Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Норрис Д.
СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ.

М., 1996.

 


ГОВОРЯТ СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ



ЛЕОНАРД ЛЕЙК

1. Другие имена, прозвища: Чарльз Гуннар, Пол Коснер, Скотт Стэпли

2. Дата рождения: 20 июля 1946 года

3. Место рождения: Сан-Франциско, Калифорния

4. Место ареста: Сан-Франциско, Калифорния

5. Дата ареста: 2 июня 1985 года

6. Обвинения при аресте: Незаконное владение оружием, бегство при освобождении под залог

7. Обвинения при вынесении приговора: Отсутствуют

8. Приговор: Отсутствует

9. Статус в настоящее время: Покончил с собой, находясь под стражей, в отделении полиции Сан-Франциско

Сержант Рональд Макфолл детектив полиции Сан-Франциско, просматривает видеокассету, помеченную «М. леди Кейти, Бренда» — она была обнаружена полицейскими и офицерами департамента шерифа округа Калеварес в заброшенной хижине на Блу-Маунтин-роуд в Уисливилле, лесистой сельской местности на севере Калифорнии. На пленке возникает комната в горной хижине, а в ней — молодая белая женщина, сидящая на стуле с руками заключенными в наручники за спиной. Голос за кадром говорит «Майк нам должен, но, к сожалению он не может расплатиться. Пожалуй это последний шанс, который мы тебе даем, Кейти. Ты поедешь с нами. Ты будешь сговорчивой и так продлится дней тридцать, если тебе нужна точная дата, занеси ее в свои календарь. Допустим, это будет пятнадцатое мая. Мы накачаем тебя наркотиками или завяжем глаза, словом, сделаем так, чтобы ты не знала, где находишься и куда едешь, а потом отвезем тебя в город и отпустим. Что ты потом станешь говорить, мне все равно. Имя мое тебе неизвестно. «Его зовут Чарли» — ну и наплевать. К тому времени, будем надеяться, Майк исчезнет. Если ты заартачишься, мы прострелим тебе голову, вывезем отсюда и где-нибудь закопаем, свидетелей нет. А ты нам все расскажешь о Майке.

И пока ты здесь, будешь стирать, убирать и трахаться с нами. Вот такой у тебя выбор. Если ты, конечно, не собираешься умирать. Может, через несколько недель ты сообразишь, что бывают вещи и похуже смерти».

В кадре появляется лысеющий чернобородый мужчина крепкого телосложения. Это Леонард Лейк. Он надевает на ноги женщины железные колготки и снимает с нее наручники. Потом заставляет ее раздеться. Ей очень не хочется снимать трусы. В кадр входит мужчина азиатского типа.

Азиат говорит. «Она на столе».

«Не перегружай ее, Чарли», — отвечает бородатый.

Женщина по имени Кейти раздевается и идет в душ с азиатом. Теперь в объективе спальня, где черноволосый мужчина лежит на постели, а женщина сидит на нем верхом. Сцена обрывается теперь в спальню входит чернобородый мужчина. Оказывается, прошло четыре дня. Чернобородый выговаривает Кейти за то, что она погнула засов в своей камере. Жертва привязана к кровати он угрожает ей и фотографирует нагое тело. Потом говорит, что они убили и похоронили Майка. Скоро настанет ее черед.

Теперь на кассете другая женщина — Бренда О’Коннер. Подобно Кейти Аллен она сидит на стуле полностью одетая, руки в наручниках заведены за спину. Рядом с ней с ножом в руках стоит азиат, Чарльз Нга. Кончиком лезвия он разрезает на груди Бренды блузку, а затем медленно перерезает пополам бюстгальтер. Сержант полиции слышит, как Леонард Лейк, оставаясь за кадром, говорит Бренде то же, что и Кейти Аллен. «Если не будешь слушаться, мы привяжем тебя к кровати, изнасилуем, выстрелим в голову, вытащим отсюда и закопаем». Лейк сообщает Бренде, что забрал ее ребенка и поселил его в одной семье во Фресно. Женщина впадает в истерику и умоляет Лейка и Нга вернуть ребенка, но те, не обращая внимания, повторяют свои угрозы. Запись кончается.

Сержант Макфолл в шоке от увиденного: подпольные фильмы, сочетающие жестокий секс со сценами подлинных убийств, совершаемых перед камерой, фотографии женщин, закованных в цепи, снимки трупов перед погребением и человеческие кости, из которых варится суп. В неглубоких могилах вблизи Блу-Маунтин-роуд полиция обнаружила зубы двухлетнего ребенка, которого молила своих палачей отпустить его мать, Бренда О’Коннер, останки Кейти Аллен и по меньшей мере еще девятнадцати человек. Целевой отряд сыщиков из Сан— Франциско и офицеров полиции округа Калеварес нашел также бетонный бункер, служивший Лейку и Нга камерой пыток и киностудией. В руках правосудия оказалась и тетрадь в сто страниц, озаглавленная «Дневник Леонарда Лейка — 1984».

Записи начинаются так:

«Леонард Лейк — в наши дни это имя услышишь не часто, сейчас идет второй год моего бегства. В основном здесь рутина и обыденность — по-прежнему в голове у меня фантазии, а цель одна — смерть». Среди фантазий и видений, описанных в дневнике 1984 года и других дневниках, обнаруженных в Уисливилльской хижине, фигурирует план Лейка «Миранда». Сидя в уединенной деревеньке Миранда, в горах на территории округа Гумбольдт, Калифорния, Лейк замыслил операцию — план строительства подземных убежищ; он собирался наполнить их запасами еды и оружия, чтобы выжить в ядерном катаклизме. Среди прочего Лейк планировал заранее обзавестись «сексуальными рабами», те будут воплощать наяву фантазии выживающих, а в остальное время сидеть взаперти по своим камерам.

На остальных людей, особенно на женщин, Лейк смотрел как на собственность. И к людям, и к неодушевленным предметам он относился одинаково. Все существовало ради того, чтобы находиться в его распоряжении, чтобы он мог в любой момент взять что угодно, попользоваться, а потом выбросить. Полиция описала Лейка как человека без морали; жертвами его становились неустроенные личности, не имевшие собственных целей в жизни, привлеченные обещанием лучшей доли. Кто-то откликался на объявления в газете о продаже видеоаппаратуры, кто-то пригонял ему автомобиль для реализации. В дневнике преступник дал себе обещание: построить хижину, в которой будут «условия для моих сексуальных фантазий. Я и мои страсти окажутся под надежной защитой. Убежище защитит меня от радиоактивных осадков. Там я спрячу свои кассеты, фотографии и оружие».

Существование Лейка — это цепь, звенья которой составляли навязчивые фантазии о насилии, отражающие прошлое, а убийства были воплощением его личного кодекса чести. Крикет Балач, бывшая жена преступника, вспоминает. «Он интересовался язычеством и викингами. Знал Библию от корки до корки. Но не верил в Бога. Его божествами были Один и Вальгалла». Интерес к средневековым легендам и восхищение фольклором древних цивилизаций, а также собственные исследования в области генетики сделали его «создателем единорогов» на фестивале развлечений. Он работал на людей, вживлявших рог козлу — такой трюк использовался в 1984 году в цирковых программах Барнуса и Бейли, — а также зазывал публику. Один из боссов Лейка, владелец мотеля «Фило», вспоминает, как, войдя к нему в комнату, заметил на плите большую кастрюлю, в которой варилась голова однорогого козла.

Леонард Лейк умер в больнице Сан-Франциско, приняв капсулу с цианидом. Он был арестован за незаконное владение оружием, после тою как вступился за Чарльза Нга, пойманного на мелкой краже в магазине Саут-Сити. Пока детективы допрашивали Лейка (он предлагал заплатить за украденные тиски) сообщник исчез. Обыскав машину Лейка и обнаружив пистолет с глушителем, полицейские арестовали его и стали проверять водительские права и регистрационный номер машины. В участке Лейк попросил стакан воды, бумагу и ручку, чтобы написать заявление. Когда его оставили одного, он проглотил капсулу, запив водой, и нацарапал записку своей бывшей жене. В ней говорилось: «Я тебя люблю. Пожалуйста, прости меня. Я тебя прощаю. Скажи маме, Ферн и Пэтти, что мне жаль». Подписав записку своим подлинным именем, он упал и умер спустя четверо суток, не приходя в сознание. За это время полиция установила, что машина, на которой ездил Лейк, принадлежала исчезнувшему торговцу автомобилями Полу Коснеру. Используя у тики, найденные в машине, а также сведения, извлеченные из полицейских архивов, детективы узнали о существовании ордера на его арест за бегство после освобождения под залог, а также получили сведения о хижине в округе Калеварес. Обыскав участок, сыщики обнаружили останки восьми человек в безымянных могилах, видеокассеты и фотографии с записями пыток и убийств и дневники Леонарда Лейка.

Кто такой Леонард Лейк? — вопрошали газеты Сан-Франциско. Как ему удавалось завлекать свои жертвы в убежище в горах? Что побуждало его так жестоко расправляться не только с мужчинами и женщинами, но и с крошечными детьми, бросая их тела в длинную траншею рядом с бункером? Бабушка Лейка, строгая ревнительница дисциплины, лично воспитавшая внука, отказалась отвечать на вопросы полиции и предоставить какие-либо данные для нашего исследования. До сегодняшнего дня она стоит на том, что Леонард хороший мальчик, но поддался влиянию товарищей. Мать Лейка, Глория Эбелинг, призналась, что очень переживала, так как в каждом поколении их семьи были сумасшедшие. Сама она происходила из семьи алкоголиков, и во всех поколениях семьи ее мужа, отца Лейка, тоже были алкоголики.

Когда Лейку исполнилось шесть лет, родители поняли, что больше не смогут его растить. Они совсем обнищали и залезли в долги. Поэтому старшего ребенка отослали к бабушке с дедушкой. Старик выпивоха сделал внука жертвой спартанского воспитания. Тем не менее Лейк продолжал общаться с родителями, растившими младшею сына, Дональда. Отец относился к детям исключительно холодно и при любом удобном случае наказывал Леонарда. Дональда, болезненного и склонного попадать в несчастные случаи, мать взяла под свое крыло. После каждой аварии, каждого падения с качелей, каждого очередного сотрясения мозга Дональда оберегали все больше и больше. Он также сделался своего рода жертвой. В двенадцать лет, в результате серьезной травмы головы, у мальчика началась эпилепсия, он страдал тяжелыми припадками и тремором тела. Одновременно у него развилась необычайная жестокость к животным, он стал устраивать пожары и приставать к старшим сестрам с сексуальными домогательствами. Если бы Дональда не убил родной брат Леонард, из него вполне мог бы получиться серийный убийца, подобный старшему родственнику.

Хотя у Леонарда Лейка рано возникла навязчивость, безудержная жестокость появилась у него после службы в ВМФ во Вьетнаме. В детстве и юности он защищал бабушку и мать от пьяных выходок отца и деда, правда, мать больше привечала младшего сына. У Леонарда рано проявилась гиперграфия и навязчивое внимание к мельчайшим деталям экспериментов с мышами и красами, которыми он страстно увлекался. Мальчик прослеживал жизненный цикл грызунов от зачатия до смерти и вел подробные записи касательно различных стадий их развития; отмечал, какие пары мышей давали какой помет, и прослеживал генетические черты в последующих поколениях. Начиная с этих ранних опытов, он становится генетиком-самоучкой.

В детстве Лейк проявлял патологическую чистоплотность. Возможно, тяга к чистоте была внушена ему в доме бабушки и дедушки, а может, как для большинства патологически чистоплотных людей, уход за своим телом служил для него источником истинного наслаждения. Он несколько раз в день принимал душ и часто мыл руки, приступая к новой деятельности. Видеокассеты, найденные в Уисливилле, показывают, что всякий раз, готовясь к сексуальным истязаниям, Лейк заставлял жертву принимать душ. Мать убийцы объяснила у них в семье всегда поощрялась гордость своим нагим телом, сыну разрешаюсь фотографировать девочек, в том числе родных и двоюродных сестер. «Он всю жизнь снимал хорошеньких молодых девушек и держал фотографии в альбоме, подобно охотнику, который хранит собственные трофеи». Повзрослев, Лейк стал снимать подпольную порнографию. Даже его жена Крикет Балач выступала в роли героини в традиционных садомазохистских фильмах, сделанных на заказ. Разыгрывая сексуальные фантазии клиента, женщина обращалась к партнеру, называя того именем заказчика. Лейк сочинял сценарии, выступал в качестве режиссера и оператора, при этом, как полагает Балач, на стороне он снимал еще более жестокие и странные фильмы.

Лейк считал себя жертвой женщин и в своих видениях цивилизации постядерного общества отводил им роль рабынь. В бункере имелось множество устройств вроде колодок, ошейников и т.п. — их надевали жертвам, разыгрывая фантазии преступника. Он заставлял женщин совершать ритуалы унизительного подчинения перед тем, как изнасиловать, пытая их, требуя покорности. В любительских видеофильмах его жертвы предстают скованными цепями узницами, они извиваются, стараясь освободиться, и подвергаются садомазохистским истязаниям при помощи специальных устройств, заставляющих вскрикивать от боли, даже когда ее нет.

Бред Лейка о покорении женщин начался еще в подростковом возрасте, до поступления на службу в морскую пехоту Леонард занимался сводничеством, оказывал сексуальные услуги. В его представлении жизненный успех приравнивался к порабощению женщин и самоутверждению в мире, который он считал враждебным Лейк обладал большими амбициями, но, к сожалению, реальные достижения всегда сильно отставали. В конце концов, в тридцать девять лет его самооценка потерпела полное фиаско. Он был демобилизован из армии из-за эмоциональных трудностей, и теперь, как он сказал брату своей жены, у него оставался только один шанс исправить свое финансовое положение...

В последние годы Лейк часто переезжал с места на место, не теряя связи с бывшей женой; она иногда помогала сбывать краденые вещи и покупать товар на ворованные кредитные карточки. Полиция полагает, что еще до того, как Лейк обосновался в Уисливилле, он совершил ряд убийств в аналогичном бункере в местечке Мазер-Лоуд, в округе Гумбольдт, Калифорния. Местные полицейские арестовали его за незаконное владение оружием, но он освободился под залог и сбежал в округ Калеварес, где и был задержан. В Мазер-Лоуде Лейк убил своего лучшего друга Чарльза Гуннара, который, как и он, воевал на Вьетнамской войне, присвоил его документы и стал выдавать себя за него. Там же он лишил жизни и младшего брата Дональда, приехавшего в надежде занять денег.

Лейк жил в хижине у Блу-Маунтин-роуд под именем Чарльза Гуннара, но нередко брал имена других своих жертв. При обыске у него нашли ящик с различными бумагами: кредитными карточками, водительскими правами, регистрационными документами на автомобили. Даже когда Лейка арестовали в хозяйственном магазине после попытки Нга украсть тиски, Лейк твердил, что он — Пол Коснер, пока не проглотил капсулу с цианидом. В разное время он выдавал себя за Скотта Стэнли, якобы стараясь спасти Бренду О'Коннер и ее ребенка, Лонни Бонда-младшего при бегстве из округа Калеварес и Майкла Кэррола, с которым Нга подружился в Федеральной тюрьме (это имя он использовал продавая наркотики и порнографическую продукцию непосредственно перед арестом).

В последнем дневнике Лейк описывает свою жизнь с момента переезда в Блу-Маунтин-роуд. Мечты об успехе оставили его, он признался себе, что россказни о героических подвигах во Вьетнаме были Бредом, а все возрастающее количество жертв, захороненных в траншее за бункером, усугубляло его несчастья. К моменту ареста в Сан-Франциско Лейк дошел до кульминации синдрома серийного убийцы он осознал, что оказался в тупике в окружении мыслей о собственном ничтожестве. И тогда совершил казнь над самим собой. Он заранее готовился к этому его последнее признание открыло перед полицией подлинное имя и статус беглеца, находящегося в розыске по делу о незаконном владении оружием.

Выключая кассету, сержант Рональд Макфолл не сразу понял, что же помогало Лейку выжить в эти годы. Хотя преступник верил в свое выживание после тотальной катастрофы и видел себя в роли древнего воина, одинокого среди враждебного мира, он жил кражами и грабежами, получал деньги от матери а бывшей жены, а также зарабатывал продажей наркотиков, ворованных вещей и имел гонорары за порнофильмы Лейку никогда не доводилось сталкиваться с собственными недостатками, хотя он их и сознавал. Его мать, медицинская сестра работавшая в психиатрической клинике, смотрела на сына сквозь пальцы, отказываясь верить, что он способен на жестокость. Бывшая жена участвовала в съемках порнографических фильмов. А бабушка и по сей день не желает предоставить какие-либо сведения на основании которых Лейку можно было бы что-то инкриминировать Сестра Леонарда, Ферн, тоже медсестра и самый близкий ему член семьи, горюет что не смогла вмешаться. Жизнь Лейка была серией упущенных возможностей вмешательства других людей, тогда как при использовании любой из них цепь карьеры убийцы, считающего каждого встреченного человека потенциальной жертвой, оказалась бы замкнутой. Полу Коснеру и семейству Дабсов не посчастливилось заниматься с Лейком бизнесом. Бренда О'Коннер, Лонни Бонд и Скотт Стэнли на свою беду были его соседями в Уисливилле. А Кейти Аллен не повезло в том, что Майк Кэррол являлся ее приятелем. Все эти люди и прочие несчастные встретившиеся Лейку многими годами ранее, стати жертвами нежелания вмешиваться в его судьбу со стороны тех, кто знал — Леонард потерял контроль над собой.

Изучая биографии серийных убийц, мы раз за разом сталкиваемся с одним и тем же явлением люди, знавшие о болезни человека, те, кто мог понять, что он превратился в подстерегающего добычу охотника, попросту отворачивались и предпочитали не вмешиваться Так же произошло и с Лейком Ему никто не помешал уйти в подполье, в иллюзии независимости от враждебного общества, предаваясь вере в собственное выживание после глобальной катастрофы, убить брата и лучшего друга. Полиция, изумленная размахом разрушительной деятельности Лейка, закрыла дело после идентификации жертв и сбора улик против Чарльза Нга — они могли служить основанием для требования его экстрадиции из Канады по обвинению в убийстве первой степени. На видеокассетах, изъятых в хижине в округе Калеварес, присутствует темная сторона человека, который в то же время работал со школьниками в местном клубе, участвовал в добровольной пожарной дружине в соседнем Фило и являлся сотрудником компании, бесплатно ремонтировавшей электропроводку престарелым людям, не имевшим средств для ухода за своим жильем. В дневнике Лейк пишет, что с годами становится все более мрачным, замкнутым и злым и, несмотря на все попытки влиться в общество, в нем остается какая— то часть, скрытая от чужих паз, и она мешает ему сделать это. Убийство — его единственный механизм взаимодействия с окружающим миром.

В случае Леонарда Лейка нам никогда не узнать какие медицинские отклонения нарушали хрупкое равновесие его существования, поскольку тело преступника кремировали Нам остается только строить догадки относительно проблемы брата Лейка, Дональда, и его отца Тайну Леонарда Лейка лучше всего сформулировал один из его соседей — за несколько лет до серии убийств тот назвал его самым неприятным из неприятных людей, которых мне довелось знать».




Предыдущая страница Содержание Следующая страница