Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел III. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ СРЕДЫ, ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП И ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ

Глава 14. ПСИХОЛОГИЯ ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ И КОРРУПЦИИ


2. Причины коррупционной преступности

Причины коррупционной преступности имеют сложный социально-экономический и социально-психологический характер не только потому, что представляют собой комплекс явлений разной социально-психологической природы, но и потому, что многие из них существуют очень давно и превратились в традиции и образ жизни. Наиболее важные из них можно сгруппировать следующим образом (С.В. Максимов, 1994).

1. Экономические:

  • нестабильность в экономике, зависящая от политики и внешних влияний инфляционных процессов;
  • проникновение организованной преступности в легальный бизнес;
  • низкая материальная обеспеченность мелкого чиновника, берущего поборы и взятки ради удовлетворения собственных нужд и своей семьи;
  • появление богатых людей, имеющих возможность давать взятки, иногда огромные;
  • процедура приватизации и непродуманное завышение ее темпов, отсутствие нужной для нее правовой базы; отсутствие эффективной рыночной конкуренции, что позволяет получать сверхдоходы, а также добиваться успеха не работой, а подкупом.

2. Политические и организационные:

  • отсутствие прозрачности действий властей, достаточно традиционное для России;
  • возможность определять в своих интересах особые правила отношений с населением и предпринимателями, в том числе из-за отсутствия контроля;
  • проникновение в государственные учреждения представителей преступных организаций;
  • непомерное количество чиновников, что снижает возможность получения ими высокой оплаты;
  • отсутствие эффективных правовых механизмов смещения коррумпированных лиц, многие из которых, даже будучи уличены в получении взяток, все-таки избегают уголовного наказания;
  • практическая неуязвимость для правосудия некоторых высших чиновников, обладающих связями и богатством;
  • коррупция в правоохранительных органах, отдельные представители которых не хотят и не могут бороться с коррупцией;
  • отсутствие у высшей власти желания бороться с коррупцией;
  • отсутствие единого учета лиц, которым запрещено занимать должности на государственной или муниципальной службе.

3. Психологические:

  • игровая мотивация: как показывают отдельные исследования, коррумпированными личностями может двигать не только корысть, но и бессознательное желание поучаствовать в острой, захватывающей игре;
  • отчуждение личности от государственной власти, в результате люди привыкли думать, что без подкупа нельзя ничего сделать, а контролировать власть невозможно;
  • круговая порука среди коррупционеров: каждый из них помогает, даже спасает другого, тем самым поддерживая и защищая себя, при этом другой сохраняет и свой источник дохода, и собственную безопасность; многовековая история мздоимства, сделавшая коррупцию традицией, вписанной в образ жизни;
  • традиционное отсутствие солидарности населения с законами, запрещающими коррупцию;
  • наличие ряда должностей и профессий, которые становятся вожделенными только потому, что открывают возможность для поборов (например, правоохранительные органы для некоторых людей весьма привлекательны именно по этой причине);
  • низкий уровень правовых знаний населения, правосознания и невозможность отстаивать свои права в суде;
  • психологическая готовность к подкупу;
  • феномен обоюдной вины дающего и берущего взятку: поскольку каждый из них знает, что и другой виноват, это снижает его ответственность перед самим собой, у него исчезает чувство вины, так как он может переложить вину на другого;
  • имеет место рефлексивная игра, которую необходимо учитывать при расследовании коррупционных преступлений и при рассмотрении их в суде.

Некоторые криминогенные факторы надо рассмотреть более обстоятельно, уделив особое внимание государственным чиновникам, чье поведение особенно сильно влияет на коррупционную преступность и нравственно-психологическую атмосферу в обществе. На современном этапе значительную их часть составляют лица, чьи взгляды и профессиональные качества сформировались в условиях административно-командной системы государственного управления. Управленческий аппарат данного типа уязвим для коррупции, оказалось, что замена государственных служащих старой формации молодыми людьми таит в себе еще большую опасность развития коррупционных тенденций в системе государственной службы. Анализ отечественной и зарубежной практики показывает: чем моложе государственный служащий, тем больше он склонен к нарушению нравственных и профессиональных норм. Это подтвердили и данные масштабного исследования Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации – «Мониторинг кадрового потенциала федеральных и региональных органов исполнительной власти России». Среди респондентов в возрасте до 30 лет неподкупность в качестве важного профессионального качества назвали только 7,9 %; в ранжированном ряду из 15 деловых и личностных качеств, необходимых для успешного выполнения служебных обязанностей, неподкупность заняла 9-е место, честность – 3-е (С.В. Максимов, 1994).

Данные опроса также показали:

  • кадровый корпус больше ориентирован на удовлетворение личных нужд, чем на служение обществу и государству;
  • в нижних и верхних эшелонах государственной службы практически одинаков удельный вес чиновников, рассматривающих свою должность как средство удовлетворения личных интересов за счет интересов общества (С.В. Максимов, 1994. С. 127).

Подобное отношение к работе создает все условия для процветания в государственном аппарате коррупции и лоббизма. Следует также отметить, что и законы о государственной службе, принятые в постперестроечный период, не стали надежным инструментом пресечения коррупционных тенденций в государственных организациях. Содержащиеся в законах ограничения, направленные на создание механизма предупреждения и целенаправленной борьбы с коррупцией в системе государственной службы, остаются всего лишь декларацией. На практике они абсолютно неэффективны. Так, государственному служащему запрещено (кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности) заниматься предпринимательской деятельностью, состоять членом органа управления коммерческой организации. Закон обязывает служащих ежегодно предоставлять декларации о доходах и принадлежащем им имуществе. Организация проверки соблюдения установочных запретов и выполнения обязанностей возложена на кадровые службы соответствующих государственных органов. На практике эта задача для них невыполнима, так как для осуществления таких функций контроля они не располагают необходимыми возможностями. Сам запрет на определенные виды деятельности просто игнорируется, например, сотрудниками органов внутренних дел, которые очень часто одновременно занимаются коммерцией. Более того, даже разрешенные способы получения дополнительных доходов могут быть по своей сути криминогенными, то есть не исключать дачи взятки в завуалированной форме. Возьмем преподавание в учебном заведении государственного служащего. Оплата за это может быть существенно завышена или начисляться без фактического участия в учебном процессе, и тогда оплата за фиктивное преподавание превращается в скрытую форму стабильного регулярного подкупа государственного чиновника.

С сожалением приходится констатировать, что действующее законодательство о государственной службе не предусматривает эффективных антикоррупционных мер. В то же время непрекращающееся удорожание жизни при условии фиксированного оклада и установленных запретов на получение дополнительных доходов объективно вынуждает государственных служащих искать пути пополнения личного бюджета. Чаще всего это происходит за счет поборов и взяток, и во многом именно этим обстоятельством объясняется высокий уровень взяточничества в системе государственных органов.

Коррупция активно способствует не только неисполнению законов, но и пробелам в законодательстве, его несовершенству. Законодательство обычно слабеет в периоды экономических, политических и социальных кризисов. Отсутствие необходимого правового регулирования развивающихся новых социально-экономических отношений, ослабление социального контроля за экономической деятельностью приводят к усилению коррупционных тенденций во всех сферах общественной жизни. Этот вид связи законодательства и коррупции обусловлен объективными общественно-политическими процессами. Другой вид взаимосвязи между этими факторами состоит в том, что на законодательном уровне в целях пресечения негативных социальных проявлений и преступных посягательств вводятся правовые нормы, о которых изначально известно, что их невозможно применить на практике. Их назначение заключается не в установлении действенного запрета и регулировании поведения людей, а в нормативном оформлении пожеланий общественности, направленном на то, чтобы показать, что власть прислушивается к общественному мнению и должным образом на него реагирует. Принятие таких законов лишь создает видимость борьбы с преступностью, оставляя в неприкосновенности и коррупцию, и теневую экономику, и произвол чиновников, и другие негативные явления.

Коррумпированность работников структур исполнительной власти имеет объективные причины (С.В. Максимов, 1994):

  • экономические – низкий уровень материального обеспечения; «смешные» размеры окладов на фоне доходов даже мелких предпринимателей, не говоря уже о представителях среднего и крупного бизнеса (следует прислушаться к мнению ряда авторов, предлагающих в качестве одной из самых действенных, на их взгляд, мер предупреждения коррупции повышение заработной платы государственным служащим);
  • политические – нестабильность политического устройства: отсутствие политических механизмов, подмена политической воли политическими лозунгами;
  • правовые – власть по многим позициям в период перестройки потеряла легитимность и до сих пор не может ее возвратить в полном объеме, так как все еще отсутствуют надежные правовые методы регулирования и управления экономическими отношениями и их контроля, а реальные процессы в экономике в немалой своей части развиваются в теневом секторе;
  • моральные – ценности в виде взятки не считаются чиновниками за преступление и рассматриваются многими из них как простое дополнение к заработной плате.

Один из источников коррупции – исполнение бюджета и распределение бюджетных средств. Практически все преступные посягательства, наносящие ущерб федеральному бюджету, сопряжены с коррупцией. Реализация корыстных устремлений связана с такими процессами, как поступление налогов и платежей в федеральный бюджет, осуществление денежных зачетов, получение иностранных, вексельных и других кредитов, привлечение кредитов коммерческих банков, невозвращение необоснованно высокой просроченной дебиторской задолжности и др. В числе наиболее значимых причин указанных посягательств на экономические интересы государства – слабая дисциплина исполнения бюджета.

Безнаказанность высокопоставленных чиновников, как и их криминальных сподвижников, опрокидывает все социальные программы и законы, усиливая процесс криминализации всех сфер жизни. Живучесть коррупции, устойчивость ее связей, динамичность ее процессов убеждают в том, что она укоренена в самой идеологии функционирования государственного аппарата. Подтверждается это и определением коррупции – злоупотребление публичной властью в личных интересах.

Коррупция все активнее проникает в суды как общей юрисдикции, так и арбитражные. На практике к уголовной ответственности за взятки чаще привлекаются судьи районных федеральных судов. Коррумпированные арбитражные судьи откровенно пользуются несовершенством законов и иных правовых актов, регулирующих экономические отношения: преследуя корыстные цели, нередко выносят недостаточно аргументированные, а иногда явно противоречащие материалам дела решения.

Судьи, подвергаясь последствиям всех катаклизмов, поражающих общество, распределившееся на богатых и бедных, коррумпируются по тем же причинам, что и другие должностные лица. В качестве факторов, детерминирующих коррупционные тенденции в судах, по мнению В.Л. Васильева, можно выделить:

  • отсутствие должного материального благополучия судей, соответствующего их социальному статусу (что особенно заметно на фоне процветающих благодаря беспомощности власти криминальных «авторитетов» и различных дельцов);
  • безнаказанность высокопоставленных чиновников и олигархов, богатеющих за счет обкрадывания государства, и т. д.

За последние 5–7 лет в условиях нарастающего правового нигилизма у адвокатов часто главным инструментом их защиты клиентов, особенно по уголовным делам, становится не профессионализм, а связи в правоохранительных органах и судах. Это относится прежде всего к адвокатам, которые ранее работали в органах МВД России, прокуратуре или судебной системе и не утратили связей с бывшими коллегами. За последние годы адвокатский корпус значительно пополнился за счет бывших сотрудников правоохранительных органов, что существенно повлияло на характер адвокатской практики в целом. Взятки стали весьма эффективным средством защиты интересов клиентов.

Необходимо указать на коррупцию и в частных, коммерческих структурах, где преступные факты выявляются крайне редко. Так, в 2000 г. по ст. 184 УК РФ («Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов») было возбуждено всего одно уголовное дело. Коррупция в названных структурах порождается алчностью, жадностью служащих фирм и часто связана с предательством интересов последних. И хотя коррумпированные служащие нередко достаточно зарабатывают вполне легальным путем, им этого оказывается мало. Данное обстоятельство говорит о том, что высокий заработок на законном основании сам по себе не может давать гарантию от взяточничества. Это относится и к государственным чиновникам.





Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ