Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Сошников А.П., Комиссарова Я.В., Пеленицын А.Б.
ПОЛИГРАФ В ПРАКТИКЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

Научно-практическое пособие
Москва, 2008.

 

Методические рекомендации по организации и проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа

7.7. Заключительное собеседование

Заключительное собеседование с обследуемым обычно проводится после предварительной оценки результатов тестирования на полиграфе, хотя его проведение не является обязательным. Как правило, оно проводится либо в случае возникновения сомнений в искренности обследуемого, подкрепленных наличием устойчивых выраженных психофизиологических реакций на проверочные вопросы, либо при невозможности для полиграфолога придти к однозначно трактуемым выводам. Если предварительная оценка результатов с очевидностью свидетельствует в пользу обследуемого, то заключительное собеседование не проводится.

Основная цель заключительного собеседования — получение от обследуемого полного или частичного признания в отношении изучаемых фактов на основе максимального использования в этих целях тех условий и психологической обстановки, которые предоставляет ПФИ. Для успешного достижения этой цели полиграфолог должен уметь использовать некоторые психологические факторы, способствующие получению признания со стороны обследуемого, умышленно искажающего или скрывающего интересующую инициатора ПФИ информацию. В таких случаях желательно провести полное или экспресс-тестирование обследуемого и, таким образом, получить соответствующие рекомендации по тактике дальнейшего общения с данным типом личности.

Как правило, признание в условиях проведения ПФИ обследуемые делают под воздействием сильного эмоционального импульса, связанного с чувством вины, стыда и угрызениями совести. Его легче получить, когда недобросовестный обследуемый, в частности:

• знает и понимает, что полиграфологу известна правда;

• убеждается, что противоречивость и несостоятельность его легенды становятся очевидными;

• лжет человеку или людям, к которым относится с уважением.

Имеющийся опыт показывает, что на признание чаще идут те обследуемые, которые во время тестирования на полиграфе демонстрируют выраженные психофизиологические реакции.

Признание обычно сдерживается чувством страха наказания как за сам факт сокрытия информации, так и за скрываемое деяние. Поэтому полиграфолог должен стремиться снизить это чувство страха у недобросовестного обследуемого. Следует демонстрировать сочувствие, стараться «войти в положение» обследуемого, помочь ему обосновать или даже оправдать совершенное, и тем самым сделать первый шаг к признанию. Полиграфолог может попытаться убедить обследуемого в том, что дача заведомо ложных показаний — непростое, изматывающее занятие, что обследуемому станет намного легче после признания и прекращения безнадежных попыток скрыть правду. Одна из задач полиграфолога при этом заключается в том, чтобы доказать обследуемому, что его легенда слабо отработана, совершенно несостоятельна и при сопоставлении с фактами не выдерживает проверки.

Добиваясь признания, важно помнить, что оно должно заключаться не просто в принятии обследуемым на себя ответственности за какой-то проступок, а обязательном изложении информации по существу событий. Сообщаемые во время признания сведения должны быть перепроверяемыми и доказуемыми, так как по разным причинам признания обследуемых могут оказаться ложными.

Рекомендуется проводить заключительное собеседование следующим образом:

• перед началом собеседования надо снять с обследуемого все датчики и на некоторое время оставить его одного (в это время полиграфолог, перейдя в соседнее помещение, может завершить предварительную оценку полиграмм):

• по возвращении полиграфолог спокойно садится напротив обследуемого, смотрит ему в глаза и приступает к беседе;

• прежде всего, у обследуемого выясняется его отношение к проведенному тестированию, полиграфолог интересуется, что особенно беспокоило обследуемого во время процедуры, какие вопросы и почему оказались наиболее «неприятными»;

• затем полиграфолог интересуется, как обследуемый может объяснить свои устойчивые реакции во время тестирования на те или иные вопросы; при этом полиграфолог должен принимать только состоятельные объяснения, демонстрируя нарастающую пристрастность и неудовлетворенность слабыми аргументами обследуемого, открыто подчеркивая противоречия, если таковые имеют место.

На протяжении всего собеседования полиграфолог должен внимательно слушать все, что говорит обследуемый, не перебивать его и давать по каждому вопросу высказываться полностью. Полиграфолог должен стараться проводить собеседование в форме деликатного зондирования тем, при ответах на проверочные вопросы которых были выявлены выраженные психофизиологические реакции. Не следует упускать момент, когда состояние обследуемого (его готовность к признанию) позволит поставить прямой вопрос по существу обсуждаемых фактов. При этом запрещается:

• прямо обвинять обследуемого во лжи;

• делать преждевременные выводы и раскрывать перед обследуемым свои подозрения или известные полиграфологу факты;

• проводить дополнительное (повторное) ПФИ по завершении такого собеседования.


7.8. Формулирование выводов и подготовка заключения по результатам ПФИ

В компетенцию полиграфолога входит формулирование по результатам проведенного ПФИ вывода о степени соответствия действительности утверждений обследуемого, относящихся к событиям или фактам, интересующим инициатора ПФИ. Данный вывод полиграфолог делает на основании сопоставления психофизиологических реакций обследуемого, которые возникли в ответ на предъявленные ему проверочные, контрольные и другие вспомогательные вопросы, сформулированные в соответствии с задачей ПФИ, и последующей оценки относительной значимости этих вопросов для обследуемого.

Формулирование вывода (в какой бы то ни было форме) о существовании события либо отдельных обстоятельств случившегося в компетенцию полиграфолога не входит, т.к. в соответствии с действующим законодательством заключение специалиста — это источник сведений, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела, устанавливают уполномоченные на то лица в порядке, определенном соответствующими нормативными актами.

По материалам ПФИ полиграфолог составляет письменное заключение, в котором рекомендуется указывать следующее:

• дату, время и место проведения ПФИ;

• основание проведения ПФИ;

• сведения об инициаторе;

• сведения о полиграфологе;

• вопросы, поставленные на его разрешение;

• материалы, предоставленные в распоряжение полиграфолога;

• фамилию, имя, отчество и год рождения обследованного лица;

• сведения об иных лицах, присутствовавших при проведении ПФИ;

• наименование использовавшихся при проведении ПФИ технических средств;

• методики, по которым проводилось тестирование на полиграфе;

• содержание тестов;

• общий ход и результаты ПФИ;

• обоснование и формулировки выводов по поставленным вопросам.

В Заключении также отмечается факт получения письменного согласия обследованного лица на участие в ПФИ.

Если при проведении ПФИ полиграфолог установил обстоятельства, которые имеют значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Сведения о поведении обследуемых во время проведения ПФИ, информация, полученная полиграфологом в ходе заключительного собеседования, заявления, сделанные в письменной форме обследуемым, а также иными участниками ПФИ, данные, полученные при использовании иных, не относящихся к ПФИ, методов психологии, прикладной психофизиологии и т.д., которыми профессионально владеет полиграфолог, могут быть представлены в виде приложения к заключению.

В случае проведения ПФИ комиссией специалистов по результатам исследований полиграфологами (при совпадении мнений) составляется единое заключение. При возникновении разногласий каждый из полиграфологов, участвовавших в проведении ПФИ, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие.


8. Проведение ПФИ повторно

Если по результатам ПФИ полиграфолог не смог придти к однозначно трактуемым выводам, или же исследование было прервано по каким— либо причинам, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств, послуживших поводом для проведения ПФИ, в зависимости от ситуации, допускается проведение в отношении того же лица повторного ПФИ, производство которого поручается тому же или другому полиграфологу.

В случае возникновения сомнений в обоснованности или объективности выводов, сделанных полиграфологом по результатам ПФИ, проведение повторного ПФИ по тем же вопросам, что и первое, также возможно, однако производство исследования должно поручаться другому полиграфологу или комиссии специалистов-полиграфологов.

Чтобы повторное ПФИ оказалось, по возможности более результативным, чем первоначально проведенное, полиграфолог должен учитывать следующее:

• повторное ПФИ нельзя проводить в тот же день, что и первое;

• в случае когда оба исследования проводятся одним специалистом, предтестовая беседа сводится к напоминанию обследуемому основные инструкции о том, как надо вести себя во время тестирования, и обсуждению с ним подготовленных тестов, сделав упор на контрольные вопросы (при повторном исследовании целесообразно использование МКВ).

Если при проведении ПФИ повторно снова не удастся прийти к однозначно трактуемым выводам, то проводить дополнительные исследования не рекомендуется.

Повторное ПФИ с обследуемым, подозреваемым в сокрытии интересующей инициатора информации, желательно проводить после аналогичного повторного исследования с обследуемым, в искренности которого не возникает сомнения.

При проведении ПФИ в отношении группы лиц никому из обследуемых не сообщаются его результаты, пока ПФИ в отношении всех лиц, включенных в число обследуемых, не будет полностью завершено. Обычно полиграфолог говорит обследуемому: «На сегодняшний день наша работа завершена, но я буду еще анализировать полученный материал. Если посчитаю, что его недостаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод, мы можем встретится еще раз». Промежуточные результаты также не должны сообщаться инициатору до тex пор, пока все обследуемые не пройдут тестирование на полиграфе, за исключением случаев, когда появляется объективная возможность сделать однозначный достоверный вывод по результатам ПФИ в отношении конкретного лица, изобличенного в умышленном сокрытии интересующей инициатора информации.


9. Выявление противодействия процедуре ПФИ

В качестве противодействия процедуре ПФИ следует рассматривать осознанные, целенаправленные действия, совершаемые обследуемым, умышленно скрывающим интересующую инициатора и полиграфолога информацию, с тем, чтобы исказить естественную динамику своих психофизиологических реакций и в результате избежать разоблачения.

Противодействием нельзя считать спонтанное неадекватное поведение обследуемого, вызванное неправильными действиями и (или) инструкциями полиграфолога, а также сохраняющимся на протяжении тестирования на полиграфе негативным отношением к исследованию, которое в обязательном порядке должно было быть устранено во время предтестовой беседы. К мерам противодействия также не относится особая тактика поведения неискреннего обследуемого, когда он, объясняя наличие выраженных реакций на проверочные вопросы, постоянно делает незначительные признания, затягивая процедуру тестирования, и. в конечном счете, снижая субъективную значимость этих вопросов.

Выявление полиграфологом приемов противодействия, как правило, указывает на факт сокрытия обследуемым (в полном объеме или частично) искомой информации.

Одни приемы противодействия применяются обследуемыми спонтанно, другие — тщательно планируются и даже отрабатываются с помощью специалистов и современных специальных методов и средств. Следует, однако, подчеркнуть, что эффективность тех или иных мер противодействия зависит от многих факторов, в том числе от применяемых в ходе исследования методик, личных психофизиологических качеств обследуемого, квалификации полиграфолога и т.д. В большинстве случаев бдительный полиграфолог, вооруженный необходимыми знаниями и навыками, способен выявить, как минимум, сам факт их применения.

В настоящем пособии, исходя из требований, предъявляемых к профессиональной подготовке специалистов-полиграфологов, общая методика проведения ПФИ, а также методики проведения собственно тестирования на полиграфе, описываются с учетом предположения, что недобросовестные обследуемые могут использовать на практике приемы противодействия, подлежащие преодолению доступными для полиграфолога средствами. Поэтому если в каких-то случаях меры противодействия и будут оставаться необнаруженными, их применение обследуемым, с большей вероятностью, приведет не к ложноотрицательным выводам (к признанию лгущего говорящим правду), а к неопределенному результату ПФИ, что в конечном итоге, потребует проведения дополнительной проверки в отношении обследуемого лица иными методами и средствами.

В зависимости от используемых приемов среди наиболее распространенных способов противодействия можно выделить психические, физические, физиологические, фармакологические.

Психические способы противодействия характеризуются тем, что их применение требует психических действий, которые не могут быть обнаружены при наблюдении со стороны, о характере которых полиграфолог может судить лишь опосредованно. Существует два варианта применения психических приемов противодействия:

• с целью подавления психофизиологических реакций на проверочные вопросы;

• для усиления психофизиологических реакций на контрольные и нейтральные вопросы.

Теоретически наиболее эффективным приемом подавления психофизиологических реакций является так называемое «мысленное отключение», во время которого обследуемый старается полностью игнорировать содержание вопросов и отвечать на них автоматически, переключая свое внимание на какой-то конкретный реальный или вымышленный предмет (именно из-за этого возникает важное требование к помещению, в котором проводится исследование на полиграфе, — отсутствие посторонних предметов в поле зрения обследуемого). Такой прием наиболее опасен, когда полиграфолог пользуется МВСИ, предполагающей одинаковые ответы на все вопросы. В других методиках специально предусматривается чередование вопросов, на которые обследуемый дает то положительные, то отрицательные ответы. Чтобы не ошибиться при ответе, он вынужден уделять внимание задаваемым вопросам, особенно при использовании методик с чередованием проверочных и нейтральных вопросов или «Да-Нет» теста.

Если полиграфолог подозревает, что обследуемый использует именно этот способ противодействия, например, на основании регистрации резкого падения частоты пульса или артериального давления непосредственно перед началом предъявления вопросов и сохранении их на низком уровне на протяжении всего теста, а также по общему отсутствию реакций на полиграмме, то он может осложнить условия для применения такого рода приемов противодействия. Так, согласно МВСИ подготовленные варианты окончаний к вопросам могут предъявляться не в устной, а в письменной форме или в виде изображений (рисунков, фотографий). При этом полиграфолог дает инструкцию обследуемому вместо ответа «нет» на каждый вопрос вслух повторять предъявляемый вариант окончания (к примеру, называть предмет, изображенный на фотографии).

Другой способ снижения психофизиологической реактивности — так называемый «перенос смысла» вопроса. Обследуемый может пытаться убедить себя в том, что проверочный вопрос в конкретной формулировке к нему не относится. Например, вопрос: «Вы присвоили деньги из сейфа?», он истолковывает следующим образом: «Конечно, нет! Я не крал денег, я лишь взял то, что мне причитается, так как мне всегда не дотачивали». При таком подходе к ситуации ответ обследуемого «нет» на вышеуказанный проверочный вопрос будет для него субъективно выглядеть искренним. Очевидно, что успешность применения данного приема противодействия обследуемым зависит от его способности к самовнушению.

С целью профилактики и преодоления рассматриваемого способа противодействия полиграфолог должен:

• изначально тщательно готовить проверочные вопросы, отбирая из возможных вариантов оптимальные формулировки по критерию однозначности восприятия, не допускающие «переноса смысла»;

• тщательно обсуждать с обследуемым все вопросы по ходу тестирования на полиграфе до тех пор, пока не убедится, что тот правильно понимает их смысл.

Не следует путать преднамеренный «перенос смысла» вопроса как способ противодействия ПФИ с проявлением такого естественного механизма психологической защиты как «рационализация» (типичный пример такой защиты приведен выше), который не может рассматриваться в качестве приема противодействия. «Рационализация» на практике является одной из возможных причин ложноотрицательных выводов.

Психические приемы противодействия, направленные на усиление психофизиологических реакций, предполагают искусственную актуализацию обследуемым кратковременных эмоционально ярко окрашенных образов или мыслей при ответах на вопросы тестов, составленных по МКВ или МВСИ, не являющиеся проверочными.

Очевидно, что этот способ противодействия сложно применять одинаково стабильно и эффективно на протяжении всего тестирования на полиграфе, особенно если оно длится достаточно долго, при этом полиграфолог использует различные методики и методические приемы, поскольку набор «возбуждающих» мыслей и образов может истощиться, а их эмоциогенная сила понизиться в результате многочисленных повторений. Тем не менее, такого рода противодействие достаточно опасно, прежде всего потому, что на практике зачастую бывает сложно выявить (особенно неопытному полиграфологу) сам факт его применения. Если у полиграфолога возникают соответствующие подозрения, он должен перейти к использованию тестов, составленных по МПНВ. Сохранение у обследуемого при этом стабильно сильных реакций на нейтральные вопросы будет являться подтверждением первоначальных подозрений.

Совместное эффективное применение выше описанных психических способов противодействия (на подавление и на усиление психофизиологических реакций) маловероятно, поскольку:

• необходимость дифференцированного самостимулированного реагирования на определенные вопросы требует от обследуемого их внимательного прослушивания, что не позволяет использовать «мысленное отключение»;

• необходимость быстрого и своевременного переключения между двумя по сути противоположными психическими процессами требует от обследуемого чрезмерного напряжения, которое невозможно долго выдерживать и скрывать.

Физические способы противодействия охватывают целенаправленные действия обследуемого, имеющие внешние физические проявления. Чаще всего это сокращение каких-либо групп мышц, которое приводит к появлению реакций, сходных с естественными психофизиологическими реакциями, возникающими при предъявлении вопросов. Как правило, обследуемые выбирают с целью противодействия работу с такими мышцами, сокращение которых с трудом может быть визуально обнаружено полиграфологом: прижимание стоп к полу или бедер к сиденью стула, сгибание пальцев ног в ботинках, сжатие зубов, покусывание языка или прижимание его к нёбу, произвольное изменение характера дыхательных движений и т.п.

Все физические приемы противодействия чрезвычайно «уязвимы» — эффективность их применения зависит от личных данных обследуемого, продолжительности ПФИ, использования полиграфологом специальных Датчиков для регистрации движений, а также бдительности, наблюдательности и квалификации специалиста.

Для профилактики использования двигательных (физических) приемов противодействия следует предупредить обследуемого о том, что к его креслу подключен очень чувствительный датчик движений, непосредственно перед тестом проверить степень расслабления рук и ног, а также попросить его, если потребуется, сделать какие-либо естественные движения (например, изменить положение стоп).

В норме дыхательные движения являются единственным из регистрируемых с помощью полиграфа физиологических показателей, который в определенной степени поддается непосредственному волевому контролю без специальной тренировки. Поэтому недобросовестные обследуемые чаше всего выбирают именно искажение дыхания в качестве приема противодействия, используя следующие способы изменения характера дыхания:

1. Регулярное дыхание. Вследствие действия механизмов гомеостатического регулирования этот прием довольно скоро приводит к гипер— или гиповентиляции и появлению задержек дыхания (энное) или глубоких вдохов. Одновременно начинают отмечаться относительно устойчивые синхронные изменения частоты пульса и давления крови. Данный способ противодействия достаточно легко выявляется путем сравнения с «нормой» дыхания, зарегистрированной в период настройки полиграфа или в промежутках между тестами.

2. Отдельные глубокие вдохи как после проверочных и контрольных вопросов, так и в любых иных местах по ходу предъявления теста, длительные задержки дыхания или нестабильное, «рваное» дыхание. Этот способ противодействия выявляется также, как и предыдущий. Сохранение описанных признаков в обычном для обследуемого состоянии может служить указанием на наличие патологии в дыхательной системе обследуемого.

Надо подчеркнуть, что выявлению приемов противодействия, связанных с искажением дыхания, способствует одновременное применение двух датчиков дыхания, поскольку произвольные искажения дыхания, как правило, проявляются только по одному каналу (чаще с датчика, расположенного в области груди), слабо изменяя сигнал по второму каналу. При отсутствии противодействия оба сигнала оказываются практически идентичными.

К физическим способам противодействия относится и появление у обследуемого реакций, вызванных болью, искусственно спровоцированной каким-либо образом: нажатием пальцем ноги на острие канцелярской кнопки, проткнутой сквозь подошву ботинка, умышленное раздражение имеющегося пореза кожи, нарыва, ссадины или ушиба, также чаще всего в области стоп и т.п.

Применение этого приема противодействия может быть обнаружено по необычному симптомокомплексу физиологических реакций, вызванных болью, по сравнению с реакциями на другие раздражители, в том числе вопросы теста.

Физиологические способы противодействия предполагают изменение обследуемым своего психофизиологического состояния на продолжительное время различными (но не фармакологическими) способами, к числу которых относятся: чрезмерная физическая нагрузка непосредственно перед проведением ПФИ, бессонная ночь, длительное голодание и т.д. Хотя все эти воздействия в принципе могут изменить характер психофизиологического реагирования обследуемого во время тестирования на полиграфе, их отрицательное влияние на эффективность исследования в целом маловероятно, так как методология ПФИ построена с учетом возможного воздействия подобных факторов и. в худшем случае, можно ожидать повышение вероятности неопределенного вывода. Выявлению подобного рода мер противодействия может способствовать, если позволяют условия, предшествующее наблюдение за обследуемым, его поведением и сном.

Фармакологический способ противодействия включает употребление обследуемым различных фармакологических препаратов как тормозящего, так и стимулирующего действия, в том числе алкоголя. Как правило, применение данного способа противодействия может быть легко обнаружено по характерным изменениям речи и поведения обследуемого, однако самым надежным средством его выявления является химический анализ образцов его слюны или мочи, забор которых, в случае подозрений, можно сделать по окончании тестирования на полиграфе.

Накопленный научно-практический опыт свидетельствует о том, что данный способ противодействия обычно оказывается неэффективным против большинства методик ПФИ. Однако его потенциальная опасность заключается в том, что он является пассивной формой противодействия, реализуемой обследуемым без каких-либо усилий, которые сами по себе могли бы быть быстро выявлены. Кроме того, использование данного способа может осуществляться на фоне искренней уверенности обследуемого в его эффективности, что изменяет отношение обследуемого к процедуре в целом, снижает чувство страха разоблачения и действительно повышает вероятность неопределенного вывода или ложноотрицательной ошибки. Вместе с тем у большинства обследуемых сам факт употребления фармакологических препаратов является следствием повышенной озабоченности в отношении результатов ПФИ, что делает их более уязвимыми, особенно когда подозревающий применение мер противодействия полиграфолог задает специальным образом подобранные вопросы, направленные на выявление преднамеренного употребления обследуемым фармпрепаратов.

Помимо описанных, на практике встречаются иные способы противодействия со стороны недобросовестных обследуемых, в большинстве своем включающие ряд малообоснованных и даже наивных приемов. К их числу относятся: втирание антидепрессантов в ладони рук, намыливание подмышек, употребление перед тестом 4-5 таблеток аспирина и др.

Единственным существенных негативным моментом, связанным с использованием всех этих приемов, как и в случае применения фармакологического способа противодействия, является то, что они способствуют формированию уверенности у обследуемого в возможности успешного (с точки зрения его интересов) прохождения ПФИ. Однако поскольку эффективность подобных приемов доказана не была, а элементарная медико-биологическая логика указывает на то, что эта эффективность крайне низка, в как таковом самостоятельном выявлении и преодолении подобные приемы не нуждаются.

Подводя итог изложенному, отметим, что в случае обнаружения признаков противодействия со стороны обследуемого полиграфолог должен действовать следующим образом:

• не информировать обследуемого о своих подозрениях сразу и довести до конца предъявление текущего теста с тем, чтобы убедиться в правильности своих подозрений;

• после завершения очередного предъявления теста надо поинтересоваться у обследуемого, не предпринимает ли он каких-либо усилий с целью противодействия полиграфу, и подчеркнуть, что такие действия все равно будут выявлены и будут интерпретироваться явно не в его пользу (после этого полиграфолог должен снова потребовать от обследуемого строгого соблюдения всех инструкций и повторить то предъявление теста, в ходе которого возникли подозрения о противодействии);

• далее, проверяя подозрения относительно использования обследуемым приемов противодействия, из предъявляемых тестов необходимо исключить все контрольные вопросы с тем, чтобы противодействуя, обследуемый был вынужден усиливать свои реакции на нейтральные вопросы, что сравнительно легко выявить.

Если признаки противодействия сохраняются после выполнения выше указанных действий, можно провести тест «молчаливых ответов» или «Да-Нет» тест, которые облегчают выявление мер противодействия, или же перейти к использованию МПНВ и предъявить тест, содержащий следующие вопросы:

«Вы получали от кого-либо подробные сведения о полиграфе?»

«Вы проходили ранее проверку на полиграфе?»

«Вы изучали меры противодействия полиграфу?»

«Вы получат специальную подготовку по мерам противодействия полиграфу? »

«Вы применяли меры противодействия полиграфу в ходе настоящего исследования?»

«Вы собираетесь применять приемы противодействия полиграфу в последующих тестах?»

«Вы принимали фармпрепараты перед сегодняшним тестированием'?»

Полиграфолог должен помнить, что после уличения в противодействии недобросовестный обследуемый может «сломаться», утратить интерес к тестирования и практически полностью потерять физиологическую реактивность. В этом случае могут потребоваться дополнительные методы стимулирования активности обследуемого.


10. Привлечение переводчика

Привлечение переводчика к проведению ПФИ крайне нежелательно, однако имеет место в тех случаях, когда речь идет о тестировании лица, с которым полиграфолог не может свободно общаться на одном языке.

Привлечение переводчика:

«осложняет установление необходимого психологического контакта между полиграфологом и обследуемым;

• не позволяет устранить возникающее у обследуемого из-за неточного перевода недопонимание в отношении процедурных моментов и, что особенно опасно, непонимание смысловых нюансов задаваемых вопросов;

• исключает применение, в случае необходимости, целого ряда приемов психологического воздействия;

• дает возможность недобросовестным обследуемым уклоняться от ответов на вопросы полиграфолога, ссылаясь на недопонимание;

• увеличивает продолжительность процедуры в 2 и более раза;

• снижает степень конфиденциальности ПФИ.

К сожалению, даже незначительная негативная реакция обследуемого на сам факт присутствия переводчика или негативное отношение к конкретному лицу, осуществляющему перевод, о которых обследуемые по разным причинам могут умалчивать, способны вызывать появление нежелательных психофизиологических сдвигов в общей картине реакций и приводить к закреплению установки у обследуемого на сокрытие искомой информации.

Учитывая вышеизложенное, в случае привлечения переводчика к проведению ПФИ необходима особенно четкая подготовка всего мероприятия и вопросов тестов. Кроме того, полиграфолог должен предпринимать перечисленные ниже меры по снижению негативного эффекта, обусловленного присутствием переводчика как «третьего лица».

Требования, предъявляемые к переводчику:

• свободное владение языком, знание которого необходимо для общения с обследуемым, и способность обеспечивать точный двусторонний перевод;

• если обследуемый — мужчина, желательно, чтобы переводчик тоже был мужчиной; если обследуемый женщина, переводчик может быть как мужчиной, так и женщиной;

• хорошая информированность (с точки зрения терминологии и по существу) по вопросам, в отношении которых проводится ПФИ;

• надежность с точки зрения необходимости обеспечения безопасности мероприятия и конфиденциальности получаемой информации;

• желательно, чтобы переводчик ранее не был знаком с обследуемым.

Переводчик также должен уметь психологически адаптироваться (подстраиваться) как к обследуемому, так и к полиграфологу. Всем своим видом он должен вызывать доверие и уважение у обследуемого. Хорошо, если по общим признакам внешности и личным качествам переводчик имеет некоторое сходство с полиграфологом.

До начала ПФИ полиграфолог должен:

1. Получить полную информацию о личных данных переводчика (как правило, она предоставляется инициатором).

2. Сообщить переводчику все данные об обследуемом.

3. Разъяснить цели и методические особенности проведения ПФИ.

4. Попросить переводчика перевести подготовленные полиграфологом вопросы письменно сначала с русского на язык перевода, а затем, спустя некоторое время, снова на русский с тем, чтобы убедиться в точности перевода. Если позволяют условия проведения ПФИ, желательно, чтобы обратный перевод сделал иной (посторонний) переводчик.

5. Проинструктировать переводчика о месте его нахождения во время предтестовой беседы, тестирования на полиграфе и заключительного собеседования. Во время предтестовой беседы и заключительного собеседования переводчик садится максимально близко к обоим участникам ПФИ, не мешая им видеть друг друга (обычно сбоку между ними), если они сидят лицом друг к другу, так, чтобы иметь возможность обращаться и к полиграфологу, и к обследуемому, слегка поворачивая голову. Во время тестирования переводчик, в зависимости от ситуации по указанию полиграфолога, может сидеть либо рядом с ним за спиной обследуемого, либо перед обследуемым (во этом случае после озвучивания каждого вопроса переводчик должен опускать взгляд вниз и не смотреть на обследуемого, когда тот отвечает на вопрос).

6. Дать инструкции переводчику как надо вести себя и что переводить по ходу ПФИ (полиграфолог должен подчеркнуть, что переводчик является его «правой рукой», и что ему принадлежит исключительно важная роль в проведении мероприятия).

7. Особо разъяснить, что переводчику запрещается:

а) заниматься по ходу мероприятия посторонними делами (например, читать книгу), отвлекающими внимание обследуемого;

б) вести посторонние разговоры с обследуемым, уточнять его биографические данные, задавать собственные вопросы, высказывать личные соображения или иным образом вмешиваться в диалог между полиграфологом и обследуемым;

в) делать замечания обследуемому, оказывать на него психологическое воздействие или совершать иные действия, которые могли бы нарушить общий порядок проведения ПФИ.

8. Отработать с переводчиком систему сигналов для обозначения момента предъявления очередного вопроса, повторения предыдущего вопроса, начала и окончания теста. Переводчик должен четко усвоить, что определение момента и последовательности предъявления вопросов — абсолютная прерогатива полиграфолога.

9. Проинструктировать переводчика, чтобы тот переводил высказывания полиграфолога и обследуемого дословно, избегая выражений типа «он хочет знать, что Вы...», «он просил Вам сказать...» и т.п.

10. Выбрать (с учетом квалификации переводчика, его личных данных и других факторов) способ перевода — последовательный или синхронный, имея ввиду, что:

а) последовательный перевод требует от переводчика хорошей памяти и внимания, делает его участие в беседе более заметным и в меньшей степени способствует поддержанию психологического контакта между обследуемым и полиграфологом; в то же время такой перевод более точен, что особенно важно в случае общения на языке с отличной от русского лингвистической структурой;

б) синхронный перевод (хотя и повышает вероятность ошибок, особенно при работе со сложными языками) позволяет хорошему переводчику более точно передавать оттенки высказываний, что способствует улучшению контакта между полиграфологом и обследуемым; не отвлекает внимания последнего от диалога с полиграфологом, так как продолжительные паузы при таком переводе отсутствуют; не дает возможности недобросовестному обследуемому в паузах «дорабатывать» свою легенду.

Непосредственно на начальном этапе проведения ПФИ полиграфолог представляет переводчика обследуемому, разъясняет ему функции переводчика во время исследования и просит избегать в процессе общения с полиграфологом через переводчика фраз типа «скажите ему, что...» или «мне бы хотелось, чтобы Вы ему сказали...» и т.п. Обследуемый должен разговаривать с полиграфологом так, будто переводчика нет и общение осуществляется лично.

Полиграфолог обращается к обследуемому напрямую, глядя в глаза, с тем, чтобы контролировать его внимание. Вопросы следует задавать медленно и четко, используя естественный, правильный язык, стараясь не употреблять редкие слова, жаргонизмы и специальные термины. Полиграфолог задает вопросы непосредственно обследуемому, не обращаясь к переводчику. Обследуемый, отвечая, также должен обращаться к полиграфологу. Переводчик выполняет техническую роль посредника в передаче информации. Если обследуемый и переводчик начинают активно обсуждать что-то, полиграфолог должен немедленно прервать их дискуссию.

Переводчик переводит вопросы и высказывания полиграфолога максимально точно, ровным голосом, с учетом интонационных нюансов, используемых полиграфологом. Ответы обследуемого он должен переводить буквально, без комментариев типа «мне кажется, что он лжет».

Основные методические указания полиграфолога, которые переводит переводчик, должны повторяться обследуемым вслух и снова переводиться переводчиком на русский язык, чтобы полиграфолог мог убедиться в том, что инструкции восприняты и поняты обследуемым правильно.

При последовательном переводе переводчик должен начинать перевод только после завершения полиграфологом или обследуемым высказываемой мысли. Этого правила особенно тщательно надо придерживаться при беседе с многословными обследуемыми.

В процессе ПФИ полиграфолог (хотя именно он несет полную ответственность за качество проведения исследования) не должен делать замечаний переводчику, критиковать его или иным способом подрывать его престиж в глазах обследуемого. Необходимая критика должна высказываться только в отсутствие обследуемого.

Ведение аудио— или видеозаписи в случае привлечения переводчика к проведению ПФИ обязательно. Переводчик должен принимать участие в обработке аудио-, видеозаписей с целью устранения возможных неточностей, допущенных при переводе по ходу ПФИ, и более детальной оценки лингвистических особенностей высказываний обследуемого. Отдельные фрагменты фонограмм впоследствии могут передаваться для прослушивания другим переводчикам (как правило, более высокой квалификации).


Заключение

Содержащиеся в настоящем пособии требования и рекомендации к порядку проведения ПФИ в целом охватывают все этапы его организации и производства с учетом необходимости решения проблем, чаще всего возникающих при использовании полиграфа на практике.

Конечно, далеко не все детали и профессиональные нюансы работы полиграфолога нашли свое отражение в пособии, потому как при его подготовке ставились задачи не только по обобщению учебного материала для лиц, осваивающих новый вид профессиональной деятельности, но в первую очередь — задачи унификации требований к проведению ПФИ независимо от того, кем и на каком основании оно было инициировано.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ