Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Глава 14. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ


§ 3. Тактическая целесообразность и оценка результатов предъявления для опознания


Психологические закономерности, лежащие в основе процесса опознания, в значительной мере определяют тактику его производства. Первым таким обусловливающим моментом является производство допроса, предшествующего предъявлению для опознания. Тактическая необходимость его осуществления, получившая регламентацию в уголовно-процессуальном законе, объясняется, во-первых, важностью получения информации о запечатленном; во-вторых, необходимостью фиксации данных о воспринятом облике в целях гарантии правильности и объективности предстоящего опознания. Здесь психологический аспект выступает в двух направлениях, причем одно из них обеспечивает быстрое запечатление информации о воспринятом объекте, препятствующее ее утрате в результате естественных процессов, происходящих в памяти человека, а другое выполняет функции контроля за предстоящим опознанием и подбора идентификационного материала (сходных лиц), обеспечивающего возможность и достоверность опознания.

Психологическим моментом, предопределяющим тактику предъявления для опознания, является требование об определенном числе объектов (лиц), что создает оптимальные условия для опознания предъявляемого. Указанное в УПК Украины число лиц, среди которых помещается опознаваемое лицо, имеет психологическую подоплеку, вытекающую из экспериментальных данных о наилучшем сосредоточении внимания при переборе признаков в процессе сравнения объектов при производстве опознания, когда предъявляемых объектов насчитывается не более трех. Действительно, в случаях, когда число предъявляемых объектов превышает означенное, может возникнуть рассредоточение внимания, не позволяющее сконцентрироваться на определенном числе объектов. Значительное число сравниваемых объектов (значительный объем идентификационного материала) исключает быстроту сравнения, распределяет внимание в очень широком диапазоне, не способствующем четкому выполнению функции сравнения.

И, наконец, психология содержит еще один момент, обусловливающий тактику предъявления для опознания, — возможность оценить достоверность выводов. В этом плане представляет интерес оценка результатов опознания, производимая несколькими лицами — процессуальными фигурами: с одной стороны, самим опознающим — свидетелем, обвиняемым или потерпевшим, с другой — лицами, присутствующими при этом акте и организующими его, — следователем, судьей.

По своей психологической природе эти оценки не равнозначны. Так, оценка, осуществляемая субъектом опознания (свидетелем, потерпевшим), выражается в уверенности либо неуверенности в результатах произведенного сравнения, в категоричности либо вероятности собственных выводов о том, предъявлена ли ему личность, воспринятая ранее при тех или иных обстоятельствах. Эта уверенность (неуверенность) или категоричность (вероятность) определяется уровнем запечатления примет внешности и сохранения облика в памяти опознающего до момента предъявления для опознания. Собственная оценка имеет самый высокий уровень доказательственности тогда, когда лицо уверено в правильности опознания. Однако и такое опознание не застраховано от возможных ошибок, обусловленных субъективными и объективными факторами, влияющими на правильность и полноту восприятия и запоминания.

В теоретическом и практическом отношении важен вопрос о доказательственной ценности опознания, в основе которого лежит симультанное восприятие. Последнее формирует облик в сознании свидетеля, который очень сложно проконтролировать. Этому может помочь фоторобот, используемый на этапе, предшествующем розыску будущего предъявляемого субъекта. Вместе с тем следует отметить, что опознание, основанное на симультанном восприятии, по точности не уступает опознанию, в основе которого лежит сукцессивное восприятие. В психологическом отношении они равнозначны. Доказательственная же ценность, достоверность результатов опознания определяются их местом и соотносимостью с другими доказательствами по делу. В этом аспекте определенное значение имеет «встречное» опознание, когда предъявляемый может заявить о том, что он узнает либо может узнать лицо, которое явилось объектом посягательства.

Если оценка результатов опознания для потерпевшего и свидетеля носит характер непосредственного вывода, то оценки, производимые следователем и судьей, являются по существу опосредованными. Это объясняется тем, что в их оценке предшествующий материал (данные о приметах внешности), как и данные наблюдения самого акта опознания, носят фрагментарный характер и не содержат комплекса признаков, создающих твердую уверенность в произведенном опознании. Кроме того, следователь или судья непосредственно не воспринимали лицо либо иной объект в первом наблюдении, в силу чего их представления относительно этого момента опосредованы теми данными, которые содержатся в сообщении допрашиваемого о приметах внешности или признаках объекта.

Однако оценка результатов опознания, осуществляемая следователем (судьей), является более разносторонней. Этому в первую очередь способствует то, что следователь в процессе оценки результатов опознания сравнивает, сопоставляет их с другими данными по делу. Они могут подтверждать и тем самым делать более доказательственным акт опознания, а могут находиться в таком противоречии с иными материалами дела, что результаты опознания не будут иметь доказательственного значения. Это как бы внешняя сторона оценки результатов опознания. Наряду с ней имеется и другая, не менее важная, сторона — внутренняя. Ее сущность состоит в оценке самого процесса опознания, производимого субъектом идентификации — свидетелем, потерпевшим. Следователь и судья, наблюдая процесс опознания, оценивают совпадение сравниваемых примет внешности и признаков объекта и психическую реакцию субъекта, сопровождающую узнавание и внешне выражающуюся в уверенности избрания среди предъявленных лиц или предметов именно того, который наблюдался ранее. Неуверенность в собственных выводах, дли тельное сравнение предъявляемого также дают материал для оценки результатов опознания. Такие данные в процессуальном отношении могут быть зафиксированы как выводы типа «кажется, тот же самый», «точно не могу сказать, но похож» и т.п.

Разрешая вопрос о доказательственной ценности результатов опознания, следователь и судья основываются на своем внутреннем убеждении, вытекающем из всестороннего рассмотрения доказательств, имеющихся по делу.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ