Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
Антонян Ю.М.
ПСИХОЛОГИЯ УБИЙСТВА.

М., 1997.

 


Остров помилованных убийц (очерк)

В двухстах шестидесяти километрах к северо-западу от Вологды, в Белозерском районе, в живописнейшей и пустынной местности, на острове Красном, окруженном большим озером (Новоозером), был мужской монастырь. Собственно здания монастыря остались, и он занимает практически всю площадь острова, поэтому волны озера во многих местах плещутся у самых стен, окружающих его. В начале 20-х годов большевики, разумеется, монастырь закрыли и его строения использовали в качестве лагеря для "врагов народа", что ими делалось, как известно, во множестве других подобных мест. Этим достигались сразу две цели: унижение религии и церкви, создание там, где воздвигался и совершенствовался человеческий дух, лобного места нечеловеческих страданий и вместе с тем готового тюремного учреждения, где сама природа помогала обеспечить надежную охрану и суровый режим.

По преданию, будущий островок Архипелага ГУЛАГ был основан святым Кириллом. Легенды о нем рассказывают следующее.

Родился Кирилл в семье дворян Белых в г. Галиче (Костромская область). Еще подростком он оставил семью и ушел на Вологодчину к святителю Корнилию в Комельскую обитель. Там он был пострижен в монахи, обучился основным монашеским подвигам: послушанию, посту и молитве. Путь на Белоозеро указала ему Богородица (Тихвинская), которая явилась ему во сне и сказала: "Угодник Пресвятые Троицы, раб мой, Кирилл, иди на восточную сторону Белоозера, и явит тебе Господь и сын Мой место упокоения для твоей старости". Так Кирилл появился на Белоозере.

В 1517 г. на Красном острове под высокой елью устроил он себе хижину, построил келью для братии и соорудил две церкви — Вознесения Христова и Одигитрии. Жизнь Кирилла на острове не была безмятежной. Братия жила в ужасной нищете. Но Кирилл мужественно переносил все тяготы, подавая пример истинного смирения, твердости веры и духа.

Раз воры украли колокол, но всю ночь проблуждали вокруг монастыря и вынуждены были вернуться в обитель. Они пали к ногам преподобного и просили прощения. Кирилл велел их накормить и отпустил с миром.

При жизни чудотворец исцелил много слепых, раз исцелил одержимого. Прожил Кирилл на Белоозере пятнадцать лет. Перед кончиной предсказал Руси ожидающие бедствия и последующее величие. Последние его слова были: "Слава Богу за все!". 17 февраля 1532 г. чудотворца не стало. На погребение его собрались жители всех окрестных деревень.

Но чудеса исцеления продолжались и после его кончины, так что слава святого распространилась и за пределы Белоозерской земли. В 1542 г. Кирилл явился во сне царю Ивану Грозному и предупредил его не ходить в палату на заседание боярской думы. На вопрос царя: кто он такой и как посмел войти в царскую спальню, старец без страха ответил: "Имя мое Кирилл Белый, а пустынь моя от Белоозера в тридцати поприщах..." На следующий день царь не пошел на заседание думы. В третьем часу потолок в приемной палате рухнул и погибло несколько человек. Благодарный царь подарил монастырю две деревни и всю землю в радиусе на две версты вокруг монастыря.

Весьма успешно сопротивлялся преподобный плотским соблазнам.

Недалеко от Новоозера жила нечестивая женщина, которая по лести дьявольской вздумала искусить целомудрие старца. Однажды она застала его в келье во время приготовления к служению божественной литургии. Огорчился святой, и его светлый лик, как описывает предание, ужасом поразил нечестивую. Она стала плакать и стонать, на вопрос преподобного о причине ее прихода лживо отвечала, будто, не имея огня, пришла искать его в келье. Тогда он обличил ее бесстыдство перед всею братией, доколе не возбудил в ней раскаяния. Увещевав ее кротким словом и "разрешив от напавшего на нее трепета всех ее членов, отпустил ее с миром, но с тех пор воспретил женскому полу вход на святой пустынный остров".

Святой Кирилл совершил множество чудес, но только не смог или не захотел спасти от поругания и нечестия созданную им обитель. День памяти (день обретения мощей) святого старца отмечается 20 ноября.

В 1963 г. вместо лагеря была создана колония особого режима. В феврале 1994 г. на территории бывшего монастыря произошло новое изменение: там стали отбывать наказание лица, которым высшая мера наказания в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы. Здесь нашли последний приют самые опасные преступники. Они сейчас размещены в камерах по два человека, имеют минимально необходимые предметы бытового обустройства, предметы первой необходимости, книги, обмундирование. Разрешены получение почтовых отправлений, встречи со священником и отправление религиозных обрядов; свидания только краткосрочные.

Открыть камеру, где содержатся осужденные, можно лишь с разрешения старшего начальника. В момент открытия дверей осужденные встают спиной к двери и лицом к стене в положении для обыска и докладывают свои установочные данные, при этом в коридоре исключено пребывание других преступников. Выводятся из камеры только по одному, причем всегда в сопровождении трех сотрудников колонии. Досмотр осужденных производится как при выводе, так и при водворении в камеру. Досмотр же самих камер производится регулярно во время прогулок осужденных или во время работы (для работы на швейном производстве оборудованы специальные камеры). Что касается прогулок, то многие отказываются от них, поскольку прогулочный дворик чуть больше самой камеры.

Из камер, в том числе на беседы с администрацией, осужденные выводятся только в наручниках, что придает беседам несколько странный характер. Но все это делается для того, чтобы обезопаситься от нападений убийц, многим из которых нечего терять. Один из них, которому я сказал, что хотел бы побеседовать с ним, иронически усмехнулся и спросил: "Вы думаете, что можно беседовать с человеком в кандалах?".

Однако опасения отнюдь не безосновательны: как уже отмечалось, каждый четвертый из приговоренных к смертной казни не просил о помиловании, следовательно, сознательно стремился к своей смерти, во всяком случае не хотел предотвратить ее; большинство пожизненно лишенных свободы не видит для себя никаких перспектив, поскольку закон никак не определяет, после скольких лет лишения свободы преступники могут быть освобождены и смогут ли они вообще покинуть тюрьму. Значительная часть из них совсем не молоды, есть хронически больные, в том числе туберкулезом, а поэтому, если и будет установлен какой-то минимальный срок для возможности освобождения (он никак не может быть меньше двадцати лет), в их личной судьбе мало что изменится. Все это рождает крайне высокую степень эмоционального и нервного напряжения у осужденных, когда смерть, своя или чужая, видится вполне сносным выходом из положения, к тому же постоянно усугубляемого одуряющим однообразием.

Чрезвычайные меры безопасности с неизбежностью создают психологические барьеры между осужденными и тюремным персоналом, очень существенно затрудняя сотрудничество между ними. Это обстоятельство выступает еще одним серьезным источником напряженности среди преступников, т.е. то, с помощью чего администрация хотела бы обезопасить себя, напротив, делает ее еще больше уязвимой. Ее представители тоже весьма тревожны, поскольку все время ожидают нападения, а подобное ожидание, часто изнуряющее, всегда порождает защитную агрессию, физическую или (и) вербальную. Это в свою очередь еще больше отчуждает от них осужденных и способствует их озлоблению. Одним словом, очень плохо учитывается, что человеческие ресурсы адаптации, сдерживания, контроля над собой далеко не безграничны.

Преступники и тюремщики оказываются стянутыми единым психологическим обручем, который достаточно прочен и по той причине, что основная часть сотрудников с семьями живут на соседнем острове, который почему-то называется Сладким и связан с Красным островом мостом. Поскольку вблизи никаких других поселений нет, усиливается уединение и объединение живущих на этих островках, укрытых единой пеленой зависимости: жизнь первых полностью определяется вторыми, которые в свою очередь получают средства к существованию за счет социального обслуживания первых, т.е. управления ими. Они неотрывно наблюдают друг за другом, анализируют и оценивают противную сторону, иногда с удовлетворением отмечают пороки, недостатки и промахи.

Но отношения между теми и другими отнюдь не однозначны, т.е. ни в коем случае не следует думать, что между ними существует лишь ненависть или презрение. Совсем не так: среди персонала немало людей, которые пытаются понять осужденных и причины совершения ими преступлений, а это уже оставляет меньше места для негативных эмоций. С отдельными преступниками устанавливаются неплохие взаимоотношения. В свою очередь и многие каторжные сидельцы, особенно из числа пожилых, кто уже не один раз успел побывать на тюремных, нарах, хорошо знают, что не только власть, но и сами каторжане не могут обойтись без тюремщиков, без их работы, которую кто-то должен делать. Все благо в том, чтобы выполнять ее не чрезмерно рьяно, без злоупотреблений, без грубости, без унижений, а с пониманием того, что и они люди.

Тем не менее ненависть, вражда и презрение в их очень сложных контактах присутствуют. Особую неприязнь испытывают осужденные к тем молодым сотрудникам, которые грубы и надменны, которые постоянно демонстрируют им свое презрение. Я подозреваю, что многие пошли работать в эту колонию для того, чтобы иметь полную возможность доминирования над другими. Удаленность именно этой колонии, весьма суровый тюремный режим в ней, отбывание там наказания наиболее опасными преступниками для реализации указанной тенденции создают все условия.

В марте 1996 г., когда я там был, на острове отбывали пожизненное наказание 107 человек. Кто они?

Лишь трое из них моложе 25 лет, 101 человек в возрасте от 26 до 55 лет, трое в возрасте от 56 до 60 лет; старше 60 нет ни одного.

Впервые отбывают уголовное наказание 30 человек, во второй раз — 25 человек, в третий раз — 22 , четвертый — 20, пятый — 11, шестой — 8, седьмой — ни одного, восьмой — 1. Таким образом, подавляющее большинство не впервые преступает уголовный закон, а 62 человека были преданы суду не менее чем в третий раз. 23 преступника признаны судом особо опасными рецидивистами, на одного осужденного "приходится" в среднем 2-3 трупа. Из 107 человек лишь двое были приговорены к смертной казни не за убийства, а за бандитизм, лишь 13 — "только" за убийство с особой жестокостью и нескольких человек, все остальные за убийства с особой жестокостью и нескольких человек в совокупности с изнасилованиями, кражами, хулиганством и другими опасными преступлениями. Значительная группа была осуждена сразу по пяти, шести, семи и восьми статьям уголовного кодекса.

Тем более удивительно, что Комиссия по помилованию при Президенте РФ, ставшая, как ни странно, чуть ли не высшей судебной инстанцией в стране, сочла возможным ходатайствовать о помиловании всех этих людей. Мои слова "сочла возможным ходатайствовать" верны лишь формально, но не по существу, поскольку вопросы помилования в конечном итоге решает именно она.

Я, разумеется, не за то, чтобы казнить всех убийц, обретших последний приют на острове Красном, но против обвального снисхождения к людям, которые своими неслыханными злодеяниями сами поставили себя вне жизни.

Особый интерес, в том числе для правоведов, криминологов, криминалистов и психологов, представляют собой психологические характеристики этих ста семи самых опасных преступников. Я полагаю, что материал, полученный штатным психологом колонии В. В. Поповым, в высшей степени уникален: в нашей стране это первый опыт комплексного психологического исследования большой группы лиц, совершивших наиболее тяжкие преступления. Думается, что в других странах мира подобный информации немного, следовательно, она и для них весьма актуальна, причем я имею в виду не только ученых, но и практические правоохранительные органы.

При обследовании применялся блок тестовых методик, в том числе Кеттелла, Айзенка, опросник акцентуаций Шмишека, личностной тревожности Тейлора, уровня агрессивности Басса-Дарки, Опросник суицидального риска. В ряде случаев при некоторых затруднениях интеллектуально-психического характера применялись проективные тестовые методики, тест руки (по Вагнеру), Розенцвейга, проективный тест "Дом. Дерево. Человек". По результатам обследования выявлен ряд групп, подлежащих профилактическому учету:

лица с повышенным уровнем агрессивности и враждебности — 41 человек, лица с неустойчивой психикой и неврозоподобными состояниями — около 70, лица, склонные к членовредительству и суицидальным проявлениям, — 47, лица со сниженным уровнем интеллекта — 15, лица с затруднениями в сфере общения, установлении психолого-педагогического контакта — 38. Обследование позволило определить нормы тестовых результатов по данной категории, нормативы тестовых показателей групп профилактического учета, основные показатели динамики, адаптационного процесса и некоторые другие нормативные показатели, позволившие использовать блок методик в дальнейшей работе. Одновременно с диагностическим обследованием проводился психологический анализ личных дел и социолого-психологическое изучение лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, их отношение к отбываемому наказанию. Результаты проведенной работы в целом позволили приступить к формированию социально-психологического информационного банка, включающего объемное специальное досье на каждого, подготовить первоначальный психологический портрет их личности.

Психологический портрет "среднего" преступника выглядит следующим образом: возраст тридцать пять-тридцать семь лет, ранее один-два раза судимый, в том числе за насильственное преступление, склонность к злоупотреблению алкоголем, к импульсивным проявлениям агрессивности и конфликтности, осужден за умышленное убийство, часто с особой жестокостью. По характеру несколько замкнут, в настоящее время погружен в себя, пессимистичен, испытывает трудности в общении и адаптации, чувство вины завышено, чувствителен, раздражителен, склонен к аффективным реакциям, мнителен, тревожен, замкнут на чувственном восприятии реальности, с пониженным, часто подавленным фоном настроения. Общая агрессивность в целом снижена, но с врожденной склонностью к вербальной агрессии, уровень эротизма завышен, уровень интеллекта ниже среднего, мыслительная активность снижена, логическое мышление часто тормозится аффективными переживаниями. Проявляется робость, неуверенность в себе, заниженная самооценка в сочетании с переоценкой личных страданий со стремлением избежать ответственности.

Ориентирован прежде всего на получение личной выгоды, при этом способен пренебрегать моральными нормами и социальными правилами. Внутренне недисциплинирован, в поведении часто руководствуется случайными влечениями, в значительной мере одиночка, не коллективист. Уровень волевого самоконтроля снижен, стремление приспособиться к условиям строгого лишения свободы, необходимость постоянного сдерживания и самоконтроля часто вызывает тревожные, невротические реакции.

Анализ результатов обследования позволяет В. В. Попову предположить, что процесс адаптации в колонии распадается на три основных этапа и завершается к восьмому-одиннадцатому месяцу пребывания в колонии. На первом этапе (один — три месяца) для осужденных характерна повышенная неустойчивость психических процессов, завышены общая физическая агрессивность, подозрительность, негативное восприятие действительности, преобладание аффективно-демонстративных реакций, переживаний, повышенная склонность к депрессии в сочетании с повышенной возбудимостью и импульсивностью. На следующем этапе на первый план выступают тенденции приспособления, снижается эмоциональная активность и агрессивность, но часто отчетливей проступают черты депрессивности, снижается общий фон настроения с преобладанием реакции торможения, повышается скрытность, наигранность, корректность и послушность в поведении. Заметно проявляется расслоение на лиц, успешно преодолевающих первичные депрессивные тенденции, и лиц с потенцией к хронической депрессивности — психостении. Значительно снижаются самоконтроль и волевые усилия, необходимые для его поддержания, возрастает беспринципность, приспособленность, ориентация на личные интересы и выгоды, что создает высокий уровень пессимизма и готовность к аморальным поступкам. Учащаются межличностные конфликты и одновременно возрастает риск суицидов.

По истечении года пребывания в колонии, преступников по уровню адаптированности можно разделить примерно на четыре категории:

приблизительно 50-60% — условно успешно адаптированные;

приблизительно 15-20% — с выраженной в той или иной мере хронической адаптацией агрессивно-конфликтного типа;

приблизительно 10-15% — с хронической адаптацией депрессивно-суицидального типа. Оставшиеся — со смешанным типом дезадаптации и с проявлением невротической симптоматики. Разумеется, указанные определения и цифры достаточно условны, но могут служить отправной точкой при дальнейшей работе и прогнозировании.

Психологическое обследование, проведенное В. В. Поповым, а потом и мною, показало, что почти для всех осужденных характерно наличие тяжелых психотравм, вызванных совершенным преступлением, арестом, вынесением смертного приговора, ожиданием того, будет ли расстрел приведен в исполнение или нет, длительным, иногда даже до пяти лет, нахождением в камере смертников.

Дашкин, осужденный за убийства трех человек и ряд других преступлений, в беседе со мной рассказал: "Я знал, что если меня поймают, то расстреляют, но, когда огласили приговор, я не поверил, что меня так накажут. Реально ощутил, что расстреляют, когда попал в камеру смертников. Все ждал, когда придут. Не показывал, что страшно. Я не просил о помиловании, потому что убил, я не имел на это морального права. Я боялся смерти, хотел покончить самоубийством, когда за мной придут; у меня был припрятан нож. Я готовил себя к казни, не забывал о своем положении, поэтому спал плохо, просыпался каждые полчаса. Много читал, писал мемуары, описал свою жизнь. Пока ожидал решения, многое пересмотрел, стал не таким жестоким".

Немалую стрессовую нагрузку несет попадание в весьма суровые условия тюрьмы на острове Красном, где, скорее всего, предстоит провести осужденным весь остаток жизни, что особенно тяжело для лиц, которые до ареста не находились в местах лишения свободы.

В. В. Попов исследовал обстоятельства, по поводу которых возникают наиболее тяжкие переживания преступников. В их числе оказались:

чувство вины перед потерпевшими и их родными — 32,8%;

чувство вины перед собой и своими родными — 37,2%;

отсутствие общения с родственниками, разрыв отношений с ними 56,3%;

утрата свободы — 46,9%;

переживание личной несостоятельности, невозможности что-либо изменить в своем положении — 42,2%;

ограничение общения с другими осужденными — 17,2%;

отсутствие перспектив освобождения — 59,4%;

изменение привычного образа жизни, однообразие жизни в колонии — 43,8%.

Большое значение в жизни лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, приобретает религия. Большинство из них читают религиозную литературу, многие молятся и считают, что вера значительно помогает отбывать наказание. Но они ошибаются в этом — вера должна помочь им стать людьми, тогда и наказание будет восприниматься совершенно иначе.

Таков остров Красный и его обитатели — помилованные убийцы, самые жестокие, самые бессердечные. Судьба избрала для их заточения один из самых прекрасных уголков природы с густыми лесами, чистейшей водой и чудотворным воздухом, с обилием дичи и рыбы. Раньше это место предназначалось для сосредоточения, уединения и молитвы, теперь для наказания преступников, которым, как ни парадоксально, тоже созданы все условия для сосредоточения, уединения и молитвы. Если даже никто из них не покинет этот мир свободным, они должны, пусть не сразу, пусть через глубокие страдания и крайние лишения, осознать свои тягчайшие грехи и покаяться. Их взор должен быть обращен не к тюремным воротам в нетерпеливом ожидании, а к своей мерзкой и несчастной душе. В этом основной смысл их наказания.

Мне бы хотелось думать, что когда-нибудь монастырское строение на Красном вновь станет монастырем. Для его нынешних обитателей и подобных им могут быть построены другие не менее прочные стены. А за монастырскими стенами должны быть только Бог и тот, кто верит в него, только Бог и тот, кто желает уйти от мира, только Бог и тот, кто добровольно пришел к покаянию, пусть и в самом тяжком грехе. Только сейчас остров кажется зловещим, но с первым ударом колокола и он, и все вокруг чудесным образом преобразятся.

Дано ли нам знать, какой смысл и значение вкладывала природа (или Провидение) в то, что вначале был создан монастырь, который потом стал очень суровой тюрьмой, где в большевистские годы гибли безвинные души, а сейчас нашли последний приют убийцы?! Не исключено, что никакого смысла здесь не было и нет, просто сначала был построен монастырь, затем он просто был переделан в тюрьму, поскольку это было удобно и не требовало особых затрат... И больше ничего...



Предыдущая страница Содержание Следующая страница