Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел VI. ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава 18. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


§ 2. Психологические особенности судебного процесса


Основная и исключительная функция суда — разрешение дела по существу. Суд осуществляет правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, административных и некоторых иных категорий дел в установленном процессуальном порядке.

Психологические особенности процессуальной деятельности суда связаны со следующими обстоятельствами: 1) строгим порядком рассмотрения дел в суде (четкая правовая регламентация процедуры); 2) стадийностью осуществления деятельности (процесс проходит несколько точно определенных этапов); 3) активностью различных участников процесса (прокурора, защитника, гражданского истца, гражданского ответчика и др.); 4) внешними условиями, в которых осуществляется правосудие (зал судебного заседания, техническое оснащение процесса, наличие атрибутики и т. п.).

В юридической литературе под правосудием понимается особый вид государственной деятельности, заключающийся в рассмотрении и разрешении определенных категорий дел (различных социальных конфликтов). Функция суда состоит в том, чтобы разрешить конфликт, восстановить справедливость. Судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону. Подчинение закону означает соблюдение законодательных предписаний, выполнение деятельности в соответствии с процедурой, предусмотренной действующим законодательством. Осуществление судебного процесса предполагает возникновение процессуальных правоотношений.

Деятельность участников судопроизводства детально регламентируется законом, который устанавливает определенную процессуальную форму (структуру судебного процесса, его стадий, порядка проведения процессуальных действий). Процессуальная форма выступает гарантией защиты прав и законных интересов личности.

Судебная деятельность характеризуется определенной последовательностью, стадийностью. Судебный процесс состоит из стадий, сменяющих друг друга. На каждой стадии выносятся процессуальные решения. Стадийность процесса находится в полном соответствии с научной организацией труда (НОТ). Стадии процесса ограничены временными интервалами, располагаются в логической последовательности, позволяют успешно осуществлять судебную деятельность.

Так, центральной стадией уголовного процесса является стадия судебного разбирательства. В плане психологии важное значение имеет такая часть судебного разбирательства, как судебное следствие, в которой суд с участием подсудимого, защитника, потерпевшего и обвинителя непосредственно исследует доказательства, собранные на стадии досудебного следствия и предъявленные суду участниками судебного разбирательства или сообщенные самим судом. В ходе судебного следствия председательствующий, обвинитель, защитник, судья допрашивают подсудимых, свидетелей, заслушивают заключение эксперта, осматривают вещественные доказательства, оглашают протоколы и иные документы[1].

Возникает вопрос: должен ли суд собирать доказательства или только проверять имеющиеся? По существующей в Украине процедуре судья не только «взвешивает» имеющиеся доказательства и выносит соответствующее решение, но и выполняет некоторые функции собирания доказательств. Так, в соответствии со ст. 3151 УПК Украины предусмотрено, что с целью проверки и уточнения фактических данных, полученных в ходе судебного следствия, суд мотивированным определением, а судья — постановлением, вправе поручить органу, который проводил расследование, выполнить определенные следственные действия- В определении (постановлении) отмечается, для выяснения каких обстоятельств и какие именно следственные действия необходимо провести, и устанавливается срок выполнения поручения. Такое положение дел требует существенных изменений.

Уголовно-процессуальная процедура влияет на тактику судебного следствия, тактике-психологические приемы судебных действий. Тактическая целесообразность не должна противоречить закону.

Психология взаимоотношений участников судебного разбирательства предполагает разделение процессуальных функций и состязательность сторон. Состязательный процесс строится на началах процессуального равенства сторон. При этом обвинитель несет «бремя доказывания!» виновности обвиняемого. Активная деятельность суда состоит в обеспечении равных прав сторон (обвинения и защиты). В состязательном процессе можно говорить о психологических особенностях деятельности обвинителя, защиты, суда.

Функция поддержания государственного обвинения в суде возлагается на органы прокуратуры. Прокурор, поддерживая перед судом государственное обвинение, представляет доказательства, принимает участие в их исследовании (ст. 264 УПК Украины). Прокурор должен способствовать установлению объективной истины по уголовному делу.

В состязательном процессе важное значение принадлежит обвинительной речи прокурора[2]. По мнению А. Левенстим, каждая речь состоит из трех частей: вступления, главной части и заключения, для выработки которых существуют особые правила, установленные долголетним опытом. ...Необходимо, чтобы его доводы были не только интересны, но и облечены в красивую форму и передавались бы слушателям в известной последовательности; иначе речь произведет впечатление отдельных отрывков, загораживающих и затемняющих друг друга. Чтобы устранить эти недостатки, оратор обязан поработать над п ланом, ибо все учение о красоте и ясности речи сводится к умению построить план, распределив в нем выгодным образом все улики и все свои выводы [3].

Речь обвинителя должна иметь наступательный характер, оказывать психологическое воздействие и соответствовать социальным ожиданиям. Прокурор должен убедить суд в правильности предлагаемой им модели события преступления и лицах, совершивших преступление. Речь должна содержать рациональное и эмоциональное.

Существуют различные подходы к структуре речи прокурора. Наиболее типовая форма речи прокурора состоит из следующих частей (по М. И. Еникееву): 1) вступление; 2) изложение фактических обстоятельств и фабулы дела; 3) анализ и оценка собранных по делу доказательств; 4) обоснование квалификации преступления; 5) характеристика личности подсудимого и потерпевшего; 6) предложения о мере наказания; 7) вопросы возмещения причиненного преступлением ущерба; 8) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложения по их устранению; 9) заключение.

Судебная трибуна — средство воспитания граждан. Воспитательное воздействие адресуется не только подсудимому, но и иным лицам (отличается общей и частной превенцией).

Природа защитительной деятельности в должной мере является исследованной. Определенные попытки в изучении тактики защиты в уголовном судопроизводстве были предприняты Т. В. Варфоломеевой[4]. Тактика защиты предполагает избрание оптимальной позиции (линии поведения) защитника, целесообразных приемов ее реализации в ходе судебных и иных действий. И. Я. Фойницкий указывает, что защита — есть ответ по обвинению и образует собой совокупность прав и мер, направленных к ограждению невиновности подсудимого и его прав и интересов перед уголовным судом[5]. По образному выражению Р. С. Белкина защитники — «санитары» уголовного судопроизводства. Их роль невозможно переоценить- Именно от них законодатель ждет своевременного предотвращения судебных ошибок, когда к ответственности привлекается невиновный, когда наказание не соответствует степени общественной опасности содеянного, когда следователь и суд игнорируют обстоятельства, исключающие возможность уголовного преследования или смягчающие наказание[6].

Защитник должен организовать защиту так, как считает целесообразным, используя различные тактико-психологические приемы. При этом он должен действовать в рамках закона, не допускать нарушений норм адвокатской этики. Защитник может использовать «слабые места» обвинения. Однако недопустим «произвол защиты» недобросовестных адвокатов, использующих противоправные и аморальные средства. «Защитить клиента любыми средствами» нельзя возводить в ранг принципов деятельности адвоката.

Л. Е. Владимиров писал, что уголовный защитник должен быть vir forms aequus[7], вооруженный знанием и глубокой честностью, умеренный в выводах, бескорыстный в материальном отношении, независимый в суждениях, стойкий в своей солидарности с товарищами. Он должен являться лишь правозаступником обвиняемого, а не его поверенным...[8] Предложенные Л. Е. Владимировым приемы защиты являются актуальными и сегодня: 1) демонстрация доказательств (демонстрационный способ представления и разработки доказательств должен неизменно прилагаться защитой, имеющей доказательства; защите же, не имеющей вовсе доказательств, остается искать спасения вне сферы доказательств, в области нравственности или права вообще); 2) веское доказательство (не на падайте на противника, если у вас нет в руке сильного орудия; бессильные выходки против обвинения подрывают доверие к защите; лучше молчать, чем проявлять сердитое бессилие); 3) наиболее удобный порядок предоставления доказательств защитой[9].

Важное значение имеет речь адвоката в суде. Цицерон говорил: «Erit elaquens, qui in foro causisque cibtlibus ita di cel, ui probat, ut delectet, ut flectat. Probare necessitatis est, delectare suavitutis, flectere victoriae»[10]. По рецепту риторики древних речь адвоката подразделялась на шесть частей: 1) вступление; 2) рассказ: (narratto);3) определение предмета речи (propositio et division 4) доказывание (confirmation) 5) опровержение (refutation) 6) заключение (conciusio sivc peroration). Нечто подобное мы находим и в современных источниках: 1) вступление; 2) анализ фактических обстоятельств дела; 3) анализ личностных особенностей; 4) анализ мотивов совершения деяния подзащитным; 5) заключение (М. И. Еникеев). По нашему мнению, еще Л. Е. Владимиров справедливо отмечал, что разделение речи на части, как оно излагается у древних, в настоящее время потеряло свое значение, так как речи произносятся после судебного следствия, на котором все преступное деяние проходит перед судом в живой, драматической форме[11]. Выделение определенных частей в речи является весьма условным, ситуационно обусловленным, зависящим от конкретных обстоятельств дела.

В психологическом отношении важное значение имеют внешние условия, в которых осуществляется правосудие. К таким условиям могут быть отнесены здание, в котором отправляется правосудие, зал судебного заседания, мебель, находящаяся в зале, и т. п. Вынесение решений судьей от имени государства предполагает наличие в зале заседания государственной символики (герба, флага), а сам судья должен быть облечен в мантию. Эти внешние условия способствуют выработке уважения к суду, воздействуют положительно на психику лиц, попавших в орбиту судопроизводства.



[1] Необходимо отметить, что действующий УПК Украины ре­гламентирует следующие судебные действия: допрос подсудимого (ст. 300); допрос свидетеля (ст. 303); допрос несовершенно летнего свидетеля (ст. 307); допрос потерпевшего (ст. 303); предъ­явление для опознания (ст. 309); проведение экспертизы в суде (ст. 310); допрос эксперта в суде (ст. 311); осмотр вещественных доказательств (ст. 313); осмотр места происшествия (ст. 315).

[2] Нельзя забывать о том, что прокурор - это обвинитель с при­сущей ему психологией. Красочную психологическую характеристику прокурора предоставляет нам Виктор Гюго: «Нельзя хладнокровно говорить о том, что такое королевский прокурор по уголовным делам. Это человек, который зарабатывает себе на жизнь тем, что отправляет других людей на смерть. Это штатный поставщик эшафота. И в то же время это господин, притязающий на образование и литературный слог, а главное, на ораторское красноречие, умеющий к случаю, перед тем как потребовать смертного приговора, ввернуть латинскую цитату, жаждущий произвести впечатление и потешить свое жалкое са­молюбие там, где для других решается вопрос жизни; у него есть свои классические образцы, свои недосягаемые идеалы, для него Белар и Маршанжл то же, что для иного поэта Расин или Буало. Он склоняет судебные прения в сторону гильотины, такова его роль, его должность. Обвинительная речь для него — литературное упражнение, он расцвечивает ее метафорами, уснащает цитатами, заботясь о том, чтобы пленить публику, а главное — дам. У него в запасе имеется набор пошлостей, которые воспринима­ются неискушенными провинциалами как новинка, он щего­ляет изысканными ораторскими приемами, манерностью и жеманством» (Гюго Б. Собрание сочинений в 6 томах. — М.; Изд-во «Правда», 1988. — Т. 1. — С. 71-72).

[3] Левинстим А. Речь государственного обвинителя в уголов­ном суде (Извлечения) // Судебное красноречие русских юристов прошлого. — М.: МГП «Фемида», 1992. — С. 157.

[4] Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. — К. Вища школа, 1987. 152 с.

[5] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. — СПб.: Альфа. 1996. — Т. 2. — С. 59.

[6] Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. — М.: Нор­ма, 2001. “С. 201.

[7]  Муж добрый и справедливый (лат.).

[8] Владимиров Л.Е. Advocatus miles (Пособие для уголовной защиты) (Извлечение) // Судебное красноречие русских юристов прошлого. — М.: МГП «Фемида», 1992. — С. 58.

[9] Владимиров Л.Е. Advocatus miles (Пособие для уголовной защиты) (Извлечение) // Судебное красноречие русских юристов прошлого. — М.: МГП «Фемида», 1992. — С. 67-70.

[10] Каждый, кто хочет быть красноречив по гражданскому делу, должен быть и доказательным, и приятным, и увлеченным. Доказательность — необходима, приятность — рождает удовольствие, увлеченность приводит к победе (лат.).

[11] Владимиров Л.Е. Указ. соч. — С. 81-82.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ