Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Грицаев С.И., Влезько Д.А., Шевель Д.В.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Учебное пособие
Краснодар, 2013.

 

Глава 3. Психология допроса.

3.2 Психология допроса свидетелей и потерпевших.

Допрос свидетелей и потерпевших чаще всего происходит в бесконфликтной ситуации, когда указанные лица дают правдивые показания и не оказывают противодействия расследованию. Но в некоторых случаях свидетели и потерпевшие могут давать ложные показания.

Ложь - неправда, намеренное искажение истины.[1] Соответственно, ложные показания свидетелей и потерпевших - это умышленное искажение сведений об обстоятельствах, устанавливаемых в ходе допроса. Принято выделять следующие виды ложных показаний:

  • показания, полностью состоящие из вымысла;
  • показания, частично содержащие ложные утверждения, которые прикрывают правду, скрываемую допрашиваемым, либо являются дополнением к ней.[2] Мы считаем, что в данной классификации рассмотрен только один аспект ложных показаний, так как лгать можно не только активно, но и пассивно - не сообщать, скрывать интересующие следователя обстоятельства (умалчивать). При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной, при искажении - не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную.[3] В определенных случаях умалчивание не является пассивной ложью:
  • умалчивание о каких-то фактах, противоречащих сказанному раннее, из опасения потерять доверие следователя[4] либо из боязни привлечения к уголовной ответственности за дачу ложных показаний;
  • свидетель и потерпевший считает какую-то информацию не относящейся к делу или нарушающей порядок изложения (например, допрашиваемый, излагая событие в хронологической последовательности, вспоминает событие, произошедшее ранее, и собирается сообщить о нем после окончания повествования, но забывает об этом);
  • допрашиваемый не сообщает какую-то информацию потому, что считает ее бесполезной для следствия.[5]

Все вышеизложенные случаи относятся к добросовестному заблуждению свидетелей и потерпевших, сложившихся на одном из этапов формирования показаний (в большей степени на этапе воспроизведения показаний). Вообще промолчать обычно легче, чем явно обмануть, так как для этого ничего не надо делать, в то время как при искажении, без хорошо разработанной «легенды», всегда есть опасность оказаться уличенным во лжи.[6] Кроме того, умолчание легко оправдывается - лгущий может сказать, что сам ничего не знал, или забыл, или намеревался открыться позже.[7]

Мотивами ложных показаний свидетелей и потерпевших являются:

  1. желание скрыть интимные стороны своей жизни (чувство стыда) (например, при совершении половых преступлений);
  2. боязнь оказаться разоблаченным в совершении каких-либо неблаговидных поступков и получить за это моральное наказание, нравственное осуждение;
  3. опасение быть отвергнутым личностно значимой для него группой (человеком) из-за допущенного по отношению к кому- либо из ее членов «предательства»;
  4. боязнь мести со стороны подозреваемого (обвиняемого) и их соучастников, оставшихся на свободе;
  5. явная или скрытая неприязнь к следователю, правоохранительным органам;
  6. оговор других граждан из мести, зависти и т. д.
  7. материальная заинтересованность.

С целью преодоления нежелания свидетелей и потерпевших давать показания или давать ложные показания из-за чувства стыда и боязни морального осуждения следует применять следующие меры: 1) установление психологического контакта; 2) устранение эмоционального и смыслового барьера, проявление сопереживания и понимания психического состояния допрашиваемого; 3) снятие эмоциональной напряженности (во время первых контактов следует проявлять сдержанность в моральной оценке поведения свидетеля и потерпевшего[8][9]); 4) раскрытие гражданской значимости добросовестной позиции в ситуации нерешительности допрашиваемого (использование метода убеждения[10]).

При преодолении нежелания свидетелей и потерпевших давать показания или давать ложные показания из опасения быть отвергнутыми личностно значимой для них группой (человеком) из-за допущенного «предательства» либо по причине явной или скрытой неприязни к следователю, правоохранительным органам следует учитывать, что таким лицам присущ низкий уровень правосознания, обусловленный дефектами направленности личности. С ними бессмысленно говорить о гражданском долге, гражданской значимости добросовестной позиции. Преодолеть эти мотивы можно только путем раскрытия личностного смысла правдивых показаний, используя близкие для мировоззрения таких лиц аргументы.

С целью преодоления нежелания свидетелей и потерпевших давать показания или давать ложные показания из-за материальной заинтересованности либо с целью оговора других граждан из мести, зависти основной упор следует делать на то, что эти действия образуют состав преступления, и лица, их совершающие, подлежат уголовной ответственности.

С целью преодоления нежелания свидетелей и потерпевших давать показания или давать ложные показания из-за боязни мести со стороны обвиняемого допустимо применять любые из нижеуказанных мер: а) отказаться от фиксации в материалах уголовного дела адресов и телефонов допрашиваемого (домашних и служебных), а также места его работы; б) предложить приглашенному в качестве свидетеля или потерпевшего дать объяснения сначала не в форме допроса, а в порядке опроса. В случае достаточной информированности и потенциальной доказательности его объяснений склонить его к даче показаний с составлением протокола допроса, но с отражением установочных данных о нем не в бланке протокола, а в отдельном документе, заверяемом следователем и допрашиваемым и приобщаемом к делу в запечатанном конверте; в) предложить допрашиваемому дать показания под псевдонимом. При согласии на это присвоить ему определенный псевдоним, составить соответствующий акт в присутствии опрашиваемого и двух понятых, у которых отобрать подписки о неразглашении данного обстоятельства; г) обещать свидетелю заочное оглашение его показаний в суде и по договоренности с судом сдержать обещание.[11]

Эффективность и качество проведения допроса во многом определяется хорошо продуманными подготовительными мероприятиями следователя. Проведение допроса без подготовки приводит к нежелательным последствиям: не обеспечивает возможности получения от свидетелей и потерпевших полной и достоверной информации.

Подготовка к допросу свидетеля и потерпевшего состоит из совокупности заблаговременно продуманных и применяемых следователем организационных тактических приемов и решения конкретного круга вопросов в целях достижения результативного проведения данного следственного действия. В целях обеспечения результатов допроса следователю необходимо использовать следующие организационные действия:

  • тщательное, всестороннее изучение материалов дела, имеющихся к моменту проведения допроса;
  • определение цели, предмета, задач допроса;
  • установление конкретного времени, места проведения этого следственного действия, а также способа вызова свидетеля и потерпевшего;
  • изучение личности допрашиваемого;
  • подготовка вещественных и иных доказательств, которые необходимо предъявить в ходе допроса;
  • решение вопроса о приглашении специалиста (например, педагога (психолога) при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля);
  • получение консультации (в случае необходимости) специалистов по вопросам их профиля, являющимся предметом допроса;
  • подготовка научно-технических средств и приглашение специалиста-техника при предполагаемом использовании звукозаписи, видеозаписи в ходе допроса;
  • установление взаимодействия с органами дознания в целях использования оперативных сведений (в случае необходимости);
  • выбор и возможность использования тактических приемов в отношении конкретного свидетеля и потерпевшего
  • составление письменного плана предстоящего допроса.

Изучение материалов уголовного дела к моменту допроса потерпевшего и свидетеля предполагает внимательное исследование следователем имеющихся постановлений, протоколов, заявлений и объяснений, анализ и оценку фактических данных, содержащихся в этих процессуальных документах. В процессе изучения материалов следователь тщательно проверяет объяснения и показания, которые давал допрашиваемый в ходе предыдущих допросов, если он был ранее допрошен по обстоятельствам дела; определяет предмет допроса, т. е. совокупность обстоятельств и фактов, подлежащих выяснению.[12] Хорошее знание следователем материалов дела, свободная ориентировка в деталях, событиях, именах (а не ознакомление с ними в ходе допроса), как правило, вызывают у свидетеля и потерпевшего предположение, что следователю многое по делу уже известно, что имеет немалое тактическое значение.

Немаловажное значение в организации допроса свидетеля и потерпевшего занимает изучение его личности. Помимо данных, необходимых для тактики его допроса, следователю требуется выяснить, способен ли он дать достоверные показания по важным для дела обстоятельствам, насколько он развит, к чему он имеет склонность и т. д. Особенно тщательным с этих позиций должно быть изучение личности свидетелей и потерпевших по делам о тяжких преступлениях, поскольку качество их показаний оказывает существенное влияние на эффективность первоначального этапа расследования. Зная общие особенности психологии людей, следователь должен помнить о том, что у каждого отдельного индивида они выражены по - разному. Поэтому следователю надо выяснить индивидуальные свойства личности свидетеля и потерпевшего в каждом конкретном случае. Важные сведения могут быть получены от друзей допрашиваемого, его соседей, сослуживцев, а также из других источников. Особенно важно столь тщательное знакомство с личностью свидетеля и потерпевшего, если он дает ложные показания по известным ему обстоятельствам дела. Поэтому подробное знакомство с личностью допрашиваемого просто необходимо, для того чтобы следователь имел возможность для определения тактических приемов проведения допроса.

Конечно, всесторонне изучить перед допросом интеллект, особенности характера, морально-волевые качества всех свидетелей и потерпевших следователь не может.[13] Поэтому дополнительные данные о психике свидетелей и потерпевших следователь получает уже в ходе допроса. И только тогда он окончательно определяется с тактикой производства допроса.

Определенные трудности могут возникнуть при подборе специалистов для участия в допросе. Если возникает необходимость в привлечении специалистов, сведущих в узкоспециальных областях знаний, следователю бывает затруднительно определить не только конкретного специалиста, но и учреждение и организацию, в которой он работает. Например, для исследования особенностей психики лиц, задействованных в сложных технологических процессах, необходим не просто специалист-психолог, а психолог, специализирующийся на изучении инженерной психологии.[14] Также следует учитывать, что у специалистов различен уровень квалификации и, следовательно, объем специальных познаний. Ряд авторов[15] указывают, что в следственных подразделениях должны быть списки специалистов. Данные списки должны содержать их адреса, телефоны, а также информацию об их квалификации.

Привлекая к участию в допросе специалиста, следователь использует его знания при подготовке к допросу. Специалист помогает определить объем и содержание вопросов к потерпевшему и свидетелю, а также может оказать помощь в формулировании этих вопросов[16].

Дискуссионным в литературе является вопрос и критерии выбора психолога (педагога) при допросе несовершеннолетних. Одни авторы считают, что это должен быть педагог из учебного заведения, в котором учится допрашиваемый. Причем педагог знает допрашиваемого, особенности его личности. Другие считают, что это должен быть специалист в области возрастной психологии. По нашему мнению, следователь должен подходить к разрешению данного вопроса ситуативно, на основе своего мнения об особенностях личности несовершеннолетнего допрашиваемого. В формировании этого мнения ему может помочь в ходе подготовки к допросу специалист-психолог. Для одной категории несовершеннолетних участие в допросе знакомого педагога является поддержкой, и это позволяет эффективно провести допрос; у других - вызывает негативные реакции, стеснение, страх, что отрицательно скажется на результатах. Обязательное требование, которым следователь должен руководствоваться при выборе психолога и педагога, это знание возрастных особенностей психики допрашиваемого. Особенно важно это при допросе малолетних свидетелей. С помощью специалиста-психолога следователь может при подготовке определить и тактические аспекты допроса[17]. На основе анализа личности совместно устанавливаются способы психологического воздействия на допрашиваемого.

Таким образом, следователю необходимо ориентироваться в том объеме специальных психологических знаний, которые возможно использовать в процессе проведения предварительного расследования, а также безошибочно выбирать из психологов именно того узкого специалиста, который поможет разрешить возникшую проблему.

Важное значение в организации работы следователя имеет создание наиболее благоприятных условий труда. Надо подчеркнуть, что для работы с несовершеннолетними следователю крайне необходим отдельный кабинет.

При подготовке допроса следователь должен позаботится об отдельном кабинете, если условия его работы не позволяют этого. В кабинете следователя (или в ином помещении, в котором производится допрос) не должно быть ничего лишнего, что могло бы отвлечь внимание допрашиваемого. Небезразлично для свидетеля и потерпевшего, где он будет сидеть по отношению к следователю. Наиболее удачное расположение при допросе свидетелей и потерпевших - у стола напротив. Во время допроса необходимо предотвратить нахождение в кабинете посторонних лиц, отвлекающие телефонные звонки и т. д., все это не способствует доверительному общению и мешает установлению психологического контакта с допрашиваемым. Рекомендуется закрепить на двери кабинета табличку с надписью: «Тихо, идет допрос. Не входить».

Согласно ч. 1 ст. 187 УПК РФ по общему правилу допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Решение произвести допрос в другом месте следователь принимает самостоятельно в связи со следственной ситуацией, причем это решение обусловливается в первую очередь объективной необходимостью (нахождение потерпевшего в медицинском учреждении, удаленность места жительства допрашиваемого и т. д.), а во-вторых, тактической необходимостью (например, допрос малолетнего потерпевшего по месту жительства в наиболее привычной для него обстановке). Порядок вызова на допрос определен ст. 188 УПК РФ, где также указаны основания для привода: «Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо может быть подвергнуто приводу». Закон не дает перечня уважительных причин. Некоторые из них указываются в комментариях к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (чаще всего это заболевание, удостоверенное врачом). Причем после уведомления бремя доказывания неуважительной причины лежит на должностном лице или органе, по постановлению (определению) которого применяется привод.[18]

Подготовка к проведению допроса свидетеля и потерпевшего завершается составлением письменного плана допроса с обязательным указанием предмета допроса, обстоятельств, по которым необходимо получить информацию. Кроме обстоятельств, подлежащих выяснению, в плане допроса необходимо отразить последовательность их выяснения, постановку вопросов, их редакцию и последовательность постановки.

Бесконфликтная ситуация допроса имеет место тогда, когда интересы следователя и допрашиваемого совпадают. В такой ситуации нет сопротивления, противодействия.[19]

При бесконфликтной ситуации допроса основная тактическая задача следователя заключается в том, чтобы выяснить и зафиксировать показания свидетеля и потерпевшего в полном объеме с последующей возможностью их конкретизации и проверки с помощью доказательств, полученных из других источников.

При допросе в условиях бесконфликтной ситуации, допрашиваемого, не нужно в чем-то изобличать - обо всем он рассказывает сам. Однако допрашиваемый может часть информации, имеющей отношение к делу, «не донести» до следователя или «донести» ее в искаженном виде. Поэтому общей задачей допроса в бесконфликтной ситуации является получение достоверных и полных сведений от допрашиваемого. Это осуществляется на основе тактически правильного отношения к подготовке и проведению данного следственного действия и искусного применения тактических приемов.

Применение тактических приемов связано непосредственно со стадиями допроса.

На первой, вводной, части допроса в ходе которой следователь узнает от допрашиваемого анкетные данные (фамилию, имя, отчество, год рождения, состав семьи и т. д.) следователь уже в общих чертах определяет линию своего дальнейшего поведения. На этом же начальном этапе он должен уметь определить и характер свидетеля (потерпевшего), чтобы правильно выбрать манеру общения с допрашиваемым. Следователь должен быть дружелюбен по отношению к застенчивому и замкнутому свидетелю, но критичен и строг по отношению к развязному и склонному ко лжи.

При появлении в кабинете допрашиваемого следователь должен встретить его деловито, но в то же время доброжелательно. Например, вежливо поздороваться, предложить допрашиваемому присесть на отведенное для него место.

Если же следователь заметит наличие у потерпевшего и свидетеля определенного барьера в общении с ним, то не следует сразу же начинать допрос. Можно обменяться несколькими фразами с допрашиваемым, дать возможность ему психологически расслабиться. Обычно, после того как свидетель или потерпевший видит, что следователь относится к нему вежливо, доброжелательно, сочувственно, он успокаивается, страх и неуверенность проходят.

Следователь, естественно, должен обстоятельно разъяснить права и обязанности свидетелю и потерпевшему. Разъяснение необходимо проводить доброжелательным тоном, в конце объяснения необходимо переспросить допрашиваемого, понятна ли ему суть данных разъяснений.

Перед тем как приступить к допросу, следователь должен суметь разъяснить всю серьезность предстоящего допроса, а также обязательно сообщить допрашиваемому, будут ли применяться средства видео- или звукозаписи.

Вторая стадия допроса - установление психологического контакта. Обычно на этой стадии задаются незначительные для существа дела вопросы. Речь идет об учебе, труде, жизни допрашиваемого, на этой стадии допустимы разговоры даже о погоде, спорте и любых иных вещах, интересных допрашиваемому. На этом этапе, в ходе простого обмена информацией определяются такие параметры беседы, как ее темп, ритм, уровень напряженности, основные состояния собеседников и главные аргументы, которыми они будут убеждать друг друга.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой можно выделить два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направлении его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, микродвижения конечностей, цвет кожных покровов и т. д.).

Часто следователю приходится выводить людей из состояния глубокой депрессии и только после этого переходить к диалогу. Это в первую очередь относится к потерпевшим и свидетелям - очевидцам, которые, переживая увиденные события или даже угрозы со стороны преступников, могут находиться в угнетенном состоянии. Не стоит при этом забывать и о возрасте допрашиваемых лиц, которые обладают повышенной внушаемостью и без каких-либо угроз могут скрывать информацию, боясь расплаты. Следователь обязан уметь увидеть такое состояние допрашиваемого, определить его причины и устранить его.

Глубина наступившего контакта обычно связана с тем, на каком уровне он осуществляется. Первый уровень - контакт динамический. Это темп, ритм и уровень напряженности. Этот уровень контакта связан с такими особенностями нервной системы, как сила темперамента, подвижность, уравновешенность.

Второй уровень контакта на допросе это уровень аргументации. Давно известно, что одни и те же аргументы по-разному воздействуют на различных людей. Следователь выбирает их, учитывая возраст допрашиваемого, его интеллект, жизненный опыт, тип высшей нервной деятельности.

Наконец, третий уровень - это уровень социально-психологических отношений, который связан с ролевыми позициями допрашиваемого.

Если следователь хочет добиться успеха, то он должен планировать темп, ритм, продолжительность, уровень напряженности, способы снятия излишнего психологического напряжения с учетом особенностей личности свидетеля и потерпевшего. Это значит, что при допросе сильных и подвижных типов темп, ритм и напряженность допроса могут быть несколько ускорены, вводная часть может быть сокращена до необходимого минимума, переход от одной темы к другой может осуществляться без предварительной подготовки.

При допросе сильных, уравновешенных, инертных типов следует учитывать такие динамические характеристики, как медлительность в сочетании с силой нервных процессов: у такого человека сравнительно долгий период «втягивания». При этом, учитывая определенную медлительность мысленных процессов, необходимо больше времени уделять вводной части допроса и стадии, на которой непосредственно и происходит установление психологического контакта.

Особого подхода требуют при допросе слабые типы. Следует помнить, что одной из характерных реакций этого типа на различные жизненные трудности является склонность к охранительному торможению. При неправильно выбранном темпе и ритме допроса у свидетеля может возникнуть состояние вялости и апатии. Одним из свойств слабого и неуравновешенного типа является тревожность. У тревожных людей сравнительно легче вызвать отрицательные эмоции, их легче испугать, у них легче вызвать неудовлетворение.

После установления психологического контакта следует перейти к стадии свободного рассказа. Свободный рассказ происходит в хронологическом порядке.

Допрашиваемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Следователь определяет последовательность изложения потерпевшим и свидетелем обстоятельств дела во время свободного рассказа. Без необходимости не прерывает допрашиваемого, не торопит его, не высказывает свое мнение о показаниях.[20]

Тактические приемы, используемые при допросе, должны быть логичны, увязаны между собой, служить достижению одной цели. В бесконфликтных ситуациях тактических приемов, применяемых непосредственно на допросе свидетелей и потерпевших, обычно немного, ведь допрашиваемый не препятствует установлению истины, и основное их предназначение - помочь допрашиваемому в припоминании, детализации тех или иных сведений об освещаемом им событии.

К числу приемов допроса свидетеля и потерпевшего в бесконфликтной ситуации можно отнести:

  1. повторный допрос потерпевших по ограниченному кругу обстоятельств. При повторном воспроизведении показаний допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Психологически это объясняется явлением реминисценции. Реминисценция в психологии (лат. reminis- centia - воспоминание) - отсроченное воспроизведение ранее воспринятого, казавшегося забытым;[21]
  2. детализация показаний позволяет шаг за шагом проследить ход события, проверить, как они происходили.[22] Данный прием исключает опасность пропустить обстоятельства, имеющие значение для дела, помогает выявить наличие у допрашиваемого добросовестного заблуждения;
  3. тактические приемы, направленные на оказание помощи допрашиваемому, для восстановления в памяти забытого и уточнение показаний[23].

Следователю необходимо убедиться, что допрашиваемый твердо уверен в существовании определенного обстоятельства. С этой целью возможно проведение подробного допроса с применением тактических приемов, основанных на оживлении ассоциативных связей по смежности, сходности, наглядности,[24] и контрастности[25].

Под ассоциациями по смежности имеются в виду смежность по времени, если человеку надо вспомнить, например, как он провел один из прошлых вечеров, то он старается припомнить, что он делал каждым вечером в определенный промежуток времени. Ассоциации в пространстве помогают припомнить забытое при виде какого-либо предмета, связанного с забытым. Например, вид обстановки места происшествия напоминает о событиях, происходивших в ней.

Благодаря ассоциации по сходству припоминаются похожие события или объекты, если возникает или человеку становится известна аналогичная ситуация. Так вспоминаются нужные предметы, фамилии, названия, особенности внешности преступника.

Ассоциации по контрасту помогают припоминанию благодаря противопоставлению. Так, вид человека очень высокого роста напоминает человека очень низкого роста, темный цвет напоминает о светлом и т. д.

Также припоминанию способствуют причинно-следственные ассоциации (каузальные), когда какое-то явление, предмет вспоминаются как следствие определенных причин или причина определенных следствий.

Однако ассоциациями надо пользоваться умело и очень осторожно, чтобы невольно не внести изменения в содержания показаний. Для этого вопрос вместе с включаемой в него информацией должны приобретать для допрашиваемого характер своего рода логической задачи, необходимые данные для ее решения находятся за пределами информирующих элементов вопроса, только тогда ключом к решению такой задачи может явиться лишь действительное знание допрашиваемым определенных, важных для дела обстоятельств.

Допрос свидетелей и потерпевших в бесконфликтной ситуации происходит при установленном психологическом контакте, поэтому чаще всего психологическое напряжение отсутствует. Однако в процессе допроса следователю необходимо все-таки применять соответствующий контроль и своевременную, адекватную корректировку своего поведения, которое позволяет не допустить возникновения и осложнения нежелательных ситуаций, отрицательно сказывающихся на желании свидетеля и потерпевшего вступать в откровенный, конструктивный диалог и давать правдивые показания. Поэтому следователь «должен: а) быть объективным, лояльным, внимательным, корректным, вежливым, сдержанным; б) не допускать грубости, оскорбительных выражений или оскорбительного тона, нетерпеливости, раздражительности, вспыльчивости, пренебрежения к допрашиваемому, высокомерия, самолюбия. Серьезно относиться к показаниям допрашиваемого независимо от кажущейся степени их важности»[26]. Если свидетель и потерпевший отклонится от основной линии повествования, то в таких случаях следователю необходимо в ходе свободного рассказа задать направляющие вопросы с целью возвратить допрашиваемого к основной линии повествования.

Для бесконфликтного допроса также характерна вопросно-ответная стадия, которая будет состоять из вопросов следователя и ответов на них потерпевшего и свидетеля. Поэтому, несмотря на бесконфликтную ситуацию допроса, позиция допрашиваемого может иметь характерные психологические колебания. В таком случае необходим применить тактику постановки вопросов, требующих положительных ответов. Это успокаивает, снимает напряжение потерпевшего и свидетеля, вводит разговор в нужное русло. При этом нужно поддерживать контакт, не подрывая его конфронтационными вопросами[27].

Бесконфликтная ситуация допроса не гарантирует полной откровенности, так как свидетель и потерпевший могут добросовестно заблуждаться, стремиться скрыть свои неблаговидные поступки и поведение. Поэтому следователю необходимо в ходе вопросно-ответной стадии задать потерпевшему и свидетелю вопросы:

  1. дополняющие, направленные на выяснение обстоятельств, не освещенных в ходе свободного рассказа;
  2. уточняющие, задачей которых является уточнение отдельных фактов или событий, интересующих следователя, и которые направлены на конкретизацию тех или иных обстоятельств;
  3. детализирующие (конкретизирующие), целью которых является детализация сообщаемых сведений, что впоследствии облегчает проверку и оценку;
  4. напоминающие, в задачу которых входит выяснение фактов или событий, по той или иной причине забытых или упущенных;
  5. контрольные вопросы, которые позволят проверить и убедиться в правдивости данных показаний потерпевших и свидетелей.[28]

Некоторые авторы считают, что ч. 2 ст. 189 УПК РФ сформулирована не совсем корректно: «2. Задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса». Это положение представляется исключительно надуманным и опасным, поскольку может быть воспринято на практике как индульгенция для применения следователем тактических приемов, не соответствующих критериям допустимости. [29]Мы считаем, что никакой угрозы не существует, так как прием, не соответствующий критериям допустимости, тактическим приемом не является, а есть использование неразрешенных законом средств (физическое и психическое насилие, обман и т. д.). Некоторые приемы могут быть ошибочно оценены как незаконные (например, прием использования «слабых мест» допрашиваемого). «Слабыми» обычно считаются такие свойства характера, как тщеславие, завышенная самооценка, избыточная тревожность, повышенная мнительность, боязливость, а также нервно-психическая неустойчивость, сниженный уровень интеллектуального развития, негативным образом отражающийся на прогностических способностях человека. К «слабым местам» допрашиваемого можно отнести и такие психические состояния, как эмоциональная напряженность, вспыльчивость, повышенная аффективная возбудимость, отрицательно влияющие на мыслительную деятельность, поведение человека, готового сказать то, что он никогда бы не рассказал, будучи в эмоционально уравновешенном состоянии».[30] Данный прием, несмотря на свое содержание, является законным, так как воздействует не на волевую сферу личности (принуждение[31]), а на интеллектуальную, эмоциональную сферы личности (манипуляция[32]). Тем не менее, как мы видим, в некоторых случаях показания, полученные в результате применения указанного приема, могут быть поставлены под сомнение.

После составления протокола тактической целью следователя является закрепление психологического контакта с допрашиваемым, для того чтобы использовать его при дальнейших встречах с ними, при производстве других следственных действий. Некоторые авторы для этого предлагают конкретные тактические приемы, направленные на достижение этой цели. Данные приемы

«должны быть направлены на позитивную информацию о допрашиваемом, его семье, вкусах и т. д. Расставаясь с ним, надо создать хорошее настроение, сформировать чувство психологического облегчения от беседы со следователем»[33].

Таким образом, в ходе допроса свидетелей и потерпевших (на всех стадиях) необходимо использовать следующие приемы:

  • Установление психологического контакта, устранение эмоционального и смыслового барьера, проявление сопереживания и понимания психического состояния допрашиваемого;
  • Постановка личностно значимых вопросов, вовлекающих в беседу, снятие эмоциональной напряженности, формирование мыслительной задачи.
  • Раскрытие гражданской значимости добросовестной позиции в ситуации нерешительности допрашиваемого;
  • Оказание мнемической помощи: возбуждение ассоциаций по каузальности (причинно-следственных), временной и пространственной смежности, сходству и контрасту.


[1]  Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка / Большой словарь русского языка. Target-Multimedia, 2007.

[2]  Романов В. В. Юридическая психология. М., 1998. С. 419.

[3]  Экман П. Психология лжи. СПб., 2011. С. 23.

[4]  Еникиев М. И., Образцов В. А., Эминов В. Е. Следственные действия: психология, тактика, технология. М., 2007. С. 149.

[5]  Там же. С. 150.

[6]  Экман П. Психология лжи. СПб., 2011. С. 23.

[7]  Экман П. Там же. С. 23.

[8]  В 1) и 2) случаях свидетели и потерпевшие наиболее часто пользуются умолчанием.

[9]  Романов В.В. Юридическая психология. М., 1998. С. 416.

[10] Убеждение - сознательное, аргументированное воздействие на другого человека или группу людей, имеющее своей целью изменение их суждения, отношения, намерения или решения. Средства влияния: предъявление адресату ясных, четко сформулированных аргументов в приемлемом для него темпе и в понятных для него терминах (метод развертывания аргументации). Открытое признание как сильных, так и слабых сторон предлагаемого решения, дающее адресату понять, что инициатор влияния сам видит ограничения этого решения (метод двусторонней аргументации). Получение согласия на каждом шаге доказательства (метод положительных ответов Сократа).

[11] Справочная книга криминалиста. М., 2001. С. 137-138.

[12] Криминалистика: учебник / под общ. ред. А. Г. Филиппова. М., 2009. С. 363.

[13] Во-первых, это физически невозможно, так как в производстве следователя находится несколько десятков уголовных дел, а, следовательно, количество потерпевших и свидетелей довольно велико. Во-вторых, качественное изучение личности предполагает личное общение, а следователь часто встречается с потерпевшим и свидетелем впервые именно на допросе.

[14] Сорокотягина Д. А., Сорокотягин И. Н. Судебно-психологическая экспертиза. Екатеринбург, 1993. С. 9-10.

[15] См: Российская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. М., 1996; Белкин Р. С. Курс криминалистики Т. З. М., 1997.

[16] Корнеева Л. М., Ордынский С. С., Розенблит С. Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1958. С. 55.

[17] Еникиев М. И., Образцов В. А., Эминов В. Е. Следственные действия: психология, тактика, технология. М., 2007. С. 85.

[18] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // отв. ред. И. Л. Петрухин. М., 2002. С. 180.

[19] Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактическое приемы допроса: учеб. пособие. СПб., 1994. С. 17.

[20] Лившиц Е. М., Белкин Р. С. Тактика следственных действии. М., 1997. С. 112.

[21] Общая психология: учеб.-метод. пособие / под. общ. ред. М. В. Гамезо. М., 2008.

[22] Изложение допрашиваемым тех или иных данных в удобной для него последовательности облегчает их припоминание, способствует более полному воспроизведению запечатленного.

[23] Справочная книга криминалиста / рук. автор. колл. Н. А. Селиванов. М., 2000. С. 135.

[24] Мы считаем, что наглядность не является разновидностью ассоциативных связей, а является приемом их активизации.

[25] Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 72-74.

[26] Справочная книга криминалиста / рук. автор. коллектива Н. А. Селиванов. М., 2000. С. 129.

[27] Быховский И. Е., Глазырин Ф. В., Питерцев С. К. Тактическое приемы допроса: учеб. пособие. СПб., 1994. С. 28.

[28] Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С. 67.

[29] Баев О. Я. Новации норм доказательственного права в УПК РФ 2001 г. и проблемы их реализации // Материалы междунар. научн. конф. «50 лет в криминалистике. К 80- летию рождения Р. С. Белкина». Воронеж, 2002. С. 34-35.

[30] Романов В. В. Юридическая психология: учебник. М., 1998. С. 427.

[31] Принуждение - требование выполнить распоряжение инициатора, подкрепленное открытыми или подразумеваемыми угрозами. Субъективно принуждение переживается: инициатором как собственное давление, а адресатом - как давление на него со стороны инициатора или обстоятельств. См.: Психология: учебник / отв. ред. А. А. Крылов. М., 2006. С. 429-430; Грицаев С. И., Шевель Д. В. Психология допроса (в таблицах с пояснениями): учеб. пособие. Краснодар, 2009. С. 8-9.

[32] Манипуляция - скрытое от адресата побуждение его к переживанию определенных состояний, изменению отношения к чему-либо, принятию решений и выполнению действий, необходимых для достижения инициатором своих собственных целей. См.: Грицаев С. И., Шевель Д. В. Психология допроса (в таблицах с пояснениями): учеб. пособие. Краснодар, 2009. С. 8-9.

[33] Быховский И. Е., Глазырин Ф. В., Питерцев С. К. Тактическое приемы допроса: учеб. пособие. СПб., 1994. С. 28.

 



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ