Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел II. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И РАЗЛИЧНЫЕ КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПНИКОВ

Глава 8. ПСИХОЛОГИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ


7. Система приема новичков в уголовную среду («прописка»)

Особое место в криминальной среде несовершеннолетних занимает пополнение уголовного мира новичками, прием которых в уголовную среду называется «пропиской». Она обставляется сложной процедурой проверки, имеющей свои условности, и весьма широко распространена не только в криминальных, но и в законопослушных группах несовершеннолетних.

Функции «прописки»:

1) проверка и принятие новичка в конкретную группу;

2) определение ему или новой группе зоны и вида преступного промысла;

3) обучение новичков преступному ремеслу и втягивание в криминальную деятельность.

Наряду с традиционными в каждом регионе в специальных и в образовательных заведениях действуют свои способы и ритуалы «прописки».

Текст клятвы может быть таким: «Я, пацан, вступая в воровское братство (бригаду, команду), божусь быть честным, постоянно заботиться о воровском благе, постоянно заботиться о пополнении и сохранении общака, строго соблюдать наши постановки, не сотрудничать с ментами, быть беспощадным к отступникам от наших правил, быть честным с братвой и т. п. Если я пробожусь, то пусть решает сходка: кем мне быть».

Психологическая зависимость от группы настолько велика, что подростки даже в одиночку могут совершить немыслимые преступления, чувствуя ее незримую поддержку.

Пожилой гражданин стал поучать незнакомую группу подрост ков, как себя вести. Член шайки Хорька 9-летний Вовчик допивал свои полбутылки водки, и нравоучения гражданина ему очень не понравились. Когда Вовчик допил, то пошел за дедом и, подобрав на дороге кирпич, ударил им пожилого человека по голове. В милиции показаниям не поверили – слишком диким, невозможным это казалось. Когда Вовчика арестовали, тот охотно показал, как он убивал, а также разбил лица двум прохожим, которые осмелились сделать ему замечание.

Казалось бы, здесь индивидуальное убийство. Однако в момент убийства банда Хорька как бы присутствовала рядом. Психологическая зависимость от малолетней банды проявилась в садизме и агрессивности подростка и исходила из ее норм.

В основе групповой агрессии – рост агрессивности в обществе в целом, снижение в сознании ценности человеческой жизни, ориентация на достижение цели любой ценой, упадок морали, позволяющий обращаться с человеком, как с вещью.

Групповая агрессия несовершеннолетних может быть направлена вовне группы и внутрь ее. Вне группы объектами агрессии несовершеннолетних становятся дети, ровесники и взрослые. В отношении детей применяются способы и действия, не достигающие уровня криминала (насмешки, оскорбления, мелкие издевки, тычки), и криминальные (вымогательство, изнасилования, телесные повреждения, убийства). Криминальным поведением в отношении детей отличаются преимущественно группы «обычных» преступников-беспредельщиков. Группы профессиональных преступников этого, как правило, не допускают, ибо знают: если он попадет в колонию, например, за изнасилование ребенка, то сам будет подвергнут мужеложству. «Воровские законы» предписывают суровое возмездие для тех, кто насилует, убивает и мучает детей. Растлители и насильники имеют самый низкий статус в глазах основной массы преступников, но все это не уменьшает количества детей, которые ежегодно становятся объектами агрессии преступных групп несовершеннолетних.

По отношению к ровесникам моралью преступного мира допускаются все виды агрессии, как девиантные, так и криминальные по способам их совершения. Любой подросток и юноша может стать объектом агрессии преступной группы. Часто подростки-одиночки становятся объектами криминальной агрессии «залетных» (приехавших из других местностей) преступных групп. Например, в Москве много подростков пострадали от нападений казанских, набережночелнинских, люберецких и других заезжих преступных групп, в Астрахани местных подростков в постоянном страхе держали дагестанские преступные группы несовершеннолетних.

Чаще всего агрессия этих групп проявляется в виде избиений, грабежей, разбойных нападений, в отношении девушек – групповых изнасилований, взрослых – в допреступных и криминальных формах. Допреступные проявления, как правило, представляют собой реакцию возрастной оппозиции на старших (демонстративное поведение, нарушение общественного порядка и др.), а криминальная агрессия охватывает все виды предусмотренных УК РФ групповых преступных проявлений (грабеж, разбой, убийство, изнасилование, кража, рэкет и др.). Все это побуждается такими мотивами, как демонстрация своей силы и превосходства, смелости и решительности, изобретательности и находчивости, жажда быстрого обогащения и власти, групповая солидарность, месть за что-либо и др. Нередко объектами агрессии становятся не одиночки, а другие преступные группы несовершеннолетних. Причинами проявления взаимной групповой агрессии могут быть: территориальные споры и охрана «своей» территории от вторжения группы «чужаков»; споры между группами за зоны преступного промысла и право контроля за источниками обогащения; споры за привилегированные места отдыха и досуга (танцплощадки, дискотеки, кафе, рестораны, пляжи, парки и т. п.), другие нарушения интересов преступной группы. Взаимная групповая агрессия выражается чаще всего в групповых хулиганствах, побоищах, «разборках» и даже в вооруженных столкновениях. Бывает, что мафиозные структуры стремятся взять под свой контроль групповую агрессию подростковых групп или вносят в нее элементы «организованности и порядка» (определяют место «разборки» и ее правила, порядок взаимных уступок и т. п.), чтобы они принимали сравнительно цивилизованные формы. Однако нередко межгрупповая агрессия выливается в форменный беспредел со стрельбой и убийствами.

Внутригрупповая агрессия имеет своими объектами физически слабых, инфантильных или неавторитетных членов своей группы, а также новичков. Она как бы помогает группе снять напряжение и разрядиться, если нет возможности или времени сделать это вовне. Причины агрессии, направленной на члена группы, могут быть разные: провинность, нарушение им каких-то табу, наложенных группой, или установленных правил и порядка поведения, проверка, на что он способен, и т. д. Цель и мотивы агрессии: проучить «виновного», «поставить его на место», дать почувствовать силу группы или ее лидера и др. Способы такой агрессии: притеснения, избиения, клеймение, остракизм и др.

Групповая агрессия в психологическом аспекте представляет собой определенный цикл переживаемых групповых психических состояний: на начальном этапе – возникновение некоторой деструктивности группы и недовольства своим состоянием; затем нарастание внутригрупповой напряженности, требующей разрядки; поиск объекта, на котором можно было бы разрядиться и снять напряженность; выдвижение групповых мотивов разрядки и снятия напряжения; выбор мотивов и способов проявления агрессии; «кайф» от процесса совершения агрессии, спад напряжения и разрядка.

Смысл агрессии и агрессивных состояний группы состоит не только и не столько в достижении определенного результата преступного деяния, сколько в самом процессе совместной групповой преступной деятельности, позволяющей каждому члену группы разрядиться и проявить себя, поэтому из-за возникающей состязательности агрессия начинает принимать самые изощренные и жестокие формы. Так, в процессе изнасилования как бы теряется цель – получение полового удовлетворения, и возникает желание причинить жертве больше страданий, а при рэкете – исчезает цель получения денег и начинает доминировать желание продемонстрировать свою власть.

Важными стимулами агрессивного поведения группы можно назвать беззащитность, уступчивость или, наоборот, оказание сопротивления жертвой. Беззащитность и уступчивость жертвы провоцируют групповую активность банд подростков, а оказание сопротивления вызывает групповую ярость (групповой аффект), характеризующийся стремлением проучить «лоха», дать понять, с кем он имеет дело. Все это происходит на фоне сужения группового сознания, то есть группа как бы не отдает отчета в возможных последствиях. Однако самым существенным стимулом является желание группы-агрессора испытать власть над людьми. Жажду власти, возможность господства над другими можно отнести к функциональным психологическим образованиям, способствующим агрессивному поведению группы. При этом здесь возникают два этажа власти: власть (авторитет) лидера над группой и власть группы над жертвой. Существенным моментом выступает то, что лидеру (главарю шайки, банды) нет особой нужды проявлять свое превосходство над жертвой, поскольку он и так господствует над группой, а каждому члену группы, особенно из низов, хочется самоутвердиться, компенсировать свою определенную ущербность, испытываемую из-за низкого статуса в группе, поэтому они и свирепствуют. Как видим, здесь проявляется основополагающий принцип криминальной деятельности преступной группы – главарь достигает своей цели посредством использования силы других членов группы, что обеспечивает ему определенный выигрыш в случае ареста, следствия и суда. В связи с этим не случайно, что наиболее жестоки по отношению к жертве «низы» и «средние слои» преступных группировок, демонстрирующие остальным, на что они способны, ибо слуга всегда более жесток, чем его господин.

В зависимости от социально-психологического статуса определяются роли в проявлении групповой агрессии:

  • планирование агрессивного акта и распределение обязанностей (или, если агрессия проявляется внезапно, спонтанно, сигнал на начало) осуществляются лидером;
  • зачинщиками выступают «шестерки» (просят у прохожего прикурить, завлекают жертву в благоприятную ситуацию при изнасилованиях, нападают на объект, начинают избивать и т. д.);
  • менее опытные и новички в преступной деятельности проходят «курс обучения» – стоят «на стреме» (охраняют, помогают другим членам банды, выполняют грязную работу);
  • наиболее опытные и физически развитые (ударная группа) вступают в дело в самый решающий момент и завершают акт агрессии;
  • дележ добычи производят хранители «общего котла» группы.

Другие члены группы добывают транспорт (или обеспечивают транспортом), если он требуется для совершения данного преступления, расчленяют труп или прячут его, если агрессия закончилась убийством, заметают следы преступления, обеспечивают отход группы и т. п.

Проанализируем действия подростковой банды Хорька. Один-двое ходили поблизости от платформ электричек, станции метро или конечной остановки автобуса, выполняя функции разведки, выбирая подвыпивших и благодушных граждан, которые не мог ли бы оказать сопротивления. Остальная «стая» держалась поблизости в кустах или в другом укрытии. Как только жертва сворачивала в глухой переулок, в проходные дворы, где между зарослями кустарника, мусорными контейнерами и брошенными автомобильными кузовами и днем-то ничего не видно, звучал клич вожака:

«Кекс!» Это слово для них обозначало и название собственной группы, и общее прозвище жертвы. Убивали обычно быстро и почти бесшумно, расшибали головы металлическим многогранником, добивали удавкой и ногами. Каждую жертву старательно обирали – кошелек или бумажник, часы, обручальные кольца и перстни, сигареты и зажигалки – и немедленно отходили по заранее разведанным маршрутам. Если была возможность, то трупы немедленно закапывали в глухих местах. Это уголовное дело потрясло следственных работников диким, не объяснимым с точки зрения нормального человеческого сознания несоответствием между очень «нежным» возрастом убийц и их патологической кровожадностью, презрением к чужой жизни. Не все члены банды из неблагополучных семей: родители некоторых «кексов» по нынешним временам относятся к более чем обеспеченным, хотя «большинство – классические подзаборники и жертвы пьяного зачатия» (В.Ф. Пирожков, 1994).

Таким образом, статус и роли в групповой агрессии тесно связаны, как в любой групповой деятельности по криминалу: «Кому что положено и не положено делать». В распределении ролей при совершении преступления могут быть и исключения. Так, при изнасилованиях правом первым совершить половой акт («право первой брачной ночи»), естественно, обладает главарь, а затем все насилуют по очереди в соответствии с занимаемым в группе статусом.

В структурах преступности несовершеннолетних все больший размах принимает групповая, сексуальная агрессия. Нарастающая агрессивность провоцирует все более дерзкие и жестокие половые преступления. Изнасилования малолетних, изнасилования с пытками и половыми извращениями, изнасилования с последующим убийством становятся повседневностью. Похождения одиночек типа

Чикатило и других «джеков-потрошителей», к сожалению, затмили многочисленные и не столь уж невинные случаи изнасилований, совершенных группами несовершеннолетних. В.Ф. Пирожков выделил девять групп сексуальной агрессии.

Первый тип групп составили законопослушные подростки и юноши, для которых изнасилование – результат возникшей благоприятной ситуации.

Две девушки поздно вечером возвращались домой с дискотеки. Их провожали четыре парня, все из благополучных семей. Двое ребят несколько приотстали, нарвали с клумб цветов и преподнесли их своим спутницам. Девушки от такой галантности буквально растаяли, тем более что по пути ребята вели интеллигентные разговоры об искусстве, технике, науке и т. п. Один из провожающих предложил заглянуть к нему на минутку, посмотреть «видак», тем более что родители были на даче. Девушки согласились.

В квартире сначала все посмотрели «порнуху», затем ребята накрыли стол и тут же предложили девушкам по стакану водки за знакомство, а когда они пить отказались, влили в рот насильно. Затем их по очереди всю ночь насиловали. Выпроваживая их домой, предупредили, что если они заявят, то в городе и в школе все будут знать, что их насиловали.

Второй тип групп – сформированные специально для совершения изнасилований (тип «группового сексуального маньяка»). Наиболее опытные члены группы ведут поиск жертвы, привязывают ее к себе «проявлением чувств», вначале могут сами с ней сожительствовать (это зависит от воли лидера, если он не претендует на право «первой брачной ночи»), а затем сдают (продают) жертву своей группе. Бывает, что такие группы организуют дома терпимости.

На даче, расположенной в одном из поселков под Москвой, трое насильников организовали притон. «Девочки в основном подбирались ими среди иногородних: приезжих, туристок, искательниц приключений. Очередной кандидатке кто-нибудь из троицы предлагал после короткого знакомства «поехать на природу». Парни вроде приличные, и девушки соглашались, но вскоре проклинали свою доверчивость. Групповое изнасилование в извращенной форме – это не самое страшное из того, что они проделывали с жертвами. Одной из девушек в конце концов удалось вырваться из этого садистского логова. Когда на дачу приехали сотрудники милиции, то они застали там всех троих любителей «клубнички». Насильники «расслаблялись», готовясь к очередному «спектаклю». Новая жертва ждала, запертая в дачном сарае. Девушку насильно удерживали там более двух месяцев, подвергая ежедневным надругательствам. Синяки, ссадины, переломы бедер, разрыв внутренних органов – вот все «радости любви», которые она получила от своих мучителей. Потерпевшая госпитализирована. Насильников осудили. Оправдывались они ссылкой на «свободу любви» и секса, стремлением «к раскрепощению» (В.Ф. Пирожков, 1994).

Третий тип групп отличается от второго тем, что изнасилования – это для них отвлечение, разрядка, отдых от основного вида преступной деятельности (грабежей, разбоев, рэкета и др.). Схема та же самая: знакомство с жертвой, завлечение ее своими «пробудившимися чувствами», доставление «на хату», где собралась группа, и как финал – групповое изнасилование со смертельным исходом или без.

Четвертый тип групп – «аспирантский». Две девочки зашли в кафе посидеть, выпить кофе. Официант посадил за их столик двух молодых людей, явно с Кавказа. Школьницы представились студентками, ребята – аспирантами. Знакомство решили продолжить. В назначенный день девочки приехали к «аспирантам» в общежитие; их пообещали познакомить с кинорежиссером из Азербайджана (варианты: с профессором, менеджером и т. п.). Режиссера не оказалось, зато девочек встретили королевским ужином с шампанским и водкой. Школьницы позволили целовать и обнимать себя, но, когда дело дошло до постели, стали сопротивляться. В три часа ночи их развезли на такси по домам. Было возбуждено уголовное дело. Ребята были из культурных семей, но поразил их цинизм: «Разве девушкам было непонятно, зачем их кормят и поят? Ведь это же и ребенку ясно!» Нередко этот тип группы называется «подсадным», в котором важную роль играет официант или другое лицо, как бы нечаянно сводя вместе жертву и насильников. Пятый тип групп – спонтанный, насилуют случайно встретившуюся в безлюдном месте первую попавшуюся незнакомую женщину или девушку. Криминальная группа возвращалась с успешно завершенного «дела», встретила в парке одиноко идущую девушку, затащила в кусты и, дав себе возможность «разрядиться», снять напряжение, изнасиловала. Связанная и с кляпом во рту она пролежала там всю ночь. Утром ее обнаружила женщина, выгуливавшая собаку.

Шестой тип – группы насильников-убийц. Обычно убивают тех, кто знает насильников или может их опознать. Так, соседский парнишка пригласил Надю вечером пойти на реку купаться. Родители Нади были в отъезде. На реке их встретила знакомая компания, которая изнасиловала Надю, а затем, чтобы уйти от ответственности, ее задушили и закопали в лесу.

Седьмой тип – изнасилование девушек – членов данной группы, а затем постоянное поочередное сожительство с ними.

Восьмой тип групп – «абитуриентский». В настоящее время широкое распространение получили поиски объектов изнасилований на вокзалах из числа приезжающих в города абитуриенток под предлогом поиска «режиссером» типажных лиц для тех или иных ролей в кино. Этих девочек везут «на пробы», предлагают раздеться, имитируют подготовку к киносъемке, а затем насилуют.

Девятый тип – «зэковский». Саша получил срок за то, что на мотоцикле сбил насмерть человека. Писал Нине из колонии очень нежные письма, на первом же свидании сказал, что любит, и она согласилась стать его невестой, разделить с ним судьбу и годы его несвободы. А потом ее насиловали мальчишки, его друзья, с которыми она накануне пела под гитару, говорила о жизни, о том, как все сложится у них после колонии. Они издевались над ней почти сутки, били. «Чего ты Сашу своего зовешь? Он тебя нам сдал». С трудом ей удалось вырваться. Как видим, кто-то из группы входит в доверие к девушке, клянется ей в любви, а потом сдает своей группе. Этот вид групповой агрессии широко распространен не только в колониях, но и на свободе. При этом часто, чтобы замести следы, группа идет на убийство жертвы. Многие преступные группы, используя благоприятную ситуацию, завлекают жертвы изнасилований предложениями о работе в коммерческих структурах секретарями, референтами, а также для выезда за границу в качестве фотомоделей, туристок и т. п. Нередко они действуют чуть ли не официально.

«Год 1992-й. Агентство «Рэд стар» проводило в Совинцентре международный конкурс «Лицо года». Победительница получила контракт на 30 тысяч долларов. Побежденным красавицам, слетевшимся со всей страны, подобно бабочкам на огонек, оставалось только размазывать слезы по щекам: вторые, третьи, успокоительные и тому подобные призы не предусматривались. Утешитель, однако, нашелся. Из жюри внушительно поднялась фигура крепкого темноволосого мужчины, благотворителя и попечителя молодых дарований, известного мецената от спорта Квантришвили. Он назвал шесть участниц конкурса, которым удалось ближе всех приблизиться к первому месту. «Мы даем вам приз: поедете с нами на Олимпиаду в Барселону. Приз зрительских симпатий». Золушки попали в сказку, длившуюся, увы, недолго. Ни Испании, ни Барселоны, они, по сути, не увидели: на них легла необговоренная «программа по снятию стресса со спортсменов». Их даже на минуту не выпускали из нетипичных номеров. Зато к ним по очереди впускали всю команду, сопровождавшую Отари Витальевича...»

Насилуют во всех возможных и, казалось бы, невозможных местах. Можно было бы привести примеры групповых изнасилований в квартирах, на чердаках и в подвалах, котельных и лифтах, общественных туалетах, парках, машинах, электропоездах и поездах дальнего следования, но суть от этого не меняется: специально возникшая для изнасилований группа, изнасилование как «отдых» от основной криминальной деятельности, спонтанно совершенное изнасилование, изнасилование случайно встреченной жертвы или специальный ее поиск. Отличаются все эти преступления друг от друга лишь способами обездвижения жертв: их предварительно спаивают или усыпляют клофелином, отключают сознание с помощью удавок или болевыми приемами, связывают; используется бесконечное число разнообразных способов достичь цели. Последствия изнасилований тоже разные. Пострадавшую могут отправить на машине домой, лишить жизни с мучениями или без них, вывезти в лес и закопать; ее могут приручить для последующего сожительства и запугать, чтобы она молчала; отпустить или загнать во влагалище бутылку из-под водки и т. п. Вариантов много, ибо в подростковой среде процветает мода на изощренные, изуверские пытки пострадавших. В процессе изнасилований группа превращается в стаю похотливых и голодных садистов-самцов.

С психологической точки зрения важно то, что от изнасилований может пострадать любая женщина – ни одна из них не застрахована от сексуального преступления. Казалось бы, что при расцвете проституции и свободной любви, возрастании опасности заболеть СПИДом и венерическими заболеваниями изнасилования, тем более групповые, должны пойти на убыль, но этого не происходит по нескольким причинам.

Как объект преступного посягательства всякая женщина и девушка по-своему притягательна для насильников: одна – своей доверчивостью и наивностью, другая – одеждой и раскованным поведением. В связи с опасностью быть изнасилованной женщинам и девушкам специально рекомендуют не ходить поодиночке в незнакомые компании, не возвращаться в позднее время домой по безлюдным улицам и паркам; избегать входить в лифт с незнакомыми мужчинами; не носить слишком открывающую интимные части тела и вызывающую повышенный сексуальный интерес одежду; не садиться в такси или попутную машину, где есть еще пассажиры-мужчины, и т. п.

Для любой женщины, даже проститутки, групповое изнасилование – серьезнейшая личная трагедия. Проститутки, подвергшиеся изнасилованиям, подтверждают это: «Зачем они меня насиловали, я им и так отдалась бы?». В результате групповых изнасилований жизнь женщины разлетается вдребезги. Многие не выносят этого и заканчивают жизнь самоубийством, другие сходят с ума, третьи – всю жизнь носят эту трагедию в себе и не могут забыть. Жертвы групповых изнасилований испытывают всю жизнь чувство неполноценности, тревожности, попадают в поло су отчуждения, ибо считают постыдным с кем-то поделиться этим, просто выговориться перед кем-то. У них серьезно нарушена эмоциональная сфера, они теряют родительские чувства к детям, холодны в сексуальной жизни с мужем, мнительны, невротичны, склонны к глубокой депрессии и т. п. Любое, тем более групповое, изнасилование женщина воспринимает как позорное пятно в своей биографии, которое не должно стать достоянием других (знакомых, подруг, друзей).

Исследования показывают, что преступления, регламентируемые ст. 131 УК РФ, имеют высокий уровень латентности. Эту особенность знают насильники и учитывают при совершении преступлений. Кроме того, в ходе судебного разбирательства можно припугнуть или подкупить пострадавшую, при этом родители преступников ищут родителей потерпевших и пытаются откупиться, а родители потерпевших боятся позора и не хотят выносить сор из избы. Нередко во избежание уголовной ответственности кто-либо из насильников по решению группы засылает сватов к потерпевшей, женится на ней и все на время улаживается. Избегнув уголовного наказания, преступник подает на развод.

Пострадавшие молчат не только потому, что стыдно или их подкупили, им грозили или их шантажировали, но и потому, что не верят милиции, стыдятся следователя-мужчину. Все это известно преступникам, и у них возникает чувство безнаказанности, толкающее на поиск новых жертв. Как правило, на совести любой группы несовершеннолетних насильников не одно незаявленное или нераскрытое преступление.

Следует учесть и еще ряд моментов, стимулирующих групповые изнасилования: обилие порнографической литературы в стране, продающейся на каждом углу, с различными рекомендациями, побуждающими несовершеннолетних их немедленно апробировать; демонстрация по телевидению кинофильмов с многочисленными постельными сценами, которые детям до 16 лет смотреть не рекомендуется. Как уже отмечалось, на преступные группы насильников не действуют такие сдерживающие факторы, как угроза заболеть СПИДом, венерической болезнью или самим подвергнуться мужеложству, оказавшись в местах лишения свободы. Здесь действует общеизвестный социально-психологический механизм преодоления опасности на виду у всех («На миру и смерть красна!»), позволяющий снять страх перед ожидаемой опасностью, активизировать чувство безнаказанности, надежду на то, что насильников минует и уголовное наказание, и болезни.

Подогревают эти чувства лица, которые есть в группе, перенесшие вензаболевания или отбывшие срок за изнасилование. Эти лица кичатся отбытым наказанием как личной заслугой, выступающей важным стимулом, толкающим к сексуальной агрессии остальных членов группы.

В группе подростков-насильников подавляется и не проявляется чувство естественной брезгливости при совершении группового полового акта, если пострадавшая теряет сознание, испражнилась и т. п. Наоборот, это выдвигается в качестве заслуги, демонстрации членами группы своих мужских способностей.

При групповом совершении полового акта демонстрация своих мужских заслуг (величины полового члена, длительности полового акта, способности довести пострадавшую до оргазма или отключения сознания) становится существенным фактором состязательности между членами группы: хотя бы в чем-то, но продемонстрировать свое превосходство над другими и на этой почве самоутвердиться в их глазах.

Для подростков становится ненужным естественное чувство ревности, поэтому они спокойно «сдают» своих подружек, даже любимых, членам своей преступной группы. Имеются сведения об обращении (по телефону «Доверие») девушек, проигранных в карты парнями из своих криминальных групп.

В процессе группового изнасилования не меньшее значение приобретает психическое заражение в ходе наблюдения со стороны за половым актом членов своей группы – как порнографии «в натуре», ведь порнография опасна тем, что оказывает определенное наркотическое действие на людей, особенно находящихся в группе. Зрители полового акта испытывают охотничий азарт, атавистический синдром самца, преследующего самку, что стимулирует половую активность. При этом групповым изнасилованиям предшествует определенный подготовительный этап: постоянные и длительные разговоры на сексуальную тему, увлечение сексуальными анекдотами, просмотр «порновидиков» и чтение порнографической литературы, «посвящение в мужчины» неопытных членов своей группы (совершение подростком полового акта на виду у всех с «общей» девушкой), «показ кино» (поочередное совершение половых актов под наблюдением партнеров), игра «в ромашку» (поочередная смена половых партнеров до наступления оргазма) и т. п.

В подростково-юношеской среде получило широкое распространение групповое сожительство с «общими» девочками. Это наблюдается во всех типах учебных заведений. Особенно благоприятствует этому обстановка проживания учащихся и студентов в общежитиях. Нередко из числа старшекурсников формируются группы насильников, которые проникают в комнаты к девушкам для занятий сексом. Всякое сопротивление жертв подавляется изощренными способами, и в ход идут шантаж, угрозы, избиения и т. п.

Чтобы избежать такой участи, многие девушки отдаются кому-нибудь одному из наиболее влиятельных ребят, чтобы не оказаться «подо всеми». Нередко девушки, прошедшие такой «курс группового секса», испытывая свою ущербность, сами провоцируют ребят на изнасилования своих подруг по принципу: «Я пострадала, так пусть и она пострадает, а не кичится своим целомудрием».

Прошедшие «школу общаги» с ее сексуальной распущенностью всю жизнь несут эту «каинову печать», что отражается на их семейной жизни. В этом кроются социальные корни групповой половой агрессии, поэтому не вызывают удивления появляющиеся рекламные объявления типа: «Муж (30 лет) и жена (25 лет) приглашают супружескую пару для совместных интимных отношений» или «Две прелестные девушки ищут партнеров для совместных интимных отношений». Необходимо глубоко и всесторонне исследовать причины, условия и факторы, порождающие групповую половую агрессию и способы защиты от нее. Способствует росту групповых изнасилований стереотип, сложившийся в общественном сознании, что девушка должна терять целомудрие до замужества, у лиц женского пола подросткового возраста даже распространен девиз:

«С окончанием школы – аттестат половой зрелости», или «Долой девственность!»

 

Резюме

Личность несовершеннолетних правонарушителей характеризуется социальными, биологическими и психофизиологическими особенностями, влиянием микросреды сверстников, способствующей формированию девиантных норм поведения, склонности к алкоголю, наркотикам, безнравственным и аморальным нормам поведения, принятым в девиантных и криминальных группах, способствующим разным видам групповой агрессии, вандализму, зооагрессии, в том числе довольно распространенной сексуальной агрессии.

 

Ключевые термины и понятия

Понятие личности несовершеннолетнего правонарушителя, ближайшая микросреда, аддиктивное, девиантное и криминальное поведение, стратификация в криминальной группе, уголовная иерархия, индивидуальная и групповая агрессия несовершеннолетних.

 

Рекомендуемая литература

  1. Антонян Ю.М. Бессознательная мотивация преступного поведения // Рос. психоаналит. вестн. 1992. ? 2. С. 127–129.
  2. Бартол К. Психология криминального поведения. М., 2004.
  3. Башкатов И.П. Психология групп несовершеннолетних правонарушителей: (социально-психологические особенности). М., 1993.
  4. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М., 1993.
  5. Беличева С.А., Фокин В.М. Социальная профилактика отклоняющего поведения несовершеннолетних как комплекс защитноохранных мер. М., 1993.
  6. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПб., 2003.
  7. Брейтман Н.Г. Преступный мир. СПб., 2005.
  8. Волков Д.В. Зарубежные теории девиантного поведения несовершеннолетних. Коломна, 2001.
  9. Криминология / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2003.
  10. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодежи. Тверь, 1994.
  11. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. М., 2001.
  12. Преступления девиантного поведения девочек подросткового возраста / под ред. А.А. Романова. Рязань, 2005.
  13. Сочивко Д.В., Полянин Н.А. Молодежь России: образовательные системы, субкультуры, исправительные учреждения. М., 2009.
  14. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология. Рязань, 2004.
  15. Ушатиков А.И. Волевая активность несовершеннолетних правонарушителей. М., 1985.
  16. Энциклопедия преступлений и наказаний. Дети-преступники / ред. Ю.И. Иванов. Минск, 1996.
  17. Энциклопедия юридической психологии / под ред. А.М. Столяренко. М., 2003.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ