Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел VI. ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава 18. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


§ 1. Психология личности судьи


В соответствии с Конституцией Украины правосудие осуществляют профессиональные судьи и, в определенных законом случаях, народные заседатели и присяжные (ст. 127). В этой же норме Основного закона государства, в связи с особым статусом судьи, определяется, что профессиональные судьи не могут принадлежать к политическим партиям и профсоюзам, принимать участие в какой бы то ни было политической деятельности, иметь представительский мандат, занимать какие-либо иные оплачиваемые должности, выполнять другую оплачиваемую работу, кроме научной, преподавательской и творческой.

Судья — должностное лицо соответствующего суда, носитель судебной власти. Это то лицо, которое уполномочено выносить судебные решения от имени государства[1]. С этим связано его подчинение только закону, влияние на него каким бы то ни было образом запрещается.

Профессия судьи наиболее сложная из юридических профессий. Это связано с необходимостью принятия важных и ответственных решений, определения судеб других людей, их виновности или невиновности в совершении преступлений. Поэтому судья должен обладать высокой ответственностью за свои поступки и действия.

Познавательная деятельность судьи опирается на уже собранные материалы (доказательства по уголовному делу) на досудебном следствии. Суд должен проверить предъявленные доказательства, их «взвесить» и вынести соответствующее решение. Речь идет о профессиональных качествах судьи, наличии соответствующего опыта, умении разобраться в жизненной ситуации. Именно с этим связан возрастной ценз судьи — не моложе двадцати пяти лет. Необходим также и стаж работы в области права не менее трех лет.

В процессе познания события судья конструирует мысленные модели, выдвигает судебные версии. Наличие обвинительного заключения в материалах уголовного дела не должно оказывать внушающего (суггестивного) воздействия на судью. Наряду с версией обвинения могут выдвигаться и контрверсии. В этом прослеживается и роль защиты в состязательном уголовном процессе. Л. Е. Владимиров указывал, что суд не аудитория, где читаются лекции, состоящие из обобщений разнообразного материала. Суд есть расследование индивидуального происшествия, и защитник должен все свои соображения извлекать из данного случая. Здесь не может быть речи о преступности вообще, а лишь о преступности того именно человека, который сидит на скамье подсудимых. Заключенный в пределах того преступления, которое судится и которое он изучает, защитник должен только из него черпать свои данные и доводы, основываясь только на клиническом изучения отдельного случая. Идет речь о виновности не класса, не группы, не профессии, не партии, а именно этого отдельного человека, против которого предъявлен обвинительный акт. Не следует смешивать двух трибуналов: научного и судебного. Первый не знает никаких сроков и условностей, второй, по самой своей задаче, связан сроками и условностями. Уголовное дело есть капля воды, в которой живет целый мир существ, большей частью невидимых для невооруженного глаза[2].

Судье в состязательном процессе (обвинение — защита) отводится регулирующая роль. Такая роль состоит в создании деловой обстановки судебного процесса, определении и регулировании общений, устранении резко конфликтных отношений, снижении чрезмерной эмоциональной возбужденности участников.

Деятельность судьи связана с рассмотрением различных по своему характеру дел (уголовных, гражданских, административных и т. п.). Отсутствие надлежащей специализации судей, высокая степень интеллектуальных и эмоциональных нагрузок, превышение нормативов рассмотрения дел приводит к возникновению отрицательных эмоций, к психологическим перегрузкам, а в конечном итоге, и к профессиональной деформации (использованию схематичности и шаблона в деятельности, негативном отношении к людям, упрощенчеству процедуры рассмотрения уголовных или гражданских дел и др.)[3].

Судья должен отличаться высокими нравственными параметрами, стремлением к справедливости. Необходим индивидуальный подход к каждому человеку, уважительное отношение к его личности. Правосудие затрагивает судьбы многих людей. Судить нужно справедливо, с учетом всех обстоятельств дела. Судья же должен быть объективным.

Познание в суде предполагает столкновение различных интересов, возникновение противоречивой интерпретации тех или иных фактов. В этой ситуации судья должен уметь вычленять главное, устранить искажения, отличить эмоции от существующих реальностей. Судье приходится взаимодействовать с широким кругом лиц, занимающих различное процессуальное положение, отношение к делу, отличающихся по своему интеллекту, возрасту, профессии, социальному положению, и др. Это взаимодействие должно быть строго процессуальным. Судья не должен выполнять несвойственные функции в оказании «правовой помощи населению». В этом плане справедливо звучат слова: «Суд справок не дает».

Судью отличает высокая культура его речи. С помощью речи судья осуществляет коммуникативную функцию, регулирует общения различных лиц, оказывает в допустимых формах психологическое воздействие. Речь судьи должна отличаться лаконичностью, четкостью формулировок, юридической грамотностью. В деятельности судьи важное значение имеет письменная речь, умение составлять процессуальные документы.

Профессиональная деятельность судьи предполагает строгий отбор лиц на эти должности, выработку своеобразных критериев соответствия. В психологической литературе предлагалась разработка профессиограммы судьи (необходимый набор качеств в зависимости от выполняемой деятельности). Применительно к деятельности судьи выделяют такие стороны (В. Л. Васильев): социальную (воспитывает значительное количество людей, высокая ответственность за свою деятельность, беспристрастность и др.); реконструктивную (общий и специальный интеллект, память, воображение, аналитическое мышление, интуиция судьи и т. и.); коммуникативную (чуткость, эмоциональная устойчивость, умение слушать и разговаривать и др.); организационную (воля, собранность, целеустремленность, настойчивость и др.); удостоверительную (общая и специальная культура письменной речи, навыки в составлении письменных документов и др.).



[1] И. Я. Фойницкий указывал, что «все судебные решения постановляются именем верховной государственной власти, по указу Его Императорского Величества. Это начало государственности суда имеет силу как для уголовного, так и для гражданского суда. В обоих случаях суд служит не частным интересам отдельных лиц, отдельных общественных кружков или отдельных ведомств, а общим государственным интересам правосудия (Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. — СПб: Аньфа, 1996. — Т. 1. — С. 8 (Отпечатано по третьему изданию, СПб, 1910).

[2] Владимиров Л.Е. Advocatus miles (Пособие для уголовной защиты) (Извлечение) // Судебное красноречие русских юристов прошлого. — М.: МГП «Фемида*, 1992. — С. 46.

[3] Влияние на личность судьи различных негативных факто­ров, чрезмерные эмоциональные нагрузки действительно спо­собствуют деформированию психологической структуры лично­сти. Вместе с тем недовольство решениями суда, в определенной степени озлобленность действиями судей, порождает остросати­рические характеристики их процессуальной фигуры. Так, пре­мьер-министр Италии Сильвио Берлускони продолжает удив­лять мир своими необычными высказываниями в адрес судей: «Только умственно неуравновешенные люди, люди с психиче­скими проблемами могут делать эту работу. Они это делают по­тому, что с антропологической точки зрения отличаются от остальных представителей человеческой расы» (Велик и могуч итальянский язык // Событие. — 2003. — 2-8 октября. — С. 5). А вот как описывает Виктор Гюго психологические состояния судей, вынесших смертный приговор: «Судьи сидели впереди с довольным видом - верно, радовались, что дело близится к кон­цу. На лице председателя, мягко освещенном отблеском оконного стекла, было мирное, доброе выражение; а молодой член суда, теребя свои брыжи, почти что весело болтал с хорошенькой дамой в розовой шляпке, по знакомству сидевшей позади него. Только присяжные были бледны и хмуры — надо полагать, уто­мились от бессонной ночи, некоторые зевали. Так не ведут себя люди, только что вынесшие смертный приговор; на лицах этих добродушных обывателей я читал только желание поспать» (В. Гюго. Собрание сочинений в 6 томах. - М.: Изд-во «Правда», 1988. —Том 1. — С. 89).



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ