Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПРИКЛАДНУЮ КРИМИНАЛЬНУЮ ПСИХОЛОГИЮ

Глава 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ АДДИКТИВНОГО, ДЕВИАНТНОГО И КРИМИНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ


5. Клептомания, игромания (гемпинг) в формировании аддиктивного, девиантного и криминального поведения

Подход к проблеме клептомании являет собой позицию обреченности и бесполезности методов лечения или воспитания людей, имеющих такое психическое отклонение. Эта точка зрения близка к биологической концепции предрасположенности к воровству в силу генетических и иных природных задатков.

Интересный случай, иллюстрирующий данную точку зрения, приводит М.И. Буянов в книге «Беседы о детской психиатрии» (1990). Героиня родила мальчика в результате случайной связи. Ребенок рос здоровым, развивался нормально, однако и в детском саду, и в школе были эпизоды воровства у своих сверстников. Когда мальчику исполнилось 13 лет, женщина неожиданно получила письмо от пропавшего возлюбленного. Тот писал, что он профессиональный вор, его отец и дед тоже были ворами. У них, воров, особая жизнь, и жить они могут только среди своих. Обратного адреса не было, да женщина и не собиралась его разыскивать: единственно, что ее теперь беспокоило — дальнейшая судьба ее ребенка — не станет ли он таким же вором, как его отец?

Пока биологический ген клептомании не выявлен — и биологическая, генетическая и аналогичные им теории имеют право на развитие. Вместе с тем большинство криминологов мира обосновывают данное поведение социальной обусловленностью, разумеется, в совокупности с индивидуально-личностными особенностями человека. В криминологии и в психиатрии клептоманией считают осознанное безмотивное по своей природе непреодолимое желание совершить кражу.

Клептомания довольно часто сочетается с проявлением других расстройств и влечений у психопатических личностей сексуальными отклонениями, дроманией (склонность к скитаниям, бродяжничеству) и др. В качестве побудительных мотивов, называемых самими клептоманами, чаще встречаются самоутверждение, месть, стремление привлечь к себе внимание и др. Вместе с тем более тяжелыми случаями являются такие, когда сам преступник не в состоянии определить мотив содеянного. Нередко при этом проявляются причинные и глубоко скрытые факторы (повышенная эмоциональная возбудимость, высокий уровень тревожности, реакции на психотравмирующие ситуации). Предупредительным аспектом в плане прогрессирования клептомании и ей подобных отклонений будет то, что выявленное в раннем детстве такое поведение может быть отчасти нейтрализовано. Родители в большинстве случаев не могут без помощи опытного психолога и психиатра справиться с этой проблемой ребенка-клептомана. Вместе с тем сам факт обнаружения такой наклонности и тактичное применение воспитательных мер положительно влияют на торможение болезненной склонности. Кроме того, родители должны обратить внимание на наличие у ребенка ярко выраженных и часто сопутствующих клептомании мстительности, зависти, обидчивости, агрессивности и других подобных факторов.


Игромания (гемпинг) как аддиктивность, девиантность и криминальность


Азартные игры известны еще со времен Древнего Египта. Даже само слово «азарт» пришло к нам с Востока («альзар» — так называли игру в кости арабы). Наверное, тогда же человечество столкнулось и с проблемой игромании (лудомании). В России статистика лудомании еще не ведется, но, по экспертным оценкам, их более 2 млн человек, что на полмиллиона больше, чем шизофреников.

Первые признаки игромании (гемпинга) — это раздражительность, навязчивые мысли. На этом этапе человек еще может справиться с ней сам, но если у него лихорадочно горят глаза, он много врет и говорит только об игре, становится агрессивным, забывает о близких и работе, то ему требуется психиатрическое лечение и психологическая помощь.

Психиатры говорят, что люди, изредка играющие для удовольствия, уже входят в группу риска. Патологическая склонность к азарту может сопровождаться депрессиями, попытками самоубийства и суицидами. Часто игроки начинают бить членов семьи, вымогая деньги, приобщать к игре других членов семьи, в том числе детей, а на более поздних стадиях аддиктивного поведения — воровать, торговать наркотиками и совершать другие уголовные деяния.

Пока нет научной работы, доказывающей, что банкротство или проституция есть прямое следствие игровой зависимости, но многие психиатры, криминологи и психологи считают, что это так. Заместитель директора ГНЦ им. Сербского, главный специалист по лудомании в России З. Кикилидзе отмечает, что сотрудники игровых залов хронических больных знают в лицо, ибо нормальные люди берут с собой столько денег, сколько не жалко проиграть, а «хроники» не могут остановиться, стараются не пускать их, хотя по закону не имеют права, если это не пьяницы, не наркоманы и не дети.

Игроки могут не отходить от автоматов сутками. В Москве известно немало случаев, когда лудоманы проигрывали квартиры, приносили в жертву «одноруким бандитам» семьи. Некоторые проходят через инфаркты и возвращаются к «джекам». Игроки замечают, что втянувшиеся в игры хронические алкоголики легко завязывают с «зеленым змием», а наркоманы — с иглой.

«В чистом виде игровая зависимость встречается, по последним исследованиям, в 16 % случаев, — говорит руководитель группы по исследованию проблем лудомании ГНЦ им. Сербского Н. Шемчук. — В других случаях заболевание сочетается с алкоголизмом, наркоманией. Закодируются — начинают играть. Полечатся от игромании — уйдут в запой».

Эти зависимости в принципе одного поля ягоды: неудержимое желание поиграть (употребить), потеря контроля над «дозами»… Игорные владельцы объясняют необходимость азартных игр по-своему. «Склонность к азарту в человеке заложена природой, — отметил владелец одного столичного казино. — Это можно видеть в разных проявлениях: у спортсменов, болельщиков или ученых, пытающихся построить вечный двигатель. Мы даем людям возможность почувствовать азарт. Если они не могут удовлетворить его естественным путем, то, как правило, пускаются во все тяжкие. В конце 1980-х в бывшем СССР перестали проводить лотереи, в результате чего резко возросло количество преступлений».

Есть несколько психологических фаз игровой зависимости.

Фаза победы. Выигрыш человек считает своим личным достижением, проигрыш — насмешкой «злодейки судьбы».

Фаза потери. «Бил отец не за то, что играл, а за то, что отыгрывался». Человек играет уже не ради выигрыша, а дабы вернуть проигранное.

Фаза безрассудства. Игроман приобщается к нелегальной деятельности. Начинает воровать, торговать наркотиками и даже убивать, чтобы добыть деньги на поход в игровой зал.

Фаза безнадежности. «Выиграю — и все брошу». Приходят мысли об исчезновении, суициде (у некоторых появляется светлая мысль — полечиться).

У некоторых игроков есть особые знаки, приметы, счастливые числа. Они верят, что можно отработать навыки и удачно сыграть. Такие люди часто склонны к суевериям.


Группы риска для лудомании


Не все любители играть впоследствии «заболевают». Однако есть выделенные психологами группы риска: 1) чаще всего мужчины; 2) люди увлекающиеся; 3) любители новизны, риска; 4) люди с заниженной самооценкой; 5) суеверные; 6) склонные к депрессиям; 7) алкоголики; 8) трудоголики. Выявлена следующая закономерность: чем раньше человек начинает играть, тем больше шансов, что он станет зависим. Психиатры и психологи утверждают: для того чтобы определить у себя наличие зависимости, нужно прежде всего ориентироваться на наследственность. Если у вас в роду есть алкоголики, наркоманы, игроманы или тунеядцы, вам лучше даже не пробовать играть. Есть категория людей, которые в принципе не могут быть зависимыми от любви, мамы, детей, траты денег. Если человек зависим, он обязательно найдет в себе «предмет страсти»: если не станет игроманом, то сопьется, считают психотерапевты.

Но есть и более современный взгляд на понимание причин развития игромании (как и прочих зависимостей).

Исследования показали, что 83,3 % пациентов психиатра страдали в детстве синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). У 96 % игроманов имелись родственники-алкоголики. Они получили удар с двух сторон — СДВГ (возможно, переданный по наследству) плюс генетическая предрасположенность к алкоголизму. Это говорит о том, что СДВГ у детей обязательно нужно лечить, иначе он, трансформировавшись, перейдет во взрослую жизнь и проявится в виде внутреннего беспокойства, социальной дезадаптации личности, неумения принимать решения. Иными словами, детская импульсивность может обернуться патологией влечений. Так что гиперактивных детей нужно определять в спорт и непременно наблюдать у психиатра.

В профилактике игромании выделяют факторы защиты, снижающие степень риска: высокий интеллект, дружная семья, хорошие друзья и соседи, религиозность, регулярные посещения клубов по интересам. У психиатров, психотерапевтов, психологов существует мнение, что лечить игроманов сложнее, чем наркоманов. Научная группа ГНЦ им. Сербского пока состоит из 3 человек, но в будущем планируется создать сеть специалистов по всей стране. В группе работает и доктор Кикилидзе, через лечение которого прошло около 500 лудоманов. «Был такой забавный случай. Один бизнесмен проиграл все свои деньги и деньги партнеров. Последние взяли его под белы рученьки и привели лечиться. И приходили с ним на сеансы каждый день. И вдруг он приходит один. Оказалось, он отыграл деньги, отдал долги партнерам и больше их не интересует. Но лечение уже начало приносить свои плоды — человек понял, что ему нужна помощь» (З. Кикилидзе, 2003).

Лечение игровой зависимости — дело долгое и непростое, на него уходит 2–3 года. В России игроманов лечат комплексно, психотерапия (цель которой — повысить самооценку) сочетается с медикаментами (нейролептиками, антидепрессантами, транквилизаторами и пр.). Только психолог может помочь больному лишь на ранней стадии болезни, тогда как в большинстве случаев к врачу обращаются лудоманы в 3-й фазе. Очень редко больные излечиваются, точнее бросают сами. Игровая — более тяжелая форма зависимости, чем даже наркотическая.

Н. Шемчук пишет докторскую диссертацию по теме игромании, ее «научный материал» — 300 человек: «Игромания — хроническое заболевание. Вылечить его раз и навсегда нельзя. Можно лишь снять острые симптомы и ввести больного в стойкую ремиссию. Мои 4-летние наблюдения свидетельствуют, что это возможно. Человек живет нормальной жизнью, но знает, что игра ему противопоказана, иначе симптомы разовьются вновь. Мы против стационарного лечения — таких людей можно и нужно лечить амбулаторно. Человек должен находиться в привычном окружении, ходить мимо игорных заведений и учиться жить среди них, но без них. Игроманы, как и алкоголики, считают, что, когда вылечатся, смогут играть (пить) понемножку — это нереально».

Некоторые специалисты уверены: хотя вылечить игроманию полностью нельзя, можно перевести это увлечение в другую сферу, например заменить прыжками с парашютом.

Статистика подтверждает слова З. Кикилидзе: «Я знаю, что некоторые игроки идут в казино, просят записать на входе их фамилию и не пускать играть в течение года. И действительно, лишь треть потом из них перестают играть».



6. Безнравственное и аморальное поведение


Отклоняющееся поведение может нарушать нормы этики и нравственности, которые закреплены в понятии общечеловеческих ценностей. Под ними понимается добровольный отказ от ряда поступков, могущих причинить вред окружающим. Они устанавливаются с помощью обычаев. Общей для них является заповедь:

«Поступай по отношению к другим так, как хотел бы, чтобы поступали по отношению к тебе».

Безнравственным называют поведение в виде действий и деятельности, результаты которых объективно противоречат нравственным нормам.

Аморальное поведение — это безнравственное девиантное поведение, которое оценивается личностью как безнравственное.

К безнравственному поведению относят: алчность, гордыню, мстительность, прелюбодеяние (похоть), тщеславие, зависть и др. Нравственные законы связаны с духовностью и религиозностью, однако существуют и конфессиональные разночтения нравственных правил.


Резюме

Причины и условия аддиктивного и девиантного поведения и его перехода в агрессивное и криминальное включают в себя различные их формы: аддиктивную, агрессивную формы поведения, сексуальные депривации, сверхценные идеи, безнравственное, аморальное и антиобщественное поведение.


Ключевые термины и понятия

Делинквентность, аддиктивность, агрессивность, сексуальные девиации, сверхценные увлечения, асоциальное и антиобщественное криминальное поведение, виды и формы аддикций.


Рекомендуемая литература

  1. Александрова И.А. Мода и преступность: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1998.

  2. Аникеев В. В храм с отмычкой // Сов. Россия. 1983. 3 июля.

  3. Апполоно В.А. Социально-психологическое заражение как способ общения. Социально-психологические и лингвистические характеристики форм общения и развития контактов между людьми. Л., 1970. С. 19.

  4. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М., 1993.

  5. Бехтерев В.М. Объективная психология. СПб., 1911. Вып. 3.

  6. Бехтерев В.М. Отечественная психология. СПб., 1911.

  7. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПб., 2003.

  8. Волков Д.В. Зарубежные теории девиантного поведения несовершеннолетних. Коломна, 2001.

  9. Ганишина И.С., Ушатиков А.И. Неблагополучная семья и ее влияние на девиантное поведение несовершеннолетних. М.; Воронеж, 2007.

  10. Гришаев П.И. Влияние социальных явлений на преступность: лекция. М., 1984. С. 26.

  11. Змановская Е.Д. Девиантология (психология отклоняющегося поведения). М., 2003.

  12. Клейберг Ю. Психология девиантного поведения. М., 2001.

  13. Конев А.А. Проблемы криминологии и социальной психологии. Н. Новгород, 2001.

  14. Лествичник И. (преподобный). Лестница. Сергиева Лавра, 1908. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. М., 2001.

  15. Парыгин Б.Д. Социальная психология как наука. Л., 1967.

  16. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. М., 2001. Предупреждение девиантного поведения девочек подросткового возраста. Рязань, 2005.

  17. Социология отклонения. М., 1989.

  18. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология. Рязань, 2004.





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ