Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Сергей Асямов
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ПРОФАЙЛИНГ:
ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ

Ташкент, 2021.

 

Часть третья. ПРОФАЙЛИНГ ШАГАЕТ ПО ПЛАНЕТЕ

КАК НАЙТИ ПРЕСТУПНИКА С ПОМОЩЬЮ ЦИРКУЛЯ И КАРТЫ

Достижения поведенческих аналитиков из Квантико привлекло к себе внимание во многих странах и подвигло полицейских специалистов к внедрению этого метода в свою деятельность. Практика использования криминалистического профилирования при этом дополнялась новыми идеями и разработками.

В середине 1990-х годов в округе Лафайетт штата Луизиана произошла серия изнасилований женщин. В общей сложности в полицию обратилось 15 потерпевших, а сколько не стало обращаться, можно было только догадываться. Полиция бросила на раскрытие лучшие силы. Детективы пришли к выводу, что преступления являются звеньями одной цепи и совершены одним преступником. В шести случаях удалось обнаружить биологические следы преступника и анализ ДНК показал, что все они принадлежат одному и тому же человеку.

Следственная группа затратила огромные усилия, собрала воедино всю имеющуюся информацию, провела широкомасштабную кампанию в средствах массовой информации с предупреждением об опасности и просьбой о содействии следствию. В результате полиция оказалась буквально завалена сообщениями от рядовых граждан и им пришлось перебирать многочисленных подозреваемых, у всех которых был взят анализ крови. Были привлечены и профайлеры из ФБР, которые составили поисковый психологический портрет насильника. Но все это не дало никаких результатов. Преступник оставался на свободе и затаился.

В начале 1998 года глава местного полицейского департамента наткнулся в журнале «Шеф полиции» на статью, в которой описывался новый метод поиска серийных преступников – географическое профилирование, который разработал офицер канадской полиции Ким Россмо. Начальник департамента связался с ним и попросил приехать, чтобы помочь в поисках преступника.

Россмо расследовал преступление с картой в руках

Вот как описывал дальнейшие события руководитель следственной группы детектив Галиен: «Мы работали по 18-20 часов в сутки. Россмо нужны были аэрофотоснимки каждого места преступления. Кроме того, он изучил состояние этих мест днем, вечером и ночью. Его интересовали маршруты и график дорожного движения в районе. Ким собирал информацию, которую я никогда не счел бы полезной».

Отчет Россмо по результатам своих «изысканий» сузил район поиска до половины квадратного километра!

В это же время в полицейский участок поступил анонимный телефонный звонок, в котором содержался совет обратить особое внимание на помощника шерифа Рэнделла Комо, который возглавлял сектор по преступлениям подростков. Оказалось, что Комо сочетал в себе все параметры психологического портрета, сделанного ФБР, но он проживал за границей того района, который был указан Россмо на основании географического профилирования. Детектив Галиен на всякий случай решил проверить, а не проживал ли он до этого в другом месте. И он оказался прав! Комо в тот период, когда были совершены все преступления, жил в центре района, который был указан Россмо как место проживания предполагаемого преступника.

В тайне от Комэ детектив Галиен взял один из его окурков, оставленных в комнате отдыха полицейского участка, и отдал на экспертизу. Результаты показали полное совпадение ДНК Комэ с ДНК преступника. Преступник был задержан и получил в итоге шесть пожизненных сроков заключения.

Это дело показало значение географического профилирования не только как метода нанесения на карте мест совершения преступлений и их дальнейшего анализа, но и как действенного инструмента сужения района поиска преступника.

В чем же конкретно этот метод заключался и кем был этот канадский полицейский, разработавший новый метод поиска серийных преступников?

Особенностью данного метода является то, что, используя традиционные приемы нанесения на карту мест совершения преступлений, он дает совершенно другие выводы. Вместо прогноза о том, где и когда можно ждать следующего преступления, географическое профилирование, основываясь на сложном математическом алгоритме, вычисляет наиболее вероятное место где обитает неизвестный преступника, совершивший серию преступлений.

Как и многие знаменитые профайлеры, Россмо начинал свою полицейскую карьеру с простого патрульного

Ким Россмо, автор этого инновационного метода, более двадцати лет прослужил в полицейском управлении Ванкувера, занимаясь расследования самыми сложными преступлениями, среди которых были серийные убийства и изнасилования.

Свою профессиональную полицейскую деятельность он совмещал с учебой в Институте криминологии при университете им. Фрейзера, где он под руководством знаменитых ученых-криминологов Патриции и Пола Брантингхемов занялся проблемами экологической криминологии. Опираясь на основные положения их теории, которая позволяла с учетом знаний географии преступного поведения определять зоны с высокой вероятностью совершения преступления, Россмо предположил, что данная теория может помочь и в решении другой проблемы – прогнозирования пространственных перемещения преступника и выявления его местонахождения по уже известным местам его преступной деятельности, их географическим характеристикам и связям.

Специфика профессиональной деятельности позволила Россмо в течение длительного времени изучать пространственные аспекты криминальной деятельности серийных сексуальных преступников – стратегию их поведения, маршруты передвижения, индивидуальные критерии выбора мест преступления, особенности нападений на жертву.

«Когда полиция проводит расследование на месте преступления, основное внимание обычно уделяется поиску улик, таких как ДНК и отпечатки пальцев, - говорил Россмо. - Мы склонны забывать, что для совершения преступления преступник и жертва должны были сойтись во времени и пространстве.»

Однажды, находясь в Японии, ему во время завтрака в ресторане пришла идея алгоритмического уравнения для вычисления места проживания преступника на основе географии совершенных серийных преступлений. Он начал вычислять это уравнение тут же на салфетке. Но понял, что ему придется изучить основы компьютерного программирования, если он хочет реализовать данный анализ преступлений на практике. По возвращении на родину Россмо начал свое обучение на курсах компьютерного программирования и через несколько месяцев после их окончания он уже вводил в программу информацию по известному ему делу о серийных поджогах. Результаты показали, что «формула Россмо», как ее назовут в дальнейшем, была верна.

В 1995 году Россмо стал первым в Канаде полицейским, защитившем докторскую диссертацию. Она, конечно, была посвящена разработанному им методу географического профилирования преступников.

Метод геопрофилирования основан на предположении, что преступник с наибольшей долей вероятности будет выбирать свои жертвы и совершать преступления вокруг места своего обитания. Каждый человек (и преступник в том числе), утверждает Ким Россмо, обычно имеет три условных базы: место работы, место отдыха и место проживания. На основе зоны активности, кроме баз, можно также вычислить и якорь — главную географическую точку в жизни любого человека. Чаще всего — место жительства.

Область поисков сужается благодаря двум общим особенностям: большинство нападений случается довольно близко к дому преступника, но за пределами т.н. «буферной зоны», которая помогает нарушителю общественного спокойствия оставаться не замеченным соседями.

Площадь района преступной активности может быть различной и составлять чаще всего несколько километров в радиусе. Чем дальше от «якоря» тем меньше вероятность совершения там преступления. Эту особенность Россмо назвал «затуханием расстояния». Однако преступник также с меньшей вероятностью совершает преступления совсем рядом со своим «якорем», отчасти для того, чтобы защитить свою анонимность, в районе, называемом «буферной зоной». Баланс между этими двумя тенденциями диктует, где его преступная активность наиболее вероятна.

Конечно же, бывают и исключения. Около 2% преступников никогда не создают себе базы и пребывают в постоянном движении. Большинство же преступников, даже если они мигрируют из города в город, создают себе хотя бы временные базы, которые можно вычислить с помощью компьютерной программы.

Совместно со специалистами научно-исследовательской фирмы по криминологии окружающей среды ECRI он разработал компьютерную программу «Ригель» (Rigel), которая позволяет при расследовании серийных преступлений построить вероятностную карту, с указанием предполагаемого местообитания преступника.

Суть процесса геопрофилирования заключается в следующем.

Вначале собираются все сведения, позволяющие связать воедино разные преступления. Потом на карту компьютера наносятся все географические и временные данные, известные полиции: место встречи с жертвой, место совершения преступления, место нахождения тела или оставления жертвы, направления перемещений жертвы и преступника по каждому преступлению. Эти данные позволяют очертить район «деятельности» еще не найденного преступника. Постепенно круг поисков сужается и позволяет определить «базу деятельности» преступника с радиусом в несколько десятков метров.

Аналитик систематизирует информацию, принимает решение о ее значимости, затем вводит эти данные в систему "Ригель". Система имеет широкие возможности по установлению точных координат месторасположения преступления, как в городских густонаселенных, так и в сельских малонаселенных районах. После введения необходимой информации в систему специалист по профилированию создает криминальный сценарий серийного преступления на основе анализа вероятности отнесения каждого отдельного случая к серии.

Скриншоты программы "Ригель" с образцами географического профиля. Красные пики показывают самое вероятностное место проживания преступника.

На основании данных, введенных специалистом по профилированию в систему, формируется модель географического криминального целеуказания, которая создает вероятностную поверхность на карте, где вероятность нахождения преступника обозначается различной степенью насыщенности цвета. Ярко-красный цвет указывает на район наибольшей вероятности. Отчет, полученный по итогам геопрофилирования, содержит в себе описание мест преступления, географический анализ, характеристику региона с предположительным местонахождением резиденции преступника, а также оптимальные стратегии расследования.

Использование метода геопрофилирования позволил Россмо создать свою собственную классификацию типов преступника.

В зависимости от стратегии поиска жертвы он выделил:

  • «охотника», выбирающего себе жертв в пределах знакомой местности, недалеко от места проживания;
  • «браконьера», предпочитающего осуществлять поиск жертв в удалении от дома, переезжая для этого на большие расстояния;
  • «рыбака на блесну», нападающего не на незнакомых жертв, а на женщин, с которыми он связан в своей обыденной жизни;
  • «ловца», заманивающего своих жертв в специально подготовленные места и создающего ситуации, позволяющие полностью контролировать потерпевших.

В зависимости от способа нападения на жертву Россмо выделяет следующие типы:

  • «насильник», нападающий на жертву практически сразу после встречи с ней;
  • «преследователь», следящий за жертвой, передвигающийся за ней и ожидающий удобного момента для нападения;
  • «находящийся в засаде», нападает на жертву только после того, как последняя окажется в зоне, находящейся под полным контролем преступника.

На широкое признание метода географического профилирование сыграло знаменитое дело о «насильнике с Южной Стороны» ("South Side Rapist"), к раскрытию которого был привлечен Россмо.

Осенью 1992 года в американском городе Сент-Луис, штат Миссури, была совершена серия преступлений на сексуальной почве. Национальный центр изучения насильственных преступлений составил психологический портрет неизвестного преступника, однако, задержать его так и не удалось.

В 1995 году, после трехлетнего перерыва, подобные преступления снова возобновились. Стало понятно, что требуется какой-то новый подход к поиску насильника.

Полицейский детектив, занимавшийся расследованием, решил попробовать использовать метод географического профилирования и с этой целью обратился за помощью к Россмо.

Вместе они еще раз осмотрели все 20 мест совершения преступлений. Изучив специфику мест совершения преступлений и нанеся их на карту, удалось более четко определить особенности личности и склонности преступника. Был составлен географический профиль, который определил место наиболее вероятного района поиска преступника. За этой областью установили наблюдение.

Осенью 1998 года «насильник с Южной Стороны» вновь совершил ряд сексуальных нападений, но розыск подозреваемого не приносил никаких результатов.

Но в конце октября 1998 года благодаря новому методу поиска удалось найти конец ниточки, приведшей к преступнику. Один из детективов обнаружил, что автомобиль, который ранее проходил по делу о попытке ограбления, был несколько раз замечен в зоне, определенной географическим профилем. Владельцем машины оказался некто Деннис Рэббит, его задержали и взяли образцы для анализа ДНК. Так как в то время анализ ДНК занимал пару недель, его отпустили. На следующий день подозреваемый скрылся из города в неизвестном направлении, а через две недели результаты ДНК подтвердили его причастность к преступлениям.

Через полгода Рэббит был схвачен в Нью-Мексико и ему предъявили обвинение в совершении 50 преступлений. Суд приговорил его к пяти пожизненным срокам лишения свободы.

Таким образом, географическое профилирование в совокупности с психологическим портретом стали решающими факторами, которые помогли распутать это сложное дело.  А сам метод был признан эффективным инструментом поиска преступников.

Ким Россмо

Этот и еще несколько подобных случаев удачного использования Россмо метода географического профилирования при раскрытии нашумевших и ужасных серийных преступлений в Канаде, США и Великобритании, привлекли внимание к нему полицейских специалистов из многих стран мира. Россмо организовал подготовку специалистов по геопрофилированию, которую прошло более 1000 человек из более чем 400 полицейских ведомств, включая Канадскую королевскую конную полицию, ФБР, Бюро по алкоголю, табаку, огнестрельному оружию и взрывчатым веществам, Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании, Народную полицию Китая. В результате этой деятельности, инновационные методы Россмо все чаще стали становиться частью уголовных расследований по всему миру.

Практическое применение метода географического профилирования позволило упростить обработку информационного потока, с которым сталкиваются правоохранительные органы при расследовании серийных преступлений, а также оптимизировать тактику поиска преступника. Например, сузить круг подозреваемых за счет сопоставления перечня подозреваемых и лиц, находящихся в высокопрофильной зоне; организовать в данной зоне интенсивное патрулирование в часы наиболее вероятного совершения преступления; активизировать на указанной территории системы общественного информирования и т.п.

Конечно, этот метод имеет и свои ограничения. Россмо считает, что геопрофилирование эффективно лишь в 2/3 случаев серийных преступлений. Невозможно построить профиль «кочующего» типа серийного убийцы, постоянно меняющего место жительства. Данный метод также малоэффективен при небольшом объеме географической информации: в случаях малоэпизодных серий либо локальных преступлений, происходящих на ограниченной территории.

Киму Россмо принадлежит еще одна весьма интересная идея. Он придумал как привлечь внимание обычных полицейских к своему методу, да и к другим новшествам полицейской науки. Россмо совершено правильно предполагал, что простые полицейские редко читают научные и специализированные полицейские журналы, в которых освещаются различные открытия в области криминалистики и криминальной психологии. Безусловно, что полицейский после работы, чтобы расслабиться дома, скорее возьмет в руки что-то легкое, наподобие газеты или детективного романа, чем специализированный журнал. И Россмо придумал, как использовать это обстоятельство для популяризации своего метода.

Он начал сотрудничать с автором детективных романов Майклом Слейдом (литературный псевдоним канадского писателя Джея Кларка, адвоката, который участвовал в рассмотрении более чем сотни уголовных делах и специализирующегося на серийных преступлениях) и предложил ему помощь в описании своих методов. Его идея заключалась в следующем. Научная монография Кима Россмо «Географическое профилирование» вышла тиражом всего в 1000 экземпляров. Да и не у многих читателей хватило сил и терпения полностью с ней познакомиться и разобраться в сложных аспектах геопрофилирования. А вот детективы Майкла Слейда выходят тиражами в сотни тысяч экземпляров. Следовательно, эту книгу читают намного больше людей, в том числе и полицейских, которые очень любят детективные истории.

Обложка книги "Опаленные кости"

И Россмо помог детективному автору, который хотел, чтобы в его новой книге о серийном поджигателе была правильно представлена методика географического профилирования, а инспектор увидел в этом возможность проинформировать своих же сослуживцев о новшествах в методах расследования преступлений. В результате книга выглядела более правдоподобно, и больше людей узнало о новом методе. Детективный роман Слэйда «Опаленные кости» уже распродан тиражом более 700 000 экземпляров, переведен на несколько языков. Это повысило интерес к географическому профилированию и у полицейских, и у публики. А сотрудничество Слейда и Россмо в этом направлении продолжилось.

Сегодня географическое профилирование используется в раскрытии многих преступлений, совершаемых в различных странах мира. Оно перестало ограничиваться только лишь серийными убийствами и изнасилованиями. Теперь в число профилируемых с помощью этого метода преступлений вошли и терроризм, шантаж, беловоротничковая преступность.

Интересно, что полицейские на местах гораздо с большей охотой используют географическое профилирование, чем психологическое. Это, по их мнению, связано с тем, что геопрофилирование позволяет быстрее найти преступника и правильнее распределить ресурсы. 



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ