30.  Рабочая книга социолога / Отв. ред. Г.В. Осипов. - М., 1976.

31.  Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. - М., 1995.

32.  Рывкина Р.В., Винокур А.В. Социальный эксперимент. - Новосибирск, 1969.

33.  Санталайнен Т. и др. Управление по результатам. - М., 1991.

34.  Собчик Л.Н. Методы психологической диагностики. - М., 1990.

35.  Стацевич Т.Л. Особенности работы интервьюеров при телефонных опросах // Социологические исследования. - 1993. - № 7.

36. Федотова Л.Н. Контент-аналитические исследования средств массовой информации и пропаганды. - М., 1988.

37.   Черны В., Колларик Т. Компендиум психодиагностических методик. - Братислава, 1988.

38.  Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика: Познание людей по их внешности и поведению. - Киев, 1995.

39.  Экспертные оценки в социологических исследованиях. - Киев, 1990.

40.  Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. - СПб., 1992.

41.  Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. - М., 1995.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ