Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Бараненко Б.И.
ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Учебное пособие
Киев, 2007.

 

Раздел 5. Психология мер оперативно-розыскной деятельности

5.2. Классификация мер ОРД и основные психологические требования к их проведению

Осуществления мер ОРД предусматривает, наряду с прочим, установления особых оперативно-розыскных отношений типа "субъект ОРД — объект ОРД", во время которых первый, выполняя конкретную задачу ОРД, познает определенным образом другое лицо (группу лиц), что представляет данный объект, и осуществляет на него адекватное оперативно-розыскное воздействие.

Это влияние заключается главным образом в применении соответствующих правовых норм (мер ОРД) и осуществлении психологического воздействия на определенную личность, то есть побуждение его к принятию той или иной идеи, которая ей навязывается, или же к организации личного поведения в оперативно разумном и оправданном направлении. Чрезвычайное значение имеет знание и учет психологии личности, на которую направляется воздействие, и соответствующее ему отношение.

В то же время в теории и практике оперативно-розыскной деятельности нередко говорится и о влиянии субъектов ОРД на социальную и определенную социально-экономическую среду, для обозначения которого сегодня используется, в частности, термин "инфраструктура преступности", который впервые ввел в литературных источников О.Ф. Долженков.

Цель этого воздействия состоит как в поиске и получении необходимой оперативной информации, так и в непосредственном выявлении, предупреждении, раскрытии преступлений, розыске преступников и тому подобное. Поэтому существование такого, будто безличностного воздействия, в практике является реальностью, но оно осуществляется не иначе, как путем соответствующего воздействия (запросы, требования, предписания, предложения и прочее) на конкретных лиц.

Заметим, что влияние, о котором идет речь, происходит только в рамках отношений между субъектом и объектом ОРД, которые урегулированы законодательством и имеют характер правовых оперативно-розыскных правоотношений.

Понятно, что в основе каждого конкретного воздействия лежат, кроме правовых и психологических основ, профессиональные знания субъектов ОРД, включая и те, что находятся на пересечении специальных оперативно-тактических, криминалистических, криминологических, управленческих, определенных естественнонаучных знаний и тому подобных.

Вместе с тем, очевидной является необходимость,

во-первых, адекватного соотношения психологии личности субъекта и объекта ОРД, включая место и социальную роль последней в окружающей социальной среде,

во-вторых, учета потенциального психологического содержания каждого отдельного мероприятия ОРД.

Если в отношении первого уже получено определенная ясность при рассмотрении предыдущих тем, то для выяснения второго нужно дополнительное его научно-теоретическое и прикладное осмысление. С методологической точки зрения меры ОРД следует классифицировать по определенным психологически обусловленными критериями.

Правда, недостаточная определенность природы и сущности мероприятий ОРД не позволяет сделать это корректно и безошибочно, в связи с чем в специальной литературе предлагаются различные, подчас непоследовательные и противоречивые варианты. По нашему мнению, их авторам не хватает четкого определения цели и корректных критериев такой классификации.

Делая попытку классифицировать мероприятия ОРД, мы имеем целью выявления типичных психологических требований, которые предопределяют практическую реализацию определенных групп или отдельных видов оперативно-розыскных мероприятий ОРД. Этой цели отвечает и избрания соответствующих критериев классификации.

Итак, к первому блоку оперативно-розыскных мероприятий, классифицированных по предметно-деятельному содержанию, целесообразно отнести те из них, которые направлены на непосредственное получение и фиксацию фактических данных о преступных действиях конкретных лиц и групп, пресечение и раскрытие преступлений, а также розыск и задержание преступников. Согласно с Законом Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" (п.п. 2, 4-7 ч. 1 ст. 8) такими мерами признаются:

1. Проведения контрольной и оперативной закупки и контролируемой поставки товаров, предметов и веществ, в том числе запрещенных к обращению, у физических и юридических лиц независимо от форм собственности с целью выявления и документирования фактов противоправных деяний. Обратим внимание на то, что это мероприятие фактически представляет несколько отдельных оперативно-розыскных мероприятий, и каждое из них имеет свою психологическую специфику.

Так, контрольная закупка заключается главным образом в мнимом приобретении оперативниками товаров, предметов и веществ с целью проверки соблюдения законодательства, регулирующего торговлю последними и их обращение, а также разоблачение связанных с этим преступлений.

Психологические требования к проведению данного мероприятия вначале сводятся к маскировки его истинного характера и утаивания исполнителями статуса оперативных работников, а уже потом, в зависимости от результатов закупки, принимается решение о ее разглашение или оставления в неразглашенном состоянии.

Оперативная же закупка предусматривает только негласные действия субъектов ОРД или лиц, сотрудничающих с оперативными подразделениями, при выполнении которых (действий) осуществляется проверка оперативной информации и приобретаются сведения о наличии или отсутствии фактических данных преступного характера. Негласность этих действий как раз и обуславливает психологию данного мероприятия.

Наконец, суть контролируемой поставки состоит в оперативном контроле за перемещением из одних рук до других каких-либо заранее помеченных и документально зафиксированных предметов преступных действий (товаров, наркотиков, оружия, взрывчатки, денег, драгоценностей и тому подобное) с целью документирования преступлений и изобличения виновных лиц.

С точки зрения психологии это мероприятие требует не только учета оперативными работниками его тайного характера, но и предварительно полученной объективной информации относительно психологической характеристики конкретных лиц, от соисполнителей, которые представляют промежуточные или конечные звенья контролируемого прохождения предметов, веществ и тому подобное, до собственно их получателей.

2. Истребование, сбор и изучение документов и данных, характеризующих деятельность конкретных предприятий, учреждений, организаций, а также образ жизни отдельных лиц, подозреваемых в приготовлении или совершении преступления. Это мероприятие, как и предыдущее, является совокупностью явных или скрытых (зашифрованных) действий, которые заключаются или в получении некоторых справок из официальных источников, или в получении из этих источников и изучение, включая и предварительные экспертные оценки, документов, содержащих в себе оперативно значимую информацию в отношении предприятий, учреждений, организаций и отдельных лиц.

Психологические требования относительно выполнения этого мероприятия сводятся главным образом к зашифровке оперативным работником своих действительных информационных потребностей, в том числе и сокрытия от должностных лиц того, какие документы являются объектами изучения, путем работы с ними под прикрытием других тождественных документов.

Кроме того, при оперативном решении любых документов важно иметь в виду, что почти во всех случаях они являются источниками довольно значительной сугубо психологической информации (мировоззренческого, морально-этического, интеллектуального, мотивационного, коммуникационного, волевого, эмоционального характера), особенно если речь идет о персонифицированных документах, включая те, что выполнены непосредственно лицами, которые вызывают оперативный интерес (например, их дневники, планы, служебные письма, мемуары, записные книжки и т.п.).

3. Проведение операций по захвату вооруженных преступников и пресечению преступлений. Определяя эту правовую норму, законодатель исходил из необходимости предоставить оперативным подразделениям право на проведение соответствующих масштабных операций, которые по своему содержанию является одновременным или последовательным осуществлением целого ряда оперативно-розыскных мероприятий для достижения соответствующих задач.

Главными психологическими требованиями к проведению таких операций следует назвать прежде всего учета всеми исполнителями экстремального характера, скорости и непредсказуемости развития ситуаций, рискованности действий, личной опасности и прочее. Наиболее востребованными психологическими качествами оперативников для этого следует считать оперативность (скорость, активность, наступательность), выдержку, изобретательность, способность к переговорам и убеждению других лиц.

4. Негласное выявление и фиксация следов тяжкого преступления, а также документов, вещей, предметов, которые могут служить доказательствами приготовления или совершения такого преступления, в том числе путем проникновения оперативного работника в помещения, транспортные средства, на земельные участки.

По своей сути это мероприятие представляет оперативный осмотр, то есть тайное обследование помещений, зданий, сооружений, участков определенной местности, а также транспортных мероприятий путем негласного проникновения в них. Как показывает практика, для успешного проведения оперативного осмотра необходимо соблюдение таких психологических требований со стороны исполнителей:

— уверенность в правомерности и этичности проводимого осмотра;

— уверенность в достоверности информации о возможном наличии на объекте оперативного осмотра предметов, вещей, документов, которые могут быть доказательствами преступных действий;

— профессиональное моделирование образа предполагаемых фактических данных о преступной деятельности отдельных лиц и групп и места возможного их нахождения на объекте оперативного осмотра;

— уверенность в надежности технических средств фиксации фактических данных, выявленных на объекте оперативного осмотра;

— уверенность в реальном обеспечении личной безопасности во время проведения оперативного осмотра.

5. Проникновение в преступную группу негласного работника оперативного подразделения или лица, сотрудничающего с ним. Законодатель не случайно ввел эту отдельную правовую норму, поскольку речь идет уже не о традиционную агентурную работу в преступной среде, а о самостоятельном оперативно-розыскном мероприятии, которое имеет специальное правовое регулирование, включая определение оснований и порядка такого внедрения, его объектов и субъектов, лиц, которые могут быть внедрены, а также гарантий их правовой и социальной защиты.

Выводы нашего исследования свидетельствуют о том, что внедрение предполагает реализацию сложного комплекса оперативно-розыскных мероприятий, средств, способов, оперативно-тактических приемов и комбинаций, а потому имеет весьма значительное общее психологическое напряжение.

Между тем есть и чисто видовые психологические требования, обусловливающие выполнение данного оперативно-розыскного мероприятия.

Это, скажем, предусмотренное законодателем обязательное сохранение в тайне достоверных данных о личности негласного сотрудника, который внедряется в преступную группу. В теории и практике ОРД соблюдение данного требования обеспечивается легендой прикрытия.

Вообще легенда — нечто вымышленное, невероятное, то есть вымысел относительно какого-то факта, события, обстоятельства, заранее продуманный в деталях оперативным работником. Она призвана дезинформировать, ввести в заблуждение объекты оперативного интереса в отношении ее определенных фактов, событий, приключений, а также личностных данных негласного работника, который внедряется в преступную группу, с целью побуждения упомянутых объектов к поведению и поступкам, которые бы способствовали выполнению задач и планов внедрения.

По своему назначению и содержанию легенда имеет универсальный характер, поскольку создает условия для осуществления любых оперативно-розыскных мероприятий. В этом смысле она может быть признана или главным составляющим элементом оперативной комбинации (если таковая имеет комплексный, многоплановый характер), или собственно результатом собственно оперативной комбинации.

Недаром еще много лет назад Е.А. Дидоренко вместе с другими учеными признали легенду важнейшим компонентом, обеспечивающим успешную реализацию практически всех оперативно-розыскных мероприятий скрытого характера.

Применительно к внедрению как мероприятия ОРД психологическое значение легенды сводится прежде всего к обеспечению негласного проникновения лица в преступную группу, закреплению в ней и выполнению полученных задач. Но не в меньшей степени легенда призвана обеспечить безопасность этого человека, его семьи, близких родственников, а также прямых исполнителей внедрения. Поэтому она охватывает все стадии проведения этого мероприятия, включая и вывод негласного сотрудника из группы и дальнейшую его реабилитацию. Понятно, что каждая стадия имеет свое специфическое психологическое содержание.

Исследование проблемы внедрения негласных сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел в организованные преступные группы и преступные организации позволило разработать организационно-психологическую структуру легендирования этого мероприятия. Учитывая общую оперативно-розыскной значимость легенды, считаем целесообразным более подробно рассмотреть данную структуру и ее элементы.

1. Информационная модель легенды. Обязательными ее компонентами являются действительные или вымышленные сведения относительно внедряемого лица:

установочные данные (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, отдельные жизненные периоды и события и т.п.);

— о профессии, определенный профессиональный, включая и криминальный, опыт, специальные (правовые, экономические, технические, технологические) знания, личные увлечения (хобби) и т. др., что могут вызвать интерес со стороны объекта внедрения;

— о семейных, служебных, личных жизненных событиях, дела, ожидания, которые позволяют в нужный момент уклониться от прямого участия в совершении преступления, а также исчезнуть из поля зрения объекта внедрения (например, плановая госпитализация, командировка, трудовой контракт в другой местности, заранее приобретенный билет для дальней поездки).

Практический опыт указывает на необходимость соблюдения таких обязательных психологических требований к информационной модели легенды, как:

а) правдоподобие охваченных легендой событий, фактов и обстоятельств, то есть соответствие их реальной действительности, к которой "привязана" легенда, а также идентичность ролевого образа, выбранного негласным работником, его фактическим личностным психологическим свойствам.

Это требует использования реальных сведений относительно предусмотренных легендой:

— мест фактического или вымышленного проживания негласного работника, его работы, отбывания уголовного наказания;

— фамилий земляков, родственников, руководителей и коллег;

— преступных авторитетов;

— должностных лиц в качестве "крыш";

— судей, следователей и оперативных сотрудников, что рассматривали уголовное дело;

— начальства исправительной колонии, где происходило наказание, возможных актов массового неповиновения, имевших в ней место;

— расположение городских жилых массивов, поселков, сел, улиц, маршрутов общественного транспорта и т.д.

Как видно, с одной стороны, возникает потребность в воспоминаниях и переживаниях внедряемым лицом его личного жизненного пути и всего, что с этим связано, с другой — говорится о необходимости психологического употребления вымышленного образа, сформированного на основе реалий, имевших место в жизни других лиц или которые могли объективно существовать в определенном времени и пространстве, однако таких, которые не могут быть опровергнуты в результате их проверки;

б) естественность легенды, что выражается в психологической непринужденности поведения негласного работника и обычной манере его общения в процессе реализации выбранной роли;

в) перспективность легенды, т. е. возможность дальнейшего ее развития и корректировки в зависимости от изменения ситуации;

г) оптимальность легенды, что заключается в наиболее рациональных, экономичных и эффективных элементах ее содержания;

г) документированность легенды, что сводится к документальному ее оперативного прикрытия с помощью документов (наличие паспорта, военного билета, служебного удостоверения, удостоверения водителя, свидетельства о регистрации транспортного средства, справки об освобождении из места лишения свободы, гражданско-правовых договоров, контрактов, соглашений, служебных писем и т. п).

2. Модель ролевого поведения (перевоплощения), которая представляет собой систему предусмотренных легендой действий, поступков, специфических особенностей языка (жаргона), внешнего вида (включая одежду и аксессуары, которые подкрепляют определенный имидж лица) и других поведенческих позиций, способствующих созданию и поддержанию правдоподобного ролевого образа негласного работника.

Из достоверных характеристик современных преступных групп, особенно организованных преступных объединений, а также их лидеров-руководителей вырисовываются типичные роли лиц, которые внедряются в следующие формирования:

— роль опытного преступника («вора в законе», «домушника», мошенника, рэкетира и т.п.) или лица, имеющего обширные связи в криминальной среде или в преступной инфраструктуре;

— роль специалиста-профессионала, особые знания и опыт которого могут быть востребованы преступниками, например, автомеханик, умеющий перебивать номера на агрегатах автомобилей или занимается частным авторемонтом, может реализовать похищенный автотранспорт;

— водитель-«дальнобойщик», что имеет возможность перевозить незаконные грузы;

— биржевой, финансово-банковский сотрудник, способный легализовать преступно добытые деньги и тому подобное;

роль должностного лица, государственного чиновника, привлекательного для субъектов организованной преступности своими широкими связями в правоохранительных, экономических, политических сферах;

— роль незаслуженно обиженного милиционера, способного в связи с этим пойти на сотрудничество с преступниками, быть для них "крышей" и прочее;

— роль нейтрального лица, склонности, увлечения, хобби которого, например, коллекционирование, спорт, живопись, религия, соответствуют аналогичным интересам преступников.

3. Организационно-тактическая модель легенды, которая заключается в системе действий и комбинаций оперативно-тактического характера, включая психологические методы, приемы и тому подобное.

4. Материально-техническое и другое ресурсное обеспечение легенды. Речь идет об удовлетворении материально-технических потребностей, как инструментария, что обеспечивает организационные, технические и другие расходные условии разработки и реализации легенды. В случае выполнения этого требования (например, приобретение временного жилья, оборудованного делового офиса, средств электронной связи и автотранспорта, национальной и иностранной валюты, образцов или партий товаров, оружия, взрывчатки) усиливается психологическая платформа легенды, а в противном случае возникают ощутимые профессионально-психологические трудности.

Нельзя не обратить внимания и на другие психологические факторы, которые должны учитываться при осуществлении внедрения. Это, скажем, возможность расшифровки негласного работника во время пребывания его в преступной группе, риск ситуативного принятие участия в совершении тяжкого преступления, риск нарушения тайны личной жизни отдельных лиц, нанесения вреда их репутации и отношениям, которые охраняются законом, возможность причинения материальных или финансовых убытков в связи с выполнением задач ОРД и т. др.

Хотя законодатель определенным образом и оправдывает каждый из указанных элементов риска, но существует еще чисто моральная, эмоциональная сторона вопроса, что может оказывать разрушительное влияние на психику внедряемой лица.

Заканчивая рассмотрение первого блока мероприятий ОРД, мы считаем правильным отнести к нему и действия по реализации оперативных средств, использование которых почти целиком подчинено обеспечению выполнения предусмотренных выше мер ОРД, а именно:

создание с целью конспирации предприятия, организации, использование документов, которые зашифровывают лицо или ведомственную принадлежность работников, помещений и транспортных средств оперативных подразделений. Главным условием существования указанных легендированных объектов является их реальная уставная деятельность, например, юридическая, охранная, инвестиционная, кредитно-финансовая, торговая и др. что требует от оперативных работников, кроме профессиональных качеств разведчиков, широких знаний из разных отраслей предпринимательской, финансовой, управленческой деятельности и т.д., а также способностей к ролевому перевоплощению;

использование с согласия администрации и лиц служебных помещений, транспортных средств и другого имущества предприятий, учреждений, организаций, жилья, транспортных средств и тому подобное, но с учетом того, что эти действия являются, как правило, кратковременными.

Ко второму блоку мы отнесли меры, направленные на поиск и получение информации, имеющей оперативно-розыскное значение:

1) опрос лиц с их согласия, использование их добровольной помощи;

2) получение от юридических и физических лиц бесплатно или за вознаграждение информации о преступлениях, которые готовятся или совершены;

3) проверка в установленном порядке финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций, отдельных лиц, занимающихся хозяйственной деятельностью;

4) посещение жилых и других помещений с согласия их собственников или жителей для выяснения обстоятельств совершенного или готовящегося преступления, а также сбор сведений о противоправной деятельности подозреваемых лиц;

5) снятие информации с каналов связи, применение других технических средств получения информации;

6) контроль путем отбора по определенным признакам телеграфно-почтовых отправлений;

7) визуальное наблюдение в общественных местах с применением фото-, кино— и видеосъемки, оптических и радиоприборов, других технических средств.

Анализируя мероприятия данного информационного блока, прежде всего надо говорить о психологии удовлетворения информационно-познавательных потребностей субъектов ОРД. Мероприятия, которые охватывает этот блок, относятся к действиям познавательной направленности и направлены на получение достоверного знания об объектах оперативно-розыскной деятельности.

Следует сказать, что традиционные источники сегодня уже не удовлетворяют современную практику.

Во-первых, качественные изменения, происходящие в структуре и динамике современной преступности, значительно расширяют информационные потребности оперативных подразделений, поскольку возникает необходимость в получении и переработке максимально широкого спектра сведений социального, экономического, политического, в том числе гео— и этнополитического, государственно-управленческого, социально-психологического и другого криминогенно значимого характера. Понятно, что это требует от субъектов ОРД дополнительных научных и практических знаний и с психологической точки зрения составляет когнитивную проблему.

Во-вторых, учитывая ограниченные возможности прямого получения оперативной информации важное значение приобретают косвенные оперативные сведения, которые "прорываются" из криминальной среды в смежные социальные сферы:

— интимные, семейные и родственные связи преступных элементов;

— их окружение в сферах проведения досуга, удовлетворение потребительских интересов, бытового обслуживания;

— партнерские отношения в сферах предпринимательской деятельности;

— политические, партийные связи и т. др.

Психологические требования к использованию указанных альтернативных источников сводятся прежде всего к осознанию оперативными работниками самой этой потребности, а также к способности налаживать оперативные связи в социальной среде и владение способами и приемами социального общения.

Относительно практической реализации приведенных выше информационно-познавательных мероприятий, то они осуществляются с помощью ряда общепризнанных способов (методов) ОРД, среди которых наиболее психологически насыщенными являются такие.

1. Разведывательный опрос. Суть этого способа заключается в проведении оперативным работником непосредственной беседы с объектом оперативного интереса, во время которой оперативник получает нужную информацию. При этом опрос может быть открытым, если вопросы лицу ставятся конкретные, прямые и недвусмысленные, или же иметь негласный характер, когда действительные информационные потребности скрываются за целым рядом вопросов, которые отвлекают внимание.

Специфика применения этого способа сводится к необходимости выяснения оперативным работником психологической характеристики опрашиваемого лица, представление основных черт ее характера, темперамента, моторики и тому подобное, способности оперативника к быстрой установке с этим лицом соответствующего контакта и направление беседы в нужном направлении.

2. Оперативная установка. Этот способ близок к предыдущему, но он предназначен для установления и проверки конкретной личности и ее окружения, их образа жизни, материального достатка и прочего. Предполагается последовательный опрос оперативным работником многих частных или официальных лиц, использование дополнительных материальных, документальных источников. Оперативная установка производится только в негласной форме. Наиболее важными психологическими требованиями, которые относятся к выполнению оперативной установки, являются:

— развитая личная изобретательность и психологическая контактность оперативного работника, которые нужны для установления первоначальных отношений с незнакомыми людьми;

— владение способами перевоплощения и соблюдение выбранного ролевого поведения;

— способность к целенаправленному личному восприятию различных сторон жизнедеятельности человека, который изучается, и окружающей его среды;

— наличие вербальной, зрительной, слуховой памяти и способность к удержанию в ней множества мелких фактов и обстоятельств;

— владение методом включенного наблюдения, биографическим методом, то есть реконструкцией жизненного мира отдельных индивидов на основе изучения личных документов, включая фотоальбомы, дневники, переписка, а также методике анализа результатов деятельности и тому подобное.

3. Наружное наблюдение. Среди многих способов визуального наблюдения, которые используются в ОРД, наружное наблюдение представляет собой непосредственное целенаправленное скрытое восприятие и фиксацию штатным негласным сотрудником специального оперативного подразделения жизнедеятельности конкретных лиц как объектов оперативного интереса. Оно подчиняется ясной цели и четко определенным задачам ОРД и осуществляется только в ситуациях, имеющих весьма существенное оперативно-розыскное значение. Процесс такого наблюдения сопровождается фиксированием событий и фактов с помощью оперативно-технических средств (фотокамеры, видеокамеры, аппаратуры для фонозаписи и тому подобного).

Наиболее важными психологическими условиями, способствующими успешному проведению наружного наблюдения является:

— умение оперативников психологически диагностировать нестандартное поведение объекта наблюдения на основе анализа и оценки фактов посещения им различных учреждений, предприятий, неожиданных его встреч и форм общения с другими лицами, неадекватных действий, способов передвижения и т. п;

— готовность к необычным ситуациям во время наблюдения, например, к исчезновению объекта из поля зрения или к открытым требованиям последнего о прекращении его преследования,

— возможной расшифровки оперативного сотрудника в случае пресечения им тяжкого преступления.

Эти условия требуют от оперативного работника наблюдательности, т. е. умения быстро и точно охватывать характерные признаки объекта наблюдения, владение методами мнемоники, которые облегчают запоминание информации путем предоставления ей другого значения и другой структурной организации.

Это такие методы, как:

— запоминание через формирования мнемонических фраз (например, все в свое время изучали цвета спектра с помощью фразы: "Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан");

— метод опорных слов (запоминание определенного перечня предметов и вещей путем ассоциирования их с мысленным образом слов, изученных с помощью специального стихотворения, например: один — господин, два — дрова, три — снегири; четыре — в квартире...) и другие.

4. Личный сыск, представляющий собой способ личного наблюдения, которое обычно проводится тайно непосредственно оперативным работником для обнаружения и визуального фиксирования процессов и явлений, существенно значимых для выполнения задач ОРД.

Психологические требования к применению этого способа почти полностью тождественны требованиям относительно наружного наблюдения, только при личном сыске риск расшифровки оперативного работника перед объектом наблюдения не приобретает такого важного психологического значения, как при осуществлении предыдущего метода.

Кроме проведенной выше классификации мер ОРД, последние можно также дифференцировать с целью выявления психологических закономерностей их реализации и по другим критериям:

1. По форме проведения:

а) гласные мероприятия, во время выполнения которых стороны полностью представляют себя участниками этих мероприятий. Особенностями психологического состояния последних является то, что оперативный сотрудник, например, действуя официально, защищен этим своим статусом, имеет возможность обнародовать цели и задачи мероприятия, пригласить при необходимости вспомогательные силы и т.п. В свою очередь лицо — объект оперативно-розыскного воздействия, осознавая данное воздействие, рассчитывает на его законность и на гарантии соблюдения ее;

б) негласные мероприятия, их осуществление, как уже отмечалось, обеспечивается системой специальных правовых, организационных способов и методов, в зависимости от чего формируются и психологические основы выполнения этих мероприятий.

2. По правовым последствиям проведения:

а) дискретные, то есть меры, которые нарушают определенные личные права и свободы граждан;

б) недискретные, что не нарушают прав и свобод. Психологические требования к оперативному работнику — исполнителю этих мер касаются главным образом его моральных, этических, религиозных взглядов и убеждений, правового сознания.

3. По необходимости санкционирования:

а) мероприятия, которые проводятся только с санкции суда и с сообщением об этом прокурору;

б) мероприятия, которые не требуют вневедомственного санкционирования. Не трудно увидеть, что указанные условия способны по-разному влиять на психологические особенности выполнения мероприятий ОРД.

4. По использованию оперативно-технических средств:

а) мероприятия с использованием;

б) мероприятия без использования этих средств. Понятно, что, прибегая к ним, оперативный работников, с одной стороны, чувствует уверенность в успешном выполнении задач ОРД. С другой же стороны, непосредственное негласное применение оперативно-технических средств вызывает волнение оперативника, страх по поводу его расшифровки, разоблачения техники и тому подобное. Преодоление этого состояния требует необходимых навыков и соответствующего опыта работы.

Таким образом, рассмотрены основные психологические требования, закономерности и особенности практического осуществления мероприятий оперативно-розыскной деятельности. Этим заканчивается рассмотрение общей психологии познания ОРД как соответствующей системы предметной деятельности. Понятное дело, что изложенное в данной теме далеко не исчерпывает всех психологических факторов, организационных и тактических компонентов, нюансов, которые предопределяют психологию мероприятий ОРД, исходя из чего, мы считаем, что последнее слово остается за соответствующей практикой.


Контрольные вопросы

1. Правовая, предметно-действенная и психологическая сущность мероприятий ОРД.

2. Соотношение понятий "мероприятие ОРД", "средство ОРД", "метод ОРД".

3. Классификация мер оперативно-розыскной деятельности и типичные психологические требования относительно их осуществления, исходя из основных функциональных критериев этой классификации.

4. Психологическая оценка принципов ОРД в современных условиях борьбы с преступностью.

5. Специфические психологические требования относительно проведения негласных мероприятий ОРД.

6. Специфические психологические требования относительно проведения дискретных мер ОРД.

7. Психологические требования относительно проведения мероприятий ОРД с использованием оперативно-технических средств.

8. Специфические психологические требования относительно осуществления отдельных мероприятий ОРД:

— контрольной и оперативной закупки и контролируемой поставки товаров, предметов и веществ, в том числе запрещенных к обороту, у физических и юридических лиц;

— истребование, сбор и изучение документов и данных, характеризующих деятельность конкретных предприятий, учреждений, организаций, а также образ жизни отдельных лиц, подозреваемых в приготовлении или совершении преступления;

— проведение операций по захвату вооруженных преступников и пресечению преступлений;

— негласного выявления и фиксирования следов тяжкого преступления, документов и других предметов, которые могут служить доказательствами приготовления или совершения такого преступления, в том числе путем проникновения оперативного работника в помещения, транспортные средства, на земельные участки;

— опрос лиц с их согласия, использование их добровольной помощи;

— получение от юридических и физических лиц бесплатно или за вознаграждение информации о преступлениях, которые готовятся или совершены;

— проверки в установленном порядке финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций, отдельных лиц, занимающихся хозяйственной деятельностью;

— посещение жилых и других помещений с согласия их собственников или жителей для выяснения обстоятельств совершенного или готовящегося преступления, а также сбор сведений о противоправной деятельности подозреваемых лиц;

— снятие информации с каналов связи, применение других технических средств получения информации;

— контроля путем отбора по отдельным признакам телеграфно-почтовых отправлений;

— визуального наблюдения в общественных местах с применением фото-, кино — и видеосъемки, оптических и радиоприборов, других технических средств;

— проникновение в преступную группу негласного работника оперативного подразделения или лица, сотрудничающего с ним.

9. Понятие и психологическая сущность легенды, ее место и роль в осуществлении внедрения негласного сотрудника в преступную группу: организационно-психологическая структура легенды внедрения; информационная модель; модель ролевого поведения (перевоплощения); организационно-тактическая модель легенды.

10. Психологические требования относительно создания с целью конспирации предприятия, организации, использования документов, которые зашифровывают лицо или ведомственную принадлежность работников, помещений и транспортных средств оперативных подразделений.

11. Психологические требования относительно использования при согласии администрации и лиц служебных помещений, транспортных средств и другого имущества предприятий, учреждений, организаций, жилья, других помещений, транспортных средств, имущества и тому подобное.


Литература к пятому разделу

1. Андреева Г.М. Социальная психология. — 2-е изд. -М., 1988.

2. Емельянов Ю.Е. Активное социально-психологическое обучение. — А.: АГУ, 1985.

3. Закон України "Про оперативно-розшукову діяльність" № 2135-ХИ від 18 лютого 1992 року.

4. Закон України "Про організаційно-правові основи боротьби з організованою злочинністю" № 3341-XII від ЗО червня 1993 року.

5. Кондратьєв Я.Ю., Бараненко Б.І. На шляху методо¬логічного оновлення оперативно-розшукової діяльності //Науковий вісник НАВС України. — 2002. — № 1. — С. 13-19.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. -І.-.М., 1975.

7. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник /Под ред. В.Б. Рушайло. — 2-е изд., испр. и доп. -, СПб.: Лань, 2000.

8. Психологія: Підручник /Ю.Л. Трофимов, В.В. Ри¬балка, П.А. Гончарук та ін.; За ред. Ю.Л. Трофимова. — К.:Либідь, 2000.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ