Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Норрис Д.
СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ.

М., 1996.

 


ГОВОРЯТ СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ



ПЯТЬ ИСТОРИЙ ЖИЗНИ И ПРЕСТУПЛЕНИЙ

За свою преступную карьеру Генри Ли Люкас Карлтон Гэри, Бобби Джо Лонг, Леонард Лейк и Чарльз Мэнсон совершили множество убийств. В их биографиях имеется типичный набор физиологических, психологических и социальных аспектов указывающих на заболевание. В детстве каждый из преступников в той или иной мере терпел физическое или эмоциональное насилие или отрицательное отношение родителей. У каждого из них непременно была травма головы или диагностированное поражение лимбической системы головного мозга, контролирующей примитивные поведенческие реакции и способность здраво рассуждать. За исключением Леонарда Лейка, все серийные убийцы имеют документально подтвержденную историю алкогольной или наркотической зависимости, причем Люкас и Мэнсон были наркоманами большую часть взрослой жизни, а Лейк имел отца-алкоголика.

Трагедия серийного убийцы заключается в том, что он не в силах изменить свою жизнь. В раннем детстве Люкас и Мэнсон терпели такую жестокость, что просто удивительно, как они выжили. Люкас, Мэнсон и Гэри провели детство в различных исправительных учреждениях для несовершеннолетних. У них практически нет воспоминаний о семейном благополучии и счастье. Попав домой, они либо подвергались жестоким побоям, либо терпели полное равнодушие взрослых Их родители поставили с ног на голову традиционные представления о добре и зле, детям внушалось, что все зло, испытанное ими жома в специальных заведениях, совершается во благо.

Правда, Бобби Джо Лонга в детстве били не сильно, но зато им манипулировала мать, заставившая сына спать вместе с собой на одной кровати до двенадцати лет. В отсутствие Бобби его место заюлил один из любовников родительницы, с которым мальчику приходилось конкурировать.

У каждого убийцы в нашем списке был обнаружен тот или иной врожденный дефект. И Люкас, и Лонг страдали искажением представления о том, к какому биологическому полу они принадлежат. Мать Люкаса — проститутка — заставляла ребенка носить одежду девочки, а гормональный дисбаланс в организме Лонга вызвал разрастание тканей груди — их пришлось удалять хирургическим путем — и эмоциональные перепады, характерные для менструального цикла. Даже в тюрьме Лонг сообщал, что его личность изменяется соответственно изменению фазы луны.

У Карлтона Гэри, Леонарда Лейка, Генри Люкаса и Чарльза Мэнсона в какой-либо степени наблюдалась неспособность к учебе, связанная с врожденными неврологическими нарушениями. Перепонки между пальцами рук и удлиненный средний палец на ногах у Карлтона Гэри являются дополнительными примерами того типа врожденного дефекта, который может в совокупности с другими физиологическими, психологическими и социальными факторами способствовать формированию эпизодического жестокого поведения.

Каждый убийца, рассказывающий ниже свою историю, по-разному переживал периоды серийного убийства. По словам Люкаса, когда он сидел в тюрьме штата Мичиган, у него случались длительные галлюцинации с полной потерей контакта с реальностью. Он слышат голос умершей матери, приказывающий ему покончить с собой и совершить убийство; он просил помощи у тюремных медиков, но его просьбы отвергались. Люкас утверждает, что превратился в «убийцу по влечению», находясь в тюрьме, и последующие двадцать лет провел в погонях за очередной жертвой. Преступник постоянно находился на грани жестокости, перед убийством он всегда ударялся в запой, после которого почти впадал в ступор. Подавляющее большинство своих убийств он совершил в состоянии полуступора.

Люкас выискивал людей, путешествующих автостопом, или туристов-одиночек. Он завязывал контакт, предлагая подвезти, или заводил разговор с человеком на придорожных станциях техобслуживания, потом завлекал в машину, где жертва оказывалась в его власти. Люкас быстро наносил удар ножом, удовлетворял свои сексуальные фантазии с трупом, а потом закапывал тело в неглубокой яме или заталкивал в водопропускную трубу.

Если у Люкаса возникала привязанность к жертве, он брал на память часть тела в качестве тотема и наведывался на могилу. Однако в промежутках между преступлениями его память страдала от алкоголя, а также от обширного повреждения головного мозга. Во время отказа от своих показаний он переходил от амнезии к гипермнезии — памяти на второстепенные, мелкие детали, оторванные от главного события, которое оказывается забытым.

По утверждению Люкаса, после убийства он всегда переживал период депрессии, пытался заглушить ее спиртным. Ему никогда не удавалось сохранить эйфорию от убийства, и, погружаясь в алкогольный ступор, он выходил на охоту на участок от Джорджии до Калифорнии Когда Люкас прикончил свою сожительницу, Бекки Пауэлл, депрессия стала нестерпимой Он решил никогда больше не убивать, но в следующее же воскресенье лишил жизни Кейт Рич, пожилую женщину, у которой работал. Когда спустя несколько месяцев его арестовали в Техасе за незаконное владение оружием, Люкас признался в убийстве Пауэлл и Рич, а также сообщил, что кроме них убил еще свыше трехсот человек в двадцати пяти штатах Потом он отказался от своих показаний а затем снова вернулся к ним. Власти по-прежнему подозревают его в совершении порядка ста убийств Люкас содержится в отделении для смертников в тюрьме Хантсвилл, Техас.

Из рассказа Бобби Джо Лонга следует, что, хотя женщины помыкали им всю жизнь, он не наносил ответного удара, пока не получил сильную травму головы при аварии на мотоцикле У него развилась гиперсексуальность, он стал непрерывно фантазировать, будто имеет сексуальную связь с любой встреченной женщиной. И хотя он жаловался на эти важные симптомы армейским врачам, те не обратили на них внимания, и Лонг не получил никакого лечения. Появившаяся сексуальная зависимость прекрасно совпала с его давней эмоциональной зависимостью от женщин, играющих роль матери. Вскоре после развода он сделался насильником Лонг заманивал жертвы в ловушку, откликаясь на объявления в местной газете. Это был его особый метод троллинга Преступник звонил по указанному телефону, и если ему отвечал женский голос, в нем пробуждались сексуальные фантазии. Он договаривался с женщиной, желавшей что-либо продать, о встрече. А когда оказывался в доме жертвы, захлопывал капкан. Вначале Лонг не выказывал особой жестокости. Он только угрожал жертве ножом, потом связывал ее, говоря, что не стал бы пускать в ход нож, даже если бы она закричала. Лонг объясняет это сознательным нежеланием причинить боль своим жертвам, но сила, находящаяся у него внутри, заставляла его совершать изнасилования. Он никогда не понимал природу этой силы, но очень боялся, что преступления будут повторяться, если ему не удастся взять над ней верх и научиться контролировать сексуальные позывы.

Лонг, «убийца по объявлениям из Майами», совершил свыше пятидесяти сексуальных нападений. В тот же период он встречался и жил с разными женщинами. Однако его сексуальные фантазии лишь обострялись, он заметил, как у него развивается бред жестокости. Наконец, Лонг предпринял серию убийств в квартале красных фонарей в Северной Тампе.

Испытывая непреодолимое желание разъезжать по барам для одиноких в поисках сексуальной компании, Лонг вначале не сознавал, что собирается совершить убийство Он занимался троллингом, выискивая девушек, которые легко заполучить на ночь.

По его словам, первое убийство застало его врасплох. В одном из баров он «снял» молодую женщину кореянку или китаянку, — по сути та сама завлекла его. Как только они оказались в ею машине, Лонг кинулся на нее и стал душить, пока она не потеряла сознание. Ловушка захлопнулась. Потом он связал девушку, завез в безлюдную местность за городом, изнасиловал и задушил, а тело закопал. Какое-то время после преступления он фантазировал на тему сексуального контакта, затем фантазии перешли в лихорадку, и охотник отправился выслеживать новую добычу.

Посте убийства очередной жертвы, которую Лонг выбирал следуя одной и той же модели, в барах для одиноких, он все больше страдая от депрессии. Он знал, что Сотен и нуждается в помощи, но, как утверждает, не мог остановиться. Когда преступник старался сам себе помешать выходить на улицу, то приходит в страшное возбуждение, а покорившись позыву становился еще более жестоким, чем прежде. За убийством неизбежно следовала депрессия, поскольку Тонг не мог удовлетворить чувство сексуальной страсти, толкнувшее его на злодеяние. Наконец, подобно Генри Ли Люкасу, он оставил достаточно улик чтобы полиция нашла его, и как только оказался под стражей, сделал сенсационные признания.

Бобби Лонг хранил газетные вырезки обо всех своих жертвах Это были его тотемы, перечитывая юс он заново переживал событие, старался вновь поймать ту страсть, которая почти достигла своего пика, хотя полностью удовлетворить ее было невозможно Когда тотемы и фантазии теряли силу, он опять принимался прочесывать те же бары для одиноких. высматривая молодых женщин. Однако каждое преступление усугубляло депрессию, его чрезвычайно угнетало создавшееся положение. Когда Лонга арестовали, он объяснил, что испытывает большое облегчение от того, что его карьера серийного убийцы закончилась Он точно знал, кем является на самом деле, но не мог контролировать свои чувства Лонг до сих пор считает, что, если бы получил своевременную помощь, изнасилований и убийств можно было бы избежать. Бобби Лонг приговорен к высшей мере и в настоящее время находится в отделении смертников в Старке, Флорида Карлтон Гэри переживал фазы серийного убийства через призрачные образы, создаваемые в воображении. Подобно другим убийцам, о которых рассказывается в этом разделе, в детстве с ним жестоко обращались, мальчик часто недоедал. У него очень рано проявились тенденции к насилию и склонность к убийствам. Рано сформировалась и модель охоты на жертв. Вначале он был грабителем, затем — насильником и наконец стал убийцей. Подобно Лонгу и Люкасу, Гэри жаловался тюремным властям и медикам на видения сцен жестокого насильственного секса; впоследствии они толкнули его на серию убийств. Его мольбы о помощи остались тщетными. Вернувшись в родной Колумбус, беглец из Нью— Йорка задумал серию преступлений: по его словам, это были грабежи в домах пожилых белых женщин в Виннтоне, предместье Колумбуса.

Гэри признается: в момент совершения убийств он находился на месте преступления. Но настаивает, что являлся лишь свидетелем, убивал же другой человек. Поэтому, так и не сознавшись в содеянном, Гэри описал детали преступлений, увиденные в качестве свидетеля. Полиция получила недостающие факты, которые требовались ей для предъявления ему обвинения как Чулочному Душителю. Гэри признался: он страдает провалами в сознании и употребляет наркотики. Однако его признания перед полицией Колумбуса показывают, что он совершенно абстрагировался от преступлений, чтобы уклониться от реального восприятия своих действий.

Гэри выбирал дома, куда было легко проникнуть. Он забыл о встрече с жертвой, зато помнил, как она была изнасилована и убита. Он наблюдал из соседней комнаты или с улицы, но никогда не был рядом с жертвой. Когда ему предъявили улики, в частности лобковые волосы, доказывающие его присутствие на месте преступления, Гэри перекроил свое признание: да, он там был, но сам не совершал преступления. Его признали виновным и приговорили к смертной казни путем инъекции летального препарата; в настоящее время он содержится в отделении для смертников в Джексоне, штат Джорджия.

Жизнь Леонарда Лейка до сих пор окутана тайной, поскольку он покончил с собой, находясь под стражей в полицейском участке в Сан-Франциско, где его задержали за незаконное владение оружием. Сведения о нем частично засекречены судом штата Калифорния, где слушалось дело о экстрадиции Чарльза Нга, подозреваемого сообщника Лейка, вместе с которым тот совершал убийства, взяв их перед смертью на себя. Газетные репортажи о жизни Лейка, о карьере в морской пехоте США, о его подвале, приспособленном для истязаний — он был обнаружен в гористой местности в сельском округе Калеварес, — и интервью с его семьей показывают, что преступник следовал основной модели серийных убийц.

Подобно Бобби Джо Лонгу, Лейк выходил на своих жертв через газетные объявления. Он привлек Харви и Дэбби Дабс объявлением о продаже или обмене видеоаппаратуры. Когда супруги приехали в его уединенную хижину, они попали в приготовленную ловушку и в результате оказались в подземном бункере. Лейк пытая их, казни, а потом похоронил в могиле, напоминающей желоб. Точно так же он заманил в свой дом Пола Коснера, торговца автомобилями, пообещав купить «хонду», если ее доставят ему. Когда Коснер пригнал машину, Лейк убил его и забрал водительские права и кредитные карточки. Тело Коснера было обнаружено в одной могиле с телами семейства Дабсов и прочих жертв.

Судя по дневнику Лейка, перебравшегося из округа Гумбольдт в округ Калеварес, он погружался в причудливые фантазии, воображал, как совершает жестокие преступления. Преступник страдал манией величия, ему виделся бункер, предназначенный для выживания в грядущем катаклизме, в результате которого на земле останутся только самые сильные и смелые. Все это проливает свет на его искаженное мышление, позволившее убийце отгородиться от реального мира. Фаза ауры началась у Лейка после бегства из Гумбольдта и обустройства бункера на Блу-Маунтин-роуд близ городка Уисливилл. Запасаясь оружием, он жил на доходы от продажи самодельных видеофильмов и торговли наркотиками. Сетями для жертв служили ею объявления в газетах либо те, что он читал сам. Лейк широко раскидывал свои сети, вступая в контакты с родственниками и друзьями убитых, он завлекал их к себе в хижину и убивал. Мужчины погибали в основном из-за имущества. А женщины становились главными действующими лицами в его видео. Полиция обнаружила кассеты, на которых были засняты сцены пыток, где Лейк и Нга заставляли жертв кричать и молить о пощаде.

Эти фильмы являлись для Лейка и Нга тотемами Однако они не останавливались на убийстве. Преступники тщательно расчленяли тела, варили части тела, отделяли кожу от костей и, положив кости в полиэтиленовые пакеты, закапывали в желобе рядом с бункером. Фактически Лейк и Нга обитали на кладбище, наслаждаясь своим триумфом и заманивая новые жертвы.

Во время допроса в полиции Сан-Франциско, будучи уличенным в краже автомобиля и другого имущества, незаконном владении оружием, находившимся в багажнике, Лейк проглотил яд. Пока детективы вели допрос, Чарльз Нга (он был вместе с Лейком в магазине скобяных изделий и совершил там кражу, после чего владелец вызвал полицию), сбежал. Позднее Нга задержали в Канаде, сейчас он содержится под стражей в ожидании экстрадиции за похищение людей и убийство. Леонард Лейк умер в больнице на следующий день после отравления.

Чарльз Мэнсон и его «семья», вероятно, — самые известные серийные убийцы с 1950-х годов. Благодаря бессмысленным преступлениям в семье Тейтов и Ла Бьянка и возможной причастности его коммуны к десяткам аналогичных случаев по всей Калифорнии в конце 1960-х годов, а также к покушению на президента Джеральда Форда, Мэнсон сделался культовой фигурой. Однако, с клинической точки зрения, он очень похож на других серийных убийц, жизненные истории которых излагаются в настоящей книге: Мэнсон страдал от родительской жестокости, имел травму головы, быт лишен счастливого детства, с двенадцати лет время от времени попадал в исправительные учреждения, подвергался издевательствам и изнасилованиям, когда сидел в тюрьме, злоупотреблял всеми видами наркотических препаратов, которые ему удавалось достать. Кроме тою, он являлся торговцем наркотиками и наемным убийцей. Однако прошлое Мэнсона отличается oт прошлого прочих серийных убийц тем, что он не убивал своими руками: его сценарии убийств воплощались членами коммуны, которых он вдохновлял на преступления.

Тем не менее Мэнсон рассказывает, что проходил те же фазы, что и другие серийные убийцы. Во время длительной фазы ауры, начавшейся под влиянием наркотиков в тюрьме Хайт-Ашбери, Сан— Франциско, куда он попал после освобождения из Федеральной тюрьмы, Мэнсон постоянно путешествовал. Он несколько раз вступал в сатанинские секты, желая усилить свои потусторонние ощущения, собирал вокруг себя молодежь без роду и племени, которая присоединялась к его семейной коммуне, подкатывался к детям знаменитостей шоу— бизнеса, стремясь раскрутить собственную музыку, словом, брался за все, что могло принести деньги.

Когда галлюцинации усилились, а связи с сектами и псевдорелигиозными группами разрослись, Мэнсон сделался полностью зависим от своих апокалиптических видений. Его фантазии становились реальностью. Он посылал адептов секты «в мир», поручая им наведение хаоса путем демонстраций и жестоких убийств. После того, как Сьюзан Эткинс, Текс Уотсон и Патриция Кренвинкл вернулись со своих индивидуальных миссий, они поведали ужасающие истории, превратившиеся для Мэнсона в тотемы, с помощью которых он опосредованно переживал сцены жестокости и насилия. Новые свидетельства показывают. Мэнсон наведывался на место преступления — в дом Тейтов — в ночь, когда было совершено злодеяние Все эпизоды слились в одну длинную серию убийств, она не кончилась даже с арестом и вынесением приговора главе «семьи». Через несколько лет Скрипучий Фромм был арестован за попытку покушения на президента форда. Это последнее преступление «семьи» Мэнсона. Смертный приговор, вынесенный ему за убийство семей Тейтов и Ла Бьянка, Верховный суд заменил пожизненным заключением. В настоящее время Мэнсон отбывает наказание в тюрьме Сан— Квентин. Каждые пять лег он может подавать прошение об освобождении под честное слово. Личные свидетельства пятерки преступников, собранные в данном разделе, представляют собой их попытки воспроизвести период своей жизни, в который их часто посещали галлюцинации, бред и провалы в сознании. Реальность была у них в значительной мере искажена алкоголем и наркотиками, а также постоянной потребностью скрываться, переезжать с места на место. Каждый из убийц безудержно стремится находить новые жертвы, этот факт объясняет постоянное передвижение, начинавшееся с момента, когда убийца выходил на охоту.

В высказываниях преступников сквозит крайняя ненависть к людям, а также видна изоляция, на которую их обрекала необходимость существования с бурей и яростью в душе. Лучше всего это выразил Генри Люкас, признавшийся, что каждый день его жизни был полон ненависти. Все убийцы испытывали ненависть, и все стремились одолеть ее, погасить сжигающий огонь, не дать себе совершать насилия над окружающими. Но ни один из них не добился успеха, все они прошли путь серийного убийцы, разрушая семьи и наводя ужас на общество. Личные заявления убийц лишены внутренней логики. Ни в одном из рассказов преступник не объясняет причин или мотивов своих поступков. Генри Ли Люкас убивает Кейт Рич отчасти потому, что отправился с ней выпивать, отчасти из-за огорчения, вызванного совершенным накануне убийством Бекки Пауэлл. В поступке Люкаса нет ни мотивов, ни логики. Бобби Джо Лонг не испытывает никакого раскаяния перед своими жертвами.

Карлтон Гэри объясняет полиции свои действия так, словно он был лунатиком. Герои его видений — не реальные люди, а призраки. В фантазиях Гэри присутствует убийца-призрак, который входит вместе с ним в отель в Олбани, штат Нью-Йорк там призрак убивает свою первую жертву. Другой призрак сопровождает Гэри в вилтонских грабежах. причем все жертвы изнасилования были задушены. Преступник не раскаивается в своих злодеяниях, поскольку считает, что их не совершал. Он не лжет. Просто его сознание не воспринимает эти убийства как результат собственноручных действий.

Все, что мы имеем касательно Лейка, — это его видео и выдержки из дневника, выданные судом штата Калифорния. Реальный Леонард Лейк появился лишь после того, как Нга предстанет перед судом Калифорнии и в конце концов будут обнародованы улики. Из того, что мы знаем об этом типе, убивавшем животных и варивших из них суп, Лейк жил фантазиями. Эпизоды бреда нанизывались один на другой, образуя причудливый мир, населенный демонами и колдунами, персонажами игры в подземелья и драконов. Лейк принимал себя за воина с неограниченными полномочиями убивать. Его рассказ наиболее труден для понимания, потому что автора нет в живых, и он не может помочь нам в исследовании.

Личное заявление Чарльза Мэнсона раскрывает самые мрачные аспекты человеческого существования Подобно Люкасу, он был вскормлен собственной ненавистью ко всему окружающему. В своих апокалиптических картинах он видел ванну, наполненную кровью, в которую кто-то кидал тела людей. Рассказ Мэнсона, как ни одно другое из свидетельств серийных убийц, выражает чувства «мертвого— человека. Ко времени его интервью в 1987 году в Сан-Квентине в жизни этого человека не обнаружилось ни одной причинно-следственной модели.

Он — самая главная жертва, незаконнорожденный без права на рождение, эмблема материнского позора и беды. В «семье», где регулярно читалась Библия, куда Чарльз Мэнсон был брошен как проклятье он стал средоточием зла. В шесть лет мать могла обменять его на кружку пива дядя, ориентированный на военную муштру, тиранил ребенка, потом его отослали в спецшколу, где из-за маленького роста Чарльз превратился в игрушку для охранников и старших ребят. Мэнсону оставалось лишь впитывать наказания и жестокость. Он со злобой вспоминает, как в тюрьме его насиловали, били и мучили все, кому он попадался под руку.

Истории убийц помещены в контекст их биографий. Однако любое повествование, которое вносит какое-то причинное или логическое начало в их преступления, не может передать подлинного ужаса их злодеяний. Им нет ни разумного объяснения, ни оправдания. И поскольку в них нет никакой логики, общество ничего не выиграет, казнив убийцу. Угроза электрического стула или петли виселицы не пометала Люкасу ненавидеть, а образ шприца с летальным препаратом, который вводится в вену, не остановил жестокие сексуальные фантазии Бобби Джо Лонга.

Повествование переносит убийц в реальность, но еще более детальную реальность создают рассказы серийных убийц о самих себе. Чтобы понять скрытый смысл серийного убийства, нужно послушать, что говорит о нем сам убийца, надо дать ему возможность высказаться и не интерпретировать его слова на основе предубеждения.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница