Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПРИКЛАДНУЮ КРИМИНАЛЬНУЮ ПСИХОЛОГИЮ

Глава 2. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ


2. Криминально-психологические типологии и классификации личности преступника в отечественной криминальной психологии

Криминально-психологические типологии опирались на выявление сходства и различия психологических феноменов, присущих криминогенной личности, то есть совершившей противоправное деяние, и законопослушной личности.

Как известно, типология предполагает построение идеальной модели объекта, наличие основных признаков и фиксацию этих признаков. Типичное существует в личности вообще и в личности преступника в частности, что выражается в характерных психологических качествах и свойствах, которые во взаимодействии с природными психическими задатками складываются в определенный симптомокомплекс свойств и качеств и проявляются в деятельности личности. Например, К.К. Платонов понимал типологию как выраженность противоправных способностей и как «величину порога», преодолеваемого при совершении преступления (А.Р. Ратинов, В.Н. Кудрявцев, А.Н. Пастушеня и др.). В методологическом плане типология выполняет роль объяснения, классификация — описания. Классификация способствует движению от эмпирического накопления знаний до теоретического синтеза. Являясь более низким уровнем обобщения, она представляет собой устойчивую группировку психологических феноменов по их отдельным признакам и строится на жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко зафиксированное место в общей психологической системе. В сравнительном анализе существующих типологий и классификаций личности преступников особое место занимают работы С.В. Познышева, А.Б. Сахарова, А.Г. Ковалева, К.Е. Игошева, Г.М. Миньковского, К.К. Платонова, А.Р. Ратинова, В.Ф. Пирожкова, М.И. Еникеева и др.

В основе классификации преступников А.Ф. Лазурского лежат следующие типы характеров: апатичный, расчетливо-эгоистичный, аффектно-извращенный и извращенно-насильственный.

По А.Г. Ковалеву, важна степень криминальной зараженности, в связи с этим выделяются три основных типа: глобальный преступный, парциальный, предкриминальный.

С.В. Познышев обосновывает типологию преступников, связанную с эндогенностью и экзогенностью преступников:

а) эндогенные (интровертированные):

  • импульсивные;

  • эмоциональные;

  • расчетливо-рассудительные;

б) экзогенные (экстравертированные):

  • лица совершили преступление, так как не видели другого выхода из создавшегося положения;

  • лица видели выход из возникшей ситуации, но не обладали достаточной энергией, чтобы им воспользоваться.

К.К. Платонов выделяет типы и объединяет в типологии подходы С.В. Познышева и А.Ф. Лазурского, включая уровень правосознания и активного или пассивного отношения к нарушителям правовых норм:

а) самый отягощенный тип;

б) тип, способный совершить преступление под влиянием внешних условий;

в) тип, совершающий преступление случайно;

г) тип с высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к нарушителям правовых норм;

д) тип с высоким уровнем правосознания, активным противодействием нарушению правовых норм другими.

Для криминальной психологии представляет интерес классификация преступников Г.М. Миньковского (1971), основанная на направленности личности. Например, для одного человека преступление является случайным, противоречащим общей направленности личности, для другого — может быть ситуативным из-за общей неустойчивости направленности, для третьего — вызвано общей отрицательной направленностью, обусловливающей выбор непосредственного варианта преступления, для четвертого оно результат формирования относительно устойчивой системы криминогенных установок и отношений личности с активным поиском повода и ситуации для совершения преступного деяния.

В типологии Г.М. Миньковского отражены не только основные варианты направленности преступников, но и процесс формирования социально негативных черт личности, знание которых позволяет остановить или изменить криминальное развитие личности. Мотивация в этом случае выступает в качестве регулятивного механизма содержательной стороны направленности. Известно, что доминирующие криминальные мотивы преступника мобилизуют его волю, эмоции, психические состояния и способности к реализации цели криминальной деятельности.

По целям криминальной деятельности Г.М. Миньковский выделяет следующие типы расхитителей: последовательно-корыстный, противоречиво-корыстный, ситуативный.

Ю.М. Антонян расширил типологию корыстных преступников и включил в нее следующие, имеющие другие основания:

а) утверждающийся;

б) дезадаптированный и алкогольный;

в) игровой;

г) семейный.

М.И. Еникеев выделяет асоциальный, антисоциальный типы личности, тип личности с нарушением психической саморегуляции. В данном случае смешаны социальные, криминологические, психологические и социально-психологические основания. Обоснование доминирующих критериев было центральным в разработке типологии и классификации личности преступника в отечественной криминологии и криминальной психологии. Обращает на себя внимание разнообразие таких критериев. Например, Г.М. Миньковский выделяет ступенчатое различие направленности личности преступника; А.Г. Ковалев — степень криминальной зараженности; К.К. Платонов — критерий степени правоправной деятельности и потенции к преступлению; В.И. Кудрявцев — «потребности — интересы — возможности — объекты — цели — средства — проступок — результат»; В.Г. Деев, А.И. Ушатиков — направленность и волю личности преступника; А.Н. Пастушеня — потенциал к совершению преступления; А.И. Ушатиков — нравственноволевую регуляцию поведения личности.

Разработка многоуровневой типологии и классификации личности остается наиболее перспективным направлением в криминальной психологии и прикладной криминальной психологии, поскольку они важны для практики работы правоохранительных органов на стадиях предупреждения, предотвращения, раскрытия преступлений, общей, групповой и индивидуальной профилактики. В дальнейшем подобные типологии и классификации могут быть использованы в прикладной криминальной психологии, криминально-пенитенциарной и пенитенциарной психологии. Особого внимания заслуживает их применение в процессе исполнения уголовных наказаний и ресоциализации осужденных.

По мере накопления и развития научных знаний в области криминальной психологии и изменения социально-экономических и политических условий в российском обществе возникает объективная необходимость значительной трансформации существующих типологий и классификаций преступников в прикладной криминальной психологии. Это касается типологии осужденных, на основе которой проводится индивидуально-воспитательная и ресоциализационно-коррекционная работа. Классификационные характеристики осужденных позволяют глубже познать изменения личности осужденных, которые способствовали совершению преступлений, определить программу их ресоциализации и прогноза дальнейшего поведения по возрасту, полу, составу преступления и т. д.

Для того чтобы судить о криминальных особенностях личности преступника, необходимо понять, какова роль психофизиологических, психических свойств, образующих внутреннюю (психологическую) основу личности, в формировании криминогенного поведения. Методологическим основанием понимания личности преступника, по мнению отечественных криминальных психологов и криминологов, служит положение о том, что внешние обстоятельства не могут стать фатальной основной причиной противоправного деяния, если они не представляют собой побуждения человека, обладающего способностью к волевому поведению (А.Р. Ратинов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Ю.М. Антонян, А.И. Ушатиков, А.Н. Пастушеня и др.). Генезис преступного поведения заключается в формировании у индивида состояния волевой готовности к криминальному действию. В процессе ее формирования индивид воспринимает и оценивает внешние условия, сложившуюся ситуацию, испытывает характерные побуждения (мотивы, установки, цели, состояния), определяет способы действия. Цель достигается благодаря навыкам, умениям, способностям, которые представляют собой личностные образования.

Формирование криминального поведения личности определено индивидуальным восприятием внешних и внутренних условий, мотивообразованием, целеполаганием и исполнительной регуляцией поведения.

В типологиях преступников, разработанных в конце 80-х — начале 90-х годов ХХ века Ю.М. Антоняном, Ю.А. Алферовым, В.П. Голубевым, А.А. Зворыкиным и другими, опирающихся на зарубежные тесты, использовались следующие основания для типологизации:

  • мотивационно-поведенческая;

  • характерологическая;

  • патохарактерологическая;

  • индивидуально-стилевая;

  • в зависимости от степени общественной опасности личности и ее криминогенной активности.

Признавая практическую значимость представленных типологий в плане использования их психологическими службами, следует подчеркнуть, что критерии типологий и эмпирические признаки классификаций пока не могут полноценно применяться в практической деятельности сотрудников правоохранительных органов и персонала уголовно-исполнительной системы (Ю.А. Алферов, 1996; В.М. Поздняков, 2003).

В конце 80-х годов ХХ века в прикладной криминальной психологии наряду с исследованиями криминологов активно велись исследования криминальными психологами. Например, патопсихологические особенности изучали Ю.М. Антонян, В.В, Гульдан, С.Н. Ениколопов (1991), генезис криминальной субкультуры — А.Н. Сухов (1991), В.Ф. Пирожков (1994), психологию организованной преступности — А.И. Гуров (1990), И.В. Годунов (2003), В.М. Быков (1994) и др. Ю.М. Антонян (2004) также анализировал причины и условия возникновения преступности в современной России (резкое расслоение общества на богатых и бедных, недостаточное развитие экономики, низкое качество жизни, низкий нравственный и правовой уровень людей, депрессии и тревожность; этнорелигиозная конфессия, безработица, негативные последствия глобализации, тревожность, алкоголизм, наркомания, врожденная преступность, негативные последствия стихийной миграции).

В 80–90-х годах криминальной психологией активно изучалась психология преступных групп, в конце 90-х — криминальных сообществ, а также организованной преступности, которая стала одной из наиболее актуальных проблем как в России, так и в других странах. На основе исследования криминологов и криминальных психологов в новый Уголовный кодекс РФ был введен ряд статей (ст. 35, 210 и др.), учитывающих различные формы и виды преступных группировок и организованной преступности, каждому из которых присущи социально-психологические особенности возникновения, функционирования и развития, например организация, внутренняя структура, распределение ролей, система управления, уровень сплоченности и организованности в осуществлении преступной деятельности (Ю.Г. Козлова, М.И. Слинько, 1997), выделены такие преступные группы, как «бригады», «общины», «банды», описаны наиболее криминально опасные преступные формирования — сплоченные организованные преступные группы и преступные сообщества (организации), а также различного рода объединения организованных преступных групп (ст. 210 УК РФ), создаваемые для организации и совершения тяжких и особенно тяжких преступлений. Члены таких образований руководствуются криминальной уголовной идеей, криминальными традициями и обычаями.

Для криминальной психологии этого периода характерна тенденция заимствования криминально-психологических типологий личности различных категорий преступников и классификаций преступников (А.М. Яковлев, 1971; Г.М. Миньковский, 1971; К.Е. Игошев, 1974).





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ