Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М.
НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ.

Справочное пособие.
М., 2000.

 


ГЛАВА 8. Судебно-психологическая экспертиза по делам об изнасиловании.


Основные теоретические и методические вопросы, связанные с проведением судебно-психологической экспертизы потерпевших по делам об изнасиловании в литературе достаточно разработаны (Л.П. Конышева, М.М. Коченов и др.). Норма об изнасиловании в новом УК (ст.131) в той части, которая может быть предметом СПЭ, по существу не изменилась. Поэтому, несмотря на большое значение экспертиз такого рода, остановимся на рассмотрении этих вопросов достаточно кратко, сделав акцент на некоторых новых подходах, которые возникли в ходе проведения экспертных исследований по конкретным уголовным делам.

Одним из квалифицирующих признаков изнасилования является беспомощное состояние потерпевшей. Юридическое определение беспомощного состояния указывает на его основные критерии, но не раскрывает их психологического содержания.

В п. «з» ст.63 названы отягчающие обстоятельства, относящиеся к потерпевшему. Беспомощность (или беззащитность) характеризуются неспособностью потерпевшего правильно понимать характер и значение ситуации и действий окружающих людей, а также руководить своими действиями. Беспомощность (или беззащитность) могут быть связаны с физическим или психическим состоянием жертвы (малолетний или престарелый возраст, физические недостатки, психическое расстройство, сильная степень наркотического или алкогольного опьянения и др.). Строго говоря, понятия беспомощности и беззащитности очень близки и вытекают из психологического понятия неспособности к эффективной защите от посягательства путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации.

В большинстве случаев правоохранительные органы самостоятельно решают вопрос о наличии беспомощного состояния у потерпевшей. Исключение составляют дела об изнасиловании несовершеннолетних, особенно в тех случаях, когда жертва (в силу особенностей своего психического состояния, личностных свойств) не оказывала реального сопротивления насильственным действиям и у следствия (суда) возникает версия о том, что ее поведение обусловлено наличием беспомощного состояния. Для решения этого вопроса может быть назначена судебно-психологическая экспертиза.

Принципиальное значение для эксперта-психолога имеет то, какие именно обстоятельства должна понимать потерпевшая для признания ее способной правильно понимать характер и значение совершаемых с нею действий. Представляется, что прежде всего — это адекватное отражение внутреннего содержания ситуации в широком смысле (всей совокупности имеющих скрытую или явную сексуальную направленность действий посягателя), понимание поведения посягателя, его планов и намерений на основании интерпретации его поступков.

Понимание — одна из сторон мышления, заключающаяся в познании человеком существенных связей и отношений между предметами и явлениями действительности. К числу трудных для понимания явлений относится поведение людей, особенно их скрытых механизмов: мотивов и целей поступков, их причин и возможных последствий, нравственно-этических характеристик. Такое всестороннее понимание предполагает наличие жизненного опыта, хорошего общего развития познавательной деятельности и некоторых других особенностей. Иными словами, способность понимать действия людей — это совокупность потенциальных и актуальных психологических свойств и качеств человека, обеспечивающих правильное отражение в сознании сущности воспринимаемых событии.

Способность несовершеннолетних потерпевших правильно понимать характер и значение совершаемых с ними действий — совокупность психологических особенностей, обеспечивающая понимание сексуальной направленности действий посягателя, возможных биологических и социальных последствий этих действий, принятых в обществе нравственно-этических оценок посягательств на половую неприкосновенность.

Отсутствие понимания человеком внутреннего содержания ситуации, в которую он вольно или невольно включен, практически исключает возможность поведения, адекватного этой ситуации. Применительно к потерпевшим по делам об изнасиловании следует сказать, что непонимание значения совершаемых с ними действий неизбежно приводит к тому, что они не могут сознательно оказывать сопротивление. При этом несовершеннолетняя может давать согласие на вступление в половую связь, но возникают справедливые сомнения в ее способности понимать суть отношений, на которые она соглашается.

Например, 11-летняя Л. была принуждена к сожительству собственным отцом. Первоначальное негативное отношение Л. к половым контактам постепенно сменилось интересом. По собственным словам Л., «иногда она не хотела этого, иногда соглашалась, впоследствии ей даже стали приятны подобные «игры». По просьбе отца Л. об их отношениях никому не рассказывала, получая в отдельных случаях вознаграждение. Сожительство продолжалось на протяжении двух лет. Когда Л. исполнилось 13 лет, у нее была обнаружена беременность. Сама Л. об этом не подозревала, не понимала значения слова «беременность», не испытывала в этой связи ни смущения, ни стыда, ни удивления.

Теоретические и эмпирические исследования (Л.П. Конышева, М.М. Коченов, И.А. Кудрявцев и др.) показали, что способность несовершеннолетних потерпевших понимать характер и значение совершаемых с ними действий зависит от сложности и динамики ситуации, уровня психического развития потерпевшей, ее специфического жизненного опыта (в частности, обусловленной семейным воспитанием и окружающей средой осведомленностью об интимных отношениях), ее эмоционального состояния в момент посягательства.

Способность правильно понимать действия посягателя не может быть однозначно и прямо соотнесена с возрастом потерпевшей. Неспособность девочек моложе 10 лет понимать характер и значение совершаемых с ними действий на практике почти никогда не вызывает сомнений. В отношении же девочек 10-12 лет этот вопрос приходится специально выяснять. Еще сложнее определить уровень понимания важных для дела обстоятельств потерпевших старше 12 лет. Даже добровольное согласие несовершеннолетней на вступление в половое сношение не снимает вопроса о ее способности правильно понимать значение происходящего, так как это значение может осознаваться недостаточно полно или в искаженном виде. При этом даже полное понимание потерпевшей характера и значения совершаемых с нею действий не говорит о столь же полной способности оказывать сопротивление.

Способность несовершеннолетних потерпевших понимать характер и значение совершаемых с ними действий зависит от:

сложности, структуры и динамики ситуации;

уровня интеллектуального развития и индивидуальных особенностей протекания психических процессов у потерпевшей;

специфического жизненного опыта;

эмоционального состояния в момент событий, составляющих содержание уголовного дела.

Способность оказывать сопротивление зависит от:

глубины и полноты понимания ситуации, в частности, ее специфического содержания и намерений обвиняемого;

особенностей характера (например, активности, умения принимать самостоятельные решения, смелости, выработанных, способов преодоления препятствий и др.);

от временного эмоционального состояния, обусловленного ситуацией, или устойчивых психических состояний.

Показателями способности потерпевших понимать значение совершаемых с ними действий являются:

осознание угрожающего характера ситуации на ранних этапах ее развития по признакам поведения обвиняемого, которые могут сигнализировать о его истинных намерениях;

поведение, адекватное по основным его признакам требованиям ситуации;

правильное понимание нравственно-этического смысла происходящего;

способность в дальнейшем рационализировать случившееся и свое собственное поведение и указать на реальные возможности выхода из угрожающей ситуации.

Показателями способности потерпевших оказывать сопротивление являются:

сохранение целенаправленности поведения;

устойчивость к внешним воздействиям;

отсутствие в период посягательств особых психических состояний (физиологический аффект, сильного нервно-психического напряжения, растерянности, подавленности и пр.)

Очевидно, что способность потерпевших понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление может зависеть от одних и тех же психологических причин, однако нельзя говорить об их полном совпадении. Ясно и то, что отдельные показатели поведения потерпевших и состояния их сознания являются значимыми и для оценки способности понимать характер совершаемых с ними действий и для определения способности оказывать сопротивление.

Таким образом, общий план экспертного исследования должен в себя включать изучение:

условий психического развития испытуемой в дошкольном и школьном возрасте: кто оказывая наиболее сильное влияние на ребенка, посещал ли он детские учреждения, были ли существенные трудности в период адаптации к требованиям этих учреждений и школы; как складывались отношения с родителями, воспитателями, учителями и сверстниками; как ребенок реагировал на трудности, как относился к наказаниям;

основных интересов, привычек, излюбленных развлечений в период перед расследуемым событием. Здесь должно быть обращено внимание на отношения с подростками другого пола, выяснено, не наблюдалось ли у испытуемой повышенного интереса к сексуальным вопросам, и, если да, то в какой форме он проявлялся;

психологических особенностей личности испытуемой;

особенностей познавательной деятельности испытуемой;

ситуации криминального события в ее динамике;

поведения потерпевшей в ситуации криминального события по данным материалов уголовного дела и беседы с потерпевшей;

эмоционального состояния потерпевшей в период ее взаимодействия с обвиняемым;

отношения испытуемой к случившемуся, ее способности оценить событие с социальной, биологической и морально-этической сторон.

Как уже указывалось, крайне важно рассматривать криминальную ситуацию с точки зрения всей совокупности имеющих сексуальную направленность действий обвиняемого, так как они далеко не всегда так прямолинейны, что смысл их может быть легко расшифрован человеком, не имеющим специфического жизненного опыта. То, что без труда может быть понято взрослой женщиной и будет указывать ей на скрытые намерения человека, часто не доступно для понимания девочки-подростка и не связывается в ее сознании с возможностью близких отношений. Поэтому утверждать, что потерпевшая была способна понимать характер и значение совершаемых с нею действий можно только при условии, если она могла уловить в действиях обвиняемого признаки намерения вступить в близкие отношения.

При психологическом анализе поведения потерпевших в криминальных ситуациях можно выявить индикаторы степени осознания ими действий и намерений обвиняемых. Важнейшим показателем непонимания ситуации может служить дезорганизация поведения, его непоследовательность, нарушения целенаправленности действий.

Опыт проведения судебно-психологических экспертиз показывает, что у потерпевших в момент нападения, внезапной угрозы их жизни, здоровью, достоинству может возникнуть состояние аффекта страха. Аффект страха может существенно изменить поведение потерпевшей в момент совершения против нее противоправных действий, так как для этого состояния свойственно преобладание процессов торможения в центральной нервной системе и — как следствие этого — пассивные защитные формы реагирования на экстремальные условия и конфликтную ситуацию. Наличие аффекта страха может быть истолковано как состояние, значительно снижающее способность понимать характер и значение совершаемых в отношении потерпевшей действий.

Снижение способности оказывать сопротивление, может быть тесно связано не только с наличием экстремальной угрожающей ситуации, но (как говорилось выше) и с характерологическими особенностями потерпевшей.

Так, по одному из уголовных дел нами была проведена судебно-психологическая экспертиза потерпевшей Ж. Следствием было установлено, что группа подростков неоднократно совершала половые акты с несовершеннолетней Ж., при этом она значительного сопротивления не оказывала, о случившемся никому не рассказывала. В процессе экспертизы были изучены материалы дела, проведено экспериментально — психологическое исследование, беседа с подэкспертной. Было установлено, что Ж. очень тихая и скромная девочка. Характерными чертами ее являются безынициативность, отсутствие самостоятельности во мнениях, привычка подчиняться. Пассивность и нерешительность, астенический тип реакций, легкая подчиняемость и боязливость — основные ее характерологические особенности. Ж. боится кому-нибудь не угодить, не склонна к конфликтам и ссорам со сверстниками, самостоятельных мыслей не высказывает. В эксперименте продемонстрировала большую внушаемость. Мать характеризует девочку как послушную, уступчивую, беспрекословно выполняющую все требования родителей и окружающих.

Исследование привело экспертов к выводу, что Ж. по складу характера не обнаруживает тенденции к активным решительным действиям; возможности оказания противодействия психическому и физическому насилию у нее невелики. Эти характерологические особенности подэкспертной могли способствовать возникновению у нее в период совершения против нее насильственных действий состояния аффекта страха.

Конечно, этот вывод экспертизы имел значение лишь в сочетании с исследованием психического состояния потерпевшей в самой криминальной ситуации, ее способности понимать ее характер и значение.

Таким образом, в сложных случаях для определения психологического компонента беспомощного состояния проведение психологической экспертизы может быть весьма полезно для следствия иди суда. Однако, необходимо отметить, что нередко решение психологами этого вопроса «с позиции потерпевшей» может невольно служить «научной базой» для объективного вменения: признание состояния потерпевшей как «психически беспомощного» по некоторым делам однозначно истолковывается как указание на то, что имело место изнасилование с использованием беспомощного состояния.

Психолог, применяя специальные познания, проводит исследование психологических причин отсутствия сопротивления потерпевшей или его недостаточности при совершении изнасилования. Подросток же в этой ситуации может руководствоваться лишь здравым смыслом и житейским опытом (как правило, недостаточно богатым) и считать, что, если потерпевшая сопротивления не оказывает, то она не возражает против вступления в интимные отношения. В первую очередь речь идет о тех ситуациях, когда подростки не применяли грубые формы насилия, угрозы и, тем не менее, сопротивление было настолько символическим, что могло восприниматься как обычное кокетство.

Поэтому представляется, что в указанных случаях недостаточно проведения судебно-психологической экспертизы потерпевшей, а необходимо одновременное проведение и экспертизы несовершеннолетнего обвиняемого (обвиняемых). Применение специальных познаний здесь необходимо не только для выяснения вопроса, мог ли он (они), с учетом возрастных и индивидуально-психологических особенностей в полной мере сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но и что не менее важно, — как им в указанной обстановке воспринималось поведение потерпевшей, могло ли оно восприниматься как согласие на вступление в интимную близость. То есть речь идет об исследовании в рамках психологической экспертизы способности обвиняемого правильно оценивать, понимать и интерпретировать состояние потерпевшей.

При этом возможны ситуации, когда экспертным путем будет установлено, что потерпевшая была неспособна понимать характер и значение совершаемых с ней действий (то есть находилась в беспомощном состоянии), оценивая поведение обвиняемого, имеющее сексуальную направленность, как проявление ничем не угрожающего ей внимания.

В то же время обвиняемый был не способен правильно понимать и оценивать мотивацию, внутренние причины поведения потерпевшей, расценивая отсутствие сопротивления с ее стороны как добровольное согласие на вступление в интимные отношения. Обвиняемый, таким образом, не осознавал, что потерпевшая находится в беспомощном состоянии (то есть не может правильно понимать ситуацию и оказывать сопротивление), что исключает возможность использования посягателем в собственных целях специфики состояния жертвы.

Для многих несовершеннолетних и молодых обвиняемых оценка состояния потерпевшей затрудняется характером ее поведения (так называемое «способствующее, провоцирующее поведение жертвы»), которое может быть истолковано как выражение стремления к сексуальному контакту или, по крайней мере, как пассивная готовность к согласию на вступление в близкие отношения. Сложность взаимодействия «способствующих жертв» посягательств и посягателей заключается в не очевидности и не осознаваемости до определенного момента формирующегося конфликта. Отсутствие у жертвы сексуальной мотивации затрудняет ей понимание подлинной направленности действий посягателя.

Наиболее характерной чертой подобных ситуаций является то, что обе стороны взаимодействия воспринимают и оценивают их неправильно, осуществляют собственные планы поведения без учета коренного несовпадения стремлений и намерений друг друга. Поэтому, когда в итоге развития ситуации возникает явный открытый конфликт, он часто воспринимается обеими сторонами как неожиданный.

Приведем пример такой «двухсторонней» экспертизы, где и обвиняемые и потерпевшие являлись несовершеннолетними.

Встретив на улице Ш., К. и Н. предложили ей погулять. Она отказывалась, но Н. взял Ш. под руку, и повел ее в подъезд ближайшего дома. Девочка идти не хотела, но не сопротивлялась, не кричала и за помощью ни к кому из прохожих не обращалась. В подъезде ее неоднократно насиловали, она же вела себя пассивно. В связи с такой ситуацией, суд назначил одновременно три психологических экспертизы • в отношении каждого из участников события.

Тщательное исследование психического состояния, индивидуально-психологических особенностей потерпевшей, ее поведения в криминальной ситуации привело эксперта к выводу:

Ш. воспринимала ситуацию как безвыходную. На момент совершения против нее противоправных насильственных действий у нее диагностировано ярко выраженное аффективное состояние страха, которое способствовало снижению способности оказывать сопротивление. Важнейшую роль сыграли ее индивидуально-психологические особенности: нерешительность, неуверенность в себе, склонность к появлению в экстремальных ситуациях чувства страха, растерянности, низкая способность оказывать противодействие чужой воле, замедленность психических процессов.

Проведенное исследование показало, что с учетом умственного развития Ш., запаса ее знаний, она была способна понимать внутренне содержание ситуации, составляющей содержание уголовного дела, направленность действий подсудимых, возможные социальные и биологические последствия, нравственно-этическую сущность происходящих событий, а следовательно она могла в полной мере понимать характер совершаемых в отношении нее действий. Анализ ситуации, психического состояния и поведения Ш. и ее индивидуально-психологических особенностей позволили сделать вывод, что ее способность оказывать действенное сопротивление К. и Н. была существенно снижена.

Проведенное психологическое исследования ситуации и индивидуально-психологических особенностей обвиняемых К. и Н. привело к следующим выводам:

Индивидуально-психологические особенности К. (низкая агрессивность, нерешительность, трудности в принятии решений в сложных ситуациях, пассивность) не способствуют совершению активных насильственных действий при наличии ощутимого сопротивления. Выраженная индивидуальная особенность К. — способность к быстрой перестройке в новой ситуации, отказу от активных действий в условиях жестких внешних запретов, могла бы сыграть роль в случае достаточно интенсивного сопротивления со стороны потерпевшей и могла бы привести к его отказу от намерений совершить с ней половой акт. В момент совершения инкриминируемых действий К. мог не понимать, что причиной пассивного поведения потерпевшей являются ее психологические особенности или особое психическое состояние. Незначительное сопротивление с ее стороны могло восприниматься им как пассивное согласие на вступление в интимные отношения.

В отношении Н. эксперт также пришел к выводу, что он мог воспринимать недостаточно активное сопротивление Ш. как согласие на вступление в половую связь. Этому способствовал специфический сексуальный опыт И. (многочисленные связи с доступными девушками), а также такие особенности его личности как низкий уровень морали, импульсивность поведения, в том числе в сексуальной сфере, преобладание процессов возбуждения нервной системы над торможением, низкая способность к рефлексии, анализу мотивов своего поведения и действий других лиц, низкий самоконтроль в сложных ситуациях и др.

Таким образом, экспертизой было установлено с одной стороны снижение способности потерпевшей оказывать сопротивление, а с другой — восприятие обвиняемыми пассивного поведения потерпевшей как добровольное согласие на вступление в половую связь. Суд использовал это заключение при вынесении решения.

Основные вопросы, решаемые в отношении потерпевших:

1. С учетом психического состояния и психологических особенностей потерпевшей, могла ли она правильно понимать характер и значение совершаемых с нею действий?

2. С учетом психического состояния и психологических особенностей потерпевшей, могла ли она оказывать действенное сопротивление?

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы в отношении обвиняемых:

1. С учетом особенностей психического развития несовершеннолетнего и его психического состояния, содержания ситуации совершения сексуального посягательства, мог ли несовершеннолетний полностью сознавать значение своих противоправных действий?

2. Учитывая особенности психического развития обвиняемого и его психического состояния, можно ли сделать вывод о том, что он мог правильно оценивать психическое состояние и поведение потерпевшей?

3. В какой мере несовершеннолетний при его психическом развитии и психическом состоянии, а также с учетом содержания ситуации сексуального посягательства мог руководить своими действиями?




Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ