Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел II. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И РАЗЛИЧНЫЕ КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПНИКОВ

Глава 9. ПСИХОЛОГИЯ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ


4. Детерминация женской преступности (по Т.Н. Волковой, 2003)

В основу анализа детерминации женской преступности в России положена традиционная градация факторов, продуцирующих преступность женщин (объективно-социальные, индивидуально-личностные и микросредовые).

Социальные причины преступности женщин традиционно считаются основополагающими в детерминационном комплексе. В различных исторических условиях причины женского преступного поведения неодинаковы, однако их объединяет основа, которую составляют объективные социальные противоречия. Вместе с тем преступность женщин во многом детерминирована специфическими факторами, что обусловлено своеобразием данной ветви общеуголовной преступности.

На этапе анализа явлений общесоциального значения необходимо применить гендерный подход при изучении и объяснении женской криминальной активности. При этом не следует понимать его в узком аспекте, как различие между половыми особенностями: главное в этом методе – учет специфических женских физиологических и социально-психологических функций, в первую очередь в рождении и воспитании детей.

В 1980–2000 гг., характеризуемые кризисными явлениями в политической и экономической жизни страны, были особенно показательны межпоколенные, вертикальные изменения, затронувшие структуру ценностных ориентаций в обществе. Основное противоречие того периода заключалось в том, что взятая за основу рыночная модель позволяла развиваться экономической инициативе, самостоятельности, личностной автономии в выборе форм занятости, но вместе с тем сопутствующая данной модели экономических отношений конкуренция рабочей силы средних слоев населения, в основном женщин, отбросила огромную их массу в контингент безработных. Таким образом, в кризисный переходный период к рынку, принципиально отличающийся от предшествующих, женщины оказались значительно менее защищенными в сфере труда и занятости, чем мужчины.

Исследование контингента осужденных женщин показало, что более 25 % называют потерю работы как одну из причин, существенно повлиявших на совершение преступления. Характерно, что каждая пятая воровка и мошенница не имела работы длительное время, хотя большинство из них периодически пытались трудоустроиться. Кроме того, заработная плата работающих женщин в среднем по России вдвое уступает мужской; не менее трети неквалифицированных рабочих составляют тоже женщины. Российские социологи в выводах по данной проблеме отмечают: «Неудивительно, что во многом под влиянием общественных стереотипов мужчины и женщины демонстрируют различное поведение, оказавшись безработными. Женщины в такой ситуации оказываются вынужденными не просто менять в массовом порядке свой социальный и профессиональный статус, но в большинстве случаев его снижать» (Т.Н. Волкова, 2003).

Актуальной криминально-психологической проблемой стала интенсивность роста преступлений, совершаемых в сельской местности. Социологическая характеристика детерминизма женской провинциальной преступности отягощена еще более глубокими кризисными явлениями экономического характера, чем городская. Например, женская безработица в сельской местности и поселках городского типа приобрела характер социального бедствия, особенно в отдаленных от районных и областных центров местностях. Не случайно 75 % совершаемых жительницами сельской местности преступлений составляют незначительные хищения (кражи), а среди предметов, похищаемых ими, преобладают продукты питания, одежда (в том числе детская), дрова, домашний скот, птица и т. п. Тяжелое материальное положение семьи, малозначительность ущерба и отсутствие явной общественной опасности личности преступницы служат признаками, характеризующими подобные преступления.

Кроме прямой зависимости роста женской преступности от социально-экономических факторов, существует и опосредованная. Для многих женщин при наличии конфликтных ситуаций и проблем «лекарством» от переживаний стало систематическое употребление алкоголя либо наркотиков. Динамика женского алкоголизма более злокачественна, сопровождается быстрой личностной деградацией, резким сужением круга интересов, огрублением, утратой женственности, инфантилизмом, угасанием родственных чувств и привязанностей, интеллектуальным и физиологическим спадом. Алкогольная зависимость часто становится одним из факторов совершения преступлений женщинами. Треть осужденных к лишению свободы женщин нуждаются в лечении от алкоголизма. Если учесть, что лишь каждая 6–7-я женщина совершает преступление в состоянии опьянения, а также некоторые факторы субъективно-личностного характера в детерминации женских преступлений, то можно предположить следующее:

  1. пьянство, алкоголизм и преступность не играют значимой роли в механизме формирования криминального поведения женщины в отличие от мужчины;
  2. большинство женских преступлений (в частности, насильственные) имеют достаточно сложную мотивацию и носят обдуманный характер, поэтому употребление алкоголя в большинстве случаев служит лишь фоновым фактором;
  3. отнюдь не все традиционно признанные причины общеуголовной преступности занимают соответствующее место в детерминации женской преступности – это обстоятельство имеет принципиальное значение для разработки профилактики данного криминального явления.

Одним из важных элементов детерминационного комплекса современной женской преступности в России выступает неудовлетворительное состояние психического и физического здоровья женской части населения, которое представляет собой группу повышенного риска, в связи с тем, что женщина по своей биологической природе более чутко и болезненно воспринимает опасные ситуации, отражающиеся на ее жизни и благополучии семьи. Ухудшение состояния окружающей среды и экстремальные ситуации также тяжело отражаются на здоровье женщины, ее психосоциальной целостности, ограничивают возможности реализации ее природного назначения, обусловливают нарушение ее естественных и гражданских прав. Уровень заболеваемости женщин почти во всех возрастных периодах превышает подобные показатели у мужчин практически по всем заболеваниям: эндокринной, нервной системы, болезням крови – в 2 раза, раком – в 5–10 раз.

Следует учитывать высокую степень зависимости криминального поведения женщины от микросоциального влияния, первоочередное место в котором занимает семья. Одна из причин проявления жестокости в криминальном поведении женщин и других опасных тенденций – существенное снижение роли семьи в воспитании детей, развитие негативных факторов в нравственно-психологических отношениях супругов. Показательны деформации современных супружеских отношений, часто становящихся фоном для развития бездуховной и социально дезадаптированной личности. Они характеризуются изначальным интерактивным дистанцированием супругов друг от друга, связанным с ростом их индивидуализма; рационализацией всех отношений, включая интимные; внедрением открытых или скрытых договорных взаимодействий, касающихся прежде всего материальных аспектов отношений между супругами. Аномия ценностей в подобной системе служит основой аддиктивного, девиантного, в том числе криминального, поведения. Кроме того, зафиксированы прямые корреляции между суровым, жестоким обращением родителей и агрессивностью детей с формированием стереотипа насилия в форме передачи агрессивного поведения из поколения в поколение. Так, более 80 % женщин, отбывающих наказание в виде лишения свободы за деяния, совершенные путем применения насилия, испытывали его со стороны родителей или заменяющих их родственников. Исследования показывают, что 75 % преступниц не имели полноценной семьи, воспитывались родственниками либо иными лицами, или семейные отношения были конфликтными. Более чем 80 % девушек из неблагополучных семей рано начали половую жизнь (12–14 лет), употребляли алкоголь и наркотики, бродяжничали (Т.Н. Волкова, 2003).

Мнения ученых по проблеме детерминации женской преступности в свете конфликтных семейных отношений отражают различные подходы к ее рассмотрению. Одни считают, что в современный период действие испокон веков существовавших семейных противоречий активизировалось в связи с вовлечением женщин в общественное производство. Процесс женской эмансипации нарушил равновесие внутри большой системы общественного института семьи. В то же время экономический кризис, оставивший без работы огромную массу женщин, показал, что выталкивание женского населения из сферы общественного производства влечет за собой значительно более опасные последствия, чем производственная активность женщин. Идеальным решением проблемы было бы обеспечение государством режима сочетания семейных и профессиональных функций женщины, позволяющего ей выбирать оптимальный вариант, не причиняя ущерба как своему личностному развитию, так и семейному бюджету.

Что касается обусловленности криминального поведения причинами нравственной деградации личности женщин, то представляется справедливым утверждение С.М. Иншакова: «Нищета постепенно размывает все нравственные запреты, и человек становится готовым ко всему» (Зарубежная криминология. М., 1997).

Одной из проблем детерминации преступлений, совершаемых женщинами, остается соотношение нравственного и социального начал в механизме криминального поведения. Рассмотрение детерминант женской преступности лишь с позиций ее социальной обусловленности либо только нравственно-психологического обоснования представляется недостаточно полным, односторонним. Деформация нравственности в современном обществе (в том числе деморализация), как и социально-экономическая дестабилизация, – объективно существующие явления, имеющие фактически однородные последствия роста преступности в различных странах. Одновременно социально объективное сходство причин не может объяснить разнообразие мотивационной природы каждого противоправного акта, совершенного женщиной. Социодетерминирующие факторы женской преступности кроются глубже, чем это представляется. При этом главный антикриминогенный фактор – социально-экономическое благополучие, как свидетельствует история мирового и российского развития, вполне может быть достигнут без трудовой занятости подавляющего большинства женского населения.

Длительный период экономического неблагополучия не может не спровоцировать процесс нравственного разложения, деморализации общества, так же как и поколение бездуховных, безнравственных личностей вряд ли может создать устойчивую материальную базу, обеспечивающую прогрессивное экономическое процветание государства. В этом процессе особое место занимают факторы социально-психологического характера:

  • непрерывный процесс умножения социальных связей;
  • изменения в системе социальных ценностей, которые могут приводить к явлениям психологического дискомфорта личности, вызываемого чувством неудовлетворенного социального престижа в связи с невозможностью удовлетворения материальных и духовных потребностей людей, даже при наличии образцов, определяющих уровень социальных притязаний наших современников, ослаблением роли семьи (в частности, в воспитании подрастающего поколения);
  • усиление различий между слоями населения по материальному, культурному и образовательному уровню.

Учитывая значение социального и субъективного детерминизма, необходимо отметить ту важную особенность, что фоном большинства женских преступлений служат индивидуальные проблемы личных взаимоотношений. Болезненное восприятие мораль ной и физической неудовлетворенности, протекающее на почве материального неблагополучия, выступает одной из наиболее распространенных и характерных причин, формирующих криминальное поведение женщин. Следует констатировать также наличие таких типичных мотивационных особенностей в поведении женщины, совершающей преступление, как страх потери близкого ей мужчины (осознанный и подсознательный), объясняющий природу многих тяжких насильственных преступлений.

Обобщая выводы анализа детерминационного комплекса современной женской преступности в России, следует констатировать, что социальный, семейный и личностный статус женщины претерпел глубокие изменения, которые на современном этапе обусловливают устойчивость данного явления, обладающего чертами повышенной агрессивности, жестокости, организованности, профессионализма.

Среди основных направлений Концепции предупреждения преступности женщин в России представляется целесообразным выделить следующие (Ю.М. Антонян, Т.Н. Волкова, 2003):

  1. совершенствование социальной политики государства как ориентированной на обеспечение основных прав и интересов человека и личности в целом, так и дифференцированной с учетом тендерного подхода в интересах социального благополучия женщин, семьи, материнства и детства; разработка и внедрение широких культурно-образовательных и духовно-нравственных программ, направленных на защиту, укрепление и воспитание среди населения страны социально позитивной модели мировоззрения, утверждающих традиционную ценность роли и значения женщины; сохранение и укрепление семейных устоев; привитие целомудрия, самоуважения;
  2. создание и развитие на современном уровне системы предупреждения преступности женщин, при этом наряду с мерами общепревентивного характера необходимо интенсифицировать борьбу с женским маргинальным и предкриминальным поведением;
  3. гендерный подход в уголовной политике и его практическая реализация в отношении совершивших преступления женщин требуют реформирования и внесения дополнений в законодательство:
  • перечня смягчающих наказание обстоятельств для женщин, имеющих несовершеннолетних детей;
  • возможности применения отсрочки наказания в отношении женщин, имеющих детей до 16 лет.

Регламентация правового статуса осужденной женщины:

а) расширение прав осужденных-матерей, имеющих несовершеннолетних детей;

б) усовершенствование регламентации брачно-семейных отношений для отбывающих лишение свободы женщин;

в) дифференцирование осужденных женщин, отбывающих лишение свободы, в зависимости от тяжести совершенного деяния и общественной опасности личности (обязательное раздельное содержание неоднократно судимых, а также совершивших несколько тяжких преступлений и впервые осужденных);

г) нормативное и практическое урегулирование процесса ресоциализации осужденных и тех женщин, которые освободились из мест лишения свободы (в первую очередь для имеющих несовершеннолетних детей);

д) применение опыта международной практики борьбы с женской преступностью в целях заимствования лучших, приемлемых в условиях современной России достижений.

Меры социального улучшения условий жизни женщины и связанных с ней институтов семьи, материнства, детства наиболее значимы в борьбе с женской преступностью. Указом Президента Российской Федерации «О первоочередных задачах государственной политики в отношении женщин», подписанном 4 марта 1993 г., определено, что осуществление целостной государственной политики по улучшению положения женщин признается одним из приоритетных направлений социально-экономической политики государства. Главная задача – изменение структуры и целенаправленное распределение государственных ассигнований в целях поощрения экономических возможностей женщины и равного доступа к производственным ресурсам, удовлетворения специальных образовательных и медицинских потребностей женщин, особенно живущих в условиях нищеты.

Кроме того, в Указе были затронуты вопросы занятости женщин, создания безопасных и современных условий их труда, осуществление контроля за соблюдением нормативно-правовых актов по охране работающих женщин; проблемы женщин, подвергшихся насилию в семье.

Общепредупредительные меры профилактики преступности женщин рассчитаны на применение в больших социальных группах, при этом благосостояние отдельных групп и лиц может быть очень разным. Снижение уровня культуры, нравственности и образования в России последнего десятилетия, а также нестабильность социально-экономической политики со всеми сопутствующими этому процессу последствиями, резко ухудшившие благосостояние огромной части населения страны, привели к минимизации воздействия общепредупредительных мер, не подкрепленных как материальными, так и кадровыми ресурсами.

С учетом изложенного представляется целесообразным использовать гендерный подход в разработке новых и реформировании действующих нормативных актов. Для этого необходимо:

  • максимально реализовать принципы полноправного равенства женщины во всех сферах экономических отношений;
  • использовать систему льготного финансирования государством программ повышения рождаемости в России; увеличить дотации и социальные выплаты семьям, имеющим детей;
  • установить специализированные дотации для медицинских и иных услуг в отношении больных детей и детей-инвалидов, а также их родителей.

Что касается реальных предложений по укреплению нравственности, то необходимо разработать проект закона о нравственно-правовой цензуре в средствах массовой информации в целях предупреждения демонстрации и пропаганды в печати, на телевидении, в театральных и иных формах искусства, культуры любых видов насилия, порнографии, жестокости, навязывания нацизма, шовинизма, других разновидностей антигуманного мировоззрения, а также криминальных традиций, жаргона, образа жизни преступных элементов.

Необходимо отметить существенное значение субъективных антикриминогенных факторов, особенно тех, которые носят организационно-правовой характер и состоят в обеспечении эффективного целенаправленного воздействия на преступность со стороны правоохранительных органов и правоприменительных институтов. Чрезвычайно важно в сфере предупреждения преступлений, совершаемых женщинами, обеспечить неотвратимость ответственности за каждое уголовно наказуемое деяние и адекватность мер реагирования на него; соответствие уголовно-правовых санкций (видов и размера наказания) тяжести преступления и степени общественной опасности личности преступника (Т.Н. Волкова, 2003). Наконец, следует проводить разработку и реализацию уголовно-правовых норм на основе научно обоснованных криминально-психологических рекомендаций, учитывающих специфические особенности женской преступности; постоянно совершенствовать уголовное и уголовно-исполнительное законодательство, подвергать криминологической экспертизе каждый вновь принимаемый нормативный акт, касающийся женщин и учитывающий гендерные особенности.

В отношении проблемы адекватности реагирования на совершенные женщинами преступления можно указать, что современная ситуация, отраженная в уголовной статистике, явно не соответствует в целом степени тяжести и опасности женской преступности.

По мнению криминологов, целесообразно регламентировать в уголовно-исполнительном законодательстве и нормативных актах ведомственного значения особенности исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных женщин. Соответствующий раздел может быть внесен, например, в Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений. Нужно повысить не только элементарные санитарно-гигиенические, но и эстетические требования для вновь создающихся и действующих пенитенциарных учреждений, предназначенных для отбывания наказания женщинами. Достижение главной цели наказания – ресоциализации осужденных женщин, многие из которых деградировали в социальном и духовном плане, предполагает привитие им потребности проживать в психологически здоровых условиях, что укрепляет самоуважение, закладывает основы социальной культуры, необходимые для восстановления социального статуса данных лиц в соответствии с Федеральным законом «О социальной помощи лицам, отбывшим наказание, и контроле за их поведением».





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ