Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Чернышева Е.В., Злоказов К.В.
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Екатеринбург, 2016.

 


ГЛАВА II. ПСИХОЛОГИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


2.2. Психология предварительного расследования преступлений


2.2.4. Психология обыска, выемки и задержания подозреваемого

В большинстве случаев обыск, выемка и задержание — одновременно осуществляемые следственные действия, поскольку обыск в помещении преследует цель и обнаружения, и задержания разыскиваемых лиц, а задержание обязательно сопровождается личным обыском.

Психология обыска

Обыск производится по мотивированному постановлению следователя, в котором указывается, в связи с чем и где он будет производиться, а также какие ценности, предметы или документы подлежат изъятию. В постановлении (поскольку оно предъявляется обыскиваемому лицу) не должно быть данных, оглашение которых может помешать дальнейшему ходу следствия.

Обыск — это принудительное следственное действие по обследованию объектов и отдельных граждан с целью отыскания и изъятия скрытых предметов и документов, имеющих доказательственное значение для раскрытия преступления, а также для обнаружения разыскиваемых лиц и трупов

Личный обыск может производиться только после вынесения постановления об этом и получения санкции прокурора. В исключительных случаях, не терпящих отлагательства, предусмотренных законом, обыск может быть произведен и без такой санкции, но с последующим сообщением прокурору в суточный срок о его производстве:

• при задержании или заключении под стражу;

• при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производятся обыск и выемка, скрывает при себе предметы или документы, имеющие значение для дела.

К не терпящим отлагательства относятся случаи, когда преступник задержан с поличным и имеются опасения, что разыскиваемые предметы, документы, ценности могут быть уничтожены или укрыты в другом месте, и когда промедление с обыском может повлечь утрату доказательств или имущества, подлежащего описи в обеспечение гражданского иска или конфискации.

На месте обыска должна быть установлена строгая дисциплина, запрещены посторонние разговоры, ненужное хождение и иные отвлекающие внимание действия, которые не вызываются необходимостью. Полезно предусмотреть порядок решения текущих вопросов и обмена информацией между участниками обыска.

При производстве обыска следователь должен строго ограничиваться изъятием предметов и документов, имеющих отношение к делу. Предметы и документы, запрещенные к гражданскому обращению, подлежат изъятию, независимо от их отношения к делу. Все изымаемые предметы предъявляются понятым и другим присутствующим лицам.

Принудительный характер обыска, возникновение в ряде случаев конфликтных ситуаций, поисковые трудности связаны, как правило, с повышенным психическим напряжением участников данного следственного действия, с особой его психологизированностью.

Вопросы психологического характера, как правило, возникают уже в самом начале производства обыска, когда нужно решить вопрос о способе проникновения в квартиру обвиняемого таким образом, чтобы исключить с его стороны возможность сопротивления, уничтожения или перепрятывания орудий преступления, ценностей, важнейших доказательств по делу. Можно, например, организовать какое-либо «происшествие» на лестничной площадке: воспользоваться приходом к обвиняемому знакомых; зная распорядок жизни членов семьи обвиняемого, войти в квартиру в момент возвращении с работы одного из них и т. д. Обыскиваемый, его соучастники, члены их семей и посторонние лица не должны знать о предстоящем обыске.

Не должен следователь в течение всего времени обыска забывать и о нравственно-этических принципах. С начала и до конца обыска следователь обязан проявлять вежливость, корректность, не допуская грубости, оскорблений, каких-либо угроз. Следователь может испытывать чувства гнева, возмущения, осуждения по отношению к лицу, у которого производится обыск, однако все это не избавляет его от необходимости быть сдержанным, особенно по отношению к членам семьи обыскиваемого. Большое чувство такта требуется от следователя при изучении во время обыска документов, свидетельств личной, интимной жизни обыскиваемых, переписки, фотографий, дневников.

Уже в Инструкции о производстве обысков и арестов, принятой в 1918 г., отмечалось: «. ..пусть все те, которым поручено произвести обыск, лишить человека свободы и держать его в тюрьме, относятся бережно к людям, арестуемым и обыскиваемым, пусть будут с ними гораздо вежливее, чем даже с близким человеком, помня, что лишенный свободы не может защищаться и что он в нашей власти. Каждый должен помнить, что он представитель Советской власти — рабочих и крестьян и что всякий его окрик, грубость, нескромность, невежливость — пятно, которое ложится на эту власть».

Этическая сторона производства обыска настолько значима, что ряд нравственных требований к этому следственному действию предусмотрен законом. Следователь не имеет права прибегать к действиям, унижающим достоинство личности обыскиваемого, он обязан обеспечить неразглашаемость обстоятельств интимной жизни обыскиваемых лиц.

Психологическая направленность деятельности следователя при обыске состоит в поиске специально скрываемых материальных объектов, имеющих доказательственное значение в условиях контактного взаимодействия противоборствующих сторон. При этом каждая сторона стремится лучше узнать стратегию поведения другой, избежать самой каких-либо демаскирующих проявлений и повлиять на ход деятельности другой стороны.

Так, по делу о нарушении правил совершения валютных операций при личном обыске подозреваемой П. было обнаружено, что она спрятала платиновые драгоценности на голове в высокой, искусно сделанной прическе.

При обыске позиции сторон неравнозначны. Следователь наделен властными полномочиями, профессиональными знаниями и навыками. В свою очередь, обыскиваемое лицо, находясь чаще всего в конфликтной ситуации, стремится избежать возможности обнаружения изобличающих его предметов и документов. Это вызывает состояние повышенной психической напряженности, сдвиги в его эмоционально-волевой регуляционной сфере. Особенно остро обыскиваемый реагирует на все то, что может привести к обнаружению скрываемых предметов.

В психической деятельности обыскиваемого интенсивно функционируют защитные механизмы. Обыскиваемое лицо может проявить общительность и замкнутость, сдержанность и показную откровенность, высокомерность и агрессивность. Скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением создают в сознании обыскиваемого лица «очаг аффектации», функционально перестраивающий всю его психическую деятельность. Этот очаг психотравмы дезорганизует нормальную психическую деятельность индивида и субъективно переживается как душевная тяжесть. При этом спонтанно (самопроизвольно) формируются защитные механизмы, варьирующиеся в зависимости от психического склада личности.

Стремясь воздействовать на обыскиваемое лицо, следователь действует в двух направлениях — усиливает «аффективный очаг» или «пробивает» его защитные механизмы. С целью такого воздействия можно шире использовать все то, что может ассоциироваться у обыскиваемого с предметом сокрытия и способами сокрытия. При этом существенное значение имеют различные вопросы, суждения и действия, в том числе и те, которые допускают многозначное их толкование.

Известен случай, когда постоянные взгляды следователя на шкаф привели к добровольной выдаче спрятанного там оружия. «Берите — все равно уже знаете», — объявила при этом хозяйка обыскиваемой квартиры.

Одним из проявлений защитных механизмов может быть усиление речевой активности обыскиваемого лица, стремление его вести разговоры на посторонние темы, которые могли бы отвлечь внимание обыскивающих от поисковой деятельности.

Для получения наиболее полных и достоверных результатов такого наблюдения надо знать основные психологические закономерности поведения в конфликтной ситуации обыска.

1. Находясь в такой ситуации, обыскиваемый прогнозирует свое будущее в зависимости от результатов обыска. Это приводит обыскиваемого в состояние сильного эмоционального возбуждения, которое он стремится скрыть.

2. Приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов приводит к акцентированию в мозгу обыскиваемого тех очагов, которые связаны с событием преступления и его последствиями, и это обстоятельство не может не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыскивающего от «опасного места». Наблюдать при этом рекомендуется за микродвижением рук и ног, мимикой лица, изменением голоса, цветом кожных покровов, потоотделением и т. д. лица, которое подвергается обыску.

Помимо обыскиваемых предметов и объектов, наблюдение может охватывать поведение животных и птиц, которые нередко указывают на присутствие скрывающегося человека или местонахождение спрятанных вещей. Известно, что многие из домашних животных проявляют беспокойство в близком соседстве от трупа, собаки возбужденно ведут себя, когда на их территории находится посторонний человек и т. д.

Нередко обыск проводится после допроса. Предполагая возможность обыска, следователь уже при допросе обращает особое внимание на наиболее важные для подследственного лица факты, события, переживания, на все то, что влияет на поведение допрашиваемого и вызывает у него отклоняющиеся реакции. Полученная информация может быть в последующем использована при проведении обыска.

Лицо, утаивающее определенное обстоятельство, контролирует все то, что имеет отношение к этому обстоятельству. При этом моделируется определенная «зона охранения», специально перекрываются все возможные подходы к этой зоне, что и является демаскирующим обстоятельством.

Успешная подготовка к обыску предполагает прежде всего получение максимальной информации не только о предметах отыскания и возможных местах их сокрытия, но и об индивидуальных особенностях обыскиваемого лица. Это позволит правильно (в психологическом и тактическом отношении) организовать и осуществить прибытие на место обыска и проникновение в обыскиваемое помещение. В целях обеспечения внезапности обыска средства транспорта должны быть оставлены на некотором удалении от места обыска. Сосредоточение у места обыска значительного числа лиц должно происходить постепенно и бесшумно. При наличии лифта следует подниматься на несколько этажей выше, а затем пешком спускаться на нужный этаж, чтобы не вызвать повышенной ориентировочной реакции. Через дверной глазок должен быть виден лишь один человек из числа пришедших (желательно, чтобы он был знаком обыскиваемому). При операции, готовящейся в коммунальной квартире, звонить следует соседям обыскиваемого лица. За окнами и вторым выходом устанавливается наблюдение.

Приступая к обыску, следователь обязан разъяснить присутствующим правила поведения в обыскиваемом помещении (сидеть на месте, не подавать реплик, не вмешиваться в действия обыскивающего и др.). Далее следователь в соответствии с УПК сообщает обыскиваемому, с какой целью производится обыск, и предлагает ему добровольно выдать искомые предметы и документы. Это предложение необходимо сделать не формально и не вскользь, не между прочими подготовительными действиями, а полностью овладев вниманием обыскиваемого, с использованием психологических средств внушения и убеждения.

В начальном периоде обыска может быть произведен выборочный поиск, связанный с осуществлением трудоемких работ (вскрытие полов, раскопки на открытой местности и т. п.). Такого рода поисковые работы производятся при наличии достаточных оснований, полученных на основе оперативно-разыскных данных и по результатам применения научно-технических средств — химических реактивов и поисковых приборов (щупов, тралов, металло— и трупоискателей), а также специальных облучателей и т. п.

На стадии детального поиска следователю целесообразно придерживаться определенной последовательности поисковых действий. Место обыска условно разделяется на определенные участки, устанавливается строгая очередность их обследования. В первую очередь осматриваются места общего пользования и место, куда предполагается помещать осмотренные и изъятые вещи.

Демаскирующими признаками мест сокрытия могут служить: отсутствие пыли и грязи в пазах между половыми досками и паркетными элементами, крепление новыми гвоздями и свежая покраска отдельных частей пола, место преимущественного нахождения обыскиваемого лица, выпуклость или вогнутость частей поверхности стен, различная люминесценция отдельных частей стен (при использовании прибора ультрафиолетового облучения) и др.

Приметами тайника на открытой местности могут быть: следы грунта на травяном покрове, особенности верхнего слоя почвы на отдельных участках, следы переноса маскирующих предметов (деревьев, ящиков, бочек и т. п.) и др.

Обыскиваемое помещение не должно быть загромождено осмотренными вещами. Все произведенные действия необходимо учитывать во избежание ненужных повторений.

Обыск во многих случаях целесообразно проводить с участием оперативно-разыскных работников, отдавая предпочтение тем из них, кто более всего обладает соответствующими психологическими данными. Действия, требующие специальных познаний, выполняют специалисты, участие которых помогает обеспечить эффективность обыска. При его производстве могут присутствовать и свидетели. Следователь должен блокировать все то, что может вызвать сомнение в успехе обыска. Такими отрицательными факторами могут быть: нарочитое спокойствие или аффективносгь обыскиваемого лица, большой объем работы, сложность и неприятность предстоящих действий и т. п.

Особенно важно не прекращать, а активизировать обыск в сложных условиях — в загрязненных помещениях, на чердаках, в подвалах, среди нечистот и в различных труднодоступных местах, имея для этого спецодежду, технические приспособления, необходимое количество помощников.

Ведущим психическим процессом при обыске является наблюдение. Так, сокрытие предмета в одной статуэтке удалось обнаружить лишь при сравнении ее по весу с другой аналогичной статуэткой. При этом наблюдение приобретает определенную специфику — это так называемое соучаствующее наблюдение, включенное в логику действий прячущего лица, анализ явлений здесь происходит как бы «изнутри», с точки зрения предполагаемых действий прячущего. Результативность наблюдения определяется отношением к его задачам, глубиной осознанности перцептивных действий, их целенаправленностью и систематичностью, включенностью наблюдения в систему дедуктивных умозаключений. Результативность наблюдения зависит и от личностных качеств, от сферы направленности и сосредоточенности лица, производящего обыск, от особенностей его внимания.

По одному из дел о крупном хищении в момент производства обыска следователь, предварительно изучивший обстановку в квартире обвиняемого, заметил, что кроватка его пятилетней дочки переставлена в другую комнату. Он обратил на это внимание матери ребенка, вызвав у нее сильное замешательство. В это время слышавшая разговор девочка сообщила, что ее кроватка стоит теперь как раз на том месте, где под полом папа спрятал много денег. Это сообщение ребенка помогло обнаружить тайник с добытыми преступным путем ценностями.

Не следует допускать непроизвольного отвлечения внимания. Любой резкий и неожиданный раздражитель, вызывая сильную ориентировочную реакцию, тормозит текущую деятельность. О том, к каким результатам это может привести, свидетельствует пример.

Громкий доклад участника операции о неудовлетворительных результатах обыска отвлек внимание одного следователя от объекта обследования. После доклада тот перешел к обследованию нового объекта, а предмет сокрытия, находившийся в предыдущем объекте, остался без внимания.

«Нужно поставить себя в положение обыскиваемого, учесть его психологию, его профессию, уклад его жизни, характер и привычки и задать вопрос: куда бы догадался или попытался сам производящий обыск спрятать разыскиваемый предмет, если бы сам жил в обстановке и условиях обыскиваемого и обладал бы одинаковой с ним степенью развития, одинаковыми профессиональными навыками и способностями». Тактический успех следователя определяется его способностью своевременно раскрыть тактику обыскиваемого лица.

Прячущий человек моделирует правильность, успешность своих действий. Он руководствуется созданным им субъективным «образом недоступности» места сокрытия для обыскиваемого лица и программирует свое поведение в условиях возможного обыска, как правило, всегда избирается «особый» вариант «маскирующего поведения». Преступник, скрывая предмет — вещественное доказательство, скрывает и свою причастность к конкретному виду преступления. Так, расхититель, спекулянт, взяточник может утрировать скромность своего уклада жизни. Причем эта утрированность нередко выдается несоблюдением чувства меры. Нередко имитируется отсутствие самых необходимых вещей. В поведении убийцы «мимикрия» может проявляться в виде фальшивой скорби об убитом, показного сочувствия, участливого отношения к его родственникам, в стремлении оказать содействие в обыске, в поиске преступника и т. д.

Предвидя возможность обыска, прячущее лицо осуществляет рефлексию, но, как правило, это рефлексия первого порядка (не учитывающая рефлексивности самого следователя). В связи с этим в качестве мест сокрытия часто избираются объекты, вызывающие резко отрицательные эмоции, — помойки, выгребные ямы туалета, грязное белье, крайне загрязненные места и т. п. В расчете на стеснительность следователя местом сокрытия могут быть избраны объекты, обычно вызывающие обостренное этическое отношение (постель ребенка, больного, иконы, культовые принадлежности и т. п.). В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий эффект места сокрытия. В практике работы следователи обнаруживали в качестве мест сокрытия электролампы, электророзетки, патроны для электроламп, клетки диких животных, собачьи будки, пчелиные ульи и т. п. В расчете на прямолинейность действий следователя в качестве места сокрытия нередко избираются объекты, не пригодные для использования в качестве хранилищ (стены здания, предметы обихода, мебель, дрова, кучи мусора и т. п.). Часто ставка делается на утомляемость следователя, используется большое количество однородных предметов (книги, старые журналы, обилие вещей). То, что разыскивается, нередко помещается в малоценный обыденный предмет, который специально оставляется на видном месте (сахарница, солонка, кусок хлеба, мыла, колбасы, открытая банка консервов, полено, кусок торфа и т. и.). Субъективно моделируя «недоступность, прячущее лицо устраивает тайники за картинами, зеркалами, батареями водяного отопления, унитазами, бачками с водой, в колодцах, печных переходах и т. и.

В действиях по сокрытию проявляются характерологические особенности прячущего. Так, недоверчивый и жадный человек стремится, как правило, приблизить объекты сокрытия к месту своего постоянного пребывания. Трусливый — прячет в более отдаленных местах, осуществляет перестраховочные действия. Физически сильные и умные люди могут оборудовать тайники в труднодоступных местах.

При обыске следует учитывать и профессию прячущего (книги — у научного работника, деревянные предметы — у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадебный участок — у лица, постоянно работающего на нем, и т. п.). Следует обращать особое внимание и на предметы увлечения обыскиваемого лица (музыкальный инструмент, шахматная доска, швейная машина и т. п.). Следователю нужно знать не только профессию, но и повседневные занятия обыскиваемого лица, образ его жизни, увлечения, наиболее развитые навыки, особенности поведения. Необходимо обратить внимание на все инструменты и материалы, принадлежащие обыскиваемому, определяющие диапазон его навыков и увлечений. Уже при подготовке к обыску необходимо иметь сведения о составе семьи обыскиваемого, о его взаимоотношениях с соседями, о круге его знакомых.

Одним из поисковых приемов является побуждение к действию самого обыскиваемого лица (вынимать и раскрывать вещи, открывать хранилища и т. п.). При этом следует учитывать, что обыскиваемый может стремиться увести следователя в сторону от объекта поиска, проявлять информативно значимые реакции.

У следователя должна быть выработана повышенная ориентировочная реакция на все то, что, по мнению лица, у которого производится обыск, демобилизует поисковую деятельность. Так, обнаружение тайника может вызвать прекращение дальнейшего поиска. Зная это, преступники иногда делают ложные, дезориентирующие тайники, помещая в них предметы, не имеющие доказательственного значения. Один скрываемый объект может маскировать другие. Производя поисковые действия в конкретной обстановке, следователь постоянно задумывается над тем, каковы возможности этой обстановки для сокрытия искомых объектов. При этом не следует исключать никаких возможностей. Крупные драгоценности могут находиться в ржавой консервной банке, а изобличающая малоценная вещь — среди предметов роскоши. Следует помнить, что, каким бы изощренным способом сокрытия ни воспользовался преступник, его маскирующие действия неизбежно оставляют демаскирующие признаки и микроследы (исследование осуществляется при помощи технических средств, находящихся на вооружении криминалистических лабораторий).

Плохая подготовка может привести к случайным, бессистемным поискам, нескоординированности действий обыскивающих и, в конечном счете, — к чувству неуверенности в успехе.

Для проведения обыска желательно устанавливать освещение, создающее лучшие условия для восприятия обстановки, чем то, каким обычно пользуется лицо, в квартире которого производится обыск. Это позволяет обнаружить признаки и следы, которых при обычном освещении, пряча объект, не видел обыскиваемый.

В практике был случай, когда по одному делу производился обыск в комнате, все стены которой были от пола до потолка уставлены стеллажами с книгами. Следователь искал могущие изобличить хозяина квартиры документы. После длительных поисков, проверки каждой из нескольких тысяч книг документы были найдены. Они оказались заклеенными в переплеты двух книг, стоящих посредине третьей полки сверху и второй полки снизу. На допросе обыскиваемый объяснил, что, предвидя возможность обыска, он полагал, что следователь будет просматривать книги в определенному порядке: либо сверху вниз, либо снизу вверх, либо начнет с тех полок, которые находятся на уровне протянутой руки, и каждая полка будет проверяться от левого или правого края. Исходя из этих соображении, он спрятал бумаги в книги, которые расположил так, что дойдя до них, следователь (по мысли прячущего) не мог сохранить должного внимания или вообще отказался бы от поисков.

В случае возникновения остроконфликтных ситуаций в процессе обыска может применяться метод воздействия как внушение в форме приказа, что даст возможность резко изменить поведение обыскиваемого, вывести психическое отношение из состояния резкого конфликта.

Речевое общение в процессе производства обыска использовано для разработки специфического приема воздействия, который был назван словесной разведкой. Суть его в том, что следователь спрашивает обыскиваемого о расположении помещений, назначении тех или иных предметов, принадлежности определенных вещей и т. п. и при этом наблюдает за его состоянием, психофизиологическими реакциями. При этом в действие вступает новый дополнительный раздражитель — словесный, который еще более усиливает процессы эмоционального возбуждения обыскиваемого, усложняет возможности контроля за собственным поведением и реакциями. Словесный раздражитель усиливается, если задаваемые вопросы исходят из ситуации обыска. Еще большее значение имеет наблюдение за поведенческими актами обыскиваемого.

Такого рода поведенческие акты можно классифицировать как попытки:

— отвлечь внимание участников обыска от осмотра определенных участков и предметов;

— сорвать обыск или приостановить его;

— замаскировать или закрыть доступ к каким-либо участкам помещения, определенным предметам;

— внушить представление о нецелесообразности поисков на определенных участках помещения, о несущественности, незначительности каких-либо объектов (например, на вопрос следователя: «Что находится в чулане?» жена обвиняемого отвечает, что там всякий хлам, что участники обыска зря потеряют время на осмотр и т. и).

Целеустремленность и волевое поведение следователя при производстве обыска могут оказаться решающими для достижения успеха. Здесь нельзя рассчитывать на легкий успех. Не следует опускать руки при первых неудачах.

Нередко искомые предметы удается обнаружить в самый последний момент. Поэтому важно сохранить «творческий подъем» до конца обыска. Неверие в успех крайне отрицательно сказывается на поисковой деятельности. Потеряв надежду, следователь ищет поверхностно, без энергии, формально.

Так, например, анализ уголовных дел о хищениях промышленного золота, нарушениях правил разработки недр и сдачи золота государству, спекуляциях валютными ценностями показал, что расхитители, валютчики, используя знание физико-химических свойств драгоценного металла, для укрытия золота рассыпают его на определенном участке земли. Обнаружить таким образом спрятанное золото при обыске довольно трудно. Преступники же в случае необходимости могут легко извлечь его путем промывания земли водой.

Обыск в помещении, как правило, сопровождается проведением личного обыска, так как искомые предметы могут находиться непосредственно при обвиняемом, у отдельных членов его семьи. Следует отметить, что личный обыск с целью изъятия оружия является одним из необходимых средств обеспечения безопасности участников обыска и всех присутствующих, а потому его следует провести безотлагательно перед началом следственного действия. Что же касается более тщательного личного обыска обвиняемого, членов его семьи с целью обнаружения предметов и документов, могущих иметь значение для дела, то его целесообразнее провести на заключительном этапе.

В целях обеспечения наивысшей направленности и сосредоточенности сознания на поисковой деятельности следователь должен придерживаться рекомендуемых пяти правил:

1) не приступать к обыску очень уставшим;

2) не допускать конфликтов с обыскиваемым лицом, избегать и излишней близости и «панибратства» (за исключением случаев, когда это оправдывается в качестве тактического приема). Все необходимые контакты надо осуществлять вежливо и сдержанно;

3) устранить все отвлекающие факторы (ненужное хождение, хлопотливость участников, посторонние разговоры и т. п.);

4) не спешить и не приступать к осмотру нового объекта до полного обследования предыдущего. При этом надо действовать строго последовательно, в рамках намеченной системы;

5) делать перерывы для отдыха при появлении признаков усталости.

Итак, лица, производящие обыск, должны учитывать, что при изготовлении тайников и различных хранилищ преступники в некоторых случаях учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие:

1) расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматриваться с того или другого края полки, а к середине полки уже появятся определенный автоматизм, утомление, при которых следователь не будет перелистывать каждую страницу;

2) расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, спускают в отхожее место и т. д.);

3) расчет на проявление такта и других благородных побуждений со стороны следователя (сокрытие объектов в кровати тяжелобольного, в кровати маленького ребенка, в могиле близких родственников и т. д.);

4) нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);

5) отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников. Расчет на то, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники осматриваться не будут;

6) расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта.

Целесообразно сразу после обыска произвести допрос и очную ставку, чтобы закрепить полученные при обыске сведения новыми данными.

Психологические аспекты выемки

В отличие от обыска выемка осуществляется в отношении конкретных, заранее определенных объектов, когда точно известно, где и у кого они находятся. Психологическая характеристика выемки имеет свою специфику: по сравнению с обыском она в меньшей мере носит поисковый характер; существенную проблему представляет предварительное (до начала производства выемки) определение предмета, документа, подлежащих изъятию; для предотвращения развития конфликтной ситуации следователю необходимо своевременно принять меры психологического воздействия.

Выемка — это изъятие у отдельных граждан, а также предприятий, учреждений и организаций предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела

Если при обыске подлежащие изъятию предметы или документы выдаются добровольно, то производство выемки завершается тем, что следователь изымает их. В том же случае, если подлежащие изъятию объекты добровольно не выдаются, следователю нужно приложить усилия, направленные на предотвращение развития конфликтной ситуации, и принять меры к дальнейшему производству указанного следственного действия.

Выемка как самостоятельное следственное действие во многом сходна с обыском. Производство выемки, а также обыска и выемки, регламентировано уголовно-процессуальным законодательством. В связи с этим и в психологической характеристике совпадающих сторон этих следственных действий также много общего. Но выемка имеет и свои специфические психологические характеристики, проистекающие из процессуальных особенностей этого следственного действия.

В отличие от обыска выемка осуществляется в отношении конкретных, заранее известных объектов, когда точно известно, где и у кого они находятся.

Выемка может быть произведена как из помещения, так и из укрытия, находящегося во дворе, в саду и т. п. Но чаще всего выемка проводится для изъятия предметов и документов в учреждениях и организациях.

Фактическими основаниями для производства выемки являются данные о конкретном предмете, подлежащем изъятию, месте его нахождения, которые могут быть получены как из процессуальных, так и непроцессуальных источников (общественных организаций, органов дознания и др.).

Формальным основанием для производства следственного действия является мотивированное постановление о производстве выемки, в котором должно быть указано, у кого предстоит произвести выемку, наименование и индивидуальные признаки объекта, подлежащего изъятию в процессе выемки, место его нахождения, а также какое значение изымаемые предметы и документы имеют для дела. Поскольку постановление предъявляется лицу, у которого производится выемка, в нем не должно быть данных, могущих помешать успешному ходу следствия.

При производстве выемки присутствуют те же лица, что и при обыске: понятые и лицо, у которого производится выемка, или совершеннолетние члены его семьи (а при отсутствии таковых — представители жилищно-эксплуатационных организаций или другие лица). Выемка (или обыск) в помещениях, занятых учреждениями, предприятиями, организациями, производится в присутствии представителя данного учреждения, предприятия, организации.

Санкция прокурора для выемки не требуется, за исключением изъятия почтово-телеграфной корреспонденции и документов, в которых содержатся сведения, являющиеся государственной тайной.

Особое требование предъявляется к выбору понятых, которые могут принимать участие в проведении осмотра и выемки почтово-телеграфной корреспонденции, они должны быть приглашены лишь из числа работников почтово-телеграфных учреждений — это одна из гарантий сохранения тайны переписки. Во многих случаях выемка связана с необходимостью квалифицированного отбора нужных документов. Для этого следователь вправе пригласить соответствующего специалиста. Всем этим лицам разъясняются их права и обязанности.

Во исполнение предписания закона о том, что следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при выемке (и обыске) обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц, понятые могут быть предупреждены о неразглашении фактов, ставших им известными в ходе этого следственного действия.

Психология задержания подозреваемого

Задержание подозреваемого — сложное комплексное следственное действие. Непосредственными исполнителями задержания являются работники дознания. В процессе планирования и осуществления задержания большая роль принадлежит управлению следователя, его профессиональному умению провести действие с учетом сложившейся ситуации, объектных, субъектных и обстановочных условий. Стрессовый характер процессуального задержания проявляется в реальной опасности для жизни и здоровья участников этого следственного действия, значимых последствиях принимаемых решений, необходимости всестороннего анализа обстановки в условиях дефицита времени.

По сравнению с другими следственными действиями задержание в наибольшей степени носит стрессовый характер. Он выражается в реальной опасности для жизни и здоровья участников данного следственного действия, окружающих, во внезапно меняющихся ситуациях задержания, необходимости глубокого и всестороннего анализа обстановки и т. д. В связи с этим при наличии названных выше факторов совсем иначе протекают многие психические процессы у сотрудников, задействованных в задержании. Определенная их дезорганизованность, нарушение последовательности мышления, чувство страха, тревоги, опасности, уменьшение объема внимания — все это требует учета, системы психической и физической подготовки, определенных тренировок. Поэтому далеко не каждый следователь или работник дознания может успешно провести задержание.

Психологические аспекты подготовки к задержанию и обыску во многом схожи. Они включают в себя изучение личности подозреваемого, обстановки предполагаемого места задержания. Данная информация необходима для решения вопроса о времени, месте и способе задержания. Всегда следует иметь в виду, что даже при наличии данных, положительно характеризующих подозреваемого, нельзя исключить вероятность сопротивления, в том числе и вооруженного. Вот почему столь необходимо в каждом случае сделать все для обеспечения безопасности всех участников задержания.

Вероятность сопротивления при задержании особенно часто встречается у рецидивистов, которых характеризуют стойкая антиобщественная направленность, злобность, агрессивность, стремление к насилию, психопатические черты характера; крайние формы эгоизма, враждебное отношение к работникам органов внутренних дел.

Важным психологическим аспектом подготовки к задержанию является составление социально-психологического (психологического) портрета подозреваемого, включающего: информацию о степени его общественной опасности; данные о психопатических чертах характера, отклонениях в поведении; оценку антисоциальной направленности, аморальности, пренебрежительного отношения к жизни и здоровью других людей; данные об агрессивности, склонности к насилию, враждебном отношении к сотрудникам правоохранительных органов; информацию о склонности к аутоагрессии, суициду.

Эффективным средством психологического воздействия является убеждение преступника в целесообразности добровольной сдачи. Здесь переговоры, однако, могут принести пользу только при условии знания психологических особенностей личности задерживаемого и умелого их использования. Для участия в таких переговорах имеет смысл пригласить людей, к которым задерживаемый питает добрые чувства, мнением которых он дорожит: его родителей, детей, родственников, друзей.

Большие психологические сложности возникают в тех редких случаях, когда окруженный преступник (или группа) отказывается сдаться, угрожая расправой с заложниками. В подобных случаях задача оперативно-следственной группы в значительной мере осложняется необходимостью обеспечить безопасность заложников.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница