Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Коновалова В.Е., Шепитько В.Ю.
ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Учебник
Харьков, 2005

 

Раздел VII. ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 21. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННОГО


§ 3. Психология тюремного быта


Отбывание наказания в местах лишения свободы связано с изменением человеческого поведения. Социальная изоляция негативно влияет на психику осужденного: обостряются межличностные конфликты, проявляются агрессивность и враждебность в отношениях, возникают фрустрационные состояния. Суровый быт тюрьмы, система запретов и ограничений, экстремальные условия существования, «беспредел» межличностных общений способствовали формированию своеобразных регуляторов отношений — обычаев и традиций преступной сферы.

Система преступных взглядов и идей называется криминальной идеологией. Такая идеология проявляется в субкультуре преступного мира (совокупности духовных и материальных ценностей преступного элемента) и реализуется через преступные институты («воровской закон», «общих», «воровская сходка», «коронование», «стигматизация» и др.). Указанные институты представляют собой устойчивые традиции, общественные установления, ритуалы, обряды, правила поведения.

Лишение свободы связано с новыми условиями микросреды, где проявляются жестокие отношения между осужденными, насилие, стремление к самоутверждению[1]. Так, за время заключения известный «вор в законе» Иваньков (Япончик) 58 раз нарушал лагерный режим, 35 раз выдворялся в штрафной изолятор и карцер, на два месяца переводился в помещение камерного типа[2].

В тюремной жизни возникла «воровская идея». На первый взгляд, «воровская идея» — плохо сконструированная идеологема. Ее трудно выразить в нескольких словах. Преступный мир воспринимает ее интуитивно, как идею воровского братства, как провозглашение справедливости «для своих» и выражение своей «правды». При более детальном исследовании обнаруживается, что «воровская идея» в известной мере последовательна и системна. Она отражает интересы и мировоззрение касты профессиональных преступников — воров и представляет «коктейль» нескольких принципов, жизненных ориентиров, этических норм и чувствований[3].

В преступном мире важное регулирующее значение принадлежит «воровскому закону» и «понятиям». В частности, к запретительным нормам «законна относятся следующие положения: вор не имеет права на обман своих товарищей по касте, на утаивание денег и вещей, принадлежащих братству, разглашение тайны, выдачу соучастников преступлений или причинение любого другого вреда своим братьям по касте; вор не должен работать или служить, источником его существования является преступный промысел. Он ни при каких условиях не имеет права соглашаться на работу в местах лишения свободы или занимать какие-либо должности, которые выполняют заключенные; вор не должен выполнять никаких общественных функций, состоять в официальных организациях, интересоваться политикой, читать газеты; вор не должен служить в армии или брать оружие из рук властей; вору запрещены какие-либо контакты с представителями правоохранительных органов; вор не должен иметь контактов с «опущенными», представителями низшей касты заключенных или с предателями, отступниками, изгнанными из воровского сообщества («ершами»); вор не имеет права иметь официальную жену и быть связанным семейным очагом; вор — это вечный бродяга, скиталец, готовый к любым превратностям судьбы; вор не должен носить на себе ничего красного цвета; вор не должен бояться тюрьмы и других мест лишения свободы: они для него «родной дом»; отбывая наказание, вор не должен ронять своей чести и достоинства, не должен нарушать своего слова, уподобаться «низшим кастам», без нужды ругаться, чинить «беспредел», отбирать панку («кровный костыль») у любого зека, без нужды конфликтовать с администрацией, играть в карты без возможности расплатиться[4].

В настоящее время «воровской закон» претерпел существенные изменения. Имеет место тенденция к ослаблению «закона» (например, борьба между «ворами» и «отошедшими»). Либерализация закона связана с возникновением «понятий», являющихся достаточно расплывчатыми (их возникновение относят к 90-м гг. XX в.).

Необходимо отметить, что существует определенный порядок испытаний новичков в местах лишения свободы, их приема в преступную среду. Это своего рода «прописка», которая проводится с помощью разнообразных «приколов» (поймать кого-либо на незнании «законов» преступного мира). Наиболее распространены «приколы» — загадки (25,1% от всех случаев) — проверяются сообразительность и находчивость новичка, знание им норм криминальной субкультуры; специальные (24,8%) — цель унизить новичка, пошутить над ним, а также служат средством развлечения группы; испытания (20%); шантаж (15%); единоборство (до 10% )[5].

Криминальная субкультура находит свое отражение в социальной стигматизации или стигме (установление определенных различий). Стигматизация — это своеобразное клеймение представителей мест лишения свободы: нанесение татуировок, присвоение кличек, наделение вещественными атрибутами (отражается в личных вещах, одежде и др.).

Разновидностью стигмы является татуировка, наколотые особой краской узоры на теле. Слово татуировка происходит от полинезийского слова «тату», что означает рисунок, или слова «тики» — имени бога полинезийцев, установившего по преданию, татуировку.

Преимущественно татуировки получили распространение среди преступников. В преступной среде татуировки называют «картинкой», «наколкой», «прошивкой» или «регалкой». Существуют различные способы нанесения татуировок. Наиболее распространенным способом, используемым в местах лишения свободы, является применение 2-3 иголок, специальных штампов, прессов с изображениями- В качестве красящего вещества употребляют тушь, графит, ультрамарин, чернила. Широкое распространение получили татуировки с изображениями крестов и перстней на пальцах рук, могильных холмов и церковных куполов, морского якоря, женщин, карт. Встречаются татуировки в виде цифр («1981», №43), отдельных букв и аббревиатур («зло», «туз», «клен»), слов («люблю», «помню»), выражений («жена поругает и простит, любовница же — отомстит»). Отдельные татуировки наносятся в принудительном порядке. Татуировки в виде рисунков (или иных изображений) могут иметь определенный скрытый смысл, они могут указывать на положение в преступной среде, отношение к преступной деятельности, судимость и сроки наказания, преступный опыт и степень квалификации, принадлежность к определенной категории преступников, способ совершения преступления, орудия преступления.

Татуировки в виде аббревиатур иногда обозначают первоначальные буквы других слов, отражающих определенную мысль: ВАРС — бей актив, режь сук; БЕС — бей, если сможешь; БОСС — был осужден советским судом; ВОЛК — волю очень любит колонист; ЗЛО — за все лягавым отомщу; КОТ — коренной обитатель тюрьмы; ПОСТ — прости отец, судьба такая; СЛОН — смерть лягавым от ножа; или сердце любит одну навеки; СОС — спасите от суда; ТУЗ — тюремный узник; или тюрьма учит законам; или тут учатся зеки.

Татуировки-тексты: «Баклуши бить, водки не пить»; «Будешь ночью много спать, перестанешь воровать»; «Иду туда, где нет закона»; «Люблю тебя, как мать родную» (на средней трети плеча); «Не спеши на работу» (на стопах ног); «Совесть — хорошо, а червонец лучше» (в области груди); «Тюрьма не школа, прокурор не учитель» (на средней трети бедра); «Снова я у хозяина» (имеется в виду — в тюрьме) и др.

Различают татуировки-рисунки украшательского характера и татуировки-рисунки со скрытым смыслом (знаки, символы)[6].

 

Пять точек по периферии квадрата и в центре, расположенные на тыльной стороне ладони левой руки либо разгибательной поверхности предплечья, — общая отличительная примета человека, отбывавшего наказание в исправительно-трудовой колонии общего режима или колонии-поселении. Знак читается так: «Прошел зону». Точка по углам квадрата — охрана.

Изображение солнца, скрывающегося за горизонтом, наносят на запястье, тыльную сторону ладони левой руки, разгибательную поверхность предплечья либо на нижнюю треть бедра левой ноги. Большие лучи означают число судимостей (чаще — за карманные кражи), малые лучи между большими — сроки наказания (лишения свободы) по приговорам суда.

Изображение мешка с заплатой на спине черта нередко сопровождается надписью: «Было счастье, да черт унес». Татуировку наносят на нижнюю треть бедра «песочники» — мошенники, выдающие медные опилки за золотой песок, либо «обручники» — мошенники, сбывающие медные изделия под видом золотых, которых постоянно преследуют неудачи. Некоторые осужденные утверждают, что такой рисунок означает также неудавшийся побег.

Полыхающий факел за колючей проволокой — такое изображение накалывают а области правового плечевого сустава в память о длительном пребывании в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Количество проволочных узлов (крестиков) соответствует числу лет пребывания в исправительно-трудовой колонии (в данном случае — 10 лет).

Рис. 12. Изображения некоторых татуировок

Роль стигмы выполняют клички. Функциональное назначение клички состоит в замене фамилии лицу, закрепляет статус личности в группе. Так, в кличках отражаются некоторые объективные данные о личности: 1) характерологические особенности и привычки (Шнырь — пронырливый; Прыщ — зловредный; Вертолет — болтун и т.п.); 2) физические особенности и недостатки (Рыжий — за цвет волос; Косой — за дефекты зрения; Горбун — за уродство и др.); 3) трансформированные фамилии и имена (Царь — от Царева; Хорь — от Хорькова и др.); 4) статус в социуме (группировке) (Король, Князь, Директор — лидеры; Клоп, Бацилла, Аскарида — низы); 5) ирония (Интеллигент, Доцент — глупый; Угрюмый — веселый; Хоккеист — хромой ит. п.); 6) специфика преступной деятельности (Огонек — квартирный вор; Палач — убийца и т. д.); 7) прежняя допреступная деятельность (Духарь — музыкант; Клистир — медик; Финансист — бухгалтер и др.)[7].



[1] В этом отношении интересной может показаться статья «О том, как российский зек в немецкой тюрьме сидел». Вот некоторые выдержки: «Фамилия у него немецкая. Это обстоятельство позволило ему в 1990 г. иммигрировать... Он решил, что работать ему все равно не дадут, да не очень-то и хотелось... Итог — четыре года тюрьмы. Надо отдать должное его сокамерникам... Они сразу поняли, что им лучше всего молчать в тряпочку. Потому как первое, что сделал И., — так это разделся. И все увидели филиал Третьяковской галереи пополам с Лувром. Один из сокамерников оказался поляком. Так он исхитрился перевести смысл его наколок. Смысл перевода сводился к тому, что И. сидел в каком-то страшном советском лагере под названием Ивделълаг. Тюрьма посчитала, что он главарь русской мафии в Гамбурге. Под это дело И. тут же конфисковал у испуганных отпетых немецких преступников энное количество марок... В этой тюрьме имелись теннисный корт, бильярд и приличный спортзал. И многие усиленно занимались спортом. Администрация их даже поощряла. У нас по-другому: занялся спортом, значит, готовишься к побегу, на твое личное дело немедленно нашлепают красную полосу. И вот один из гладиаторов-спортсменов попробовал «раскачать права»... Но куда ему, толстомордому бюргеру, против российского зека из Ивдельлага! Как говорится: «и слонам ломают бивни». Игорек взял гладиатора на поит. Тыкнул пальцами в глаза. И прокусил шею, благо фиксы у него были сделаны на спецсостава - такими фиксами у нас в зонах проволоку перекусывают. Потом популярно пообещал выпить у гладиатора всю кровь. И хоть говорилось это исключительно на русской «фене», гладиатор и все прочие прекрасно поняли и поверили» (Иванов А. О том, как российский пек в немецкой тюрьме сидел // Криминальная хроника, 1997. — №6 (81). — С. 12).

[2] Модестов Н. Москва бандитская. Документальная хроника криминального беспредела 80 - 90-х годов. Мл Центрополиграф, 1996.-С. 265.

[3] Более подробно см.: Организованные преступные группы в Украине: традиционное и типичное (социологический очерк): Монография / Под общ. ред. А.Н. Ярмыша. - X.: Нац. ун-т внутр, дел, 2002. — С. 23-24.

[4] Там же. — С. 33-34.

[5] О функциях, формах и видах прописки более подробно см.; Пирожков В.Ф. Криминальная психология. - М.: «Ось-89», 2001. —С. 146-149.

 

[6] Систематизированный анализ татуировок более подробно см.: Бурик В.И., Пилипчук В.Ф. Признаки внешности человека и их использование в розыскной деятельности: Справочное пособие. — К.: РИО МВД УССР, 1982. - С. 62-112.

[7] Пирожков В.Ф. Криминальная психология: Учебник. — М,: «Ось-89*. 2001. — С. 144-145.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ