Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Статный В.М., Юренкова В.А., Бухаров Н.Н. и др.
ОСНОВЫ ПРОФАЙЛИНГА, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДА ВЫЯВЛЕНИЯ ЛИЦ, ВЫНАШИВАЮЩИХ ПРЕСТУПНЫЕ ЗАМЫСЛЫ, ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НА ТРАНСПОРТЕ

Учебно-методическое пособие
Санкт-Петербург, 2012

 

Глава 2. Основы этнокультуральной психологии


5. Этническая психология и нормативное поведение

В отечественной этносоциологической и этнопсихологической литературе большинство авторов ставят вопрос об «объективной властности этнических норм», т. е. о том, насколько нормы обусловливают социальное поведение «человека этнического», независимо от каких бы то ни было типов «конвенций» или «авторитетности», субъективных воль, желаний и предпочтений индивидов и общностей. Основное назначение и действие этнических норм, равно как и мотивация согласия личности с этими нормами, состоят в обеспечении существования и функционирования этноса в качестве организованного целого, а ее участников в качестве членов организационной системы, занимающих определенное положение в ее функциональной, операциональной и статусной структурах и обеспечивающих существование этноса как единого целого.

Социальное взаимодействие людей обусловлено множеством факторов, среди которых этнические экспектации (или ожидания) имеют особое значение. Выступая в определенной роли, каждый человек обладает правами по отношению к другим участникам взаимодействия. Его права образуют ожидания, обращенные к другим участникам и побуждающие их что-то делать ради него. Поскольку роли взаимосвязаны, то экспектации обязательно взаимодополнительны. Что составляет право для одного партнера — является обязанностью для другого. Суть социальных ролей заключается в том, чтобы исполнять обязанности, которые налагаются определеной ролью, и осуществлять свои права по отношению к другим.

В этнической психологии такой подход находит самое широкое применение. Ведь идентификация субъекта с определенным этносом и осознание себя как представителя этноса, этнической группы начинается, прежде всего с принятия роли представителя данной этнической группы.

Множественность обусловливающих реальный процесс этнического взаимодействия объективных и субъективных факторов предрешает то, что функционально-ролевая структура группы «стремится» к социальной адекватности, к соответствию объективным требованиям более мощных социальных систем. Это предполагает наличие в разной степени осознанной критической оценки членами этнической группы как собственной функциональной роли в структуре взаимодействия, так и самой структуры в целом. Поскольку функционально-ролевая структура группы в значительной степени мобильна, то степень ее полноты, адекватность персонификации ролей возможностям и способам действий исполнителей закономерно продуцируют определенную степень напряженности и конфликтогенности межличностных и межэтнических отношений, особенно когда этнофоры не адекватны в своем поведении существующим этническим экспектациям и ролям. Таким образом, кооперация может протекать без помех в том случае, если ясно определены роли, и эти определения в достаточной степени разделяются всеми участниками и обязательны в организованном взаимодействии.

При рассмотрении социального взаимодействия индивидов норма выступает как эталон, образец, регулирующий психологические механизмы деятельности, как организационно-структурный «параметр», компонент «планов» поведения, как образ, регулирующий процесс деятельности. К механизмам такой регуляции относятся: сопоставление реального поведения и образца, оценка отклонения, выбор альтернативных вариантов поведения с учетом заданной нормы, выбор самого образца (нормы), сопоставление результатов деятельности с заданными образцами.

Воздействие на поведение человека через сознание путем прямого представления нормы в словесной формулировке — один из важнейших каналов социализации индивида и приобретения им знаний о нормах. Но и этот путь, и структурные преобразования внутреннего мира личности под влиянием социальных норм наиболее эффективны при организации условий, форм, способов поведения, в которых заложены, объективированы необходимые социальные нормы, в частности нормы этнические. Таковыми обычно являются как стихийно складывающиеся, так и исторически детерминированные этнические нормы поведения. С учетом этнических норм могут быть специально организованы конкретные условия деятельности и поведения человека, а в более широком контексте — этнической группы и общности. Ведь формирование личности и ее субъективного мира протекает в конкретных, частных условиях, в непосредственном окружении и главным образом в прямом контакте и во взаимоотношениях с членами реальных групп.

Каждый член этнической группы выполняет множество обязанностей. Одни из них четко нормированы предписаниями (например, должностными инструкциями); другие регулируются распоряжениями, приказами руководителей, референтных лидеров; третьи обусловлены определенным социально-психологическим статусом каждого члена группы. Выполнение обязанностей контролируется, и если они не выполняются, применяются соответствующие санкции. При этом мера исполнения членом группы ролевых предписаний может зависеть и от того, в какой степени этим предписаниям следуют другие члены социальной или этнической группы.

Принятие роли — это сложный процесс, включающий в себя, прежде всего идентификацию с другим человеком. Только вообразив себя на месте другого, человек может представить его внутреннее состояние. Однако способность человека постигать поведение других, ограничена его культурой и личным опытом.

Исследование же психологических механизмов функционирования этнических обычаев и норм может реализовываться по двум направлениям: как разбор механизмов социальной нормативной регуляции индивидуального поведения и как проведение исследования механизмов трансформации индивидуального поведения в элементы совместной деятельности членов этнической группы. Вопрос психологических механизмов достаточно детально разработана социальными психологами. Особое внимание обращено на регуляцию поведения индивида посредством выработанных в обществе и группе норм, образцов, стереотипов и пр.

Большинство положений о природе социальных норм тяготеет к одному из двух полюсов: конвенциальному или авторитарному. При «конвенциальной» трактовке социальные нормы сводятся к правилам, результатам договора, соглашения, сделки. При, «авторитарной» трактовке они считаются навязанными авторитетом, обычно речь идет о «надгрупповой» сущности, «надчеловеческом» содержания норм, о привнесении их извне, об их априорности, стабильности. Если в одних общностях вырабатываются и действуют нормы, опирающиеся на всевозможные формы авторитета (от группового лидера до абсолюта), а в других — конвенциальные нормы (нормы-соглашения, нормы-сделки, нормы-правила), то истоки этого следует искать в объективных условиях. Содержание норм во многом определяется не только характером группового взаимодействия, но и социальными этническими факторами.

Социальные психологи, конфликтологи, юристы уделяют большое внимание разработке средств такого согласования и анализу причин, вызывающих аномальное, отклоняющееся, противонормное поведение. Противоречие между функциональными влечениями, мотивами человека и функциональными требованиями общества неизбежно вызывает конфликт при социализации личности. Низкая мотивация превращает человека в автомат, повинующийся внешним импульсам и стимулам. Взаимосвязь мотивации и нормативной регуляции в конфликтной ситуации возможна в двух случаях: 1) когда выполнение ролей и следование нормам направлены на достижение личного статуса и 2) когда общество представляет лицам, занимающим определенный статус, социальные награды.

Бытуют ситуации, когда мотивация к несогласию с нормами несравненно сильнее, чем мотивация к согласию с ними. В таких случаях исследователи обращаются к теории социального контроля. Оказывается, что наличия высокой мотивации личности недостаточно для обеспечения следования нормам, необходимо привлечение вырабатываемых обществом средств внешнего принуждения и побуждения. Стремление к «согласию с нормами» может привести к возникновению глубоких конфликтов личности с нормативными требованиями социума, если имеет место фрустрация влечений, которая в итоге разрушает побудительную мотивацию и приводит к несогласию с социальными нормами, в том числе этническими. Фрустрация побуждений и влечений может стать базисом для мотивации поведения, идущего вразрез с предписанными, запрещающими нормами. Для предотвращения открытого выражения личностью противонормного поведения и предлагается использовать средства и методы социального контроля.

Задачу защиты общества от фрустрированных (конфликтогенных) влечений личности сторонники психоанализа связывают с возможностью применения в этих целях механизмов, разрабатываемых в психоаналитической персонологии как механизмы защиты «эго» от «страдания», т. е. механизмов замещения, сублимации. Надлежит отметить, что при известной ограниченности психоаналитического подхода к субъективному миру личности в работах психоаналитиков делаются попытки анализа таких нравственных образований личности, как моральная тревожность, стыд, вина, переживание социальных санкций и др., имеющих и этническую окраску. Защитные механизмы должны освободить личность от внутреннего конфликта с нормами, дать ей возможность каким-то образом реализовать побуждение и мотивацию. В ряде случаев предлагаются технологические процедуры, которые могут быть использованы как частные средства психологической помощи и терапии. В работах подобного направления идет активный поиск средств защиты, как социума, так и личности в целях обеспечения и упрочения стабильности существующей нормативной системы. Вопрос же о переструктурировании, изменении мотивационной сферы личности в ходе ее социализации не ставится.

Среди институциональных способов регулирования нормативного поведения наиболее популярны и эффективны две группы: требовательности и стимулирования.

Наиболее популярным способом проявления требовательности к этнофорам или всей этнической общности является приказание. Приказание — это категорическая форма требования. Категоричность — высокая степень волевого побуждения — может быть выдержана в общей деперсонифицированной форме, но может формулироваться и в отношении к конкретному лицу (лицам), которое проявляет тенденцию к девиантному этническому поведению.

Требовательность как способ регулирования предполагает строгое и четкое регламентирование поведения и деятельности, при этом важное значение приобретают последовательность и систематичность социального контроля общности над конкретным субъектом.

К популярным способам нормативного регулирования через стимулирование относятся доверие и одобрение.

В заключение сформулируем основные принципы регулирования нормативного поведения.

Принцип определенности состоит в том, что лидер или сама этническая общность должны определить, насколько выбранный способ воздействия может стимулировать нормативное поведение. Так, поощрение в виде одобрения в разных формах должно побуждать к проявлению добросовестности, ответственности и дисциплинированности, но возможна ситуация, когда этот способ воздействия не будет эффективным.

Принцип адекватности предполагает, что система применяемых способов воздействия должна быть понятна всем членам этнической группы или общности и расцениваться как справедливая. Это необходимо для соблюдения меры объективности и соразмерности одобрения. Только на основании такого подхода можно оценить достижения субъекта и определить справедливую меру поощрения или наказания. Ведь наказание в нормативной регуляции не только мера ущемления субъекта, но и основание для раздумий и переоценки поведения и деятельности. А для этого необходимо, чтобы субъект понимал смысл воздействия и считал его объективным. Объективность и соразмерность коррегирующего воздействия — важные аспекты принципа адекватности регулирования нормативного поведения, Но они должны быть таковыми не только по содержанию, но и по форме. В разнообразии форм и заложена возможность индивидуального подхода к личности этнофора.

Принцип своевременности применения социальных санкций, казалось бы, не вызывает сомнения. Однако на практике он не всегда соблюдается. Обычно отклонение от норм, не исполнение в должной мере социальной роли карается группой или общностью, но важно, чтобы как поощрение, так и наказание наступали вслед за совершенным поступком. При стимулировании своевременность является одной из форм проявления объективности и быстроты оценки выполнения существующих норм, положений или распоряжений.

Принцип наглядности означает предметное выражение того, что нужно познать и как лучше сделать, помогает активизировать воздействие. Формы наглядности весьма разнообразны и зависят от возможностей этнической группы (общности). Наиболее эффективны те, которые используются в средствах массовой информации. Этот принцип должен обязательно соблюдаться лидерами.

Названные принципы нормативного регулирования безусловно должны применяться комплексно. Ни один из них не может быть назван хорошим или плохим, адекватным или неадекватным без учета конкретной социальной ситуации.

Социальные условия в обществе изменчивы. Меняются и системы норм. Человек может быть полноценным и активным участником социального, в том числе этнического, взаимодействия, не только усваивая жестко фиксированные, конкретные по содержанию и направленности нормы, но и гибко приспосабливаясь к ним. Следует иметь в виду, что системы норм, особенно норм трудовых, политических, используемые при регуляции частных, конкретных актов этнического поведения и взаимоотношений, достаточно мобильны. Поэтому нормативная регуляция служит принципом организации реальной динамической системы поведения и деятельности личности или целой общности.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ