Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Сергей Асямов
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ПРОФАЙЛИНГ:
ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ

Ташкент, 2021.

 

Часть первая. ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ?

ПРОФАЙЛЕРЫ

Кто же занимается криминалистическим профайлингом? Да уж, конечно, не «специалисты» с улицы, эти псевдопрофайлеры, которые просто по факту, да и по закону, не могут быть участниками процесса расследования преступления.

Этим занимаются сотрудники специальных подразделений криминалистического профилирования правоохранительных органов. В разных странах эти подразделения имеют различные наименования и отличительные функции.

В США, где было создано первое в мире подобное подразделение, – это отделы поведенческого анализа (в настоящее время их пять) Национального центра анализа насильственных преступлений ФБР, в Австрии – Криминально-психологическая служба Федерального ведомства криминальной полиции, в Германии – Отдел анализа преступлений Федерального ведомства криминальной полиции и соответствующие отделы криминальной полиции земель, в Великобритании – Отдел криминалистического анализа Национального агентства совершенствования полицейской деятельности, в ЮАР – Отдел следственной психологии Департамента полиции, в России – Научно-исследовательский отдел №1 НИЦ № 5 Всероссийского научно-исследовательского института МВД. Подобные подразделения есть и во многих других странах.

Рекламный постер одного из многочисленных сериалов о профайлерах - "Мыслить как преступник"

Кто может стать криминальным профайлером? К ним предъявляются достаточно высокие требования. Чтобы стать сотрудником подобного подразделения необходимо, во-первых, иметь достаточно большой опыт практической деятельности по расследованию преступлений (например, в ФБР это требование 7-10 летнего практического опыта расследований преступлений в полиции или ФБР) и, во-вторых, иметь ученую степень в области поведенческих наук, таких как, психология, криминология, социология, конфликтология. Ну и, конечно, работа в этих подразделениях требует дополнительной специальной профессиональной подготовки. Так, в ФБР это обучение включает изучение 500-часовой учебной программы по практике использования криминалистического профайлинга, которое включает как лекционные занятия, так и практику работы во всех пяти отделах поведенческого анализа ФБР, чтобы получить широкий опыт работы во всех подразделениях, занимающихся криминалистическим профилированием. Этот процесс обучения длится до двух лет. Так что, чтением «пятисотрублевой» книжки тут не обойтись.

Ну и необходимо понимать, что специалисты-профайлера не ведут расследования преступления и не занимаются непосредственным розыском преступника. Этим занимаются следователи и оперативники на местах.

Профайлеры же стараются им помочь, направляя расследование в нужную сторону и предлагая активные меры, способные выявить преступника. Их задача – собрать факты, проанализировать их, сопоставить с имеющимися базами данных и представить практическим сотрудникам, непосредственно ведущим расследование, поисковый психологический портрет (профиль) предполагаемого преступника, который те используют, наряду с другими средствами и способами, для раскрытия преступления, нахождения и изобличения преступника.

А когда полицейские сотрудники на местах задерживают преступника, то профайлеры вырабатывают основные подходы и приемы, которые в ходе уголовного процесса позволяют правоохранителям в полной мере раскрыть истинную личность подсудимого.

Профайлеры имеют такую возможность благодаря исследовательской работе и накопленному специальному опыту. Ведь если, какое-нибудь полицейское подразделение впервые сталкивается с серийным убийством, то сотрудники подразделений криминалистического профайлинга занимались анализом сотен, если не больше, подобных преступлений.

Особенности и сложность разработки психологического профиля преступника приводят к тому, что криминалистическое профилирование нередко считается скорее искусством, чем наукой,[1] поскольку его эффективность во многом зависит от таланта, креативности, интуиции, опыта, а, порой, и здравого смысла лица его формирующего.

Напряженный, изматывающий труд, огромный груз ответственности за результаты своей работы, постоянное общение с худшими представителями нашего общества, негативные эмоциональные состояния, связанные с необходимостью постоянно воспринимать ужасы преступной картины на месте преступления, людское горе – все это ложится тяжелым грузом на плечи полицейских профайлеров и требует наличия у них специальных профессионально значимых качеств личности. К ним следует отнести психологическую устойчивость, выдержанность, умение управлять своими психическими состояниями.

Долгие годы борьбы с самыми страшными чудовищами в человеческом обличии не проходят бесследно для профайлеров.

Говард Тетен, крестный отец криминалистического профайлинга, с котором нам еще предстоит познакомиться поближе, говорил, что он испытывал то, что Фрейд называл изоляцией аффекта. «Годы профилирования взяли свое, – писал Тетен в интервью для книги «В умах безумцев». – У меня мало друзей, и еще меньше людей, которым я действительно доверяю. Знание того, что люди действительно способны делать друг с другом, дает вам понять, что вежливость – это роскошь, от которой можно отказаться по своему желанию. Это знание лишает вас ваших чувств и заставляет опасаться других людей». И он был не одинок в этом. Легенда профайлинга – Джон Дуглас, в своей книге «Охотники за разумом» также писал об эмоциональном отстранении, которое он испытывал даже общаясь со своими маленькими дочерями.

Годы напряженного труда и психоэмоционального напряжения, не прошли бесследно для знаменитого профайлера из ЮАР Микки Писториус, у которой из-за этого развилось посттравматическое стрессовое расстройство.

Ну и необходимо отметить, что «профайлер» – это довольно общее неофициальное название специалистов, которые занимаются криминалистическим профилированием. В полицейских подразделениях, даже в ФБР, где профайлинг и зародился, нет штатных должностей под названием «профайлер». В зависимости от страны и соответствующего подразделения, это могут быть специальные агенты (как в ФБР), эксперты-криминалисты, психологи-криминалисты, психологи, криминалисты, аналитики и т.п. Ну это примерно такой же случай, когда мы сотрудников уголовного розыска называем «сыщиками».



[1] Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПб.: Питер, 2004. C. 375.

 



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ