Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Бараненко Б.И.
ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Учебное пособие
Киев, 2007.

 

Раздел 5. Психология мер оперативно-розыскной деятельности

5.1. Понятие и психологическая сущность мероприятий ОРД

Ранее было выяснено, что ОРД с позиций деятельностного подхода представляется как система особой предметной деятельности ее специальных, законодательно определенных, субъектов. Меры этой деятельности (включая средства, методы, способы, приемы) в ее общей организационной структуре, во-первых, представляют собой те составные элементы, без которых существование указанной выше системы становится невозможным, а во-вторых, они уже изначально является крайне психологически насыщенными.

В то же время психологическое содержание мероприятий ОРД определяет определенные требования относительно их практического проведения. Они заключаются в учете специфических целей, мотивов, средств, способов, приемов и других психологических особенностей осуществления конкретных оперативно-розыскных действий соответствующими субъектами. Причем речь идет не о упрощенное принятие во внимание оперативными работниками отдельных психологических закономерностей, а о выявлении их действительного проявления (отрицательного или положительного по выполнению задач ОРД) на уровне психики личностей, включенных в процесс оперативно-розыскной деятельности.

В теории ОРД происходит довольно длительная полемика по поводу определения понятия мер оперативно-розыскной деятельности. Прежде всего это касается различий терминологически почти тождественных понятий:

"оперативно-розыскное действие" (что по сути является элементом деятельности, формой ее активного проявления);

"оперативно-розыскное мероприятие" (что определяет организованное действие или совокупность таких действий и средств для осуществления чего-либо);

"оперативно-розыскная операция (способ выполнения комплекса оперативно-(розыскных мер, объединенных общей целью и общим планом).

Кроме того, споры ведутся относительно семантического значения терминов "оперативно-розыскного мероприятия" и "оперативно-розыскное метод".

Дело в том, что в Законе Украины "Об оперативно-розыскной деятельности", в отличие, скажем, от российского законодательства, определение понятия и перечня оперативно-розыскных мероприятий, нет. Эти меры, так же, как и определенные оперативные и оперативно-технические средства, усматриваются лишь в правах, которые предоставлены оперативно-розыскным подразделениям как субъектам ОРД (ст. 8 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности").

Поэтому в теории и практике ОРД еще нередко наблюдается искаженное представление о содержании оперативно-розыскной деятельности как соответствующей функциональной системы, поскольку указанные мероприятия не включаются в последнюю как ее правовые нормы и неотъемлемые предметно-действующие структурные элементы. Вот почему вопрос, который рассматривается, имеет актуальное теоретическое и практическое значение.

Не касаясь существующих дискуссий относительно определения понятий, о которых идет речь, мы считаем, что под оперативно-розыскными мероприятиями следует понимать законодательно определенные организованные действия или совокупность их со стороны субъектов ОРД с использованием как гласных, так и негласных средств (включая вещи, вещества, документы, технические и оперативно-технические средства), а также методов, способов и приемов, направленных на реализацию конкретных задач и достижения целей этой деятельности

В контексте сказанного считаем целесообразным обратиться и к выяснению понятия методов оперативно-розыскной деятельности.

Согласно установившейся в теории и практике ОРД терминологии, такими методами признаются:

— разведывательный опрос,

— оперативная установка,

— визуальное (скрытое) наблюдение,

— оперативный осмотр,

— личный сыск

— агентурный метод.

Нет сомнения в том, что эти методы действительно являются способами получения оперативной информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Но они обеспечивают выполнение только части этой деятельности, осуществление только отдельных (познавательных) мероприятий, тогда как другие требуют соответствующих им способов (методов). Поэтому вряд ли можно названные выше методы признать всеобъемлющими, общими методами ОРД.

Следует, кроме того, заметить, что на сегодня есть немало авторов, которые противопоставляют понятие метода и мероприятия ОРД на категориальном уровне. Такую позицию мы, как и другие ученые, считаем ошибочной, потому что нередко метод ОРД в реальной действительности становится мероприятием оперативно-розыскной деятельности или, наоборот, последний используется как метод выполнения другого оперативно-розыскного мероприятия. То есть речь идет о синонимично использования указанных терминов, что, кстати, уже воспринято оперативно-розыскным законодательством ряда стран СНГ.

Таким образом, из изложенного выше вытекает тот важный вывод, что определенные законодателем Украины мероприятия оперативно-розыскной деятельности: как некоторые ее материальные (предметно-действенные) нормы и составляют систему гласных и негласных поисковых, разведывательных и контрразведывательных мер, осуществляемых с применением оперативных и оперативно-технических средств, а также соответствующих методов, способов, приемов, которые находятся в органическом единстве с каждым элементом системы ОРД.

Следовательно, первоначальными, исходными психологическими требованиями относительно осуществления оперативными подразделениями органов внутренних дел мероприятий ОРД следует считать такие.

1. Признание необходимым соблюдение адекватности этого процесса первоначальной правовой природе ОРД, начиная от требований обеспечения полного соответствия указанных мероприятий положениям Конституции Украины, государственной уголовной политики, уголовного судопроизводства, Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" и другого законодательства Украины. Здесь целесообразно остановиться на вопросе о правовой природе собственно понятие оперативно-розыскных мероприятий. Исходя из того, что сущность любого явления заключается в его природе и соответствующих источниках происхождения, мы считаем, что для определения понятия мер ОРД это могут быть только правовые, но не другие начала. Поэтому, по нашему мнению, ошибочным является утверждение В. Сервецького и С.В. Шапочки о том, что понятие составляет этимологический смысл слов "оперативный" и "розыскной". Суть вышесказанного заключается в том, что предметно-действенные составляющие системы оперативно-розыскной деятельности, то есть ее меры, могут находиться только в законодательно определенном и четко ограниченном правовом поле (ст.ст. 1, 6 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности"). Очевидно, что общим психологическим требованием к мерам ОРД является безусловный учет во время их осуществления правового основания последних. Это означает, что данные меры, органически входя в общую систему ОРД, обусловливаются,

во-первых, восприятием каждого из них как правовой материальной нормы,

во-вторых, наличием специфических психологических свойств, присущих законодательно определенным субъектам и объектам оперативно-розыскной деятельности,

в-третьих, направленностью их на достижение легитимных конечных результатов этой деятельности.

2. Осознание объективной потребности в организационно-психологическом дифференцировании мер оперативно-розыскной деятельности в зависимости от психологии осуществления основных функций этой деятельности, а именно:

— функции оперативно-розыскного предупреждения и оперативной (общей и индивидуальной) профилактики преступности, что требует учета специфических психологических особенностей в поведении и поступках отдельных лиц и групп в процессе осуществления оперативными работниками:

а) выявление уголовно опасного контингента, а также фактов, обстоятельств и т. п, изучение которых необходимо для предупреждения и профилактики преступных проявлений;

б) распознание и предупреждение преступных намерений отдельных лиц, в том числе путем переориентации их в сторону законопослушного поведения, воздержания от преступных действий, разъединение или доведение до самораспада объединений противоправной направленности;

в) выявление и нейтрализация причин и условий, способствующих совершению преступлений;

г) пресечение готовящихся преступлений установленными или неустановленными лицами, в том числе путем захвата их на "горячем", например во время покушения на личность или собственность, сбыта наркотиков, огнестрельного оружия и тому подобное;

— функции оперативно-розыскного раскрытия преступлений. Ее признание, как известно, постоянно натыкается на возражения, особенно со стороны ученых-криминалистов и процессуалистов. Но такие возражения не являются подходящими, потому что сам законодатель четко определил эту функцию, которая включает поиск и фиксацию фактических данных о преступной деятельности отдельных лиц и групп, имеющих доказательственное значение в уголовном судопроизводстве.

На самом деле речь идет о выявлении путем проведения мероприятий ОРД преступлений и изобличения виновных лиц, в процессе чего реализуется профессиональная потребность в использовании определенных психологических знаний, в частности, закономерностей формирования в сознании лица преступных намерений, планов, средств и способов реализации (внутренние психические образы) и перевода их во внешнюю противоправную деятельность;

— функции розыска лиц, скрывающихся от органов расследования, суда или уклоняющихся от отбывания уголовного наказания, а также безвестно отсутствующих, реализация которой требует учета целого ряда факторов, связанных именно с психологией личности человека, который прячется и не желает быть обнаруженным.

Следует заметить, что рассмотренное выше дифференцирование психологических требований по функциональным критериям оперативно-розыскной деятельности открывает пути целенаправленного развития соответствующих психологических методик осуществления мер ОРД на каждом из указанных функциональных направлений этой деятельности.

3. Принятие во внимание обновленного психологического содержания принципов ОРД в современных условиях борьбы с преступностью. Как известно, большинство из этих принципов, предусмотренные сегодня законодательно (ст. 4 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности") и наработанные теорией ОРД, были декларированы и легитимно признаны. Это, скажем, принципы законности, гуманизма, нравственности и этичности, уважения прав и свобод человека, равенства прав человека и гражданина перед законом, исключительной целесообразности мер ОРД и др., в которых так или иначе должна была соблюдать и тогдашняя оперативно-розыскная практика.

Но современные демократические и правовые процессы, происходящие в обществе, полностью изменили условия реализации указанных принципов ОРД. Это, например, обязательное вневедомственное санкционирование отдельных мер оперативно-розыскной деятельности, установление организационно-управленческой системы прокурорского надзора за этой деятельностью, явное изменение практики ОРД в направлении обретения определенной прозрачности для общественности, а также адекватность отдельных принципов и норм ОРД тождественным установкам других отраслей права.

Поэтому сегодня вопрос о принципах оперативно-розыскной деятельности все больше приобретают для нее непосредственное профессионально-психологическое значение, а главное — предопределяет необходимость существенного повышения качественного и морально-этического уровня современного оперативного работника органа внутренних дел.

Одновременно возникает объективная потребность в смещении акцентов при осуществлении мероприятий ОРД в сторону безоговорочного уважения и правовой защиты закрепленных Конституцией Украины демократических прав, свобод и других ценностей каждой отдельной личности. И здесь речь идет не только о защите сограждан, их собственности и законных интересов от преступных посягательств. Главное заключается в том, чтобы каждый оперативник видел в любом человеке, что выбирается как объект ОРД, прежде всего личность, которая охраняется государством и обществом.

Разумеется, это очень непростая психологическая задача. Ее решение требует преодоления почти векового менталитета, который неизменно формировался и креп в милицейской среде на идеях незыблемости целей и интересов авторитарного государства с одновременным, почти полным игнорированием ценности отдельной личности.

Бремя этого менталитета еще достаточно существенно и заметно. И он не только мешает формированию новых профессиональных и духовных идеалов современного оперативного работника, но и является значительным препятствием на пути успешной практической реализации психологии мер оперативно-розыскной деятельности.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ