Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Чернышева Е.В., Злоказов К.В.
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Екатеринбург, 2016.

 


ГЛАВА II. ПСИХОЛОГИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


2.3. Психология участников предварительного расследования преступлений


2.3.2. Психология свидетеля

Расширительное толкование понятия «свидетель» предполагает, что в качестве источника информации может выступать любое осведомленное лицо, в том числе и не являющееся участником процесса (например, в оперативно-разыскной деятельности).

Свидетель — это лицо, располагающее информацией о преступлении и его участниках

При этом психологические особенности таких свидетелей в основном совпадают. Свидетель может лично воспринимать событие преступления (очевидец) либо получить информацию от других лиц.

Взаимодействие следователя со свидетелями осуществляется, как правило, в форме сотрудничества. Атмосферу сотрудничества необходимо специально поддерживать, подчеркивая удовлетворенность успехами в общении, проявляя положительное отношение к добросовестному свидетелю. При этом в необходимых случаях следователь оказывает мнемическую помощь (избегая каких бы то ни было внушающих воздействий). Следует, однако, остерегаться конформности поведения свидетелей, с готовностью отвечающих на все вопросы следователя, смешивающих истину с домыслом.

Между следователем и отдельными свидетелями могут возникать псевдоконфликты. Если подлинные конфликты основаны на противоречивости целей двух сторон, то псевдоконфликты происходят при нейтральном отношении одной стороны к другой, при отсутствии противоречий их целей. Псевдоконфликты возникают при нежелании сотрудничать по мотивам, не имеющим отношения к расследованию (из-за недостатка времени, непонимания смысла сотрудничества со следователем, из-за негативного отношения к нему в силу проявляемой им низкой культуры поведения и т. п.).

Психология свидетеля (осведомленного лица) определяется следующими основными моментами. 1) физиологическим и психофизиологическими особенностями, состоянием психики (норма или патология), половыми и возрастными характеристиками, свойствами второй сигнальной системы, т. к. связано с восприятием, запоминанием и воспроизведением информации; 2) эмоциональным фоном до и эмоциональным реагированием в период преступления; 3) особенностями личности (социальным положением, направленностью личности, мотивационной и ценностной сферой, профессиональной принадлежностью и т. д.); 4) значительной долей оценочной информации, требующей тщательного анализа; 5) внушаемостью и самовнушаемостью;

6) процессуальным положением; 7) психологической ролью в совершенном преступлении; 8) характером взаимодействия с лицом, проводящим расследование.

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психические аномалии. К этим аномалиям относятся особенности психического развития индивида, обусловленные его заболеваниями, временные провалы памяти, состояния астении, психической депрессии, расстройства речи. Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности. Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, константности восприятия, снижением чувствительности (десенсибилизацией) к отдельным внешним воздействиям.

Свидетели, безразличные к деятельности правоохранительных органов, не желая лгать и вводить органы следствия в заблуждение, не проявляют активности и занимают, по существу, позицию стороннего наблюдателя. Побудить таких лиц дать развёрнутые показания иногда удается, побеседовав о гражданском долге, ценностных ориентациях, жизненной позиции. Давая оценку криминальной ситуации, являющейся предметом допроса, необходимо сформировать у свидетеля личностный смысл ее, персонифицировать его отношение к выясняемым обстоятельствам. С такими лицами бесполезно отвлеченно говорить о долге вообще, о процессуальной обязанности давать правдивые показания. Разговор целесообразно переводить в круг привычных, близких их сознанию представлений.

Участие гражданина в уголовном или гражданском процессе в качестве свидетеля связано с рядом обязанностей, нарушением привычного ритма его жизнедеятельности, с отрывом от трудовой деятельности, с возникновением конфликтных межличностных отношений.

Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение. Свидетели несут случайную повинность, писал А. Ф. Кони, всегда более или менее тягостную, большинство из них теряется в необычной обстановке. Одни свидетели раздражаются и, чувствуя, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают вызывающий тон, большинство же теряется и нравственно страдает. Нужно зорко следить за настроением свидетелей; нужно мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание или поддержать активность.

В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

Так, свидетельница 3. показала, что в ночь убийства завмага Г. в его дом около 12 часов ночи вошли двое узнанных ею односельчан, которых она наблюдала с крыльца своего дома. В ходе проведенного следственного эксперимента было установлено, что свидетельница 3. хорошо видит ночью.

Свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы происшедших событий

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и с неразвитой ослабленной памятью, нуждающиеся в систематической мнемической помощи. Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых трех-пяти суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о временных интервалах, динамические и количественные характеристики событий, речевые формулировки общающихся лиц. В памяти свидетеля может произойти рекомбинация — к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него, и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия. Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

Не рассматривая подробно всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкие неожиданные голоса и т. и.), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все то, что охватывается активными действиями, является целью или условием деятельности, что имеет значимость для субъекта. При этом следует также иметь в виду, что одни люди лучше запоминают приятные, другие — неприятные события.

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т. д. При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать свои показания. Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку.

Вопросы должны быть образно нейтральными — в них не должно быть образов, которые могут включаться в ответ. Кроме того, вопросы следует формулировать так, чтобы они были доступными для понимания свидетеля. С целью оказания мнемической помощи свидетелю могут быть заданы напоминающие вопросы, активизирующие ассоциативные связи.

Так, при расследовании дела о столкновении двух теплоходов в ночное время в качестве свидетеля был допрошен пассажир, находившийся на верхней палубе одного из этих судов. На вопрос, с какой стороны приближалось другое судно, он ответил: «Встречное судно шло прямо на нас». Это противоречило фактам, выявленным при осмотре повреждений судна. Для выяснения возникшего противоречия был поставлен контрольный вопрос о том, какие огни видел свидетель на встречном судне. Последовал ответ: «Зеленый». Этот ответ еще раз был перепроверен: «Не видел ли свидетель на встречном судне красного огня?» Ответ был отрицательным. Итак, свидетель видел только зеленый огонь (огонь правого борта) и не видел красного (огня левого борта). Это позволило сделать вывод, что курсы столкнувшихся судов пересекались под некоторым углом.

Особенности показаний о событиях, наблюдавшихся в состоянии алкогольного опьянения. Значительная часть преступлений не только совершается, но и воспринимается в состоянии алкогольного опьянения. В нейрофизиологическом плане алкоголь вызывает дисбаланс процессов торможения и возбуждения. Особенно отражается это на внутреннем торможении — ухудшается дифференцировочная деятельность, в аналитико-синтетической деятельности мозга происходят значительные деформации.

По выражению И. П. Павлова, алкогольное опьянение снимает с индивида «корковую покрышку» и переводит его в состояние «буйства подкорки». При этом в первую очередь страдают лица со слабым типом высшей нервной деятельности.

В алкогольной интоксикации различают, как известно, три степени: легкую, среднюю и тяжелую. Легкая степень алкогольного опьянения характеризуется состоянием легкой эйфории; возникает временное повышение эмоционального тонуса, некоторый прилив сил и, как правило, переоценка индивидом своих возможностей. Однако уже через 20-30 мин начинается заметный спад в продуктивности психических процессов, увеличивается время сенсорных реакций, ослабляется чувствительность анализаторов, ухудшается ориентация в пространстве, определение продолжительности событий.

Средняя степень алкогольной интоксикации характеризуется переходом от эйфорической в наркотическую фазу опьянения. Сначала ускоряются элементарные ассоциативные процессы, так как они выходят из-под логического контроля, а затем установление связей резко замедляется в силу резких нарушений в аналитико-синтетической деятельности мозга, значительно снижается ориентировочная деятельность. Психические процессы «разорваны», фрагментарны. Сознание модифицируется («оглушается»), отражение окружающей действительности носит неадекватный характер, На этой стадии возможны аффективные иллюзии, значительные пробелы и искажения памяти, диффузная генерализация — общее суммарное, нерасчлененное отражение действительности. Описание объектов при этом бывает неточным, смешиваются признаки объектов.

В большинстве случаев лица, пребывавшие в этой стадии опьянения, способны лишь к смутным воспоминаниям, у них высока вероятность оговора. Пребывание в тяжелой степени опьянения исключает адекватное отражение действительности.

Для определения степени алкогольного опьянения, в котором пребывало лицо, наблюдавшее существенное для расследования событие, необходимо проведение комплексной судебно-медицинской и судебно-психологической экспертизы.

Итак, показания свидетелей играют важную роль в деятельности следователей и судей, защитников и адвокатов, прокуроров и инспекторов. Данные показания способствуют восстановлению обстоятельств подготовки или совершения преступления, выявлению лиц, которые совершили преступление, мотивов их преступных деяний, установлению социально-психологических данных, которые характеризуют личность обвиняемого или потерпевшего.

Показания свидетелей зависят от направленности восприятия события и оценочной позиции воспринимаемого лица, уровня его психического, интеллектуального и нравственного развития.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница