Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел IV. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава 8. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


§ 1. Особые условия процессуальной деятельности


Психологии принадлежит значительное место в организации всех видов человеческой деятельности. Закономерности психики индивида во многом определяют не только его способность участвовать в общественном труде» выполняя при этом самые различные функции в зависимости от должностных или личных устремлений, но и возможность осуществлять свою работу в соответствии с избранной профессией. Современные исследования профессиональных качеств и характеристик той или иной области деятельности человека позволили обнаружить комплекс психологических показателей, что дает возможность изучать и отпочковывать в самостоятельные отрасли знания такие науки, как инженерная, военная, космическая, медицинская психология, психология труда, искусства, спорта и др.

Исследуя закономерности психической деятельности человека в связи с его профессиональной принадлежностью (в силу необходимости или по призванию), мы выясняем ее особенности, которые способствуют, с одной стороны, познанию организационных основ выполняемых индивидом профессиональных функций, а с другой — совершенствованию организации этой деятельности.

В данном отношении значительный интерес представляет такая отрасль общественной деятельности человека, как процессуальная, следственная, судебная деятельность. Следственная работа с точки зрения ее психологических показателей является наименее изученной областью профессиональной деятельности человека, что во многом не способствует решению проблем ее научной организации. К числу последних наряду с профессиональной подготовкой и профессиональным отбором лиц, которые могут работать в этой отрасли, относятся проблемы, связанные с созданием психологически совместимых коллективов следователей и судей, обладающих такими качествами, как быстрая ориентация в решении мыслительных задач, необходимая оперативность в реализации намеченных планов, способность преодолевать возможную профессиональную деформацию и др.

Названные проблемы могут решаться в двух взаимосвязанных направлениях: с одной стороны, в плане изучения психологических показателей следственной деятельности, с другой — с точки зрения эффективности внедрения положительных результатов этого изучения в практику следственной деятельности, обогащения последней рекомендациями, способствующими наиболее рациональной ее организации.

При исследовании психологических характеристик процессуальной деятельности необходимо учитывать ее специфику, определяемую познавательными целями данной деятельности. Процессуальная деятельность обладает особенностями, отличающими ее от тех видов деятельности, где познавательная цель отсутствует либо представлена в свернутом виде, подчиненном иным целям, Так, выполнение однотипных функций бухгалтером, счетоводом, продавцом, рабочими некоторых профессий не несет в себе цели познания. В деятельности названных лиц эта цель не может быть первоочередной в не составляет смысла их работы, поскольку вытекает из ее результатов.

Процессуальная же деятельность, по существу, является познанием, осуществляемым в частной области, и имеет свой предмет.

Деятельность следователя и судьи, связанная с расследованием преступления и рассмотрением уголовных, гражданских и других дел, подчинена установлению объективной истины, познанию конкретного. Это означает, что в психологическом плане такая деятельность является работой исследователя и протекает по законам познания вообще. Психология исследования в общем виде — это психология раскрытия тайны в конкретной области науки (археологии, физики, химии, биологии и т.п.). Но раскрытие тайны в области науки носит иной характер, чем раскрытие тайны при расследовании преступлений и выяснение истины при рассмотрении гражданских дел, поскольку социальный смысл таких тайн различен, различны и их последствия. Однако психологические состояния лица (исследователя) по многим характеристикам совпадают, так же, как и совпадают степень сложности решаемых им мыслительных задач, использование профессиональной интуиции, психической напряженности в стремлении к достижению цели.

Познавательный характер правоприменительной деятельности в психологическом отношении чрезвычайно сложен. Это объясняется главным образом тем, что эта деятельность требует не только решения многообразных мыслительных задач различного плана и трудности, но и такой ее организации, которая направлена на практическое осуществление решаемых задач. Поэтому здесь деятельность носит мыслительный характер, имеет целью построение криминалистических версий, причем составление следователем планов проведения отдельных процессуальных действий соединяется с практической организацией работы по реализации мысленных схем и решений. С точки зрения психологических состояний лица, выполняющего эти задачи, процессуальная деятельность является разноплановой и связана с необходимостью переключения усилия и настроенности на ее выполнение.

Этим и объясняется в отдельных случаях неспособность лица осуществлять названную деятельность ввиду ее сложного характера, соединяющего в себе исследование и оперативную организацию. Поэтому при профессиональной подготовке лиц, выполняющих правоохранительные функции, необходимо учитывать данный фактор, составляя программу их подготовки таким образом, чтобы она включала в себя элементы, позволяющие имитировать, моделировать правовую деятельность во всех ее проявлениях.

В число психологических характеристик процессуальной деятельности входят и иные традиционные характеристики, в частности, детальная правовая регламентация, тактический простор, наличие властных полномочий, дефицит времени, коммуникабельность, многообразие мыслительных задач, наличие отрицательных эмоций.

Правовая регламентация означает строгое регулирование процессуальной деятельности, возведенное в норму закона, а следовательно, обязательное для исполнения. С позиций психологической напряженности именно эта особенность процессуальной деятельности отличает ее от многочисленных видов человеческой деятельности, где выполнение работ определяется общими планами или инструкциями и создает широкую возможность для свободного осуществления личных представлений о наиболее эффективной организации труда. Правовая регламентация ограничивает свободу судебно-следственных работников, подчиняя их деятельность строго установленному нормами закона порядку. Это, однако, не означает, что они не свободны в своих волеизъявлениях, а также в выборе средств реализации своей деятельности, ее наиболее рациональной и эффективной организации. Такая свобода существует, она реальна и выражается в широком применении тактических приемов, нх комплексов, комбинаций. Вместе с тем свобода в избрании средств и методов расследования, судебного разбирательства и их организации осуществляется в рамках требований закона, подчинена его принципам и не может простираться далее оперирования уже сформулированными в законе требованиями и порядком деятельности.

Правовая регламентация не только как психологическая характеристика, но и как содержательная сторона деятельности тесно взаимосвязана с научной организацией труда (НОТ). Порядок деятельности, предусмотренный законом, является выражением ее наиболее оптимальной организации. Отдельные нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие такие акты, как возбуждение уголовного дела, принятие его к производству, привлечение лица в качестве обвиняемого, прекращение дела, выделение части материалов уголовного дела в отдельное производство, объединение дел в одном производстве и т.п., представляют собой нормы, содержащие организационное начало. Более того, некоторые нормы закона подробно регламентируют именно организационную сторону расследования и судебного разбирательства, производство отдельных процессуальных действий и в этом качестве выступают элементом собственно организации.

Обязательное соблюдение установленного законом порядка процессуальной деятельности в организационном плане вовсе не означает, что закон не может быть усовершенствован. Предложения по научной организации этой деятельности, исходящие из анализа и обобщения следственной и судебной практики, а также норм, ее регулирующих, направлены на совершенствование законодательства в целях наиболее эффективной организации процессуальной деятельности.

Научная организация следственной и судебной деятельности может осуществляться в рамках действующего законодательства. В этом отношении широкий простор для такой ее организации дает криминалистическая тактика, т.е. система методов и приемов, способствующая быстрому, полному и объективному установлению истины.

Правовая регламентация деятельности следователя, судьи и иных лиц, как психологическая характеристика, выражается и в том, что она мобилизующе воздействует на них, приучая неукоснительно выполнять требования закона, действовать в соответствии с ними.

Психологической характеристикой судебно-следственной деятельности является наличие властных полномочий. Обладание властью и возможность распоряжаться ею отличают служебные функции следователя и судьи от функций лиц, осуществляющих свою деятельность в иных областях. Властное полномочие означает обязательность распоряжений следователя и судьи для отдельных лиц и организаций.

Психологическое состояние лица, обладающего властью, определяется прежде всего высокой степенью ответственности, связанной с его полномочиями и их применением в каждом конкретном случае. Сам факт применения властного полномочия предполагает решение ряда мыслительных задач, позволяющих определить необходимость и разумность этого полномочия, его законную основу. Нередко решение подобных задач может иметь несколько вариантов и поэтому данный этап деятельности с психологической точки зрения характеризуется особой напряженностью.

Психологическое отношение лица к своему властному полномочию может быть различным. Разумное использование полномочия предполагает вынесение обоснованного и обдуманного решения по каждому факту его применения— На практике иногда наблюдаются две отрицательные, противоположные по смыслу тенденции. Одна из них заключается в чрезмерном распоряжении своими властными полномочиями, влекущем за собой злоупотребление служебным положением или находящемся на грани последнего. Такие распоряжения являются результатом непонимания границ ответственности за применение властного полномочия либо небрежного отношения к последствиям своего решения, продиктованного неправильным представлением об объеме своей власти и функций. Чаще всего они выражаются в необоснованном возбуждении уголовного дела либо его прекращении, заключении лица под стражу и др. Другая тенденция в распоряжении властными полномочиями состоит в нерешительности в отношении их применения, вызванной сомнениями по поводу возможности или целесообразности этих полномочий и чувством страха в связи с возможной ответственностью.

Наилучший выход из двух негативных случаев распоряжения властными полномочиями — принятие решений на основе всестороннего анализа следственных и судебных материалов и сложившейся ситуации при строгом соблюдении требований закона. Такое положение создает психологическую уверенность в правильности принимаемого решения, а значит, и целесообразности применения властного полномочия в каждом конкретном случае.

Наличие властных полномочий и процессуальная самостоятельность следователя и судьи — чрезвычайно важные предпосылки научной организации их работы. Так, связь процессуальной самостоятельности следователя и судьи с научной организацией их работы можно проследить на примере необходимости самоорганизации при выполнении определенных функций. Это, прежде всего, касается распределения и организации рабочего времени, а также порядка осуществления деятельности в смысле определения и избрания необходимых процессуальных действий и их последовательности. Властное полномочие должно быть обоснованным и разумным, иначе оно теряет всякий смысл либо приобретает искаженный характер, обусловленный отрицательными последствиями его неверного понимания субъектом, облеченным властью.

Дефицит времени выражается в строгом временном режиме не только общих сроков расследования и судебного разбирательства, но и сроков, связанных с процессуальными этапами движения уголовного дела. К психологическим характеристикам он может быть отнесен потому, что именно время, регулирующее ту или иную деятельность и определяющее для нее строгий режим, психологически влияет на человека, делая его труд более напряженным. В этом отношении труд следователя и судьи с учетом его интеллектуального характера является одним из видов человеческой деятельности, который строго ограничивается временными рамками. Психологическая напряженность сказывается и на решении лицом, облеченным властью, мыслительных задач, которое также подчинено предусмотренным в законе срокам и требует мобилизации усилий следователя и судьи с тем, чтобы эти задачи были решены эффективно и в кратчайшее время.

Дефицит времени в качестве Своих исходных предпосылок содержит три фактора, обладающих различной социальной, правовой и личностной структурой. Первый из них — мало поддающиеся заранее устанавливаемому учету количество и характер преступлений. Прогнозирование в этой области пока не позволяет координировать планы судебно-следственной деятельности с учетом его данных. Поэтому неравномерное число уголовных дел, находящихся у следователя и судьи, создает известные и труднорегулируемые основания для дефицита времени. Вторым фактором является правовая регламентация сроков следственной и судебной деятельности. Она ограничивает действия следователя и судьи, создавая тем самым условия для экономии процессуальных средств, рационального планирования расследования и судебного разбирательства. Однако положительные свойства дефицита, предопределенные сроками, обозначенными в уголовно-процессуальном законе, нередко усугубляются значительными перегрузками в работе правоохранительных органов. И, наконец, третьим фактором выступают личностные качества следователя и судьи, которые относятся к самоорганизации их деятельности, определяемой многими моментами, например, опытом работы, профессиональной подготовкой, состоянием здоровья и др.

Рассмотренные факторы, создающие дефицит времени, могут быть нивелированы или полностью утратить отрицательные свойства в том случае, если следователь и судья в организации своей работы учитывают их и, кроме того, планируют свою деятельность таким образом, чтобы можно было избежать негативных последствий дефицита времени.

Связь дефицита времени с рекомендациями по научной организации труда заключаете я в том, что последние предполагают такое совершенствование организации правоприменительной деятельности, когда дефицит времени мог быть устранен в той степени, которая мешает нормальному выполнению лицом, облеченным властью, необходимых функций.

В наследованиях затрат рабочего времени следователя, производимых в целях внедрения рекомендаций по научной организации Труда, определяется объем рабочего времени, фактически используемый для расследования преступления. В результате применения одного из методов изучения затрат рабочего времени — его «фотографирования» — установлены интересные данные, свидетельствующие о том, что около 60% следственной деятельности посвящаются выполнению чисто следственных функций, остальное время распределяется между работами, имеющими подготовительный, канцелярский, совещательный характер (Соя-Серко Л. А.). Несомненно, такие исследования позволяют конкретно направлять рекомендации по научной организации труда в сторону устранения непроизводительных затрат времени или сведения их к минимуму.

Дефицит времени, обусловленный приведенными факторами, в значительной мере зависит от производительных рациональных затрат и распределения времени при выполнении той или иной работы. Поэтому, определяя эффективность следственной деятельности, необходимо также учитывать такие данные, которые позволяют выделить из общего рабочего времени время, которое затрачивается нерационально. В частности, подобные исследования способствуют выработке рекомендаций по интенсификации деятельности канцелярии, необходимости обслуживания следователей и судей вспомогательным персоналом, закрепления за названными лицами оперативных машин и т.п.

Коммуникабельность — это способность лица к общению с широкой по диапазону социальной средой. Специфика коммуникабельности следователя, судьи, прокурора позволяет, по нашему мнению, включить ее в число психологических качеств, характеризующих их деятельность. Коммуникабельность этих лиц отличается от коммуникабельности иных лиц, выполняющих свои функции в самых разнообразных областях человеческой деятельности, прежде всего своей многосторонностью, исключительным характером.

Многосторонность в данном случае выражается в том, что следователь п судья общаются на самых разных уровнях с различными возрастными категориями людей, которые к тому же имеют различное процессуальное положение. Такое разнообразие с точки зрения общения чрезвычайно сложно, поскольку требует знания и психологии человека вообще, и психологических особенностей, определяемых возрастом и процессуальным положением субъекта (психология свидетеля, психология обвиняемого, психология потерпевшего и т.п.). Наряду с этим необходимы знания о собственном психологическом статусе (собственном характере, темпераменте, воле, подверженности эмоциональному влиянию и т.п.). Коммуникабельность вообще, как черта характера, как правило, может превратиться в профессиональную коммуникабельность, если индивид обладает этим свойством изначально. Если же коммуникабельность приобретается в процессе той или иной деятельности, она со временем может быть доведена до уровня профессиональной.

В основе коммуникабельности следователя и судьи, проявляемой вовне, в общении с лицами, попадающими в орбиту судопроизводства, лежит умение устанавливать с ними психологический контакт. Психологический контакт, как чувство взаимного расположения, вызываемое различными обстоятельствами (естественными и искусственно создаваемыми), обычно является началом деятельной коммуникабельности. Уровни контакта, как л его глубина и продолжительность, различны и зависят от личности, с которой такой контакт необходим, и от целей его установления. Так, контакт с обвиняемым существенно отличается от контакта со свидетелем, контакт с подозреваемым — от контакта с потерпевшим и т. п.

Коммуникабельность — черта, необходимая для организации производства отдельных процессуальных действий. Если при производстве такого следственного действия, как допрос, коммуникабельность выражается в установлении психологического контакта с допрашиваемым, то при осмотре места происшествия и обыске коммуникабельность проявляется в организационных свойствах следователя — умении организовать проведение этого действия так, чтобы его результаты были наиболее эффективны. Здесь коммуникабельность следователя направлена на организацию деятельности следственно-оперативных групп, проведение совместных мероприятий, определение целей и задач следственного действия. Коммуникабельность судьи носит более многосторонний характер, определяемый разнообразием выполняемых им функций.

Особенность коммуникабельности следователя и судьи заключается в том, что эта психологическая характеристика требует перевоплощения— Необходимость перевоплощения объясняется важностью установления психологического контакта со всеми лицами, участвующими в судопроизводстве.

Чтобы расположить к себе свидетеля или обвиняемого, потерпевшего или подсудимого, нужно знать черты его личности. Такое знание не всегда является результатом предварительного изучения данных о личности, его в общих чертах можно получить уже в процессе проведения того или иного процессуального действия. Изучение следователем или судьей данных о личности позволяет ему определить свое поведение в процессе выполняемых действий, а значит, и для возможного перевоплощения. Избираемая следователем либо судьей роль во время общения не является абстрактно надуманной, поскольку он исходит из анализа материалов, относящихся к личности, выступающей участником того или иного процессуального действия.

Перевоплощение в известной мере зависит от того эмоционального фона, на котором происходит общение. Слезы, отчаяние, раскаяние как выражение эмоционального состояния или, напротив, наглость, уверенность в своей правоте, заблуждение являются тем фоном, на котором следователь либо судья обычно начинает выбирать роль, необходимую для установления контакта с лицом, участвующим в судопроизводстве,

Установление психологического контакта преследует двоякую цель: с одной стороны, получение информации и создание для этого необходимых условий; с другой — возможность и необходимость выполнения воспитательных функций в отношении лиц, с которыми устанавливается контакт. Поэтому деятельность, связанная с установлением контакта, чрезвычайно сложна в психологическом отношении, поскольку предполагает одновременное выполнение многих функций (диагностика психологического статуса, избрание собственной роли и поведения, осуществление воспитательного воздействия, выполнение процессуальных обязанностей, оценка результатов своих действий).

Исключительный характер коммуникабельности заключается в том, что ее целью является не столько общение с людьми в процессе выполнения деятельности, сколько получение информации от заинтересованных лиц и организация их деятельности в соответствии с этой информацией— Если в иных областях человеческой деятельности коммуникабельность используют для наилучшей организации производственных процессов и отношений людей, то в судебно-следственной практике коммуникабельность нужна прежде всего для того, чтобы получить информацию от лиц, т.е. в целях осуществления эффективного познания. Таким образом, коммуникабельность, как психологическая характеристика, способствует претворению познавательной функции психологии в процессе расследования и судебного разбирательства.

В деятельности, связанной с расследованием преступлений и судебным разбирательством, возникает множество мыслительных задач, относящихся к различным направлениям работы следователя или судьи (обнаружение доказательств, формирование выводов, основанных на внутреннем убеждении, организация отдельных процессуальных действий и т.п.). Характер того или иного преступления, как и особенности рассматриваемого гражданского дела, определяют совокупность мыслительных задач и способы их решении. Большинство задач, возникающих в судебно-следственной деятельности, не может быть решено традиционными методами, здесь нужны творческий подход и поиск таких путей, которые являются наиболее эффективными и единственно возможными в проблемных ситуациях. Это связано с отсутствием достаточной информации, необходимостью постоянно оценивать меняющиеся ситуации, наличием противоречивых данных, которые, до определения их доказательственной ценности, нуждаются в тщательном анализе.

Несмотря на многочисленность и разнообразие мыслительных задач, представляется возможным выделить из них наиболее типичные, свойственные практически всем сторонам судебно-следственной деятельности.

  1. Задачи, связанные с обнаружением доказательственной информации. Их сущность — прогнозирование возможных источников информации обнаружение путей их получения. При решении таких задач важно установить причинное отношение обнаруженного к событию, рассмотрение которого составляет сущность расследования или судебного разбирательства.

  2. Задачи по выдвижению следственных и судебных версий как предположений, определяющих направление расследования и пути поиска истины в судебном разбирательстве. Такие задачи при расследовании преступления обладают значительной сложностью, обусловленной малым числом доказательств и необходимостью обосновывать выдвигаемые предположения. Выдвижение следственных и судебных версий — одна из форм моделирования, предполагающего построение мысленной или фрагментарно действительной структуры события, действия или явления, Построение идеально-мыслительной модели характеризуется различной степенью сложности, обусловленной обстоятельствами расследования или судебного разбирательства.

Если в процессе расследования построение версии основывается на различной информации, которая позволяет выдвинуть несколько предположений, подтверждаемых или опровергаемых в ходе проверки, то конструирование версий в процессе судебного разбирательства носит иной характер. Имеющиеся в распоряжении судьи доказательства в своей совокупности формируют версию, в ходе проверки которой могут возникнуть сомнения в ее правильности и доказанности. В этом случае выдвигаются новые версии, в свою очередь требующие проверки, в том числе путем расследования. Уровень информации, которой располагает следователь и судья, различен по объему и степени достоверности. Поэтому судебная версия в своем конструировании опирается на большой фактический материал, и его оценка позволяет судье выдвигать версию, обладающую большей степенью обоснованности. Именно данное обстоятельство делает конструирование судебных версий менее сложным, чем следственных. Однако в некоторых случаях судебные версии также характеризуются значительной сложностью, определяемой оценкой правильности ранее выдвинутых следственных версий и их опровержением, в результате чего может быть не только проведение дополнительного расследования или выполнение судебного поручения, но и прекращение дела, а также вынесение оправдательного приговора.

Таким образом, сложность решения мыслительных задач по выдвижению следственных и судебных версий зависит от комплекса обстоятельств, в частности, анализа доказательственной информации, ее оценки и проверки в процессе установления достоверности предположения.

  1. Задачи по оценке доказательственной информации. Многообразие мыслительных задач предполагает оценку доказательственной информации. Различные по своему характеру доказательства требуют сложной аналитической работы, относящейся к пониманию их сущности, отношения к делу, достоверности— Оценка доказательства играет важную роль в процессе расследования, тем более, что вся получаемая информация, оперирование ею составляют необходимую основу для установления истины по делу. Оценочная деятельность складывается из анализа оценки каждого доказательства (показаний свидетелей, подсудимых, вещественных доказательств, заключений экспертов и т.п.) и их совокупности, что позволяет в предпринятом синтезе найти наиболее правильное решение. Установление причинных связей, логика доказывания обеспечивают правильное решение мыслительных задач в судопроизводстве. Особенно сложна оценка тех доказательств, которые получены в результате решения так называемых проблемных задач, рассмотрение которых невозможно обычными формализованными путями, а требует творческого мышления. При этом важно преодолевать различного рода «барьеры» в существующих зависимостях и тенденциях в формировании того или иного доказательства.

  2. Задачи по принятию наиболее важных решений. Некоторые задачи, решаемые в процессе судопроизводства, являются наиболее значимыми по своему характеру, предопределяющему существование отдельных этапов судопроизводства. Это, прежде всего, задачи, связанные с возбуждением уголовного дела, привлечением лица в качестве обвиняемого, вынесением приговора или решения, внесением представлений и т.п.

Одной из психологических характеристик судебно-следственной деятельности является наличие отрицательных эмоций. Отрицательные эмоции в судебно-следственной деятельности обусловлены ее объектом, й именно тем, что работа следователя и судьи преимущественно связана с расследованием и предупреждением преступлений, судебным разбирательством уголовных и гражданских дел.

Преступные проявления вызывают резко негативную оценку общества. В свою очередь, аморальные, отвратительные действия лиц, совершивших преступления, сам характер преступного деяния, способ его совершения не могут не порождать отрицательных эмоций у следователя и судьи. Поэтому их деятельность, протекающая на фоне отрицательного эмоционального воздействия, с психологической стороны представляется чрезвычайно сложной. Отрицательные эмоции создают психологическую напряженность в работе следственных органов, которая может нивелироваться факторами, устраняющими или притупляющими эту напряженность. К ним можно отнести, прежде всего, уверенность в общественной полезности своей работы, а также собственное удовлетворение, вызванное каждым конкретным случаем расследования и раскрытия преступления и правильной оценки преступного деяния судом, как итога интеллектуальной и организационной деятельности. Каждый случай положительного разрешения конкретного проявления вызывает у следователя положительные эмоции, позволяющие ему оценивать свою деятельность как сложную, но чрезвычайно важную. Этими факторами и определяется возможность устранять отрицательные эмоции в процессе расследования.

Не последнее место в формировании удовлетворения от своего труда занимает деятельность, связанная с воспитательным воздействием на человека, совершившего преступление. Именно следователь, а впоследствии судья нередко являются теми лицами, перед которыми раскаиваются в совершенном преступлении, лицами, которые объясняют антиобщественный характер содеянного, взывая к гражданским чувствам преступника. Начало перевоспитания, обретение преступником человеческих моральных проявлений приносят следователю и судье огромное удовлетворение. Удовлетворение приносят также чувство справедливости, факт установления истины в том случае, если лицо, в отношении которого выдвигается обвинение, невиновно, и это доказано в процессе расследования либо судебного разбирательства.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ