Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел III. КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 7. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА


§ 3. Психология отдельных категорий преступников


При изучении отдельных категорий преступников существенное значение отводится насильственному типу преступника (хулиган, насильник, убийца). В литературных источниках предпринимались попытки установить наиболее общие черты насильственных преступников: 1) эгоизм, нередко переходящий в эгоцентризм, при котором все поведение лица подчиняется лишь его интересам, желаниям и влечениям; примитивно-анархическая позиция: «что хочу, то и делаю»; 2) тесно связанное с эгоизмом (а нередко и прямо им определяемое) пренебрежение к интересам и мнению отдельных членов общества, в том числе даже самых близких этому человеку людей; 3) отсутствие способности, а часто и желания поставить себя на место потерпевшего; отсюда — отсутствие чувства сострадания к потерпевшему, большая или меньшая жестокость; 4) преимущественно аффективный характер поведения, при котором возникающие у лица желания, потребности и побуждения сразу же реализуются, в том числе и преступным путем[1]. Некоторые ученые (М. И. Еннкеев) к основным характерным чертам насильственного типа преступника относят: дефектность социальной идентификации, эмоциональную тупость, импульсивную агрессивность.

Совершение насильственных преступлений связано с агрессией. В психологии агрессия рассматривается как поведение или действие, направленное на нанесение физического или психического вреда или на уничтожение другого человека. Готовность отдельной личности к агрессии проявляется как негативная черта — агрессивность.

Необходимо отметить, что термин агрессия означает нападение. Агрессивные преступления носят злобный, деструктивный характер и преследуют цель причинить потерпевшему вред. В основе уголовной агрессии — вражда и жажда разрушения. Она посягает на важнейшие людские блага — жизнь, здоровье, честь, достоинство, права человека. Агрессия направляется на причинение человеку страданий и препятствует осуществлению его намерений.

Объектами агрессивных действий бывают также вещи и природа — среда обитания людей[2].

Насильственный тип преступника связан с тем, что разрешение конфликта предопределяется наличием агрессивности личности, обусловленной такими качествами индивида, как социальная отчужденность, пониженная толерантность, озлобленность, эгоцентризм и др. Для насильственных преступников характерен низкий уровень общей культуры и образованности.

Различают случайных преступников и устойчивый («злостный») тип насильственного преступника. Для злостного типа характерна агрессивная направленность личности, стремление разрешить конфликт с помощью физической силы, проявляющаяся жестокость.

Особый тип насильственного преступника — убийца. Существуют различные типы убийц: «случайные» убийцы, сексуальные убийцы, убийцы-хулиганы, убийцы-террористы, убийцы-наемники (киллеры) и др.

Лишение жизни другого человека имеет серьезные психологические последствия для лица его совершившего. «Не убий» гласит шестая заповедь Закона Божьего. И это связано не только с защитой жизни человека, но и теми страданиями (определенными психическими состояниями), в которых пребывает лицо, совершившее убийство. Совершение убийств предполагает деформацию всей структуры личности.

Специфика сексуальных убийств состоит в необходимости учета сексопатологических данных. Так, насилие серийных сексуальных садистов детерминировано психолого-психиатрическими закономерностями (такой садизм избирается как аномальная форма разрешения разнообразных индивидуально значимых интра- и интерперсональных конфликтов и преодоления хронических фрустраций, повышения самооценки, подтверждения своей маскулинности)[3]. Данную категорию убийств (сексуальных) совершают мужчины. Явления садизма у женщин встречаются крайне редко, а садистские убийства и некрофилия не встречаются. Возрастной состав преступников представлен следующим образом: несовершеннолетние — 9%, от 18 до 30 лет — 56%, от 30 до 50 лет — 30%, старше 50 лет — 5%. Картина сексуальных убийств поражает своей внешней противоестественностью, «психической ненормальностью», патологичностью. Здесь можно выделить «маскирующегося» и «внезапного» преступника, «душителя» (совершающего убийство путем удушения или удавления) и «потрошителя» (совершающего убийство путем нанесения колото-режущих ранений)[4].

Социально-психологическая характеристика сексуального убийцы (маньяка) Н. Джумагалиева: «Полоса неудач и скитаний. В перерыве — армия, служил в десанте, на втором году запил, часто «до полного забытья». Долгое время во взаимоотношениях с женщинами был сдержан, застенчив, с 1974 по 1977 год разъезжал по стране, вовсе не общался с женщинами. В это время, где-то в возрасте 23 лет, стали непроизвольно возникать зрительные представления отдельных расчлененных частей обнаженного женского тела и внутренних органов, при этом испытывал половое возбуждение. Вернувшись домой, «загулял» и даже «познакомился» с венерическими болезнями. Обычная близость с женщиной уже не устраивала. В конце 1978 г. стал разрабатывать план, как «добыть женщину, раздеть ее и изучить строение внутренних органов», якобы решив, что можно стать пророком, напившись крови, и уменьшить половое влечение, наевшись мяса...» 6 января 1979 г. Джумагалиев убил А. В протоколе осмотра места происшествия читаем: «... на свалке Карилинского суконного комбината обнаружены части человеческого тела женского пола, две ноги, в 15 м от них сапоги, распоротые острым предметом до голени. Под кучей камней, земли и проволоки обнаружены грудная клетка, руки ... обе груди вырезаны. Осмотром ног установлено, что надрезы начинаются на 15 см выше пятки, идут далее до сустава, т. е. икры отсутствуют. Голова отпилена на уровне первого шейного позвонка...» После этого убийства потянулись нескончаемой чередой: 21 апреля, 21 июня (двойное убийство матери и дочери), 27 июня...[5]

Следующий пример, личность Г. Михасевича, который родился в 1947 г. Первое убийство совершил в 1971 г. и с каждым годом убивал все больше и больше (жертвами были только женщины). Всего в 1971-1984 гг. он убил 36 женщин, причем в 1984 г. — 12 человек. Михасевич совершал убийства, как правило, возле дорог; все его жертвы были задушены одним способом — резко стянутой косынкой, шарфом или лучком травы. Место убийств тоже было определенным — в районе между Витебском и Полоцком, поэтому дело Михасевича и назвали витебским. Внешне Михасевич вел вполне благопристойную жизнь: работал заведующим ремонтными мастерскими, имел семью, жену и двоих детей, и даже был... дружинником, нештатным помощником милиции... Когда кольцо следствия стало приближаться к месту проживания Михасевича, он заволновался, написал измененным почерком анонимное письмо в областную газету, где утверждалось, что женщин убивают местные мужчины, мстя своим возлюбленным за неверность... Для вящей убедительности после отправки письма поехал в Витебск, убил еще одну женщину и возле тела оставил записку, подписанную «патриоты Витебска»[6].

В специальной литературе отмечается, что для серийных сексуальных преступлений характерно садистское оформление эпизодов — демонстрация, в первую очередь самому себе, своего господства над жертвой — ее личностью, телом, нередко — возможность распоряжаться ее вещами, жизнью, здоровьем, половой независимостью и неприкосновенностью, жестокое ее подавление и подчинение, истязание, пытки, мучительное причинение повреждений, издевательства, глумление, унижения[7].

В настоящее время серьезную социальную опасность представляют заказные убийства. Психология заказного убийства характеризуется сложной цепью взаимодействий: заказчик — исполнитель, или заказчик — посредник — исполнитель, или заказчик — несколько посредников — исполнитель. Существуют различные типы исполнителей заказного убийства (киллеров). Они могут быть подразделены на исполнителей-дилетантов и исполнителей-профессионалов. Наемные убийцы-профессионалы в свою очередь подразделяются на убийц-одиночек, выполняющих заказы от случая к случаю, и убийц, находящихся на постоянном содержании той или иной преступной группировки. Они совершают убийство группой в два — три человека.

Психологические особенности имеет личность исполнителя заказного убийства, для которой основной мотив деятельности не только корысть, но и достижение профессионального результата. Профессиональных исполнителей заказных убийств предлагалось условно обозначить как (Д. Д. Донской): 1) «социопатических», к которым относятся лица с явными дефектами психической деятельности, в пограничных состояниях; 2) «категория инфернального опыта» — ветераны боевых действий, бывшие осужденные лица с низким социальным статусом.

Убийца-профессионал — идет на дело, если чувствует 99%-ую гарантию собственной безопасности. Он обладает достаточно высокими навыками в «искусстве» убивать людей, использует самую современную технику слежения и радиосвязи, проводит мероприятия по подготовке убийства. Никто и никогда не должен заподозрить в нем ликвидатора. Он должен быть неярким, незаметным, растворяющимся в толпе. Так, А. Солоник «был в 1995 г., пожалуй, самым разыскиваемым преступником в России. Он уже дважды бежал из тюрем, где отбывал сроки за убийство 6 главарей российских мафиозных группировок и 4 милиционеров, которые пытались его арестовать. После сделанной в Аргентине пластической операции он приехал в Афины и поселился в районе Миниди как грек под именем В. Кесов...»[8]

Социально-психологическая характеристика А. Солоника: «Он родился в 1960 г. в провинциальном Кургане, Увлекался спортом, преуспел в классической борьбе, был честолюбив, как и все мужчины небольшого роста (его рост — 165 см), мог сцепиться с любым, кто его задел или обидел. После окончания средней школы пошел в армию. Службу проходил в Германии, где в спортивных соревнованиях занимал призовые места и пользовался авторитетом у солдат и офицеров. Уйдя на дембель с отличной характеристикой, Солоник возвратился в родной Курган и был зачислен в милицию сотрудником патрульно-постовой службы. Женился, родилась дочь, затем развелся. Второй брак, рождение сына, поступление в Горьковскую высшую школу МВД СССР. С этого момента начинаются не укладывающиеся в стандартную схему события... Отчисление из милицейской школы, уход из милиции. Позже устраивается на кладбище копать могилы и происходит неожиданный арест...»[9]

Сегодня преступники предпринимают попытки к изменению типичного образа «киллер». В последнее время в совершении заказных убийств наметились новые тенденции: к таким убийствам стали привлекать женщин. В частности, в Киеве была задержана Л., которой 22 года, киевлянка, проживала с сожителем. За ней два неудавшихся покушения на убийства (от заказчика получила за первое преступление — 2000 долларов, за второе — 450 долларов)[10].

Спецификой отличается личность хулигана. Существуют различные версии происхождения одного из самых распространенных в мире обозначений нарушения общественного порядка (хулиганства). Обычно его связывают с фамилией одной ирландской семьи, проживавшей в Лондоне в конце XVIII в. и отличавшейся особым буйством... Но корни явления, обозначенного им, — в глубине веков, в агрессивной природе человека[11].

Хулиган стремится продемонстрировать власть с помощью наслаждения безнаказанностью, проявления самоутверждения. В процессе хулиганства имеет место явное несоответствие повода и реакции на него. Почти все проявления хулиганства совершаются в состоянии алкогольного опьянения или наркотического возбуждения. Среди уличных дебоширов преобладают молодые люди, действующие, как правило, группами[12]. Действия хулигана часто сопровождаются разрушением или уничтожением имущественных ценностей. Речь идет о вандализме — бессмысленно жестоком разрушении исторических памятников, культурных ценностей, здании, сооружений, имущества. По своей психологической сущности вандализм агрессивен.

Широкий круг лиц включает корыстный тип преступника: воры, расхитители, мошенники и др. Вор — преступник, занимающийся кражами. Именно с ворами связано возникновение преступных традиций, воровских «законов» и правил поведения в криминальном мире. Различают воров: «домушников», «форточников», «карманников» и т. п. У воров нарушается система нравственной ориентации, появляются отрицательные качества личности; жадность, стремление к наживе, нечестность и др. От воровства необходимо отличать клептоманию — импульсивно возникающее стремление (непреодолимое) совершить изъятие тек или иных вещей без корыстной цели.

К корыстному типу личности преступников относятся мошенники. Процесс экономических преобразований, развитие рыночных отношений связаны с проникновением мошенничества во все сферы общества. С точки зрения психологии большинство мошенников обладают сильным даром воображения, суггестивным воздействием и умением убеждать. К личным качествам и свойствам мошенника относятся его хитрость, лживость, умение расположить к себе окружающих, знание способов подделки документов. По своему внешнему виду — это обычно солидные люди, умеющие себя подать, обладающие определенными познаниями в области психологии. Они обладают достаточно хорошей наблюдательностью и быстрой реакцией на изменяющуюся обстановку. Мошенники используют возможности перевоплощения, устанавливают контакт с людьми различных типов, избирают соответствующую манеру поведения. Мошенник и могут быть подразделены на определенные группы; 1) «новые» мошенники, использующие механизмы рыночных отношений, возможности кредитно-банковских операций, фиктивных фирм, страховой, инвестиционной и доверительной деятельности; 2) мошенники-гастролеры, постоянно разъезжающие и немедленно скрывающиеся с мест совершения преступных деяний; 3) мошенники-игроки, использующие азартные игры (карточные шулеры, «каталы», «червонные валеты» и др.); 4) мошенники, не имеющие постоянного места работы или жительства, неоднократно судимые за мошенничество и другие преступления; 5) мошенники, совершающие преступления впервые, по легкомыслию, под влиянием других лиц или ситуации; б) мошенники-одиночки и мошенники, совершающие преступление группой, в том числе и с распределением ролей.

Мошенники могут завладеть имуществом с помощью внушающего или иных видов воздействия. Так, в период с 2001 по июль 2002 г. руководители и члены общественного благотворительного фонда «Д.» путем мошеннических действий завладели денежными средствами граждан. Допрошенные по настоящему уголовному делу лица, признанные потерпевшими, показали, что в ходе проведения собраний по приему новых участников в общественный благотворительный фонд «Д.» на лиц, претендующих на вступление в члены фонда, оказывалось воздействие с целью принуждения последних внести вступительный взнос в фонд в сумме 2300 долларов США. А именно: громкая музыка в помещении, в котором проводилось собрание; постоянные овации присутствующих в собрании; выкрики, свист и громкие речи из зала участвующих в собрании и менеджеров; большое количество лиц, находящихся в помещении; длительное время продолжения собрания (от 6 до 8 часов) и т.



[1] Более подробно см.: Личность преступника: Монография. — М.: Юрид. лит., 1971. — С. 183-184.

[2] Зелинский А.Ф. Криминальная психология: Научно-практ. издание. — К.: Юринком Интер, 1999. — С. 170-171.

[3] Бухановская О.А. Серийные сексуальные садисты: подходы к лечению и его принципы // Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии. — Матер. 3-ей междунар. науч. конф. — Ро- стоа-на-Дону: Феникс, 2001. — С. 76-80.

[4] Фомина А.С. Расследование убийств, совершаемых по сексуальным мотивам // Расследование преступлений против личности: Учеб, пособие / Под ред. О.Я. Баева. — Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1998. — С. 71-74.

[5]    Раззаков Ф.И. Бандиты времен социализма. (Хроника российской преступности 1917-1991 гг.). — М.: ЭКСМО, 1996. — С. 510-511.

[6]   Белоусов В. Кто убил Влада Листьева?: Факты, версии, аргументы. — Минск: Современ. лит., 1995. — С. 399—400.

[7] Бухановский А.О.. Гайков В.Т., Байбаков Ю.Г. Серийные сексуальные преступления: психолого-психиатрические сопоставления // Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии. Матер. 3-ей междунар. науч. конф. — Ростов-на- Дону: Феникс, 2001. — С. 94.

[8] Малинов Ю. Наемный убийца или Робин Гуд? // «МН». — №21. — 25 мая — 1 июня 1997. — С. 23.

[9] Модестов Н. Москва бандитская. Документальная хроника криминального беспредела 80—90-х годов. — М.: Центрополи- граф, 1996. — С. 344-345.

[10] Корчинский А. «Леди-киллер» стреляет неважно, но часто // Киевские ведомости. — 19 сентября 1997. — С. 21.

[11] Зелинский А.Ф. Криминальная психология: Научно-практ. изд. К.: Юринком Интер, 1999. — С. 186.

[12] Более подробно см.: Зелинский А.Ф. Указ. соч. — С. 188-189.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ