Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
Гримак Л. П.
ГИПНОЗ И ПРЕСТУПНОСТЬ.

М., 1997.

 


IV. ГИПНОЗ И НЕТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ РАССЛЕДОВАНИЯ


Интенсификация способностей к ясновидению

Ясновидение — это внечувственное получение информации в виде образных представлений о событиях, происходящих в настоящее время, в прошлом или будущем и недоступных непосредственному чувственному восприятию. Практический опыт этого вида парапсихологической деятельности подтверждает существующую концепцию многомерности времени, согласно которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Поэтому в большинстве случаев ясновидческая работа в том или ином виде времени (в настоящем, прошлом или будущем) является лишь функцией соответствующей психологической установки. При этом способность экстрасенса видеть прошлые жизненные коллизии и точно их описывать получила название регросконии, а внечувственное восприятие будущих событий в условиях, когда предсказание не может быть выведено из имеющейся информации или когда оно получено при полном отсутствии исходных сведений, — проскопии.

С точки зрения реализации явлений ясновидения следует хотя бы коротко остановиться на основных положениях концепций хода времени.

Согласно первой из них, все события во Вселенной объективно разделяются на прошлые, настоящие и будущие. Относительно настоящего времени события непрерывно меняют свое местоположение, переходя из будущего в прошлое. Эта концепция времени получила название динамической.

Вторая — статическая концепция времени — рассматривает события прошлого и будущего как реально существующие в настоящем. Согласно этой концепции, различие между прошлым, настоящим и будущим примерно того же рода, что и различие между разными точками пространства. Наше сознание, двигаясь вдоль своей мировой линии, так сказать, "наталкивается" на различные события, встречается с ними. Этот момент встречи и переживается нами как "настоящее время", или "теперь". Становление событий рассматривается здесь как своеобразная иллюзия, возникающая в момент встречи сознания с тем или иным объектом, а "исчезновение" объекта означает попросту удаление сознания от места встречи с этим объектом в пространственно-временном континууме. Хорошей иллюстрацией статической модели времени являются излюбленные фантастами сюжеты с "машинами времени" и "путешествия во времени".

Эти идеи хорошо укладываются в концепцию времени, вытекающую из единой теории поля и так называемой геометро динамики (Уиллера — Мизнера). Суть этой концепции хорошо выражена самим Дж. Уиллером: "…в мире нет ничего, кроме пустого искривленного пространства. Вещество, заряд и другие поля являются лишь проявлением искривленности пространства"[172]. Следует лишь добавить, что, говоря о пространстве, он имеет в виду пространственно-временной континуум, существующий изначально и, следовательно, имеющий лишь одну форму времени — настоящее. Прошлое и будущее — это уже атрибуты особым образом организованной психической деятельности.

Несмотря на фактическую синхронность указанных видов времени, работа ясновидящего с ними, как показывает практика, имеет некоторые различия. В прошлом, так же как и в настоящем времени, он имеет дело с законченными событиями, с окончательными сюжетами, существующими в единственном варианте. Их содержание характеризуется завершенностью, и потому в информационном плане их субъективно воспринимаемое визуальное изображение имеет хорошую "резкость" и "фокусировку".

Восприятие будущего имеет существенные отличия, состоящие в том, что в настоящем времени все еще не состоявшиеся события воспринимаются в виде своеобразных "полуфабрикатов" — вероятностных вариантов, окончательный вид которых определяется своеобразием интеграции причинных факторов в оставшееся время до момента "теперь". Поэтому визуальная резкость вероятностных сюжетов значительно ниже тех, которые уже подверглись реализации, а в содержательном плане в них отсутствую! определенные фактологические фрагменты. Интерпретация указанного обстоятельства с точки зрения статической концепции времени требует признания того факта, что различное восприятие сюжетов прошлого и будущего — это своеобразный психический феномен, в котором будущее обретает четкость, только перейдя черту настоящего. Понятно, что распознавание окончательного варианта в "пакетах", содержащих вероятностные варианты определенных событий, представляет собой главную трудность для ясновидческой работы. Следовательно, есть все основания считать проскопию наиболее сложным видом ясновидения.

Если сама направленность процессов ясновидения определяется тремя указанными видами времени, то способы его реализации более многообразны. Ранее уже говорилось, что теоретической предпосылкой ясновидения, как и всех видов мангики (гадания), служит представление о реальности всеобъемлющего космического начала, порождающего все вещи и потому объединяющего их в одну систему взаимозависимых элементов. Пребывание Единого во всех вещах позволяет человеку как элементу всемирной системы через свои особые состояния (сон, медитация и т. п.), а также посредством определенных объектов и процессов включаться в информационную среду и получать из нее любые сведения. Эта закономерность служит и основой различных видов магии, позволяющей оказывать дистантное влияние на живые существа и их окружающую среду.

Всеобщей взаимосвязью и взаимозависимостью элементов в природе можно объяснить и обилие тех способов реализации процессов ясновидения, с которыми приходится встречаться на практике. Основными из них являются следующие:

1. Естественный сон.

2. Измененные состояния психики.

3. Непроизвольно поступающая зрительная информация.

4. Слышимые голоса, способные отвечать на задаваемые ясновидцем вопросы.

5. Психографические действия в виде рисунков или текста, содержащих ответ на мысленно задаваемые вопросы.

6. Множество непрямых приемов получения предсказаний, основанных на использовании мантики, а также толковании различных примет.

Особенность того аспекта, в котором здесь рассматривается ясновидение, — связь с процессами гипноза не требует анализа всех перечисленных способов реализации этого явления. Для того чтобы указать на важнейшие связи двух анализируемых феноменов, достаточно осветить данный вопрос в объеме двух первых пунктов: показать возможности гипноза в формировании ясновидческих эффектов в естественном сне и в измененных состояниях психики.

Очень древним средством для получения предсказаний является обычный естественный сон. Представление о том, что во сне человека посещают духи умерших предков и руководят им в повседневной жизни, длительное время сохранялось у многих народов. Содержанию сновидений всегда придавалось важное значение, им руководствовались при выполнении обрядов, при решении важных общественных и хозяйственных вопросов. Во II в. до н. э. древнегреческий писатель Артемидор Эфесский составил обширное руководство под названием "Толкование сновидений", в котором делалось различие между сновидениями, возникающими по физиологическим причинам, и сновидениями, имеющими значение для предсказания будущего.

Снам у греков придавалось большое значение. Существование так называемых вещих снов не подлежало сомнению. В особо важных случаях обращались к специалистам — толкователям снов. Древнегреческий историк Плутарх рассказывает, что внук афинского полководца Аристида по имени Аизимах, будучи очень бедным, садился у храма бога Диониса и занимался предсказанием судьбы обращавшихся к нему людей по их снам. Цицерон в трактате "О дивинации" писал: "Правители Лакедемона (Спарты. — Л. Г.), не довольствуясь тем, что заботились о своем государстве днем, в бодрствующем состоянии, ночевать уходили в храм Пасифаи, недалеко от города. Они это делали ради сновидений, потому что считали оракулы, полученные во сне, особенно заслуживающими доверия"[173].

Развитие цивилизации не снизило существенным образом интереса к проблеме "вещих снов", и она продолжает занимать умы людей во всех странах. С психологических позиций это явление касается всех уровней нашего анализа. Нервный механизм "вещих снов" связан с вовлеченностью сознания человека в какую-то проблему и проигрыванием во сне возможных вариантов ее решения. Какой-то из вариантов может реализоваться, и тогда человек вынужден признать его пророческим. Иными словами, интуитивное предвосхищение во сне связано с неосознаваемой переработкой информации механизмом вероятностного прогнозирования. Не случайно большинство сновидений сбывается в течение первых же суток (точнее всего прогнозируется ближайшее будущее).

Однако в "вещих снах" могут проявляться и более тонкие механизмы. Сны, например, способны отражать логику событий, сознательно не воспринимаемую человеком. Психика, освобожденная от дневных помех, от разбросанности бодрствующего сознания, становится во сне более сконцентрированной на проблемах самого человека и потому начинает видеть более глубокие причинно-следственные связи в его судьбе. Очень важна определенная готовность воспринимать во сне информацию о реально происходящих событиях. В этих случаях точность и полнота проскопической информации бывают поразительными, а механизм таких явлений становится понятен только с точки зрения концепции изоморфизма между голографическим строением мозга и такой же структурой мира.

Примером подобного рода, поражающим воображение, может служить "вещий сон" журналиста, ставший невольной причиной скандала в мировой прессе.

Эдуард Сэмсон в 1883 г. подрабатывал репортером, так как занимал малооплачиваемый пост редактора отдела новостей в бостонской газете "Глоб" ("Мир"). Однажды вечером он слегка выпил с сотрудниками и, проводив их, решил уснуть на диване в редакции. Проспав почти семь часов, он проснулся около трех утра и с трудом приходил в себя после кошмара, пережитого во сне. Стряхнув с себя оторопь, он зажег свечу и записал свой сон во всех подробностях. Речь шла об извержении вулкана на острове Праломе близ Явы. Во сне он видел, как тысячи людей, спасаясь от потока кипящей лавы, были смыты в море массой грязи. Он писал о громовых раскатах, сотрясавших небо и землю, о гигантских волнах, швырявших корабли, как щепки, уничтожавших людей. Катаклизм завершился потрясающим взрывом, который уничтожил без следа весь остров Праломе. Сэмсон нацарапал на полях своей записи "Важно" и, убежав за очередным интервью, оставил ее на столе.

Утром пришел редактор, увидел записку Сэмсона и решил, что тот принял текст ночью по телеграфу. Заметка, снабженная "шапкой" на всю страницу, была опубликована в газете и немедленно перепечатана всеми газетами страны. Это случилось 29 августа 1883 г. В последующие дни сообщение не подтвердилось, произошел крупный скандал. Сэмсон был уволен, бостонский "Глоб" подготовил опровержение.

Однако через некоторое время к западным берегам Америки хлынули необычайно высокие волны, появились отрывочные сведения о грандиозной катастрофе в Индийском океане. В Малайе и Индии целые области были затоплены приливными волнами. Жертв было множество, но сколько — неизвестно. Позже выяснилось, что в Зондском проливе произошло извержение вулкана Кракатоа, уничтожившее остров вместе с его многочисленным населением. Извержение Кракатоа было настоящим мировым потрясением, самой мощной природной катастрофой в истории человечества. Когда подробности бедствия стали известны, бостонский "Глоб" бросил свое опровержение в корзину и снова поместил сообщение Сэмсона на первой сгранице. Ловко вышли из положения и все другие газеты.

Впоследствии выяснилось, что катастрофическое событие происходило именно в то время, когда Сэмсон метался в сонпом кошмаре на редакционном диване. И лишь к концу его жизни было установлено, что остров Кракатоа 150 лет назад носил туземное название Праломе.

В истории парапсихологии это один из наиболее впечатляющих примеров достоверно зафиксированного "вещего сна", сбывшегося во всех деталях.

Недостатком этого способа ясновидения являются его непроизвольность, спонтанность, невозможность вызывать "вещие сны" преднамеренно в заданное время, а также то, что о пророческом характере сна обычно узнают только после свершения предсказанного события. Впрочем, в исключительных случаях отдельным лицам удается натренировать себя так, чтобы видеть сны по заказу и даже решать с их помощью определенные интеллектуальные задачи. Однако в практике ясновидения не встречалось случаев, когда бы человек самостоятельно научился видеть по-настоящему "вещие сны".

Произвольно вызывать явления ясновидения, как известно, удается лишь высокочувствительным экстрасенсам в особых состояниях бодрствования, которые вначале они обнаруживают у себя случайно, а со временем приобретают навык формировать их по желанию. В разных ситуациях состояния такого рода бывают неоднородными. Многие экстрасенсы отмечают, что то состояние, в котором требуемая информация поступает к ним внечувственным образом, очень похоже на вдохновение, когда все делается на эмоциональном подъеме, как бы само собой, и их основная задача в это время заключается лишь в том, чтобы преждевременно не разрушить это состояние.

В других случаях внечувственная информация поступает в состояниях, близких к просоночным, когда уровень бодрствования снижен и имеет характер дремотного. Именно эти состояния в качестве рабочих использует подавляющее большинство тех ясновидящих, которые известны нам из массовой печати. При этом многие провидцы для более уверенного приема нужной информации предпочитают держать в руках фотографию человека, судьбу которого необходимо описать, или же принадлежавший ему предмет. Контакт с такого рода вещественным объектом, по признанию экстрасенсов, помогает легче вычленить нужные фрагменты из потока информации, почувствовать, что именно эти детали важны для описания данного обстоятельства или события.

Во всем мире широко известны такие ясновидцы, как болгарка Ванга (Евангелия Димитрова), голландец Жерар Краузе, американка Дороти Эллис и другие, а мировая практика раскрытия преступлений располагает определенным опытом использования особых психических способностей как упомянутых, так и многих других лиц.

Вместе с тем анализ соответствующей литературы говорит о неоднозначном отношении как зарубежных, так и отечественных авторов к использованию экстраординарных способностей отдельных лиц в оперативно-розыскной работе. Более чем сдержанную оценку таким возможностям дает Г. Шафер. Больше надежд связывают с нетрадиционными методами Г. Гросс и Ф. Гирдс. В современном руководстве по криминалистике они так характеризуют нетрадиционные методы розыска: "Проявляя максимальную осторожность в некоторых случаях, нельзя совершенно исключить того, что высказывания или предсказания ясновидцев точны… что это достаточно надежные для нужд криминалистики познавательные средства"[174].

Для изучения результативности использования экстраординарных возможностей человека в оперативно-розыскной работе в различных регионах страны официально выяснялись случаи возможного привлечения такого рода лиц к эпизодическому сотрудничеству с органами внутренних дел.

Управление внутренних дел одного из регионов сообщило, что с помощью экстрасенсов у них были раскрыты два убийства и хищение денежных средств из кассы колхоза. Специалисты уголовного розыска в связи с этим считают, что привлечение к сотрудничеству такого рода лиц при квалифицированном и внимательном отношении к выдаваемой ими информации может оказывать положительное влияние на ход раскрытия преступлений, розыска преступников и без вести пропавших людей. Из трех других регионов поступили сообщения, что экстрасенсы-искатели правильно указали места сокрытия трупов без вести пропавших людей. Отделение внутренних дел одного из регионов информировало, что в течение семи лет эпизодически обращается за содействием к одному и тому же экстрасенсу. По предъявляемым фотографиям с точностью 75 % этот человек устанавливает, жив или мертв разыскиваемый, и часто определяет причину смерти.

Оценивая результативность нетрадиционных методов розыска и раскрытия преступлений по официальным данным регионов, следует указать на определенные трудности для формирования однозначных выводов. Можно более или менее уверенно утверждать, что процент обращения за содействием в розыске органами внутренних дел к лицам с экстраординарными способностями достаточно высок (около 63 %), однако положительные результаты этих обращений невелики (лишь 13 %). Таким образом, в 87 % случаев обращения экстрасенсы не дали полезной информации для органов расследования. Это служит веской причиной для преобладания сдержанного, а то и негативного отношения работников оперативного розыска к такому сотрудничеству.

В то же время если учесть, что дела, с которыми обращаются к экстрасенсам, являются, как правило, очень сложными, то 13 % положительных результатов таких обращений не следует считать незначительными. В подавляющем большинстве регионов, как следует из сообщений, не установлено сколько-нибудь постоянных контактов со специалистами-искателями, что в значительной степени объясняет отсутствие положительных результатов нетрадиционных методов поиска. Поскольку даже у опытных экстрасенсов возможны случаи получения ошибочной информации, то отказ от сотрудничества с этими лицами на основании лишь одной-двух неудачных попыток является не вполне обоснованным.

Следующие примеры, взятые из официальных справок, показывают возможности отдельных экстрасенсов в поисковой деятельности.

"Рабочее взаимодействие с гражданином М., обладающим экстраординарными свойствами психики, — говорится в одном из документов, — способствовало раскрытию 16 преступлений (указываются уголовные дела по квартирным кражам и разбойничьим нападениям). (.) Сообщаемые М. по делам очень важные сведения, — гласит далее текст, — были точными, но сам способ их получения не поддается объяснению с позиций общепризнанных физических законов. Так, он смог воспроизвести реальный ход разговора обвиняемых, подробно описать обстановку в квартире, в которой никогда не был, впрочем, как и в самом городе, где она находится. Он также правильно указал транспорт, которым пользовались преступники, маршрут их движения, остановки, лиц, с которыми они встречались, содержание их разговоров, внешний вид и т. д.".

В справке об участии специалистов-экстрасенсов в расследовании дела о хищении больших ценностей приводятся следующие факты: "На начальном этапе расследования экстрасенсы (4 человека) совершенно правильно указали причину обращения к ним, местонахождение фирмы, характер и содержание ее деятельности, сведения о ранее пропавших в этом учреждении ценностях. В ходе выяснения обстоятельств данного хищения специалистам были предъявлены фотографии 11 сотрудников фирмы, причастность которых к хищению допускается следствием. Информация, выданная экстрасенсами, оказалась правильной на 90 %.

О результатах поиска с помощью экстрасенса без вести пропавшего лица — важного свидетеля по уголовному делу — сообщается следующее: "По предъявленной фотографии специалист-искатель определил регион местонахождения разыскиваемого (ближнее зарубежье), город, в котором он находился, состояние его здоровья (субъект получил травму и проходил лечение). Все сведения были подтверждены полностью в ходе проведенных оперативных мероприятий".

Эти и многие другие факты показывают, что информация, получаемая от экстрасенсов, должна тщательно проверяться, поскольку она всегда носит вспомогательно-рекомендательный характер и не может использоваться в качестве доказательной. В практике оперативно-розыскной работы имеется некоторое количество уголовных дел, при раскрытии которых нетрадиционные методы поиска оказали весьма существенную помощь. Особенно важной она бывает при возникновении тупиковых ситуаций в расследовании особо серьезных, тяжких преступлений, когда малейшие продуктивные сведения могут помочь следствию выйти на правильный путь.

Опыт исследователей, проводивших непосредственную практическую работу с экстрасенсами-искателями, показал, что даже при высоком уровне развития у них внечувственного восприятия их работа, как правило, требует определенного руководства как со стороны опытного оперативного работника, так и со стороны гипнолога или психолога, владеющего техникой формирования измененных состояний психики.

В связи с изложенным следует рассмотреть те продуктивные моменты, которые вносит использование гипноза в организацию и проведение сеансов ясновидения. Главное условие, которое должно выполняться в данном случае, состоит в том, чтобы характер гипнотического воздействия соответствовал индивидуальному стилю данного экстрасенса. Для этого необходимо предварительно выяснить все тонкости формирования у него "рабочего состояния", в котором реализуются процессы внечувственного получения информации.

Опытные операторы обычно самостоятельно входят в "рабочее состояние", и руководство ходом сеанса сводится лишь к своевременной постановке выясняемых вопросов, их уточнению и проверке. Если экстрасенс еще не обладает большим опытом саморегуляции состояний, его необходимо посредством соответствующих внушений "провести" по всему диапазону гипнотического транса и с помощью контрольных вопросов выяснить тот уровень, на котором появляется доступ к пространственным информационным полям. Подтверждением проникновения в информационный "пласт" пространства является интенсивный наплыв образов, визуальных картин и иных чувственных восприятий. Иногда в гипнозе экстрасенс сам определяет момент, когда он достигает того уровня измененного сознания, на котором к нему начинает поступать информация ясновидческого характера, и спонтанно приступает к сообщению необходимых сведений.

Обобщение опыта работы многих экстрасенсов по получению информации внечувственным образом с помощью гипноза позволяет выделить те обстоятельства, которые существенно сказываются на результативности этой деятельности. Среди них наиболее важными являются следующие.

Экстрасенсу значительно легче работать, когда приходится отвечать на конкретные вопросы, подготовленные заранее, хорошо продуманные и лишенные двусмысленности. Самостоятельный свободный поиск вследствие прослеживания больших массивов информации часто приводит к порождению фантастических сюжетов, увеличивает время работы, быстро утомляет. Поэтому перед каждым сеансом необходимо заранее наметить систему опроса, схему уточнения важных для дела деталей. Излишние сведения о субъекте поиска перед сеансом не помогают, а, наоборот, служат помехой для результативной работы. На начальном этапе поиска полезно бывает знать лишь одно: жив или мертв человек? По ходу дела может оказаться полезной и другая информация, но строго лимитированная.

Настройку на прием нужных сведений существенно облегчает сформированный заранее зрительный образ человека, судьба которого определяется (фотография, фоторобот и пр.). Имеющееся изображение способствует вычленению информации из общего потока, дает возможность опереться на соответствующий ориентир, выделить человека из массы людей. Часто такой же результат дает тактильный (осязательный) контакт с предметом, принадлежавшим искомому субъекту, или с его фотографией, даже если она находится в запечатанном конверте и зрительно никогда не воспринималась. Во время сеанса не обязательно просматривается лицо искомого субъекта, во многих случаях воспринимается лишь его силуэт, фигура, но при этом бывает полная уверенность, что это тот самый человек.

Каждый зрительный образ субъекта поиска бывает связан с определенным качеством его информационного поля, в которое он включен в той или иной криминальной обстановке. Как выразился один из экстрасенсов, это не просто карма, а результат того, что "о человеке интенсивно и долго думали очень плохо, и потому вокруг его образа сосредоточилось много грязного и тяжелого". Восприятие такой информации у неадаптированного экстрасенса вызывает определенный психический шок, и поэтому на повторное подключение к такому образу он идет очень неохотно.

Почти все экстрасенсы придерживаются того мнения, что обладание пространными сведениями о деталях анализируемого события не сказывается положительно на результативности их работы. Не дает принципиально новых сведений и повторное вхождение в информационный поток, однако какие-то новые детали определенных обстоятельств при этом могут быть получены. В любом случае повторные сеансы по поводу одного и того же дела, если они не являются продолжением отслеживания определенного события, следует проводить после достаточного перерыва, чтобы впечатления от предыдущего сеанса немного стерлись из памяти. Иными словами, судьбу человека лучше просматривать на чистую голову, не отягощенную знанием подробностей его жизни.

Повседневная практика экстрасенсов подтверждает, что явления ретроскопии осуществляются значительно легче, чем процессы проскопии. Просматривать будущее труднее, так как при этом приходится перебирать множество еще не состоявшихся вариантов событий, которые очень мало отличаются друг от друга и среди которых тем не менее необходимо распознать конечный вариант — тот, которому суждено реализоваться в действительности. Нередко это обстоятельство приводит оператора в недоумение, раздражает.

Некоторые экстрасенсы могут хорошо работать и в небольших группах по 2–3 человека под руководством психолога, без непосредственного использования гипнотической регуляции. В таких группах должна иметь место высокая психологическая совместимость между их членами, поддерживаться обстановка доброжелательства и взаимоуважения.

О пятилетием опыте работы подобной группы экстрасенсов сообщает А. Ф. Кривцов[175]. В качестве исходной (адресной) информации для поисковых сеансов использовались фотографии, письменные материалы, документы и ценные бумаги, в том числе фальшивые, личные вещи (предметы), краткие данные об объекте или ситуации. Фотографии людей имели срок давности до 50 лет, удаление объекта в момент диагностики достигло более 5000 км. Диагностирование велось в двух вариантах: при непосредственном предъявлении адресной информации или же при сообщении имеющихся сведений по телефону без визуального контакта. Диагностика проводилась по установленной схеме с описанием основных характеристик объекта, ситуации или человека. В последнем случае определялись возраст, профессия, психологические особенности, состав семьи, состояние здоровья, местонахождение, отношение к алкоголю и наркотикам и пр.

При оценке возможностей применения явлений ясновидения А. Ф. Кривцов видит преимущества этого метода в следующем:

— количество достоверной информации составляет от 60 до 85 % вне зависимости от местонахождения объекта и срока адресного источника информации;

— диагностика криминальной ситуации проводится бесконтактным по отношению к ее участникам способом, конспиративно, информация о человеке или объекте поступает в условиях, когда другими методами ее получить нельзя (при дефиците времени или экономических возможностей).

При этом подчеркивается, что вероятностный характер получаемой информации, зависимость ее достоверности от реальных условий работы экстрасенса, его текущего состояния, качества исходных данных и других факторов приводят к появлению неточностей в оценке личности и обстоятельств, й в некоторые периоды времени — к полному отсутствию каких-либо полезных сведений, особенно пространственно-временного характера.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница