Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел III. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ СРЕДЫ, ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ

Глава 13. ПСИХОЛОГИЯ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ


1. Организованная преступность как криминально-психологический феномен. Структура и функции организованной преступности

Организованная преступность – это наиболее разрушительный для государства и общества вид преступности. Она влияет не только на экономические, но и на социальные, морально-психологические и социокультурные процессы в обществе. В организованную преступность, как правило, вовлечены различные социальные слои общества.

Как известно, организованная преступность обладает огромными финансовыми и экономическими возможностями, не контролируемыми ни государством, ни обществом. Она имеет собственную систему внутреннего управления и противодействия государству в интересах получения сверхприбылей за счет ограбления государства и общества. В ней имеются специфические силовые структуры, оснащенные современными средствами, обеспечивающими безопасность организованных преступных сообществ. Эти преступные формирования способны нанимать специалистов из различных сфер экономики и науки, консультантов по правовым и другим вопросам. Организованная преступность располагает сегодня довольно прочными и влиятельными позициями в государственных органах, включая правоохранительные, мощным аппаратом лоббирования своих интересов в представительных законодательных структурах различных стран.

Организованная преступность – относительно новый для отечественной криминологии объект исследования. Ее комплексный анализ был начат лишь в конце 80-х годов (А.И. Гуров, А.И. Долгова, В.В. Лунеев и др.), и выработано немало перспективных подходов к определению этого антиобщественного явления.

Обобщенная характеристика организованной преступной деятельности была дана в докладе Генерального секретаря ООН «Воздействие организованной преступной деятельности на общество в целом» на второй сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию Экономического и Социального Совета ООН (1993). В нем приведен перечень признаков, который объясняет характер данного явления:

  • организованная преступность – это деятельность формирований преступных лиц, объединившихся на экономической основе. Экономические выгоды извлекаются ими путем предоставления незаконных услуг и товаров или законных услуг и товаров в незаконной форме;
  • организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируются планирование и осуществление незаконных деяний или достижение законных целей с помощью незаконных средств;
  • организованные преступные группы имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку таким образом гарантируется получение более высоких доходов;
  • организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности или предоставлением незаконных услуг, а включает в себя и такие изощренные виды деятельности, как отмывание денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществляемые с помощью электронных средств, в том числе криминальные преступления. Организованные преступные группы проникают во многие доходные и законные виды деятельности.

Всесторонний анализ современного понятия организованной преступности был дан на Всемирной конференции на уровне министров внутренних дел (безопасности) по организованной транснациональной преступности, проведенной Экономическим и Социальным Советом ООН (1994).

В справочном документе к конференции, в частности, определены условия, при которых употребляется термин «организованная преступность»:

  • членами преступных организаций считают лиц, которых объединяет цель участия в противоправной деятельности на бо лее или менее постоянной основе. Как правило, они занимаются преступной предпринимательской деятельностью, осуществляя предоставление запрещенных законом товаров и услуг или законных товаров, которые поступают по незаконным каналам, напри мер в результате обмана или мошенничества;
  • деятельность организованных преступных групп по предоставлению запрещенных законом товаров и услуг требует значительной степени кооперации и организации. Как и любая коммерческая деятельность, преступный бизнес предполагает наличие у исполнителей предпринимательских навыков, профессионализма в конкретной области и умения координировать свои операции в дополнение к умению применять методы насилия и коррупции, призванные содействовать ведению дела. К их числу относятся самые различные средства – от дачи взяток должностным лицам правоохранительных органов до проникновения или внедрения своих людей в политические структуры. Особой формой организованной преступности стал международный терроризм.

В ряде случаев организованная преступность представлена крупными, построенными по иерархическому признаку организациями, структура которых, скорее, напоминает традиционные корпоративные объединения. Но в основном организованные преступные формирования не имеют строго определенной структуры, сравнительно невелики по размеру, отличаются гибкостью, значительной степенью авантюризма и быстрой адаптируемостью.

В отличие от оформленных корпоративных структур организованная преступность похожа на сеть социальных связей в обществе. Для лучшего понимания эти структуры следует рассматривать не с точки зрения их деления на мелкие и крупные организации или на оформленные структуры и неформальные сети, а с точки зрения непрерывного превращения малых структур в крупные, а гибких организаций одной сети – в бюрократические структуры. Некоторые группы могут сочетать в себе элементы сложившейся иерархической структуры на одних уровнях с более размытой и гибкой системой взаимоотношений на более низких уровнях.

К изложенным международным подходам следует добавить, что организованная преступность обладает высоким уровнем социальной мимикрии (И.В. Годунов, 2002):

  • организованные преступные формирования как сложные социальные самоуправляемые и самовоспроизводящиеся явления, помимо собственно преступного поведения, актов преступления и преступников, включают в свою деятельность многоуровневую и разветвленную систему как противоправных, так и легитимных социальных деяний, как правонарушителей, так и законопослушных граждан;
  • организованные преступные формирования развиваются в тесной связи с дисфункцией социальных институтов, обеспечивая как незаконными (преступными и иными противоправными), так и законными путями определенные объективные общественные потребности в конкретный исторический период на конкретной территории (от производства и распределения необходимых населению товаров до защитных функций в ситуациях национальных и религиозных конфликтов);
  • организованные преступные формирования в период реформирования общественных отношений могут выступать в качестве инструмента для достижения конкретных политических и экономических целей определенных социальных групп, не являющихся сами по себе преступными.

Преступные организации не всегда вступают в прямую конфронтацию с государством. Один из альтернативных путей состоит в проникновении в органы государственной власти и в коррумпировании их с целью нейтрализации правоохранительных мер. Общая цель – создание такого положения, при котором правительство займет попустительскую позицию и не будет принимать серьезных мер в отношении такой организации или для пресечения ее деятельности.

Достижению этой цели способствует заключение молчаливого соглашения об ограничении насилия, пока власть не вмешивается в функционирование экономических предприятий данной преступной организации, а также коррупция лиц, имеющих полномочия или власть для принятия мер в отношении преступной организации, с тем чтобы они оставались в бездействии, получая за это вознаграждение от этой организации.

Наихудшим считается положение, при котором правительственные чиновники и преступная организация устанавливают симбиотические связи или вступают в сговор.

В этих условиях роль правительства практически сводится к укрывательству преступной деятельности, причем в то же время оно становится заложником преступной организации.

В век, когда связанные с избирательными кампаниями расходы резко возросли и не могут быть покрыты большинством политических организаций, а средства массовой информации, особенно телевидение, могут играть решающую роль в успехе или провале кандидата, совершенно очевидно, что большие средства могут склонить чашу весов в пользу тех, кто этими средствами располагает. Именно таким образом организованная преступность подрывает политическую систему, оказывая влияние как на выборы, так и на законодательные процессы в своих целях.

Тесно связана с указанным воздействием угроза свободе слова, которая создается в результате того, что организованные преступные формирования завладевают контролем над средствами массовой информации путем приобретения либо газет, радио и телевизионных станций, либо услуг влиятельных представителей средств массовой информации.

Доходы от организованной преступности всегда затрудняют управление экономикой, поскольку могут способствовать обострению инфляционного давления, создавать дисбаланс в развитии отдельных секторов экономики и увеличивать расходы узкого круга лиц на предметы роскоши в условиях, когда существует острая необходимость в более широком распределении ресурсов в рамках общества.

Отличительная особенность организованной преступности – ее внедренность в «тело социума» – в аппарат административно-государственного управления, вплоть до вышестоящих органов власти (Ю.П. Богданов, 2004).

Кроме того, в той мере, в которой экономика черного рынка обусловливает сокращение налоговой базы, она оказывает пагубное воздействие на легальную экономику и может подорвать усилия по развитию и балансированию экономики.

Цель проникновения незаконно полученных средств в законную экономику – уменьшить риск обнаружения получения этих средств и облегчить проведение операций, особенно тех, которые осуществляются в других странах, путем предоставления в распоряжение организованных преступных формирований созданных каналов транспортировки и распределения.

Вложение незаконно полученных средств в законную экономику обеспечивает также возможность их легализации путем вывода из опасного круга инвестирования, продажи товаров, отмывания и последующего инвестирования, в ходе которого они могут быть потеряны в результате наложения ареста на доходы или конфискации товаров правоохранительными органами. Направляя средства в законную экономику, преступники внешне становятся обычными законопослушными гражданами.

Предприятия, приобретенные лицами, входящими в организованные преступные сообщества, как правило, имеют преимущества перед соблюдающими законы соперниками, которые должны заботиться о размере получаемых доходов, издержках производства и выплате займов банкам. Кроме того, организованные преступные формирования, как правило, стремятся расширить это преимущество, если необходимо, насильственными средствами. С помощью таких методов создаются почти монополизированные структуры, что ведет к еще более высоким доходам организованных преступников, в то время как честные соперники часто вынуждены объявлять себя банкротами.

Проникновение организованной преступности в законную экономику почти неизбежно ведет к нарушению естественного действия рыночных сил.

В итоге это отражается на расходах потребителей, которые прямо или косвенно вынуждены платить более высокие цены.

Процесс внедрения можно также назвать стержневым в ходе завязывания преступными организациями симбиотических связей как с деловыми кругами, занимающимися легальным бизнесом, так и с политической элитой стран. Если подобный процесс удается, то усилия правительств и правоохранительных органов по борьбе с такими организациями значительно затрудняются. В связи с этим было бы уместно провести наглядную аналогию с вирусом, постепенно разрушающим иммунную систему организма.

Преступные группы, действующие на международной арене, специализируются на хищении и контрабанде валютных ценностей и антиквариата, нелегальном вывозе сырьевых ресурсов, оружейном бизнесе, кражах автотранспорта, радиоактивных материалов, проституции, рэкете, наркобизнесе. Ряд лидеров преступных формирований приняли подданство других государств и выехали за границу, что порождает определенные трудности с их задержанием и привлечением к уголовной ответственности. Находясь вне пределов России, они продолжают руководить преступными формированиями, создают совместные фирмы для легализации криминальных доходов.

В условном едином организованно-криминальном пространстве можно выделить пять видов участников преступных формирований (А.И. Гуров, 1990):

1) лжепредприниматели, которые появились в 1988 г. с момента принятия Закона СССР «О кооперации». Специализируются на финансовых аферах (получение незаконных кредитов и их присвоение путем лжебанкротства, подкупа сотрудников банковской системы, трансфертные операции по конвертации рубля, использование фальшивых авизо, векселей и других банковских документов), перекачке государственных средств на счета коммерческих структур с последующим их присвоением, незаконной приватизации государственного и общественного имущества с дальнейшей спекуляцией недвижимостью, перепродаже стратегического сырья, полученного по лицензиям и квотам от коррумпированных чиновников;

2) гангстеры, основная направленность – рэкет (квалифицированное вымогательство) и сопряженные с ним бандитизм, разбои, грабежи, кражи. Главный объект – лжепредприниматели, которые в начальный период обычно подвергаются силовому давлению, а затем вынуждены заключать с гангстерами соглашения с целью охраны и слияния преступно добытых капиталов. Кроме того, гангстеры контролируют традиционные, классические сферы противоправной деятельности: наркобизнес, игорный бизнес, проституцию;

3) расхитители (госворы) – организованные группы преступников, сформировавшиеся еще в «застойный» период, особенно в сфере государственной торговли, а в годы реформ сосредоточившие свою противоправную деятельность в сферах приватизации госимущества, продажи сырья, цветных и редкоземельных металлов, леса, «перекачки» рублевых и валютных средств на счет коммерческих структур лжепредпринимателей. Ввиду этих противоправных действий и обладания значительным преступно добытым капиталом также стали объектом силового давления гангстеров;

4) коррупционеры – группы госчиновников в органах власти, управления, предатели в правоохранительных органах, которые в результате подкупа предоставляют лжепредпринимателям и госворам незаконные услуги, льготы, участвуют с ними в распределении сверхприбылей, обеспечивают их прикрытие в случае угрозы наступления уголовного преследования;

5) координаторы – элита преступного мира, как правило, «воры в законе» либо «авторитеты», обеспечивающие стабильность системы организованной преступности путем взаимодействия с каждым из названных элементов:

  • лжепредпринимателям они обеспечивают защиту от гангстеров и прикрытие от коррупционеров;
  • гангстерам помогают осуществить раздел сфер влияния, подыскивают новые объекты для преступления, обеспечивают прикрытие от коррупционеров в правоохранительных органах;
  • госворам разрабатывают механизмы хищений, контрабандных сделок, защиту от гангстеров и прикрытие от коррупционеров;
  • коррупционерам поставляют новых клиентов для прикрытия, сдают ослушавшихся гангстеров и лжепредпринимателей для создания видимости активной борьбы с мафией. На координаторов ложится обязанность по хранению и использованию регионального «общака» (общей денежной кассы), который все чаще вкладывается в коммерческие структуры для получения прибылей и спасения от инфляции.

Приведенная типовая схема весьма условно отображает реальность, так как большинство преступных сообществ аморфны, наблюдается перетекание гангстеров в ряды лжепредпринимателей.

В преступной среде постоянно формируются резервы организованной преступности. В ее структуры попадают в зависимости от преступного опыта, личных качеств, связей и лидеры, и начинающие преступники, прошедшие «школу» в молодежных и даже подростковых группах антиобщественной направленности, в местах лишения свободы. Так называемые территориальные формирования с антиобщественной направленностью, а по существу – организованные преступные формирования подрост ков и молодежи во многих случаях действуют под контролем представителей организованно-криминальной среды (В.А. Плешаков, 1998).

Лидеры и «авторитеты» преступной среды предпринимают активные действия по повышению управляемости и взаимодействия между различными преступными структурами. Делаются попытки создать механизмы учета взаимных интересов при перераспределении территорий и сфер преступной деятельности, разрешения возникающих конфликтов договорным путем. Разрабатываются плановые документы организации деятельности преступных формирований, совершенствуются их структурное построение и финансовое обеспечение, способы и методы воздействия на местные органы власти и управления.

Отмечается стремление лидеров организованных преступных групп и сообществ к продвижению своих представителей в органы законодательной и исполнительной власти различного уровня, созданию общественных объединений, через которые они могли бы обеспечивать свои интересы.





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ