Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Мицкевич В.В, Бородич А.И.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЁМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ОПЕРАТИВНОГО КОНТАКТА СОТРУДНИКАМИ СИЛОВЫХ СТРУКТУР.

Минск, 2013.

 


НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ ОБУСЛОВЛИВАЮЩИХ ЭФФЕКТИВНОСТЬ УСТАНОВЛЕНИЯ ОПЕРАТИВНОГО КОНТАКТА

Оперативный (как и психологический) контакт всегда уникален как отпечатки пальцев, поскольку, в свою очередь, является следствием взаимодействия в неповторяемых условиях индивидуально своеобразных личностей, психика которых глубиннее видимого космоса, изменяемого дуновением малейшего «космического ветерка». В данной связи естественно, сотрудникам правоохранительных органов не может быть предложено каких-либо конкретных, исчерпывающих рекомендаций, «рецептов» годных к применению в различных ситуациях профессионального общения на все случаи жизни и исчерпывающе отвечающих на вопрос: «Каким образом, в кратчайший срок, в конкретной ситуации установить оперативный контакт?» Речь может идти лишь о научно обоснованных психологических механизмах, которые своеобразно «запускаются» и реализуются посредством применения специальных психологических приёмов, отражающих закономерности успешного установления оперативного контакта. (Отметим, что психологические приёмы наличествующие в личном «арсенале» оперативных сотрудников, всегда индивидуально своеобразны в применении, не повторяемы в деталях реализуемой психотехники и, наиболее действенны при опоре на научно-психологические знания и опыт исполнителей.)

Рассматриваемые в нашей работе психологические механизмы установления оперативного контакта, представляют собой как образно-метафорическое описание взаимодействия, так и научное представление о закономерностях достижения приемлемого уровня доверительных отношений в процессе профессионального общения. По своей сути, они представляют собой, апробированные практикой, проанализированные и объяснённые с научных позиций многочисленные факты, обусловливающие проявление психологических закономерностей эффективного коммуникативного взаимодействия в правоохранительной сфере.

Причём, наибольшее значение для успешного установления оперативного контакта имеет изучение: закономерностей отражающих особенности создания (в том числе искусственно) определенных условий взаимодействия, обеспечивающих первоначальное проявление аттракции (взаимного «притяжения») между партнёрами; формирование обоюдного положительного восприятия, понимания и оценки ситуации взаимодействия, проявляющихся в процессе общения посредством признаков — сигналов в поведенческих, эмоционально — чувственных и коммуникативных актах контактирующих; прагматически обусловленного развития и становления востребованных практикой уровней межличностной доверительности.

По меньшей мере, можно говорить о трёх пусковых механизмах установления оперативного (психологического) контакта: обозначаемых нами как: «Совмещение оценочных эталонов», «Эффект диады» и «Психологические нюансы». (По нашему мнению, своеобразное «срабатывание» выше указанных психологических механизмов, обеспечивает также процесс и результат межличностной аттракции в целом.)

Психологический механизм «совмещение оценочных эталонов» в своей основе содержит известную психологическую закономерность, сущность которой проявляется в факте наличия в сознании общающихся индивидуальных оценочных эталонов, отражающих личностные социально-психологические стереотипы классификационной шкалы типов людей, которые позволяют различных партнёров по общению относить к той или иной категории и соответственно строить с ними отношения. (Существованию и распространению таких эталонов, как известно, способствуют такие явления, возникающие в сфере межличностного общения, как социальные установки, эффекты ареола, первичности, яркости, снисходительности и т.д.)

Научно-практической аксиомой рассматриваемого психологического механизма выступает положение о том, что каждый человек чувствует себя комфортно лишь в обществе себе подобных и с точки зрения этой потребности воспринимает и оценивает окружающих на основе системы ценностей своей референтной (эталонной) группы. Под референтной группой понимается реальная или только воображаемая группа, к которой индивид мысленно себя относит и отождествляет. Чем сильнее идентификация с эталонной группой, тем выше доверие к ее участникам. (В предельных случаях имеет место спонтанное проявление абсолютной веры, полного доверия.)

Представляется важным также отметить, что среди совокупности мысленных образов, «оценочных эталонов», сознание каждого человека содержит, с одной стороны, эталоны, вызывающие наиболее положительное отношение — мать, отец, дети, родственники, друзья, наставники, коллеги, различного рода авторитетные лица и т.п., а с другой, мысленные образы «врагов», неприятных людей, что обязательно необходимо учитывать при подготовке к установлению оперативного контакта. Главной же задачей, для приведения в действие психологического механизма «совмещения оценочных эталонов», выступает создание условий способствующих обоюдной актуализации готовности общающихся к аттракции и взаимному приятию друг друга, как человека себе подобного, в обществе которого просто комфортно себя чувствовать.

Реализацию психологического механизма «совмещение оценочных эталонов», с учётом специфики профессионального общения, наиболее целесообразно осуществлять посредством одновременной и комплексной отработки трёх направлений.


1.1. «Совмещение оценочных эталонов по ценностям референтных групп».

В зависимости от реализуемого «психологического сценария» установления оперативного контакта, необходимого для решения профессиональных задач, могут создаваться эталоны: демографические, национальные, этнические, гендерные («земляки», одна национальность, «один возраст», « мы — мужчины», «мы женщины» и т.п.); политические: («однопартийцы», «мы — митингующие в поддержку …» и т.п.); обстановочно-деятельностные: (пассажиры — «эффект купе», «пространственной близости» — «случайное» соседство в гостиничном номере, больничной палате, в очереди за билетами, за столиком в кафе и т.д.); конфессиональные, профессиональные, единого увлечения («болельщики», «коллекционеры» и т.д., в том числе «эталоны»— различных «хобби» и, даже, одинаковых болезней.) Синергетический (многократно возрастающий) эффект совмещения вышеуказанных и иных оценочных эталонов, как впрочем и психологических приёмов используемых для их «совмещения», тесно связан с терминами «комплексность», «результативность», неповторимостью в индивидуальности исполнения соответствующих психотехник сочетающихся с научной обоснованностью.


1.2. Нейтрализация психологических барьеров.

Психологические барьеры (от франц.— препятствие) между контактирующими людьми можно рассматривать как обязательную составляющую «двух сторон медали» взаимодействия «психологический контакт — конфликт».

Их количество, поливариативная уникальность сочетаний и проявлений, в каждом конкретном случае общения, детерминированная личностными особенностями контактирующих, обстановочно— ситуационными и временными факторами обуславливающими конкретную ситуацию взаимодействия, требуют определения для «нейтрализации» прежде всего тех психологических барьеров, которые главным образом могут помешать установлению оперативного контакта.

Всё многообразие межличностных психологических барьеров, учитывая формы их проявления (интеллектуальные, эмоциональные, поведенческие, психофизиологические) с практически значимых позиций, можно свести, по меньшей мере, в три большие группы

А. «Барьеры социально психологических и физиологических различий» — этнические, гендерные, возрастные, политические, конфессиональные, профессиональные, различий в материальной обеспеченности и внешнего вида (включая демонстрируемую одежду и сопутствующие ей аксессуары), демонстрируемые социально ролевые статусы, проявлений при взаимодействии ярко выраженных несовместимых типов темперамента, физиологические, гигиенические барьеры и т.д.

Б. «Когнитивные барьеры» — проявления интеллектуального неравенства, лингвистические (семантические, фонетические, стилистические, логические), паралингвистические (тембр, ритм, вибрато, диапазон, тональность и т.д.), кинестетические (телесные) и проксимические (пространственно — временные), а также барьеры обусловленные проявлениями психологической направленности личности (противостояния и противоборства удовлетворяемых потребностей, мировоззренческих ценностей, мотивации, психологических установок, целей взаимодействия), уровнем образованности, развитости коммуникативных способностей, техники, навыков общения и т.д.

В. «Барьеры отношений и чувств» — несовместимость характерологических качеств (честность — бесчестность, пунктуальность — необязательность, трудолюбие — лентяйство и т.п.), проявлений как «полярных» эмоций, так и на их основе взаимно переживаемых страданий, гнева, отвращения, брезгливости, презрения, чувства страха, вины и т.д.

Процесс «нейтрализации» психологических барьеров, при отработке направления — «совмещение оценочных эталонов по ценностям референтных групп» — представляет собой более детализированную реализацию конкретных действий по единению общающихся, по их своеобразной психологической «притирке». Более того, деятельность по преодолению психологических барьеров, либо их «нейтрализации», «обходе» (умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт), выступает как значимая предпосылка и основа образования потенциально значимых компонентов оперативного (психологического) контакта.


1.3. Совмещение оценочных эталонов по критерию «психологических слабостей».

Под «психологическими слабостями» понимается широкий спектр человеческих недостатков — от «невинных» предпочтений определённых продуктов питания и напитков, некритичного принятия лести в свой адрес, завышенной самооценки, склонности к определённым проявлениям эстетических вкусов, необоснованному отстаиванию личностно мотивированных нравственных позиций, увлечений различными делами, «хобби» — до предосудительных недостатков: склонности и стремления к осуществлению асоциального и, даже, развратного поведения — «предаться пороку», сопровождающихся, зачастую, такими сопутствующими отрицательными личностными качествами как лживость, «лживость — большой порок», тщеславие, зависть, жадность и т.д. Отметим, что народная мудрость утверждает: «Ничто так не сближает людей, как мелкие пороки». В оперативной практике, в данной связи, наиболее часто и эффективно «совмещают оценочные эталоны» по направлениям: «алкоголь» — «стакан водки зачастую сближает людей больше чем годы знакомства»; «азартные игры» — «игрок игрока видит издалека»; «сексуальные потребности», совместное курение табака, процесс «баня» и др. Не исключено и совместное «пристрастие» к чревоугодию — «определённая еда, напитки», «увлечение» субкультурой преступной среды — «феня», «блатная музыка», «татуировки», «тяга к аттракционам» и т.д., «фанатичное обожание» кумиров — определённых артистов эстрады, кино и др.

Особо следует отметить эффективность «совмещения оценочных эталонов» на основе проявления физической, нравственной, эмоциональной и интеллектуальной привлекательности. В данной связи могут создаваться «оценочные эталоны» по направлениям: демонстрации физической привлекательности (непривлекательности), «внешнего сходства», может использоваться «одежда для успеха», проявление личностных качеств способствующих нарастанию понимания партнёром своей привлекательности, проявляться уместная эмпатия, симпатия, констатироваться наличие обоюдно приемлемых положительных личностных качеств, демонстрироваться общая схожесть взглядов на различные проблемы духовного, политического, экономического, социального, эстетического и иного содержания, актуализироваться ценности референтной группы (знания, мировоззрение, отношение к конкретным личностям, схожие речевые проявления и т.д.) — ведущие в итоге к презентации себя как образа: «Я такой же как и ты!»

Второй пусковой психологический механизм, обозначенный нами как «эффект диады», зачастую в различных источниках именуется как «норма взаимности» или «обмен доверительностью». В его основе лежит психологическая закономерность, согласно которой, на «презентацию» определенных личностных проявлений одним из партнеров, в большинстве случаев следует адекватный ответ другого — чуткость на чуткость, вежливость на вежливость, уважение на уважение, искренность на искренность, честность на честность и т.п. «Эффект диады» выступает мощным катализатором нарастания доверительности и в конечном своем проявлении, предполагает проявление переориентации личностно-ролевых позиций от «мы» и «они», к «мы» — «единомышленники». Рассматриваемый психологический механизм углубляет и развивает механизм «совмещение оценочных эталонов», способствует проявлению единообразных психических состояний у взаимодействующих партнеров и решающим образом определяет «продуктивность» проявления положительных взаимоотношений и результативность общения.

Как свидетельствует практика, наибольший эффект по созданию общности «Мы», даёт работа по следующим трём направлениям: «Актуализация самоустановки на положительное восприятие партнёра по общению», «Создание обоюдной тайны», «Обмен доверительностью».

2.1. Суть психологического механизма:

«Актуализация самоустановки на положительное восприятие партнёра по общению» состоит в создании положительного мысленного образа партнёра по профессиональному общению в своём сознании и своеобразном его «культивировании». Другими словами, повышение эффективности профессионального общения практически всегда требует реализации психологической закономерности, отражающей общеизвестную нравственно — психологическую аксиому: «Относись к людям так, как хотел бы, что бы они относились к тебе». Более того, психологами установлено, что: «…объект положительного эмоционального отношения, отражается в сознании субъекта более конкретно и индивидуально, чем объект отрицательного эмоционального отношения». (4,23-24.) Другими словами, феномены характеризующие оперативный (психологический) контакт имеют потенциальную возможность более широкого проявления в первом случае, в противоположность второму, где внимание субъекта сконцентрировано на собственных переживаниях, а объект воспринимается более стереотипно и стигматизируется.

Практическая реализация рассматриваемого психологического механизма заключается в мысленном создании сотрудником правоохранительных органов в своём сознании, по ходу общения, положительного, привлекательного для него образа общающегося с ним партнёра. Такой мысленный образ должен содержать привлекательные и высоко ценимые оперативным сотрудником личностные, социально — психологические качества наличествующие у любимых родственников, друзей и т.д., что, в свою очередь, вызывает изменения в его лицевых и поведенческих паттернах и воздействует на подсознание партнёра по общению.

(Отметим, что своеобразно «культивируемые» мыслительные самоустановки сотрудником по алгоритмам типа: «он мне нравится, потому что похож на…..», «у него такие же глаза, приятный голос как у …..», «он в беде, я его жалею и должен помочь, потому что ….» и т.д., на уровне конкретных психических проявлений вызывают у инициатора контакта изменения в тоне, ритме, вибрато голоса, повышают частоту визуальных контактов, раскрепощают жестикуляцию, способствуют естественности мимических проявлений — вызывая соответствующую «отзеркаливающую» реакцию партнёра, что в итоге, способствует развитию доверительности в общении).


2.2. «Создание обоюдной тайны».

Общность «Мы» немыслима для противопоставления общности «Они» без тайны (нечто неразгаданного, до конца не познанного, скрываемого от других в качестве секрета.) Тайна сближает людей, зачастую выступает причиной неожиданного успеха, требует к себе бережного отношения. Известная пословица гласит: «Если тайну знают двое — это тайна, если трое — знает и свинья». Тайна, как правило, итог доверия людей друг другу. В оперативной практике, в процессе установления оперативного контакта она (тайна) может быть «привнесена» между контактирующими в диаде оперативник — фигурант, конфидент — фигурант посредством реализации специальных психологических приёмов.


2.3. «Обмен доверительностью».

Итоговый компонент психологического механизма «эффекта диады», предусматривающий эквивалентный обмен демонстрируемыми намерениями, чувствами и конкретными делами. Честность на честность, порядочность на порядочность, откровенность на откровенность и т.д., на основе, зачастую, безотчётной, интуитивной веры в добродетель партнёра, неоднократно проверенную в делах.

Максимальное обособление общности «мы» — как партнеров по общению, имеющих в его основе схожие потребности и интересы, соответствует наиболее качественным взаимоотношениям, которые будучи пролонгированы во временных и качественных параметрах переходят в доверительные отношения, предполагающие максимальное психологическое взаимное раскрытие на основе, доверия и, зачастую, глубокой веры в порядочность другого.

Третий пусковой психологический механизм, способствующий установлению оперативного контакта, так называемые в различных теоретических источниках: «психологические нюансы», «психологические хитрости», «психологические уколы», задействуется в отношении лиц, занимающих негативную личностную позицию в различных реально наличествующих, либо потенциально конфликтных ситуациях. Он трактуется в контексте и значении понятия «хитрость» не в смысле «изворотливости, обмана и лукавства для достижения корыстных и других личностно значимых выгод», а как «замысловатость, продуманность, изобретательность, искусность» в оперативной практике, для получения служебно-значимой информации, на основе фрагментарных проявлений составляющих компонентов оперативного контакта. Психологической основой при этом выступает положение о вынужденном стремлении объекта к аттракции (сближению): в ситуациях информационной неопределенности «информационного голода»; в ситуациях необходимости выбора решения для удовлетворения актуальной потребности из альтернативно предложенных; в ситуациях резких колебаний у субъекта «полярных» психических состояний в диапазоне «эйфория — дистресс». (Отметим, что рекомендации, учитывающие рассматриваемые нами психологические механизмы, профессионально значимые обстановочные и личностные факторы способствующие развитию доверительности в процессе установления оперативного контакта, комплексно используемые психологические приёмы и различные варианты их применения, побуждающие к откровенности, имелись в различные исторические эпохи. К примеру, в «Руководстве инквизиторам» составленном Николаем Эммерихом в 14 веке н.э., указывалось: «Инквизитору надобно стараться свести узника с одним из участников его преступления или с прежним еретиком, давшим достаточные свидетельства своего раскаяния. Последний должен сказать, что он исповедует прежнюю ересь свою и отрёкся от неё только наружно, для того чтобы обмануть судей и избежать наказания. Вкравшись таким образом в доверие подсудимого, новый друг должен посетить его в один из следующих дней, в послеобеденное время, и остаться на ночь в темнице, под предлогом, что домой идти уже поздно. Тогда рассказом о собственной жизни можно побудить узника к такой же откровенности. Между тем тайные свидетели и надёжный чиновник должны стоять у дверей и подслушивать, чтобы потом донести о том, что происходило». (8, с. 555-556.)




Предыдущая страница Содержание Следующая страница