Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Бараненко Б.И.
ПСИХОЛОГИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Учебное пособие
Киев, 2007.

 

Раздел 3. Психология объектов оперативно-розыскной деятельности

3.2. Психология организованных преступных объединений как объектов ОРД

Новый Уголовный кодекс Украины определил, что преступление признается совершенным организованной группой, если в его приготовлении или совершении принимали участие несколько лиц (три и более), которые предварительно сорганизовались в устойчивое объединение для совершения этого и других (другого) преступлений, объединенных единым планом с распределением функций участников группы, направленных на достижение этого плана, известного всем участникам группы (п. Ст. 28 УК).

В то же время законодатель признал преступление совершенным преступной организацией при условии, что оно совершено устойчивым иерархическим объединением нескольких лиц (трех и более), члены или структурные части которого по предварительному сговору сорганизовались для совместной деятельности с целью непосредственного совершения тяжких или особо тяжких преступлений участниками этой организации, либо руководства или координации преступной деятельности других лиц, или обеспечения функционирования как самой преступной организации, так и других преступных групп (п. 4 ст. 28 УК).

Итак, практика получила законодательное определение указанных организованных преступных формирований. Однако эти дефиниции не внесли еще достаточной ясности, поскольку они, на наш взгляд, сформированы без достаточного учета психологического аспекта данного вопроса. Поэтому представляется необходимым обратиться к рассмотрению и выяснения ряда психологически значимых факторов, которые бы помогли более полно и объективно определить признаки организованных преступных объединений. Думаем, что самым важным в данной проблеме является раскрытие их психологической структуры на основе системно-комплексного подхода, с позиции которого в этой структуре отчетливо проявляются такие параметры.

1. Группы (организации) и основные их системообразующие компоненты:

— социально-психологическая характеристика;

— формирование внутренней психологической структуры;

— главные организационно-психологические компоненты.

2. Личностная характеристика участников: общая социально-психологическая структура; типологические особенности.

3. Лидерство и его роль в создании и уголовном функционировании организованных преступных формирований.

4. Характеристика преступной деятельности

Считаем целесообразным содержательно рассмотреть основные элементы этой структуры.

Социально-психологическая характеристика организованных преступных формирований.

В социальной психологии группы вообще классифицируются, во-первых, с доминирующими в них социальными целями и ролями, а во-вторых — по их величине.

Относительно первого критерия, то организованные преступные группы и преступные организации являются однозначно антиобщественными формированиями, деятельность которых направлена на удовлетворение их членами своекорыстных интересов и потребностей противозаконными путями, что обусловливает и адекватные им цели и мотивы.

Исходя из этого, данные формирования признаются групповыми субъектами организованной преступной деятельности, сущность которой заключается в системном характере преступных действий, связанных едиными групповыми целями, мотивами, а также единым планом (программой). Последнее следует интерпретировать не упрощенно (механически), а с позиций психологии, поскольку именно при таком подходе действительное содержание указанных компонентов оказывается в объединенности их единым мыслительным планом каждого участника группы и в личном осознании им всей системы преступной деятельности этой группы.

Таким образом, преступная деятельность является основным смысловым признаком существования не только преступной организации, но и организованной преступной группы.

Что же до размера организованных преступных формирований как их социального признака, то в этом отношении в социологии достаточно определены лишь малые группы — социальные объединения, члены которых, действуя на кооперативной основе, непосредственно общаются друг с другом (количество участников здесь не признается решающим критерием).

В психологии понятие "группа", как правило, употребляется для наименования малых групп. Для обозначения же больших объединений используются такие термины, как "группировка", "альянс" "социальная организация". Последняя также определяется как система кооперации, но ее отличает от группы более высокая степень организованности, а главное — иерархическая система руководства и взаимодействия участников этой организации.

Привлекательным и полезным в научно-познавательном и практическом отношении представляется анализ путей и способов создания организованных преступных групп или организаций, а также формирование их психологической структуры.

Вообще причинами объединения лиц в преступную группу с позиций психологии могут быть:

Иерархия (от греч. hieros — священный, arche — власть) — расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему. В социологии этот термин используется для обозначения социальной структуры общества или его подсистем, в теории организации понимается как принцип управления

а) невозможность совершать преступления без совместных усилий определенного количества людей;

б) выявление общности преступных интересов, потребностей, целей, мотивов, намерений и тому подобное;

в) ситуативные обстоятельства, такие как безвыходное материальное, моральное положение и т.п.

Отметим также, что устойчивой остается тенденция превращения неорганизованных преступных групп (преимущественно общеуголовной направленности) в организованные вследствие их качественного развития.

Определяющую роль в психологии создания и становления группового объединения как преступного формирования играют его потребности и интересы, которые подразделяются на два вида.

1. Потребности и интересы большинства лиц, входящих в данное формирование. Почти во всех случаях это корыстные потребности и интересы, которые, становясь групповыми психологическими образованиями, осознаются членами преступного формирования как собственные, то есть набирают для них личностное (мотивационное, целеобразующее) значение. Это тот уровень, когда групповое формирование приобретает определенную сплоченность, автономизацию, что больше всего способствует достижению достаточно высокого психологического единства.

2. Потребности, обеспечивающие условия формирования, становления, развития и сохранения организованной преступной группы или преступной организации как определенной функциональной системы. Особая роль в этом отношении принадлежит групповым нормам, которые распространяются не столько на эмоциональные отношения, сколько (преимущественно) на действующие отношения в данных объединениях.

Значительное место отводится дисциплинарным нормам, прежде всего таким, как: конспирация, то есть сокрытие преступных действий, осторожное поведение, неразглашение принадлежности лиц к групп и их преступной деятельности и т.д; полное подчинение членов групп лидерам в вопросах исполнительной дисциплины; запрет осуществления отдельными лицами несанкционированных преступлений; недопустимость выдачи сообщников правоохранительным органам; запрет выхода из группы, а также требование относительно обязательного отчисления "общаковских" взносов.

Относительно форм сохранения целостности организованных преступных формирований и обеспечения их жизнедеятельности, то здесь применяются самые разнообразные меры, методы и приемы. Особое внимание преступные организации уделяют, например, созданию с целью прикрытия их действительной деятельности "крыш" под видом всякого рода сервисных центров, информационных агентств, охранных, увеселительных фирм и тому подобного.

Достаточно распространенным является отслеживание лидерами преступных организаций направленных против них намерений и конкретных действий со стороны правоохранительных органов. В частности, имея в непосредственном подчинении структурные подразделения безопасности, нередко возглавляемые профессионалами, эти лидеры получают достаточно информации для анализа окружающей обстановки. Стали уже обычными и такие меры по самосохранению организованных преступных организаций, как создание в них блоков физической защиты, разработка особой тактики поведения соучастников на случай ареста и т.п.

Организационно-психологическая структура организованных преступных объединений.

Прежде всего существенное значение имеет их организационно-функциональная структура, главным определяющим признаком которой выступает горизонтальное или вертикальное построение.

Так, организованные преступные группы в основном имеют горизонтальное построение, для которого свойственны такие признаки:

а) по степени централизации — слабая ее выраженность. Отношения (особенно предметно-действенные) между всеми участниками группы, включая и лидера, осуществляемых по горизонтали на взаимной контактной основе;

б) по внешней команде — автономный характер;

в) по степени ролевой дифференциации — постоянная специализация действующих функций, что свойственно лишь некоторым исполнителям, исходя из соответствующих потребностей каждой конкретной группы. Текущее же распределение обязанностей осуществляется лидерами организованных преступных групп, исходя из наличия необходимых специалистов, доверия к ним, а также их волевых качеств, исполнительской дисциплинированности и тому подобного;

г) по видам и способам коммуникации — полная или упрощенная структура (по существующей классификации), когда каждый член группы может установить очную связь со всеми ее членами, включая и лидера.

Эту структуру можно показать так.

Это обычные и наиболее распространенные на сегодня организованные преступные группы, совершающие кражи, грабежи, разбои, мошенничество, вымогательство и другие корыстные преступления.

К рассматриваемой разновидности групп относится и большая часть разоблаченных банд, поскольку они также имели горизонтальную структуру.

Одновременно банды отличаются от организованных преступных групп, и не только наличием обязательных уголовно-правовых признаков (вооруженность, создание с целью нападения на предприятия, учреждения, организации или на отдельных лиц), но, в значительной степени, вследствие количественных и качественных изменений в их организационно-психологической структуре: больший количественный состав (в среднем в полтора раза выше, чем в группах); ощутимое повышение криминального профессионализма, в том числе рецидивизм (среди почти одинаковой доли — одной трети — ранее судимых, выявленные в общем массиве членов исследованных групп, количество тех, что были в прошлом три и более судимостей, в бандах равнялась 65% против 4% относительно общего массива, а рецидивисты при этом имели соответствующее превышение в четыре раза, то есть 28% против 7%. Кроме того, более половины ранее судимых участников банд в прошлом совершали корыстно-насильственные преступления); сплоченность бандитских формирований и как следствие длительное их преступное существование (все банды к разоблачению функционировали более шести месяцев, в том числе 59% — от одного года); повышенный уровень (в полтора-два раза) специализации и интенсивности преступной деятельности в том числе межрегионального характера.

Итак, при определенном сходстве описанных схематических моделей обычной организованной группы и банды, между ними есть различия:

— во-первых, при сохранении общего принципа горизонтального типа их организационно-функциональной структуры, в схеме банды заметным является уклон в сторону централизации, то есть отношения между всеми членами хотя и происходят на прямой контактной основе, но одновременно имеет место централизованное руководство бандой со стороны ее лидера-организатора;

— во-вторых, более выраженным признаком является специализация членов банды, как и самой преступной деятельности последней, поскольку немало таких формирований совершают нападения однородного характера, скажем, по объектам посягательства, способами преступных действий, в том числе насильственных, и тому подобное;

— в-третьих, лидер банды в основном является инициатором ее создания и организатором преступной деятельности;

— в-четвертых, деятельность банды допускает участие непостоянных членов как отдельных исполнителей заказов.

К вертикальному типу организационно-функциональной структуры относятся преступные организации. Этот вид, при почти полном отсутствии соответствующей судебной практики, возможно представить только по материалам оперативно-розыскных дел. В изображенных ниже вертикальных структурах наглядно прослеживаются следующие организационно-функциональные компоненты.

1. Централизация. Она присутствует в преступных организациях обоих типов и имеет выразительный характер. Все взаимодействия происходят по пирамидальной двух — или трехступенчатой иерархией.

На вершине пирамид находятся лидеры-руководители (организаторы), ниже размещаются исполнительные структурные звенья в виде, как правило, отдельных групп, бригад (а то и отдельных специалистов — исполнителей определенных заказов), которые возглавляются непосредственно лидерами или же подчиненными им руководителями-бригадирами. На пересечении верхушки и исполнительных звеньев иногда действуют различного рода организационно-управленческие субъекты (посредники, менеджеры, распорядители и тому подобное). Это чаще всего лица из ближайшего окружения лидеров, которые помогают в генерировании криминальных идей, разработке и организации выполнения стратегических решений преступного характера.

Непосредственные контакты существуют между: лидером и приближенными к нему "авторитетами" или (и) руководителями-бригадирами или отдельными доверенными лицами из числа участников подчиненных исполнительных звеньев (независимо от степени иерархии). Взаимодействия исполнителей, как правило, ограничиваются отношениями между собой и с непосредственными руководителями. Выход на более высокие уровни при этом допускается, но в исключительных случаях.

2. Функциональная дифференциация. Специализация действующих функций является почти обязательным признаком организационно-психологической структуры преступных организаций. Вообще в этой дифференциации типично выделяются:

— руководящее звено: лидер (руководитель-организатор) и его приближенные помощники — авторитетные фигуры;

— исполнительное звено: общие и специализированные исполнительные группы, бригады или отдельные исполнители, возглавляемые отдельными руководителями;

— наблюдается наличие оппозиционных звеньев (группы или субъекты, внутренне не разделяющих общей стратегии преступной деятельности, групповых норм, личных требований и позиций руководящих фигур и т. д, а также умеющие конкурирующие мотивы, установки и т.п.) Относительно видов и способов коммуникации, которые превалируют в преступных организациях, то на сегодняшний день в практике более-менее четко определились или так называемая сложная система, когда лидер одновременно является руководителем двух или более подгрупп, которые имеют свои соответствующие коммуникации, или же многоблочная система, согласно которой лидер поддерживает связи только с приближенными помощниками (управленческие, посреднические звенья) или с руководителями подчиненных исполнительных групп, бригад, в которых существуют свои, коммуникативные отношения.

Практика свидетельствует о том, что в современных преступных организациях, при условии жесткой конспирации, и создаются такие системы коммуникации, когда информационные связи происходят по принципу ступенчатого их проталкивания сверху вниз. При этом низшие исполнительные звенья часто вообще не знают своих высших лидеров-руководителей, которые взаимодействуют, как правило, только с наиболее приближенными к ним субъектами. Иногда рядовые члены видят только внешние проявления или атрибуты поведения лидеров: ограниченность информации, исходящей от лидеров; передача ее только через третьих лиц; мощная охрана лидеров; значительные средства, которые тратятся на антураж, и тому подобное. Все это психологически очень влияет на членов групп, создает атмосферу как благоговение, так и страха перед лидером.

Выяснение организационно-психологической характеристики организованной преступной организованной группы или преступной организации имеет большое значение для выявления, разоблачения и идентификации в оперативно-розыскной деятельности именно данных разновидностей преступных объединений. Это, кроме того, позволяет представить психологические факторы и механизмы создания этих объединений, в том числе формирования их единства и сплоченности, групповых потребностей, интересов, целей, задач, обязанностей, норм, санкций за нарушения последних и тому подобное.

Психологические особенности участника организованного преступного формирования.

Структуру личности преступника в усредненном виде можно представить, начиная с выяснения, прежде всего, таких параметров:

по половому признаку: преимущественно мужчины;

по возрасту: превалирует возраст от 18 до 40 лет, в общих рамках которого наибольшая криминальная активность приходится на возрастную группу 25-39 лет. Несовершеннолетний возраст оказался не характерным

по семейному положению: только треть членов преступных групп или организаций имели семью;

— особое внимание заслуживает показатель трудовой занятости лица: около 70% участников организованных преступных формирований нигде не работают и не учатся, а среди тех, кто работает, немало предпринимателей, бизнесменов и разного рода служащих.

С учетом значительной выраженности в поведении личности мотивированного стремления к обогащению, выделяется корыстный тип участника организованной преступной группы или преступной организации. К такому типу правомерно отнести и лиц, совершающих так называемые корыстно-насильственные преступления, например разбои и грабежи, поскольку главным мотивом здесь является личное обогащение. Сугубо же насильственные действия как элементы объективной стороны совершение преступление в этих случаях, судя по научным наблюдениям, бывают в основном (кроме психических аномалий) компонентами способов, приемов, обеспечивающих успех корыстных посягательств.

Психологические особенности участника организованных преступных формирований можно дополнительно классифицировать по характеру их направленности и ценностной ориентации. В этом отношении значительно отличаются лица, которым свойственны:

— негативно-пренебрежительное отношение к человеку и его важнейшим благам: жизни, здоровья, физической неприкосновенности, чести, достоинства. Такое отношение лежит в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений, в частности убийств, телесных повреждений;

игнорирование прав человека на собственность, что характерно для совершения имущественных преступлений;

— пренебрежение социальных установлений и предписаний, в частности порядка управления, правосудия, гражданских обязанностей.

Относительно других структурных характеристик рассматриваемой личности, то они во многом повторяют личностные черты, присущие рядовому преступнику общеуголовной направленности.

Но на фоне усредненного типа участника организованного преступного формирования с личностными психологическими данными ярко выделяется его лидер.

Слово "лидер" (от англ. leader — главный, руководитель) не является наиболее адекватным термином для обозначения главы организованной преступной группы или преступной организации. Однако этот термин уже вошел в широкий обиход и прочно закрепился как в теории, так и в практике борьбы с организованной преступностью. Согласно психологической интерпретацией лидер — это член группы (группировка, альянс, касты, клана), за которым сами участники этого объединения признают приоритет относительно принятия значимо-ответственных решений в жизненно важных ситуациях. Лидер — авторитетное лицо, которое выполняет роль организатора и контролера совместной деятельности индивидов, а также регулирует взаимоотношения в группе. Он может одновременно быть ее руководителем, но может и не быть таким.

Важное место в психологической характеристике лидера преступного формирования занимают причины выдвижения данного лица на эту роль.

Объективная потребность обусловливает избрание лидером, такого субъекта, который является наиболее "полезным", способным лучше обеспечить преступную деятельность всей группы или организации. Это требует от него прежде всего компетентности, профессионализма и организаторских способностей.

Исходя из субъективной потребности лидер должен иметь личностные качества, необходимые для инициирования и поддержания в преступном формировании сплоченности, иерархии, коммуникаций, подчиненности, дисциплины, конспирации и др. С этой потребностью корреспондируются воля, решительность, энергичность, значительный интеллект, жизненный опыт лидера, его умение повести за собой других лиц и подчинять их себе.

Итак выдвижение лидера представляет собой рассудительный и, кроме того, значительно динамический психологический процесс. Поэтому он присущ преступным формированием достаточно высокого уровня психологического развития.

В организованных преступных формированиях больше встречаются лидеры двух типов:

1) лидер-организатор лично организует групповую преступную деятельность и руководит ею, осуществляет ранее произведенную ее программу. К этому типу в основном относятся лица, имеющие значительный жизненный, криминальный опыт, отличаются интеллектом, сообразительностью, имеют авторитет среди своих коллег и тому подобное;

2) лидер-вдохновитель, который, как правило, задает преступному объединению свою программу действий, определяет главные стратегические цели и задачи преступной деятельности, обязательные групповые нормы поведения т. др. Такой лидер чаще всего не принимает участия в организации, а тем более, в совершении преступлений, ограничиваясь контролем за конечными результатами преступных акций. Одновременно он осуществляет всю власть, которая принадлежит ему, психологически влияет на укрепление уголовного решимости подчиненных. Лидер-вдохновитель основном характерно для преступных организаций вертикального иерархического типа.

С точки зрения стиля руководства выделяются авторитарные лидеры, которые придерживаются командных и жестких методов управления. Они, как правило, не терпят возражений, все решения принимают самостоятельно, лишь иногда смотря на советы приближенных человек. Авторитарным типам лидеров свойственна жестокость в отношениях с подчиненными и применения к непослушным человек самых строгих наказаний. Демократический тип лидера в преступных формированиях случается редко. Это свойственно лишь некоторым преступным группам горизонтальной построения, в которых лидеры выдвигаются на равноправной основе и вся преступная деятельность осуществляется совместными решениями.

C понятием лидера тесно связывается понятие лидерства в организованной преступной группе (преступной организации), которое в психологии определяется как тип отношений, которые возникают в этом формировании и включают элементы диктата, субординации и подчинения, где роль ведущего дирижера выполняет именно лидер — авторитетное лицо, которое уполномочено решать разнообразные социально-личностные и деловые проблемы в ситуациях, имеющих существенное значение для всего формирования.

Значительное место в феномене лидерства занимает власть лидера. По научным наблюдениям, лидеры исследуемых преступных объединений чаще всего используют:

1) власть эталона, основанная на ореоле лидера (захват его авторитетностью, властью над людьми, деньгами, "красивой жизнью" и тому подобное) и на стремлении его сообщников быть похожими на него, достичь такого же положения;

2) власть знатока, сила которой зависит от того, насколько действительные или приписываемые лидеру особые знания, умения, навыки, интуиция способствуют укреплению всего преступного формирования, обеспечивающие успех его преступной деятельности, защищают сообщников;

3) информационную власть, которая заключается в получении лидером эксклюзивных сведений, существенно значимых для оценки всей обстановки и управления подчиненными, в личном владении этой информацией и дозированным распределением ее между сообщниками в выгодном направлении;

4) нормативную власть, которая базируется на неформальных законах, правилах, традициях, санкциях, согласно которым лидер получает право регулировать, контролировать и требовать соблюдения принятых норм;

5) власть принуждения и наказания, реализация которой часто зависит не только и не столько от нормированных видов санкций и наказаний, сколько от личностных свойств самих лидеров. Последние почти во всех случаях отличаются от других участников бесчеловечностью, бездушностью, безграничной свирепостью жестокостью. Показательными в этом отношении могут быть следующие наблюдения: каждый из 50 лидеров-руководителей преступных организаций, которые изучались, в среднем совершил три убийства своих сообщников в порядке наказания их за разные провинности.

Значительное место в характеристике лидера (руководителя) организованной преступной группы (организации) занимает организационно-психологический потенциал данного лица. Это понятие означает системное качество, характеризующее не только личные организаторские свойства индивида, но и параметры социальной среды, в которой складывается этот потенциал. Данное положение является весьма существенным для представления и оценки и некоторых типов лидеров преступных формирований.

Практический опыт борьбы с организованной преступностью позволяет, например, выделить достаточно одиозный тип лидера-спортсмена. Это может быть известный спортсмен, являющийся одновременно лидером-руководителем организованной преступной организации, деятельность которой прикрывается или действительными и значительными спортивными делами этой личности (формирование "Черепа" — Игоря Ткаченко, вице-президента Ассоциации кикбоксинга, президента женской баскетбольной команды "ТИМ-СКУФ", — состоявшее в основном из спортсменов-боксеров), или фиктивной фирмой по оказанию охранных или иных услуг (группировка "Авдиша" — Виктора Авдышева, тренера сборной Украины по тяжелой атлетике, сформированное из его учеников).

Проблема относительно спортсмена-лидера преступного формирования достаточно сложная. Как известно, после распада СССР были разрушены различные социальные структуры, в том числе и совокупности норм, ценностей, культурных образцов и тому подобное, и в частности в области физической культуры. Это привело к тому, что, одной стороны, большинство советских спортсменов, как правило, не имея ни склонности, ни возможности для приобретения новой профессии, остались без дела. С другой стороны, почти все они в период спортивной карьеры приобрели завышенных социальных претензий и амбиций. Эти обстоятельства в сочетании с развитыми мобилизующими Психологическими, а также физическими данными этих лиц (воля, решительность, целеустремленность, сила) сделали многих из них или легким достижением действующих преступных формирований, или их организаторами.

Менее распространенными, но несколько схожими по социально-психологическому происхождению с предыдущим типом и чрезвычайно опасными являются лидеры организованных преступных формирований из числа так называемых "афганцев", то есть определенным образом обездоленных и озлобленных участников войны в Афганистане.

К отдельному типу можно отнести и лидеров этнических организованных преступных организаций. Среди них особенно выделяются "чеченцы" — представители чеченского преступного элемента, что легально или нелегально проживающих в Украине. Для примера можно сослаться на разоблачено в г. Киеве преступное формирование, возглавляемое чеченцем Саидом Аслахановим, которая совершила ряд тяжких преступлений, связанных с захватом заложников, нападением на граждан. Вообще таком типичные лидеров присущи довольно острый ум, находчивость, изворотливость, замкнутость, жестокость и религиозный фанатизм.

Итак, психология объекта ОРД — это психология конкретного лица или группы лиц, которая представляет собой совокупность личностных психологических свойств и других психологически значимых факторов, включенных в систему преступной деятельности этого лица или группы и влияют на возникновение, развитие, виды и формы проявления этой деятельности, выбор соответствующих средств, способов осуществления, достижения преступных результатов и т. др.

Своевременное выявление, изучение и учет указанных психологических свойств и факторов в рамках психологии оперативно-розыскной деятельности должно способствовать профессиональному и успешному решению многих задач.

Контрольные вопросы

1. Основные личностные компоненты психологической структуры преступника как объекта ОРД, их место и роль в оперативно-розыскной деятельности: социально-демографические свойства; социально-психологические свойства; психофизиологические свойства; волевая, эмоциональная, интеллектуальная сферы личности.

2. Закономерности субъективного (внутреннего) проявления личностных составляющих объекта ОРД в формировании и развитии преступной деятельности: потребности, цели и мотивы в структуре преступной деятельности; роль указанных психологических факторов в определении стратегии и тактики преступной деятельности, а также в выборе способов и средств ее осуществления.

3. Действующие стадии преступной деятельности: формирование преступного умысла, приготовление к преступлению, совершения покушения на преступление, совершение преступления; роль психологических особенностей их прохождения в решении задач ОРД.

4. Психологическое влияние преступной деятельности на личность преступников и специфические особенности их поведения после совершения преступлений.

5. Психологические факторы в психологической структуре преступных групп как объектов ОРД (групповая сплоченность и устойчивость, групповые потребности и интересы, групповые цели, мотивы, ценностные ориентации участников преступных формирований, межличностные отношения и микроклимат в этих формированиях).

6. Организационно-психологическая структура организованных преступных групп и преступных организаций (горизонтальная и вертикальная построения).

7. Психологическая структура личности участника организованного преступного объединения.

8. Способы диагностирования психологии объектов ОРД при проведении оперативно-розыскных мероприятий, определение и использование соответствующих и источников психологической информации


Литература к третьему разделу


1. Андреева Г.М. Социальная психология. — 2-е изд. -М., 1988.

2. Асмолов А.Г. Психология личности. — М.: МГУ, 1990.

3. Васильев В.Л. Юридическая психология. — 1997.

4. Емельянов Ю.Е. Активное социально-психологическое обучение. -А.: АГУ, 1985.

5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. -Же, 1975.

6. Организованная преступность: Круглый стол /Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. — М., 1989.

7. Основи практичної психології. — К.: Либідь, 1999.

8. Прыгунов П.Я. Психологическое обеспечение специальньых операций: ролевое поведение: Учебное пособие. — К.: Изд-во Европейского университета (финансы, ин-форм. системы, менеджм. и бизнес), 2000.

9. Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной деятельности. — М., 2001



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ