Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
Гримак Л. П.
ГИПНОЗ И ПРЕСТУПНОСТЬ.

М., 1997.

 


IV. ГИПНОЗ И НЕТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ РАССЛЕДОВАНИЯ


Целенаправленная психокоррекция "контактеров"

Понятие "контактер" возникло в парапсихологии в связи с тем, что во многих случаях информация к экстрасенсу поступает со ссылкой на конкретный источник — некую духовную сущность, обитающую на одном из энергетических уровней. Это может быть "дух-хранитель", один из сонма святых, "ангел", "старец", душа умершего родственника или незнакомого человека и разного рода иные сущности.

Адресная информационная связь может устанавливаться по инициативе самого экстрасенса примерно так, как это бывает на спиритических сеансах. Однако чаще всего индивидуальность энергетического "контактера" оказывается для экстрасенса совершенно неожиданной. Нередко информационные связи устанавливаются с несколькими духовными сущностями.

Существуют разные виды внечувственных контактов, связанные с различными способами приема информации.

Первый из них, наиболее часто встречающийся, — психография. Это — непроизвольно осуществляемое письмо или множество графических изображений, содержащих в себе информацию, которая поступает от имени определенной энергетической сущности — самостоятельно или в ответ на мысленно формулируемый вопрос экстрасенса.

Второй вид внечувственных "контактов" реализуется посредством яснослышания. В этих случаях субъективно воспринимаемые голоса также связываются с определенными духовными сущностями, которые дают ответы на любые вопросы. Именно этот вид "контактов" формировала в гипнозе английский психолог Сафика Карагула, когда внушала экстрасенсам полеты в некое иное пространство, где они слушали лекции духовных учителей. После выведения из гипноза испытуемые действительно сообщали определенную сумму сведений, ранее им не известных и впоследствии подтверждавшихся.

Третий вид "контактов" с сущностями из "иных миров" осуществляется посредством ясновидения. В данном случае зрительно может восприниматься сам субъект "контакта", отвечающий на задаваемые вопросы, или же наблюдаются определенные зрительные образы, представляющие собой запрашиваемую информацию.

Вопросы формирования с помощью гипноза двух первых видов "контакта" освещаются в настоящем разделе, третий вид будет рассмотрен отдельно.

Роль гипноза в стимуляции явления психографии станет более понятной после психофизиологического анализа сущности этого явления с точки зрения особенностей парциального (частичного) функционирования психики.

Психография реализуется на основе автоматических действий субъекта. Автоматическими называются действия, которые не зависят ни от представлений, находящихся в данную минуту в сознании, ни от внешних раздражений и являются одной из форм проявления деятельности бессознательной сферы. Очевидно, что все автоматические действия направляются теми или иными представлениями, но индивид их не осознает.

Это обстоятельство хорошо просматривается на примерах так называемого амбулаторного автоматизма (от лат. ambulare — бродить) — одного из проявлений психических эквивалентов (заместителей) судорожного эпилептического припадка. Больной в таком "сумеречном", "спутанном" состоянии может совершать длительные прогулки, даже уехать в другой город и, придя в сознание, всегда бывает поражен незнакомой обстановкой.

К этой же группе патологии относится и явление снохождения, так называемый "лунатизм", которым страдают преимущественно дети. При этом больные, не просыпаясь, делают иногда чрезвычайно рискованные переходы, демонстрируют "эквилибристические" способности, которые совершенно не сохраняются в их памяти. Как известно, очень близки к этим непроизвольным действиям автоматизмы, наблюдающиеся у высокогибнабельных индивидов в сомнамбулической стадии гипноза.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что способность к простым формам активности в условиях парциального функционирования психики является врожденным качеством человека и может быть вскрыта болезненными процессами или целенаправленным гипнотическим воздействием.

Как видим, "автоматическое письмо" реализуется на основе непроизвольных движений, и посредством него информация, порождаемая сферой бессознательного, находит внешнее выражение. "Автоматическим письмом" быстрее и легче овладевают лица, от природы одаренные этой способностью. Что же касается самих бессознательных представлений, то они, как уже отмечалось, находят доступ в сознание гораздо легче в том случае, когда субъект находится в состоянии пониженного бодрствования (гипноз, аутогенная тренировка и пр.).

В исследовательской практике встречаются удивительные примеры "автоматического письма" не только с точки зрения чисто графических его характеристик (зеркальное, перевернутое, неполное письмо), но и его информационных качеств.


Образец психографического письма
(перевернул рисунок для удобства чтения — [☺])

Приведем часть стихотворения, написанного в режиме психографии. Его смысл сам автор узнал только после расшифровки зеркально выполненного текста.

Мне хочется писать —
А что писать, не знаю.
И хочется узнать —
Конечно о себе.
Мне хочется понять —
Дойду ли я до края
Пути того,
Что предначертан мне.
Еще хочу узнать,
Кто чертит эти схемы,
Чтобы суметь понять,
Зачем и для чего
Игрушкой становлюсь
В чужих руках —
Бессмертных.
Но не хочу принять
Бесстрастно власть его.

В некоторых случаях психография осуществляется на незнакомых иностранных языках. Так, бразилец Ф. Т. Павбер, окончивший только начальную школу, непроизвольным образом мог писать стихи, прозу, философские сочинения на многих языках, которые даже никогда не слышал. Так, им написано более двухсот книг, которые были переведены и изданы во многих странах. Еще более удивительными оказались способности его соотечественника К. Мирабели. Всего лишь за полчаса он написал статью "О происхождении человека" объемом 26 страниц на французском языке, за такое же время — изложение^ проблем химии по-английски, а сложнейшее сочинение

"Буддийская апология" — было написано им китайскими иероглифами. Знал он всего лишь три языка, но писал на двадцати восьми.

Однако о самом поразительном случае такого рода сообщил индийский писатель Р. К. Нарайян. Человек берет за кончик карандаш, держит его так, чтобы грифель касался поверхности бумаги, и погружается в легкий транс. Карандаш как бы самостоятельно начинает быстро двигаться по странице, исписывая ее, затем другую и так далее. В течение получаса таким образом может быть начертано 2400 слов, и при этом движений руки пишущего заметить практически невозможно.

Особого внимания требует представление о парциальном характере функционирования психики человека и значении этого факта для внечувственного восприятия информации из "мировых полей сознания", в том числе и для правильного подхода к формированию этой способности посредством гипноза. Выдающийся швейцарский ученый Карл Густав Юнг, говоря о еще неполном функционировании психики современного человека, утверждал: "…значительные области человеческого разума погружены в темноту. То, что мы называем "психическим", "душой", ни в коей мере не идентично с нашим сознанием и его содержанием"[171].

О том, что сама психика представляет собой продукт, образуемый определенными блоками центральной нервной системы — мозга, широко известно всем грамотным людям. Известно и существование двух уровней функционирования психики: сознания и подсознания. Однако вряд ли кто всерьез задумывался о возможности существования различных "блоков сознания", обладающих определенной автономностью и представляющих "интересы" определенных частей тела, внутренних органов или же являющихся результатом наследственных, генетически закрепленных социобиологических процессов (социально закрепленных половых ролей, образов угрозы, добра и т. п.).

Даже не очень глубокие экскурсы в антропологию подтверждают, что среди людей, чье сознание находится на уровне развития, отличающемся от нашего, душа ("психика") не ощущается как нечто единое. Многие первобытные племена считают, что человек имеет сразу несколько душ. Несомненно, такое представление связано со смутным ощущением того, что каждый человек состоит из нескольких связанных между собой, но различающихся отдельностей. Это означает, что человеческая психика далека от слаженного синтеза; напротив, ее "отдельности" имеют некоторую функциональную автономию и при определенных условиях могут проявить себя внешне (в том числе и в "автоматическом письме") в виде самостоятельной психологической сущности. Можно с полным основанием утверждать, что даже на так называемом высоком уровне цивилизации человеческое сознание еще не достигло приемлемой степени целостности. Его фрагментарное, парциальное функционирование слишком часто проявляется в острых жизненных ситуациях.

К. Г. Юнг, проводя структурный анализ психики человека и стремясь выделить в ней "архаические остатки", пришел к выводу, что такого рода "блоки" действительно существуют и различными способами проявляют себя (в сновидениях, верованиях, мифах и т. п.). Юнг назвал их "архетипами" и определил их сущность как тенденцию психики образовывать представления (образы) основных биологических и социальных аспектов бытия в виде определенных символов (так, у каждого человека имеется символ "враждебного существа", "доброго создания", "непобедимого героя" и т. п.).

Еще в средние века, задолго до того, как физиологи выяснили, что в каждом человеке наличествуют мужские и женские гормональные элементы, существовало убеждение, что "каждый мужчина несет в себе женщину". Этот женский аспект в каждом мужчине, в том числе и в его психике, Юнг назвал "Анима". Считается, что он представляет подчиненный уровень связи с окружающим миром, несет в себе консервативные начала и всегда желает жизни. Аналогичным образом в психике человека проявлено и мужское начало — "Анимус", которое способствует появлению "наступательных", раздражающих тем, "неразумных" суждений, импульсов к риску. Одним из типичных проявлений "Анимы" и "Анимуса" является их вечная враждебность.

Обилие необычных, но в большинстве случаев "стандартных" образов, формирующих сновидения каждого человека, свидетельствует о том, что их символический алфавит составляют различного рода архетипы. Здесь важно подчеркнуть, что сновидения нередко содержат предсказательный или прогностический компонент. Такие сны, полагали древние, часто приходят прямо с неба. Однако "пророческие" сны может формировать не только "небо", подавая информацию с "мировых полей Сознания", но и сама сфера бессознательного психического, которое часто предвидит наступление грядущего события в тех случаях, когда сознание еще не заметило соответствующих сигналов. Фактически бессознательное способно исследовать конкретные ситуации и делать свои выводы не хуже, чем сознание. Насколько можно судить из снов, бессознательное совершает свои обдумывания инстинктивно. Архетипический разум, включаясь в работу, выполняет прогностическую задачу. Архетипы, таким образом, имеют специфическую побудительную энергию. Это дает им возможность производить смысловую интерпретацию событий (в собственном символическом ключе), а также вмешиваться в жизненные ситуации со своими собственными импульсами и "мыслительными" заключениями.

В данном случае был рассмотрен вариант прогностических сновидений и вещих интуиций, основанных на подсознательной переработке информации, поступающей по обычным сенсорным каналам. Многочисленные примеры формирования "контактов" с различного рода энергетическими сущностями позволяют утверждать, что во многих случаях определенные архетипические образования психики могут вступать в резонансную связь с мировыми (космическими) полями информации. Качество и достоверность экстрасенсорной информации, воспринимаемой таким образом, зависят от сложности и, если можно так выразиться, уровня организации резонирующего архетипа. Эта информация может быть высокозначимой, жизненно важной, как в случаях появления знамений, предчувствий, "оповещений", или же банальной, шаблонной, тривиальной, как у пресловутых "барабашек" или в сеансах спиритизма.

Следовательно, формирование в гипнозе способности внечувственного приема информации должно опираться на стимуляцию резонансной способности определенного "архетипа" в психической сфере данной личности, который призван выполнять роль своеобразного локатора экстрасенсорных сигналов необходимого качества.

В дополнение к сказанному необходимо остановиться на одном из важных вопросов психопрофилактики при формировании "контактеров", который до сих пор не нашел должного освещения в специальной литературе.

Суть вопроса состоит в следующем. Упоминавшийся ранее архетип "Анима" символизирует собой женский элемент, вегетативные силы человека, импульсивность зверя, землю и первоматерию, несущую в себе ядовитость как принцип зла. Кстати сказать, средневековые натурфилософы считали землю и женское начало четвертым составным элементом Единой Сущности. Они утверждали, что Бог символизируется четырьмя частями круга (четырьмя элементами: водой, воздухом, огнем и землей) — Четверицей. В ортодоксальном христианстве символом Бога стала Троица, имеющая исключительно мужской характер. Женское начало оказалось отделенным от Единой Сущности, и тем самым проблема существования зла в природе оказалась закрытой дня ее нормального, последовательного понимания.

Однако изъятый из христианских догматов символ женской сущности в виде архетипа "Анима" или иных понятий, как показали психоаналитические исследования, генетически закрепился в подсознании человека и нередко проявляется в виде различных психических реакций. В частности, в исключительных случаях он может послужить основой образования "контакта" с архетипом инфернального (демонического) характера. В практике некоторых психотехников, занимающихся подготовкой "контактеров", такого рода случаи имели место неоднократно. Хотя купирование, устранение этих явлений и не представляет сложной задачи, тем не менее известные меры предосторожности в этом отношении обязательно должны предприниматься.

Формирование "контактов" посредством "автоматического письма" может проводиться и в обычном состоянии, лишь слегка измененном релаксационными, расслабляющими воздействиями.

Психографический способ регистрации экстрасенсорно воспринимаемой информации является лишь более сложным вариантом двигательных реакций на восприятие неосознаваемых сигналов. Если движения биолокационной рамки и маятника физиологически обеспечиваются сравнительно простыми, внешне незаметными мышечными проявлениями, то "автоматическое письмо" — это сложнокоординированные действия, осуществляющиеся на подсознательном уровне. Преимущество этого метода состоит в том, что получаемые с его помощью ответы не ограничены необходимостью односложно отвечать на поставленные вопросы, а предъявляют пишущему абсолютно все, что ему в данном случае представляется важным.

Очень подробно исследовала феноменологию автоматического письма известный американский психиатр Анита Мель. Она утверждает, что автоматическим письмом удается овладеть в среднем четверым из каждых пяти человек, хотя для этого требуется иногда несколько часов тренировки. Другие исследователи высказываются на этот счет менее оптимистично, но также считают данный метод индикации экстрасенсорных воздействий весьма продуктивным. Замечено, что это упражнение особенно легко дается прирожденным "рисовальщикам" — любителям от нечего делать марать бумагу значками, фигурами, физиономиями и т. д. Считается, что подобная привычка сродни автоматическому письму. Опытный интерпретатор извлекает из таких каракулей массу интересной информации о проблемах, отягчающих сферу подсознания данного человека. Однако автоматическое письмо, применяемое в качестве метода получения актуальной информации нетрадиционным способом, использует подсознание в большей степени как индикаторный механизм, отвечающий на экстрасенсорные воздействия, а не на собственные внутренние проблемы безотчетного психического.

Автоматическое письмо — совершенно необычное явление. Рука при этом движется, не отрывая карандаша от бумаги, и слова тянутся сплошной слитной вязью. Почерк обычно разборчив, хотя буквы часто бывают недооформленными, что может затруднять чтение. Не только скорость, но и направление письма, и сам его способ могут быть совершенно различными: подсознание пишет как слева направо, так и наоборот; встречаются примеры зеркально отраженного и перевернутого письма, а также комбинации различных аномалий.

В тех случаях, когда пишущий уверен, что он "контактирует" с несколькими энергетическими сущностями, принимаемые им различные сообщения нередко бывают подписаны различными именами и каждый "контактер" имеет свой почерк, по которому его можно узнать. При этом часто делаются сообщения о вещах, пишущему не знакомых, и на языках, ему не известных. Датский психофизиолог А. Леман, изучавший необычные явления психики со строго материалистических позиций еще сто лет назад, тем не менее вынужден был признать, что на содержание "автоматического письма" очень часто влияют не осознаваемые самим пишущим телепатические воздействия окружающих.

И хотя овладение психографией требует времени, терпения и условий для занятий, ее ценность для профессионалов, осуществляющих различные виды розыска, в качестве подспорья в работе несомненна. Дело в том, что подсознание тоже мыслит, но очень часто продукт его мышления бывает "заблокирован" жесткими установками сознания и остается в глубинах безотчетного психического невостребованным. Автоматическое письмо позволяет в необходимых случаях продуктивно использовать эту часть человеческого ума. Однако еще большее значение имеет то обстоятельство, что автоматическое письмо дает возможность фиксировать графически ту информацию, которую подсознание воспринимает экстрасенсорным образом. Психофизиологические механизмы, лежащие в основе этого метода, значительно сложнее тех, которые обусловливают биолокацию и работу с маятником, рассмотренные ранее. Целесообразно поэтому привести некоторые практические рекомендации по выработке автоматического письма.

Овладеть автоматическим письмом как способом получения информации может только тот человек, для которого и обычное письмо не является наказанием. Во всяком случае браться за практическую отработку этого способа следует лишь тому, у кого процесс писания не связан с заметным психическим напряжением.

Приступая к освоению автоматического письма, необходимо сесть на отдельно стоящий удобный стул, так как за столом работать труднее: его поверхность ограничивает свободу рук. На колени следует положить кусок фанеры или широкий планшет с укрепленным на нем большим листом бумаги. Впоследствии можно использовать и целый рулон бумаги, автоматически подтягивая его время от времени сверху вниз. В руки берется мягкий карандаш (фломастер и шариковая ручка менее удобны) и ставится вертикально в левом верхнем углу листа, удерживаемый большим и указательным пальцами. Для начала делается небольшая "разминка": выводится собственное имя или простейшие слова ("дом", "сад"), чертится пара окружностей. Затем карандаш ставится в исходное положение.

Путем общей релаксации (расслабления) мышц степень бодрствования снижается до возможно более низкого уровня, а подсознанию посылается просьба взять мышцы руки под свой контроль и для первой пробы написать что угодно на любую тему. Далее рука на какое-то время оставляется в полном покое. Пауза может продолжаться несколько секунд, но чаще она длится минуты. Помогать делу можно только мысленными посылками: "Сейчас рука начнет двигать карандаш по бумаге". Рано или поздно наступает момент, когда в мышцах руки начинаются какие-то покалывания, микросокращения, рука оказывается "отстраненной" от тела, "независимой" и начинает самостоятельную работу.

Вначале она чертит какие-то зубчатые линии, закорючки, возможно, геометрические фигуры, а затем непременно появляются буквы. Не надо прилагать усилий для того, чтобы сразу же вникнуть в смысл написанного. Почерк автоматического письма заметным образом отличается от обычного; здесь не выдерживаются интервалы между словами, окончания слов могут отсутствовать, сами буквы бывают острыми, неровными. Скорость письма оказывается совершенно индивидуальной: у одних она бывает очень медленной, у других — очень быстрой.

Если по прошествии двадцати минут автоматическое письмо "не пошло", тренировку следует закончить. Возобновить ее можно на следующий день. Стоит лишь обратить внимание на то, чтобы на очередном сеансе общая релаксация, на фоне которой должно реализоваться автоматическое письмо, была более выраженной, а мысленные команды подсознанию подавались более решительно. Спокойная настойчивость в этом деле залог успеха: с первого сеанса психография реализуется лишь у одного человека из пяти, остальным нужны повторные попытки.

Бывает, что в обычном состоянии психография "не идет". В этом случае человека, если он гипнабелен, необходимо ввести в гипнотическое состояние и активировать указанную способность посредством внушения. Осуществляя гипнотическую активацию контактных связей, в содержании внушаемых образов как "поставщиков информации" в целях психопрофилактики не следует затрагивать архетипа "Анима" и символов, с ним связанных.

Следует отметить, что нередко на определенном этапе занятий "автоматическим письмом" оно может непроизвольно трансформироваться в яснослышание. При этом письменные ответы "контактантов" начинают восприниматься субъективно в виде слов, произносимых определенными голосами, а само письмо утрачивает целесообразность. Бывает, что совершенствование экстрасенсорной перцепции не ограничивается и этой ступенью, а идет дальше: ответы на задаваемый вопрос начинают поступать в виде соответствующих образов. В таких случаях говорят о формировании способности ясновидения. Прикладное значение данного феномена рассматривается в следующем разделе.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница