Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Чернышева Е.В., Злоказов К.В.
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Екатеринбург, 2016.

 


ГЛАВА II. ПСИХОЛОГИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


2.2. Психология предварительного расследования преступлений


2.2.3. Психология осмотра места происшествия

Осмотр — самостоятельное следственное действие, имеющее целью обнаружение следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем осмотр (в качестве познавательного приема) может быть и составной частью других следственных действий.

Место происшествия — это единый криминалистический комплекс, характеризующийся причинно-следственной взаимосвязью объектов, вовлеченных в происшествие.

Деятельность следователя складывается из ряда операций: восприятие обстановки, фактов, явлений; установление между ними причинной связи; выдвижение предположений, версий; поиск, обнаружение изменений, вызванных действиями преступника; изъятие следов, вещественных доказательств; действия по руководству оперативной группой в ходе осмотра (организация охраны места происшествия, помощь потерпевшему, распределение функций между участниками осмотра и т. д.); закрепление, удостоверение и фиксация выявленных в ходе осмотра следов, вещественных доказательств, установленных фактов.

Осмотр места происшествия — это обнаружение и непосредственное исследование материальных объектов, их признаков и взаимосвязей, имеющих существенное значение для расследования происшествия и находящихся в пространстве, в котором оно произошло или обнаружены его следы

Следователь составляет протокол осмотра места происшествия, чертежи, схемы и т. п.; сам или с помощью специалистов производит фотографирование, киносъемку, видеозапись. Нередко встречаются протоколы, подобные инвентарной описи, где перечислены, казалось бы, все предметы, находящиеся на месте происшествия. Действуя подобным образом, следователь не задумывается о значении отдельных обстоятельств, стремится «объять необъятное», и эта заведомо обреченная на неудачу попытка мешает определить рамки осмотра, сосредоточить внимание на существенных признаках.

Психология осмотра места происшествия — это психология мыслительной деятельности следователя, состоящая в концептуальном охвате эмпирических данных, обнаруживаемых на месте происшествия, в их вычленении, анализе в качестве юридически значимых фактов и объединении, синтезе во взаимосвязанные системы и в конечном итоге — в реконструкции расследуемого события по его отдельным проявлениям.

Явные признаки преступления обычно характеризуются тем, что резко выделяются из «фона», т. е., находясь среди разнообразных и часто многочисленных предметов на том месте, где произошло событие, привлекают внимание своей необычностью или несоответствием привычному порядку вещей и обстоятельств.

Следует помнить, что многие следователи при осмотре места происшествия ограничивают его пространство плоскостью (пола осматриваемой комнаты или квартиры, асфальтового покрытия, на котором остались следы транспортного происшествия и т. д.), при этом забывают, что всякое пространство имеет три измерения, и, в частности, при осмотре места происшествия, кроме поисков следов в определенной плоскости, их следует еще искать выше и ниже ее уровня и в этом направлении активизировать свое внимание. Трудность задачи следователя заключается в невозможности заранее предусмотреть все сочетания признаков и состояний объектов распознавания, так как последние имеют индивидуальный и нестандартный характер.

У лиц, работающих в следственных органах, наряду с установкой на обычное восприятие, развивается установка на восприятие, направленное на раскрытие преступления, которая в результате накопления опыта следственной работы может превратиться в устойчивую профессиональную наблюдательность. Даже опытному следователю при осмотре места преступления, совершенного в условиях неочевидности, редко удается сразу вычленить все следы, полностью отражающие динамику прошлого преступного события.

Тщательная предварительная психологическая, организационная и техническая подготовка условие успешности осмотра места происшествия. При подготовке к выезду на место происшествия возникает необходимость психологического настроя следователя к предстоящей деятельности. В зависимости от характера происшествия он моделирует общую схему своих предстоящих действий, формирует установку на преодоление возможных препятствий.

Зная сильные и слабые стороны своей психики, следователь при подборе участников осмотра места происшествия обращает внимание на их индивидуально-психологические качества, психологическую совместимость с тем, чтобы усилить эффективность следственного действия. Подбор следователем оперативной группы, подготовка и проверка научно-технических средств, приглашение специалистов, охрана места происшествия — предпосылки успешности проведения осмотра места происшествия. Большое значение имеют относительное постоянство оперативных групп, хорошее знание всеми их участниками своих функций, четкое взаимодействие. Организуя оперативную группу, необходимо помнить о целесообразности сочетания профессионального и жизненного опыта ее участников, их готовности вместе работать, помогать друг другу, сохранять в любых ситуациях выдержку, благожелательность, самообладание, взаимное уважение, умение быстро преодолевать возникающие конфликты.

Следователь заранее определяет тех специалистов, к знаниям которых он будет вынужден прибегнуть. Задача специалиста — помочь следователю сформировать адекватный образ воспринимаемого объекта и его функциональное назначение. Так, в обнаруженной на месте происшествия связке ключей следователь может опознать и различить замковые и автомобильные ключи, но опознать среди них ключ, получаемый таксистом для включения служебного телефона, может, скорее всего, только специалист.

При осмотре места происшествия приобретают соответствующую модификацию общие закономерности восприятия: избирательность (направленность на объекты и их признаки, имеющие важное значение для раскрытия преступления); осмысленность (отнесение следователем отдельных объектов и их признаков к категории вещественных доказательств); целостность (видение объектов и обстановки в целом при наличии лишь отдельных их частей, проявлений); структурность (взаимосвязи отдельных признаков преступления); апперцепция (восприятие обстановки места происшествия в свете знаний и профессионального опыта следователя); константность (неизменность существенных для следователя признаков объектов вне зависимости от условий их восприятия).

Осмотр места происшествия является особым эмпирическим методом исследования в психологическом отношении — включенным наблюдением: следователь преднамеренно активно взаимодействует с исследуемыми объектами на основе исходных знаний, конкретных предположений. Наблюдение ведется целенаправленно и планомерно, результаты контролируются и строго фиксируются.

При выявлении в процессе осмотра скрытой информации оценивается значение одного факта в системе других фактов, новое сопоставляется с известным. Например, анализируя способ взлома, возможность применения при этом определенного орудия, следователь сопоставляет эти факты с известными ему лицами, совершающими преступления аналогичными способами. Использование криминалистической техники значительно расширяет границы наблюдаемого и повышает точность наблюдения.

На основе наблюдений следователь делает предварительные вероятностные заключения. Так, осматривая помещение, из которого были похищены вещи, следователь обратил внимание на несколько грязно-масляных следов скольжения на стене около того места, где стояла похищенная вещь. Он предположил, что следы могли образоваться от прикосновения грязной, испачканной маслом или смазкой одежды. И для дальнейшего хода расследования существенным стало не само по себе наличие пятен, а это гипотетическое заключение следователя.

Для раскрытия преступления существенными могут оказаться на первый взгляд малозначительные предметы — проездные билеты городского и железнодорожного транспорта, окурки, следы зубов, рук и ног, остатки пищи, следы губной помады, волокна тканей, остатки грунта, пыли, обрывки бумаги, отломанные части предметов, расположение предметов, исчезновение вещей определенного рода и другие признаки. Следователь критически рассматривает объекты и их признаки с различных точек зрения.

Муж убитой женщины утверждал, что он во время убийства ходил в аптеку за лекарствами для больной жены. Однако при осмотре места происшествия следователь обратил внимание на то, что упаковка этих лекарств забрызгана каплями крови. Возникла соответствующая версия.

Особенно существенно в ходе осмотра места происшествия соотнесение, сопоставление группы обстоятельств.

При осмотре квартиры, в которой был обнаружен труп К., следователь обратил внимание на нетронутость ценных вещей и на исчезновение некоторых носильных вещей и одной наволочки, а также на то, что преступник использовал несколько орудий — нож, мясорубку, пестик ступки. Сопоставление этих обстоятельств, а также наличие следов крови в разных местах комнаты привели следователя к обоснованному предположению — убийцей была женщина, которая, испачкав свою одежду в борьбе с жертвой, переоделась затем в ее вещи и унесла свои в снятой с подушки наволочке, а при убийстве в состоянии аффекта использовала все, что попадалось под руку.

При мысленном объединении отдельных признаков объектов места происшествия возникает новое образование — сложный комплексный признак вероятного преступника, информация о личности преступника. Эта «личностная» информация в одних случаях может быть достоверной, в других — вероятностной. Так, проникновение преступника в помещение через небольшое отверстие в стене или потолке, через форточку или узкий створ окна свидетельствует о наиболее вероятном совершении кражи подростком.

Исчезновение мужских или женских вещей свидетельствует о поле преступника. Грабежи, разбои, изнасилования совершаются лицами мужского пола; убийства новорожденных детей — в большинстве случаев женщинами. Оставленные на месте происшествия шпильки, заколки, следы губной помады свидетельствуют о том, что в группе преступников была женщина, а портсигар, трубка или мундштук, скорее всего, принадлежат мужчине. Взлом сейфа может быть осуществлен физически сильным мужчиной, обладающим определенными техническими навыками. Нередко преступник использует предметы своей профессиональной деятельности.

Характер совершенного преступления, похищенные вещи свидетельствуют о возрастных особенностях направленности интересов преступника. Взрослые воры похищают наиболее ценные вещи, подростки — вещи, наиболее для них привлекательные. Действия подростков нередко сопровождаются проявлением озорства, нецелеустремленности.

Информацией о мотивах преступления являются данные об исчезновении ценностей, следы взлома хранилищ, вывернутые карманы и т. п. Поза и состояние белья потерпевшей могут свидетельствовать о сопряженности убийства с изнасилованием. Обнаружение трупа при отсутствии признаков ограбления позволяет предположить убийство из хулиганствах побуждений или в драке. При этом следователь учитывает и возможные инсценировки мотивов преступлений (убийство из мести может инсценироваться как убийство с целью ограбления; преступница убила жертву из корыстных побуждений, а создала обстановку, характерную для изнасилования). Заранее подготовленное орудие убийства, как правило, свидетельствует о преднамеренном убийстве.

Следы ног в квартире могут свидетельствовать о пребывании лица в жилище, а следы ног на стуле — о других его действиях. Частицы краски от мотоцикла пострадавшего на асфальте имеют одно значение, а те же частицы на крыле автомобиля подозреваемого лица становятся уликой. Не менее существенно и установление временных взаимосвязей событий.

Базируясь на исходных фактических данных, следователь при осмотре места происшествия формирует в своем сознании вероятностную динамическую модель происшествия. При этом первоначально им допускается многозначность отдельных фактов. Однако эта многозначность небеспредельна. Отправными исходными обстоятельствами, направляющими весь ход осмотра места происшествия, являются те, которые могут быть однозначно и достоверно интерпретированы следователем. Эти обстоятельства имеют решающее значение в формировании частных и общих версий. Версия — фактически обоснованное и юридически значимое предположение, объясняющее сущность преступного события в целом или его частей, взаимосвязь последствий и причин преступления

При осмотре места происшествия может возникнуть большое количество различных предположений. Успех раскрытия большинства преступлений, совершенных в условиях неочевидности, в значительной степени зависит от своевременно и правильно выдвинутой версии (гипотезы). Особенно высок удельный вес воображения в творческой работе следователя над раскрытием убийств — преступлений, совершенных очень часто без очевидцев, которые могли бы дать связную картину события.

Труп В. лежал на проезжей части дороги в 12 м от своего дома. Одежда трупа была пропитана кровью, под ним и около него — большая лужа крови. При наружном осмотре трупа обнаружена большая зияющая рана в затылочной части головы и рубленые раны на туловище со стороны спины и на задней части бедра левой ноги. Около трупа на земле имелись глубокие следы, оставленные острорежущим, тяжелым предметом. В 15 м от трупа в восточном направлении на одиноко растущем дереве на расстоянии 1,2 м от земли обнаружены свежие рубленые следы, а около дерева — следы обуви. «Дорожка» следов вела в направлении от дерева к трупу и обратно, а затем терялась на твердом грунте.

На основе этих обстоятельств следователь воссоздал образную модель происшедшего.

Преступник, намереваясь убить В., поджидал его на дороге, по которой он должен был возвращаться домой. В ожидании жертвы, находясь в состоянии психического напряжения, преступник нанес несколько ударов топором по дереву и около него оставил многочисленные следы обуви. Подходящего к своему дому В. преступник пропустил вперед, а затем, подойдя сзади, нанес сильный удар обухом топора по голове. Когда В. упал, преступник произвел несколько ударов лезвием топора по телу жертвы. Действуя в состоянии психического напряжения и нанося хаотические удары, он часто промахивался, о чем свидетельствуют следы лезвия топора на грунте около трупа.

Последующее признание виновного полностью совпало с этой реконструированной следователем моделью события преступления.

Наиболее сложным случаем осмотра места происшествия является ситуация диссонанса, когда явления не совпадают и не исключают друг друга, а «конкурируют» между собой. Обоснованно выдвинутая версия вдруг опровергается противоречащим ей фактом. В ряде случаев это бывает связано с приемами сокрытия преступления.

Целесообразно различать версии предварительные и окончательные (не смешивая, конечно, последние с окончательными выводами). Если окончательные версии формируются в результате осмотра, то предварительные являются условием успешности осмотра места происшествия; они обусловливают организацию и целенаправленность мышления следователя. Версии направляют весь ход расследования, объединяют и объясняют исходные данные, раскрывают взаимосвязи.

В. Л. Васильев пишет, что для успешного осмотра места происшествия рекомендуется решать следующие три задачи именно в той последовательности, в которой они будут изложены.

1. Собрать всю информацию, которая может иметь отношение к расследуемому делу. На этом этапе не следует ограничиваться сбором сведений только к одной версии.

2. Проанализировать собранную информацию и на этой основе попытаться создать версии, которые бы объясняли происшедшее событие.

3. Сопоставить каждую выдвинутую версию со всей обстановкой места происшествия. В ходе такого сопоставления должны быть объективно отмечены все противоречия (негативные обстоятельства).

Если при решении второй задачи нет возможности выдвинуть хотя бы одну достаточно обоснованную версию, следует признать, что следователь поторопился, и вернуться к решению первой задачи (сбору информации). Если же при проверке каждой выдвинутой версии выявляются противоречия, необходимо вернуться вновь к решению сначала первой, а затем второй задачи.

Одной из первичных мер при осмотре места происшествия является выявление и опрос очевидцев. Объяснения очевидцев требуют глубокого психологичекого анализа. В них нередко могут встречаться психологически обусловленные искажения, связанные с аконстантностью, ситуативной личностной апперцепцией, с неблагоприятными условиями их восприятия (большое расстояние, плохое освещение, слабое зрение) и психическими состояниями, предрасполагающими к внушению и самовнушению. В напряженных ситуациях возможны невольные ошибки восприятия. Эти показания первоначально учитываются лишь как вероятностная информация. Особенно критически следователь оценивает различные предположения очевидцев. Преувеличение их значимости может нанести ущерб объективности расследования.

На обзорной стадии осмотра места происшествия следователь производит ориентировку — намечает объекты для детального осмотра. Все намеченное к детальному осмотру вначале осматривается в статическом состоянии. При этом не следует переставлять предметы, брать в руки оружие, переворачивать трупы и т. п. (расположение значимых для расследования объектов точно фиксируется в протоколе осмотра, в схемах, на ориентирующих, обзорных, узловых фотоснимках). Полученные данные должны интерпретироваться как информация о системе действий преступников.

При осмотре места происшествия наряду со сравнением и обобщением важную роль играет классификация воспринимаемых следователем фактов. Основанием для такой классификации являются признаки объектов как вещественных доказательств. Вещи как доказательства содержат в себе изменения, следы воздействия, отображающие определенные стороны расследуемого события. И задача следователя — увидеть, распознать эти особенности.

Вещественные доказательства — это материальные предметы, которые являются средствами обнаружения преступления, установления фактических обстоятельств дела, выявления виновных, опровержения обвинения или смягчения ответственности обвиняемого

Важная для расследования информация, содержащаяся в вещественном объекте, требует мысленной интерпретации, предвидения возможного развития следственной деятельности. Следователь должен предвосхитить, какие признаки вещей могут проявиться как доказательства в будущем, при производстве других следственных действий. В этом плане осмотр места происшествия является отправным этапом следственного познания, он не предполагает законченности всего следственного поиска.

В своем большинстве вещественные объекты служат лишь косвенными доказательствами. При этом связь доказательства с предметом доказывания носит многоступенчатый, опосредствованный характер.

Среди многообразных способов сокрытия преступления можно выделить:

• маскировку (стремление преступников закамуфлировать свою внешность и следы преступления, используя грим, маску; изменение волосяного покрова, искусственное создание особой приметы (например, коронки зубов), перемещение орудий преступления и тела жертвы и др.).

Группа преступников в составе восьми человек совершила более 20 опасных преступлений, из них значительное количество краж личного и государственного имущества. Чтобы не оставлять следов, преступники надевали перчатки на руки, носки на обувь, засыпали следы веществами с сильным запахам. По окончании преступлений орудия взлома уничтожали, одежду и обувь сжигали. Однако во всех случаях следы все-таки оставались (повторяемость действий, своеобразие следов обуви и перчаток, преступный «почерк», наличие микрочастиц и т. д.). Все это позволило собрать достаточное количество доказательств и изобличить преступную группу;

фальсификацию (ложные следы и иные ложные доказательства);

утаивание и уничтожение доказательственной информации.

Чаще всего преступники используют и маскировку, и фальсификацию. Таким комбинированным способом сокрытия преступления является инсценировка — искусственное создание определенной обстановки (инсценировка взлома, несчастного случая, самоубийства и т. п.).

Первая выдвинутая следователем версия, его модель события могут оказаться ошибочными. А. Р. Ратинов в связи с этим отмечает: «Значение места происшествия как источника сведений о событии и его участниках понимают многие преступники, и потому нередко в следственной практике приходится иметь дело с различными инсценировками на месте происшествия. Искажая картину события, создавая фиктивную обстановку и фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие по ложному пути».

Проанализируем пример.

Следователь осматривал полотно узкоколейной железной дороги — место происшествия. С одной стороны полотна был густой лес, с другой — болото. Ближайший населенный пункт находился в четырех километрах. Вдоль полотна железной дороги были разбросаны части человеческого тела и одежды со следами от колес поезда. Местные жители опознали в погибшем рабочего леспромхоза С.

Еще до приезда следователя оперативные работники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу, что пьяный С. по собственной неосторожности попал под поезд. Присутствовавший здесь врач местной больницы заявил, что останки С. можно предать земле, не производя в дальнейшем вскрытия, поскольку труп расчленен на несколько частей, а причина смерти не вызывает сомнения. Администрация леспромхоза настаивала «поскорее закончить осмотр», поскольку стоит сильная жара и, кроме того, необходимо открывать движение поездов на дороге. Следователь не видел оснований для окончания осмотра, поскольку собрано слишком мало информации. Он обратил внимание присутствующих на нечеткие следы ног человека, ведущие от болота на железнодорожную насыпь в трех метрах от того места, где были замечены первые капли крови. Оперативные работники заявили, что, очевидно, это и есть следы ног потерпевшего С., который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Вообразив эту картину и сопоставив ее с имеющимися данными, следователь отметил два противоречия: если С. находился в таком состоянии опьянения, что упал под поезд, он не мог бы пройти от поселка по лесу и болоту ночью. А если бы он даже и прошел этот путь, то на сапогах остались бы следы болотной грязи.

У следователя возникли две версии: первая, что С. сам прошел от поселка по шпалам около одного километра навстречу поезду и при загадочных обстоятельствах погиб под его колесами, и вторая, что тело С. кто-то принес и бросил под колеса поезда, и этот человек оставил свои следы.

Следователь предложил проверить каждую версию. Стал тщательно осматривать части тела С., при этом очищая марлевым тампоном машинную смазку, он обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке. Осмотрев отверстие, врач предположил, что это ножевое ранение.

Так возникла новая версия. Прошлой ночью кто-то ударом ножа в грудь убил С., вынес труп через лес и болото на железную дорогу и бросил его под колеса проходившего поезда. Убийца является местным жителем, потому что ночью смог найти дорогу через густой лес и труднопроходимое болото, к тому же он очень сильный человек, так как нес на себе труп С. (около 70 кг).

В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор высказал предположение, что это убийство мог совершить лесник К., который относился к С. неприязненно, угрожал ему расправой. Кроме того, лесник был чрезвычайно сильным человеком. Нашлись также в поселке люди, которым К. хвастался, что он единственный, кто может выйти на железную дорогу через болото, не завязнув в нем. При обыске в доме К. в тайнике был обнаружен нож со следами крови. К. сознался в убийстве С.

Иногда рефлексивность мышления преступников поднимается до очень высокого уровня — до рефлексии второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировке инсценировки: специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

При осмотре места происшествия в связи с кражей товаров из магазина было установлено следующее. Преступники, сорвав замок, проникли сначала в подвал магазина, а оттуда, через люк в полу — в подсобное помещение, которое сообщалось с торговым залом магазина. Крышка люка свободно поднималась. Между тем доски в крышке люка оказались распиленными (не подняв крышки, их нельзя было распилить).

В торговом зале царил хаос. Его пол был устлан различными дорогостоящими тканями. Большая часть товаров была сброшена с полок. Недостача товаров после кражи превышала б тыс. руб.

После анализа обстановки места происшествия и образа жизни заведующего магазином против него было возбуждено уголовное дело. Через год после его осуждения была арестована воровская группа. В числе других преступлений они признались и в краже из данного магазина. Инсценировка инсценировки имела целью месть заведующему магазином.

В следственной практике иногда встречаются и другие случаи ложной интерпретации подлинной обстановки, что всегда свидетельствует о неквалифицированности осмотра.

При осмотре места происшествия обнаружено, что сорван замок на дверях буфета, из которого похищено 20 бутылок водки и некоторые продукты, пол буфета обильно залит водкой. Следователь выдвинул единственную версию: преступник, обладающий большой физической силой и преступным опытом, сорвал замок с входной двери, а с целью уничтожения своих следов залил пол буфета водкой. Правдоподобно, но недостаточно обоснованно; не выдвинуты и не проверены другие возможные версии. В действительности кража была совершена тремя подростками, которые сорвали замок с помощью лома (соответствующие следы остались при первом осмотре места происшествия незамеченными). Они вылили водку из 20 бутылок на пол, а пустые бутылки сдали в пункт приема стеклотары.

Осмотр места происшествия в большинстве случаев является осмотром места преступления определенного вида. В этом случае аналитическая деятельность следователя должна быть направлена на выявление тех следов преступления, которые характерны для данного вида преступления. Здесь существенно знание следователем системы элементов криминалистической характеристики данного вида преступлений.

Психологическая особенность осмотра места происшествия, связанного с грабежом и разбоем, состоит в том, что первичная информация в значительной мере обусловлена показаниями потерпевшего. Из его показаний следователь вычленяет наиболее существенные элементы данного вида преступления. Среди них первостепенное значение имеют признаки места, где было совершено преступление, пути подхода и отхода преступника; обстоятельства нападения, признаки внешности преступника; предметы и следы, принадлежащие преступнику и потерпевшему (камень, лом, палка, предметы одежды, их детали и др.).

При осмотре места происшествия, связанного с кражей со взломом, исследуются прилегающая местность или соседние помещения, места взлома и проникновения в запертое помещение и, конечно, само помещение, откуда были похищены вещи и ценности. При этом первостепенное внимание уделяется следам рук и ног, использованных транспортных средств, брошенным предметам, орудиям взлома. Особенно тщательно осматриваются следы преступления, оставленные на различных преградах, с целью обнаружения объемных и динамических следов орудий взлома.

При осмотре места происшествия, связанного с изнасилованием, существенными, специфическими могут быть следы, сохранившие оттиски ткани и одежды преступника; следы локтей и колен преступника, следы борьбы потерпевшей с преступником; следы спермы, крови и др.

Осмотр места происшествия по делам об убийстве направлен на первостепенное исследование обстоятельств, позволяющих получить ответы на вопросы: было ли совершено убийство, самоубийство или произошел несчастный случай; произошло ли убийство там, где обнаружен труп потерпевшего; время совершения убийства. Выясняются также данные, характеризующие личность преступника, его психические особенности, возможные отношения с потерпевшим и др.

При обнаружении частей расчлененного трупа информация «вычерпывается» из ситуационного комплекса: труп обычно расчленяется в помещении и, как правило, лицом, хорошо знавшим пострадавшего. Следственная практика свидетельствует о том, что опытные следователи всегда ведут расследование в направлении исследования наиболее вероятностных сочетаний всех признаков данного вида преступления. Например, убийство подростка правильно связывается с тем, что убийцей вероятнее всего является несовершеннолетний.

На логико-психологической основе разработаны справочные таблицы о наиболее высоковероятностных связях различных элементов криминалистической характеристики преступления. Установлено, например, что убийства в местах отдыха совершаются с вероятностью Р = 0,75 (то есть в 75 случаях из 100) лицами мужского пола в возрасте 17-22 лет и чаще всего знакомыми потерпевших, проживающими на расстоянии не более 1,5 км от места совершения преступления. Поэтому при расследовании убийств, совершенных в местах отдыха, должна быть выдвинута прежде всего соответствующая типовая версия (не исключающая, конечно, все другие возможные версии). Все вероятностно прогнозируемые при этом обстоятельства проверяются соответствующими способами.

Особенностью следственного осмотра является его неотложный характер. В отличие от многих других первоначальных следственных действии осмотр места происшествия должен быть проведен немедленно. Всякая отсрочка может привести к изменениям обстановки, утрате следов и улик, забыванию очевидцами и свидетелями важных для дела обстоятельств. В таких условиях у следователя нет достаточного времени для подготовки к осмотру, обдумывания его тактики, получения консультаций. Он вынужден действовать очень быстро, в то же время понимая, что любая его ошибка трудно исправима, может привести к невосполнимой утрате доказательств. Хорошо известно, что квалифицированные следователи в такой же сложной ситуации действуют не только быстро, но и целеустремленно, сосредоточенно. Активизируется их наблюдательность, мыслительная деятельность, они умело руководят ходом осмотра. Опытный, имеющий большой стаж работы следователь быстрее ориентируется на месте происшествия, строит типичные модели случившегося, ведет осмотр в определенной последовательности, неоднократно мысленно возвращается к своему опыту, ищет возможные аналогии, совпадения. Профессиональные знания должны дополняться личным жизненным опытом следователя, позволяющим вернее осмыслить случившееся, разобраться в возможных мотивах, прогнозировать дальнейшие события. В связи со значительным удельным весом молодых следователей, приходящих в последнее время на работу, возникает вопрос о способах скорейшего приобретения ими необходимого профессионального опыта. Представляется, что этого можно достигнуть постоянной учебой, работой над собой, наставничеством опытных следователей, обменом опытом на совещаниях, конференциях, семинарах, на страницах научных и учебно-методических изданий.

Например, следователь, осматривая помещение краеведческого музея, из которого были похищены ценные экспонаты, сосредоточил свое внимание на поисках следов проникновения и ухода преступника через дверь и окна. Однако окна были заделаны прочными решетками и не имели повреждений, а двери были заперты изнутри. На основании этих фактов была выдвинута версия о симуляции кражи работниками музея (расположенного в помещении бывшей церкви) с целью сокрытия совершенных ими же хищений. Однако другой следователь, который позднее принял это дело к своему производству, при повторном осмотре поднялся на купол здания и там обнаружил выдавленное стекло из рамы окна и кусок веревки, укрепленной на арматуре купола. Возникло предположение, что преступник проник в музей через верхнюю часть купола, спустился вниз по закрепленной веревке, похитил экспонаты и вместе с ними поднялся по веревке обратно, затем, используя эту веревку для страховки, спустился по внешней стороне купола, отрезал часть веревки и, перебравшись на ветки росшего рядом дерева, спустился по нему на землю и скрылся. Эта версия давала возможность построить некоторый гипотетический портрет преступника: ловкого, обладающего спортивными навыками, дерзкого человека. Эти предположения полностью подтвердились в ходе дальнейшего расследования.

Осмотр места происшествия может дать определенную информацию о профессии, профессиональных навыках, знаниях и умениях преступников, так как последние часто реализуются в способе совершения преступления (например, слесарь может взломать сейф, электромонтер — отключить охранную сигнализацию и т. и.).

В преступлении могут найти отражение черты характера (жадность, злобность, агрессивность, жестокость и пр.), волевые качества преступника (осторожность, смелость, трусость, решительность и т. п.). К примеру, дерзкие, смелые, решительные преступники чаще всего рассчитывают на неожиданность, внезапность, применение физического насилия. Обстановка места происшествия иногда способна отразить и определенные психологические, в частности эмоциональные, состояния, испытываемые субъектом в момент совершения им преступления. Если преступник точно выбрал время кражи, действовал продуманно и последовательно, взял наиболее ценные вещи, позаботился об уничтожении следов, от начала до конца преступления вел себя предусмотрительно (не нарушил обстановки квартиры, погасил свет, запер за собой дверь и т. п.), то это позволяет предположить, что он человек хладнокровный, расчетливый, осмотрительный.

Участие в осмотре места происшествия судебного психолога в качестве специалиста позволяет по материальным следам выделять смысловые показатели психологического содержания преступных действий и учитывать их при составлении психологического портрета преступника.

Психологические аспекты освидетельствования

Освидетельствование — это следственное действие, которое проводится для установления на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно— медицинской экспертизы.

Освидетельствование — следственный осмотр тела человека (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего), в целях установления следов происшествия (например, следов наложений вещества), особых примет (врожденных, профессионально обусловленных, иных приобретенных: татуировка, шрам и т. п.), существенных для расследования, с последующей их процессуальной фиксацией

Объектом освидетельствования является тело живого человека. Осмотр тела субъекта посторонним человеком всегда связан с психическим напряжением освидетельствуемого.

Освидетельствование нередко переживается освидетельствуемым, осознающим возможные последствия, необходимостью обнажения тела, демонстрацией зачастую психологически болезненных повреждений, изъянов. При подготовке к освидетельствованию подследственного рекомендуется: ознакомиться с информацией о личности освидетельствуемого; наметить соответствующую тактику, определив с учетом конкретных обстоятельств, какие следы, где и как целесообразно искать; быть готовым к разъяснению необходимости того или иного действия; проявлять внимание к просьбам освидетельствуемого, ориентироваться в его психологических позициях, учитывать особенности пола и возраста. Недопустимы: грубое обращение, высокомерие, ненадлежащие реплики и прочие действия, способные быть неадекватно понятыми, унизить личное достоинство. Не следует проводить освидетельствование подследственного в неподходящем месте и времени, затягивать процедуру. Освидетельствование может быть принудительным, что крайне нежелательно. В этом случае следователю предпочтительнее использовать метод убеждения, разъяснив освидетельствуемому лицу законные основания своих действий.

Телесные повреждения, обнаруживаемые как на потерпевшем, так и на обвиняемом (подозреваемом), могут свидетельствовать о механизме взаимодействия этих лиц, их борьбе, сопротивлении одного из них и в конечном итоге дополнить представление следователя о механизме расследуемого события.

Освидетельствование, сопровождаемое обнажением тела, может производиться только лицами одного пола с освидетельствуемым лицом.

При освидетельствовании следователь не имеет права допускать действия, унижающие личное достоинство освидетельствуемого лица, — грубое обращение, иронические высокомерные реплики об отдельных особенностях тела освидетельствуемого лица, о его физических недостатках, проведение осмотра тела в неподходящих для освидетельствования местах, чрезмерная затянутость процедуры освидетельствования, совершение действий, причиняющих боль, а также действий, отрицательно влияющих на внешний вид и самочувствие освидетельствуемого.

Следователь должен учитывать, что люди субъективно по-разному интерпретируют обстоятельства и действия, унижающие их достоинство. Поэтому необходимо предварительно сориентироваться в этических позициях освидетельствуемого, убедительно разъяснить ему необходимость того или иного действия.

Освидетельствование — право, а не обязанность следователя. Но во всех случаях, когда оно необходимо для расследования, указанное следственное действие обязательно должно быть проведено. При этом данные, полученные при осмотре места происшествия, могут явиться основанием для освидетельствования.

Ударом ножа в сердце был убит Лобанов. Кровь, хлынувшая из раны, должна была попасть на одежду и тело убийцы. Но на задержанном через три часа подозреваемом Иванове одежда была чистой, причастность к убийству он категорически отрицал. Однако следователь заметил на шее Иванова потек крови, обрывавшийся у чистой майки. В ходе освидетельствования следователь зафиксировал это в процессуальной форме. Вскоре была установлена причастность Иванова к убийству и выяснено, где была спрятана окровавленная одежда.

Психологические аспекты осмотра трупа

В ряде случаев осмотр места происшествия связан с осмотром трупа. Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения производит следователь в присутствии понятых и с участием врача — специалиста в области судебной медицины, а при невозможности его участия — иного врача. При необходимости для осмотра трупа привлекается также другой специалист.

Особое внимание при осмотре трупа и его одежды обращается на все то, что способно нести следы взаимодействия потерпевшего с преступником в момент убийства. Так, на полированных поверхностях пряжки от ремня, крышки часов, на очках, портсигаре могут остаться следы пальцев рук преступника. На определенных частях одежды могут сохраниться волосы, волокна ткани, различные следы биологического происхождения.

Для воссоздания события преступления особенно важна поза трупа. Она может свидетельствовать об обстоятельствах, предшествовавших убийству, — изнасиловании, избиении и т. и. Определенная исходная информация может быть получена из анализа местоположения трупа — у железнодорожного полотна, у проезжей части улицы, на месте схлынувшей воды, у строительных лесов, под окном дома. Все эти обстоятельства позволяют сделать предварительные выводы.

Возможна имитация механизма происшествия преступником. Так, расчленение трупа колесами поезда — не всегда результат несчастного случая или самоубийства. Возможно и преднамеренное убийство с последующим перенесением трупа на рельсы. Труп может быть брошен в водоем с целью инсценировки случайного утопления, а труп человека, находящийся на строительных лесах, не обязательно свидетельствует о несчастном случае — потерпевшего могли столкнуть специально.

Некоторые особенности трупа могут свидетельствовать о роде занятий убитого (характерные мозоли от определенной физической работы, типичные для определенных занятий следы повреждений, характерная окрашенность пальцев у химиков, фармацевтов, маляров и т. д.). В складках кожи, под ногтями сохраняются частицы, с определенной вероятностью указывающие на профессию рабочего-станочника, горняка, кочегара, строителя, художника, деревообделочника, металлиста и т. п.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница