Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Лепёшкин Н.Я., Василин В.Г., Обирин А.И., Талынёв В.Е.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕРРОРИЗМА И АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ.
Учебно-методическое пособие.

Хабаровск, 2008.

 


РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЙ

Глава 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СУБЪЕКТОВ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


3. Социально-психологические аспекты современных террористических организаций

Террористические группы, как правило, являясь начальной организационной структурой, при наличии определенных условий перерастают в террористические организации. Это наглядно можно проследить на примере истории развития революционного движения в России. Разгром слабоструктурированного агитационно-пропагандистского подстрекательского движения, известного как «хождение в народ», повлек за собой создание более структурированных организаций: вначале «Земли и Воли», а затем – террористической организации «Народная Воля».

Организационный террор (не «организованный», а именно «организационный») – это террор, совершаемый специализированной организацией, которая по своему организационно-структурному построению полностью ориентирована на совершение террористических актов. Террористическая организация – это организация, созданная в целях осуществления террористической деятельности или признающая возможность использования в своей деятельности терроризма. Организация признается террористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома, хотя бы одного из руководящих органов организации. В период своей наивысшей активности террористические организации, которые иногда называют «корпорациями терроризма», представляют собой не разрозненные группы заговорщиков, как это встречалось в прошлом, а сложные структуры с внутренним разделением труда, мастерскими, складами, типографиями, лабораториями, госпиталями, конспиративными квартирами и др. Они активно внедряют своих агентов в различные звенья государственного аппарата, промышленных и финансовых корпораций.

По сложности организационно-структурного построения организационные структуры можно разделить на сложные организационные структуры и простые организации. До начала 1970-х годов превалировала сложная структура, представляющая собой иерархическую (линейно-иерархическую), или классическую форму построения террористических организаций с четкой централизованной конспиративной системой управления: штаб – округ – область – район – оперативные ячейки, состоящие обычно из пяти – семи человек. При провале одного из членов этой цепочки легко было уничтожить всю организацию. В сложных объединениях происходит формирование организационного ядра, то есть группы лиц, принявших на себя функции организаторов и руководителей объединения. Для того чтобы организация могла объединить значительно большее количество лиц, разрабатывается программа, в которой формируются ее цели и задачи. Внутри организации происходит распределение   функций между различными членами либо различными группами. Организованность в свою очередь влияет на характер террористической деятельности и особенности протекания в организации социально-психологических явлений.

Структура всех сложных террористических организаций схожа и состоит из трех направлений:

1) активных членов, которые составляют ядро организаций, принимают решения, действуют, занимаются выбором эффективных средств проведения разрушительных террористический акций;

2) сторонников (пособников), создающих сеть глубоко законспирированных ячеек организации и занимающихся подготовкой терактов. Они занимаются техническим и другим обеспечением активных членов, вопросами их  личной безопасности, предоставляют тайники, продовольствие и т.д.;

3) сочувствующего населения, степень участия которого может изменяться, быть непостоянной или частичной. Сочувствующие служат потенциальным  источником вербовки и (или) предоставления услуг обеспечения.

Особняком от этой публики стоят финансисты организаций, которые дают деньги на террористическую деятельность и имеют на этом огромный доход, не вдаваясь в суть конкретных терактов. Более того, многие из них входят в элиту общества государств, подвергающихся атакам террористов.

Ядро террористической организации в свою очередь состоит из нескольких звеньев. Первую, высшую ступень в иерархии организации занимают идеологи организации. На второй ступени находятся администраторы, представители мозгового центра, разработчики и руководители террористических операций. На третьей ступени – специалисты (в основном с хорошим знанием психологии и психотехнологий), осуществляющие вербовку, специальную обработку и психологическую подготовку исполнителей терактов. Четвертую ступень занимают террористические группы, непосредственно осуществляющие террористическую деятельность. Исполнителями террористических актов являются, как правило, суицидально-мотивированные террористы.

Применительно к России субъектов террористической деятельности на территории Чеченской Республики можно классифицировать согласно занимаемому ими в прошлом иерархическому уровню. Руководство террористическими образованиями осуществлялось лицами, которые находились на главенствующих государственных постах в субъекте Российской Федерации. Они составляли высший уровень. В частности, имеются данные о том, что проведение террористической акции в Буденновске было одобрено Д. Дудаевым, а теракты в г. Прохладный и Нальчике совершены с ведома А. Масхадова. Он же в январе 2001г. издал приказ об уничтожении глав администраций всех районов Чечни. Бывший вице-президент Чеченской Республики А. Арсанов в составе группы неоднократно захватывал заложников в целях получения выкупа за их освобождение. Ш. Басаев после террористического акта в Буденновске был назначен А. Масхадовым на пост первого вице-премьера правительства Ичкерии.

Далее следовали полевые командиры незаконных вооруженных формирований. Они образовывали второй, средний уровень, осуществляя организационно-контрольные и посреднические функции. На этом уровне среди полевых командиров наряду с местными гражданами (братьями Ахмадовыми, Бараевыми, Гараевыми и др.) встречались иностранцы, как, например иорданец Хаттаб – профессиональный террорист с самыми широкими связями в арабском мире, ваххабит.

На третьем, нижнем, исполнительском уровне совместно с коренным населением активное участие принимали иностранные наемники, в том числе арабы и лица из стран Балтии, Украины, а также граждане России различных национальностей. Например, совершившие взрыв автобуса в Нальчике и покушение на теракт в г. Прохладный братья Вороковы были кабардинцами, а Гочияев и Сайтаков – карачаевцами. Боевик 569-го полка «армии генерала Дудаева» Козроев – ингуш, в составе террористической группы участвовал в нападении с применением огнестрельного оружия и гранатометов на милицейский патруль в Пригородном районе Республики Северная Осетия-Алания.

На смену сложной структуре пришел иной тип построения – простой, у которого много названий: осевая структура, звезда, виноградная гроздь. Простые структуры являют собой организацию, члены которой объединены какой-то идеей. В последнем случае «генератор» идеи находится за пределами организации, то есть члены ее руководствуются чужими идеями.

Такая террористическая организация не имеет жестко фиксированной внутренней структуры, отсутствует четкое распределение функций между различными членами. При такой организации член оперативной ячейки знает только своего руководителя, а он знает одного-двух членов структуры более высокого уровня. Выход на более высокий уровень также ограничен, что позволяет сохранять организацию в случае провала одного или нескольких ее звеньев. Однако жесткая централизация делает эти организации достаточно уязвимыми, что вынудило их в ряде регионов перейти к более эффективной системе управления.

Разновидностью простых террористических организаций являются сетевые формы их построения. Теоретик и практик сетевых антисистемных структур – ученый Х.К. Маригелла, который дал толкование сегментированной сетевой войне еще в 60-е годы ХХ столетия [55]. Он призывал создавать автономные группы, связанные друг с другом и с центром не столько организационно, сколько идеологически, и предупреждал об опасности излишней централизации и иерархизации организационной структуры. При сетевой форме построения эффективная стратегическая координация множества полу- и полностью автономных ячеек организаций обеспечивается не с помощью централизованного контроля, а с помощью стратегически-идеологических целевых установок, сформулированных в самом общем виде.

Поэтому крупными исламскими экстремистскими группировками на Ближнем Востоке стали формироваться террористические объединения нового типа. Так, «Аль-Каида» и другие организации стали отказываться от централизованного управления и контроля и переходить к сетевым формам построения организаций, предоставляя своим структурным звеньям право действовать по собственным планам, руководствуясь базовой идеологией глобального террора, что позволяет достигать большей конспирации и эффективности. В их       структурах имеются достаточно самостоятельные элементы – автономные функциональные ячейки. Одним из отличительных признаков сетевой структуры террористических организаций является их финансовая и политическая независимость, способность функционировать в отсутствие поддержки со стороны тех или иных государств. Члены такой организации часто знают лишь одного связного или контактируют друг с другом через Интернет. Результаты исследований других социальных сетей (таких, как сети обмена опытом и знаниями, Интернет-сообщества) позволяют предположить, что даже при отсутствии личного контакта между участниками террористической организации, они сохраняют очень сильную групповую идентичность. При изменении состава участников такой организации или при выпадении одного из ее членов, сеть не теряет своей эффективности.

Сетевое построение организации террористов прекрасно приспособлено к инфильтрации ее членов в органы власти и управления, инкорпорации криминальных объединений со структурами бизнеса, оно обладает большей устойчивостью к регенерации путем включения все новых узлов, если те решают аналогичные задачи. Такая организация представляет собой малочисленную и более подвижную, трудно уязвимую сеть, нежели централизованные организации. Автономные ячейки сотовой системы не нуждаются в формальной команде, чтобы исполнить теракт, поскольку считают себя в состоянии постоянной священной войны, «джихада» на враждебной территории. Каждая ячейка самостоятельно готовит и осуществляет террористический акт и сама финансирует свое существование. Кроме того, доступность современных технических средств позволяет небольшим террористическим организациям действовать автономно, эффективно и в нужный момент координировать свои действия.

С развитием информатизации, сетевые формы организации получили новый импульс для своего развития. Именно возросшие возможности информационного обмена (скорость, надежность, доступность) являются решающим фактором, обеспечивающим надежность управления в сетевых структурах, которые сейчас модно определять как «сети-ризомы» – без единых целей, центров принятия решения, согласованных исполнительных механизмов, обладающие исключительно горизонтальными и кратковременными связями (своего рода аналог классической термодинамической системы «газ в сосуде» с броуновским движением молекул и равномерным давлением на стенки).

По многим аспектам построение сетевой организации сходно с построением сегментированной многоцентричной, идеологически интегрированной сети (так называемая SPIN-структура – сегментированная, полицентричная, политически интегрированная сеть), или сотовой структуры, состоящей из нескольких групп, имеющих различных лидеров или разную направленность, которые объединяются или взаимодействуют для решения общих задач. В этом случае организация как таковая формально не существует, так как нет названия, установленного членства, филиалов, харизматического лидера и т.п.

Проблема с выявлением подобных структур (по большей части ближневосточного происхождения) заключается, как правило, еще и в том, что европейское мышление оперирует категориями «формальной организации», тогда как восточный менталитет строится на понятии «неформального доверия». В простых террористических структурах связь между единомышленниками осуществляется на основе принципа «исламской солидарности», теракты планируются и проводятся временной малочисленной группой лиц, как правило, заранее не знающих друг друга, не принадлежащих ни к одной из известных исламских экстремистских организаций и не попадавших в поле зрения органов безопасности.

На практике встречаются все три варианта построения террористических организаций: иерархический, сетевой, и сотовый. Вместе с тем организационное построение «содружеств» террористических организаций или организаций, имеющих несколько ячеек (структур), способных самостоятельно осуществлять террористические акции, чаще принимает сетевую или сотовую формы, а сами ячейки в основном строятся по иерархической системе. На уровне «независимости» (самостоятельности) элементы структуры оказывают влияние национальные традиции, что, к примеру, происходит в арабском мире. Характерным примером перехода от централизованного управления к сетевой структуре может служить трансформация структуры движения «Талибан», которое после ударов со стороны США могло к концу 2005 года перегруппироваться и развернуть широкую сеть «спящих» ячеек в южной и восточной частях страны. Необходимо отметить, что противопоставление «иерархий» «сетям» не является жесткой дихотомией: большинство террористических организаций сохраняет смешанный характер, то есть представляет собой гибриды сетевых и иерархических элементов, горизонтальных и вертикальных связей.

Несмотря на определенный «структурный сдвиг» от жесткой иерархической организационной модели к сетевому характеру объединений террористов, для террористической организации, как правило, характерны следующие черты:

а) наличие программы, в которой формируются основные направления деятельности, цели и задачи организации, провозглашается в качестве основного средства достижения своих целей террор;

б) четкое организационно-функциональное строение: наличие организационного ядра, в обязанности которого входит руководство террористической организацией; иерархическая подчиненность внутри террористической организации; создание специализированных структурных подразделений (групп) внутри террористической организации; система организационных связей между различными структурными подразделениями организации; осуществление мероприятий по планированию и организации терактов;

в) внутриорганизационная система отбора и криминальной профессиональной подготовки кадров;

г) обеспечение собственной безопасности, строгая конспирация;

д) отработанные каналы финансирования и материально-технического снабжения;

е) связь с другими террористическими организациями и криминальными структурами и др.

Террористическая деятельность организационного характера связана с постоянной опасностью, подготовка террористических операций длительна. Как правило, деятельность террористических организаций идеологически обоснована,подчинена разработанной доктрине и включена в политический процесс. Построение,или то, что называют структурно-организационными формами террористических организаций, наряду с радикальной идеологией, является их важнейшей характеристикой, а также одним из основных стратегических ресурсов и сравнительных преимуществ в ассиметричном противостоянии с государством. Террористическая организация представляет собой противодействующую обществу организацию со своей системой управления, формами и методами самозащиты, со своей субкультурой, а скорее всего, контркультурой. Все взаимосвязано в системе террористов, и именно сама эта система обусловливает необходимость создания указанной субкультуры. Субкультура – это особое социальное явление, в рамках которого те или иные индивиды пытаются самоопределиться и самореализоваться в определенной автономности от общества или окружающих их лиц.

Переплетение многих групп и подгрупп, образует общую для террористов субкультуру. Террористы, относящиеся к тем или иным группам и подгруппам, адаптируются к террористической  субкультуре и принимают ее условия. Террористическое сообщество является хорошо организованной субкультурой, которая складывается из соответствующих подструктур или подсистем. Субкультура террористической организации представляет собой особую систему и структуру определенных отношений террористов, сложившихся на основе специфически-ценностных ориентаций и деятельности в относительно обособленной среде, образ жизни и поведение в которой регулируются неформальными нормами, установками, представлениями (традициями, обычаями, ритуалами, правилами и т.д.) преступного мира, определяющих поведение и образ жизни террористов и имеющих отражение во внешних атрибутах и проявлениях. Так же как и классические политические организации, террористические организации выбирают себе название, которое является их «маркой», средством их опознания в обществе.

Названия много говорят об идеологических основах: у крайне левых наиболее часто встречаются слова «красный», «пролетарский», «армия», «освобождение», «революция» и их производные; у крайне правых – «милиция», «национальный», «арийский», «порядок» и т.д. В настоящее время ислам стал главным источником вдохновения у исламских активистов («исламский», «джихад» – священная война, «Хезболла» – партия бога и т.д.). Террористические организации выбирают себе названия при создании, а заодно и устанавливают мемориальные даты – альтернативные официальным праздникам, символам существующего режима (например двухсотлетие Французской революции) или историческим личностям, таким как Жанна д’Арк и Кловис.

В субкультуре, представленной в виде террористического сообщества всегда существует жесткий контроль за каждым его членом. Сама такая субкультура может рассматриваться как связывающее звено между преступным и непреступным миром. Особо актуальной в этой связи становится проблема вовлечения посторонних лиц в террористическую деятельность.

Современные лидеры и идеологи террористических организаций тратят львиную долю ресурсов и усилий на распространение и популяризацию своей идеологии, – справедливо полагая, что уж в добровольцах-то недостатка не будет. Ядро большинства террористических организаций составляли и продолжают составлять преимущественно выходцы из среднего класса, сравнительно образованные  «разночинцы», представители интеллигенции и т.д. (хотя конкретными исполнителями терактов могут быть и представители низших социальных слоев).

Желающих вступить в организации больше, чем требуется, – речь, скорее, идет о возможности ее активных участников и организаторов выбирать из большого и практически неиссякаемого «пула» добровольцев. Устанавливая контакты среди тех категорий населения, которые террористические организации априори рассматривают как представляющие интерес, вербовщики, редко находящиеся на нелегальном положении, или сами террористы-оперативники вовлекают новобранцев в террористическую деятельность, а те путем совершения все более серьезных террористических актов должны доказать свою преданность организации и мотивацию.

Как и политика, терроризм, по мнению некоторых специалистов, является профессией. Ее получают путем различных видов подготовки.Один «ученик», намереваясь бороться с тем, что он считал несправедливым, учится изготовлять бомбы и взрывчатку по техническим пособиям и учебникам химии и тренируется в безлюдных местах. Другой – по тем же причинам идет служить в парашютно-десантные или инженерные войска. Эта подготовка представляет собой постоянную смесь из доказательств доверия и технической подготовки (обучение надежности), в которых имеется множество «инициационных ритуалов». Чем больше террорист предоставляет доказательств своей профессиональной компетентности, тем более высокое положение он начинает занимать в иерархии своей организации.

Подготовка террористов имеет много общего с подготовкой бойцов армейских спецподразделений. Однако к военной или разведывательной ее сути почти всегда добавляется идеологическая или религиозная обработка. На практике профессиональная подготовка террористов является правилом.

Для того чтобы успешно провести операцию и остаться в живых, террористы должны пользоваться проверенными знаниями и профессионально реагировать на возникновение опасности или непредвиденные ситуации, что в большинстве случаев исключено для «любителей». Иногда осуществляется быстрый переход террористов на нелегальное положение, для чего требуются умения немедленно перемещаться с «легальной витрины» организации в ее вооруженные подразделения. Наиболее крупные и наиболее опасные террористические организации открывают настоящие школы для подготовки террористов из самых преданных своих сторонников. Такие базы или военизированные лагеря могут располагаться и в «родной» стране, и в государствах-спонсорах.

Терроризм – дорогостоящий насильственный способ преступной деятельности. Он практически не может использоваться без внушительного финансирования, привлечения наемников, исполнителей террористических акций, их подготовки, вооружения, обеспечения транспортом и т.п. Сегодня терроризм противодействует национальным правоохранительным структурам за счет помощи со стороны экстремистских и националистических организаций, а в отдельных случаях – даже государств.

Денежные ассигнования используются: для выплаты денежного пособия боевикам, приобретения оружия, боеприпасов, взрывных устройств, экипировки; организации баз и лагерей террористов; обучения лиц террористической деятельности, конспирации; подкупа должностных лиц тех территорий, где осуществляется внедрение террористических групп, и готовятся теракты; приобретения средств связи; осуществления разведки объектов террористического нападения; вовлечения в террористические организации новых лиц.

Таким образом, важным направлением в деле антитеррористической деятельности является выявление каналов связей отечественных террористических организаций с международным терроризмом, каналов финансирования, поступления вооружения и людских ресурсов.

Террористические организации имеют тенденцию к политическому, организационному, материальному и финансовому взаимодействию.Несмотря на свое разнообразие, террористические организации помимо тех случаев, когда они непосредственно противостоят друг другу, устанавливают между собой весьма тесные и эффективные связи. Например, сотрудничество между двумя и более группировками в подготовке кадров и поставке вооружения или в использовании соседней страны в качестве района базирования. Их руководители взаимодействуют в вопросах прикрытия, разделения функций и задач при проведении масштабных операций (как, например, в Афганистане или Ливане). Можно отметить, что международное террористическое сообщество научилось маневрировать силами и средствами, перебрасывать нелегальными каналами большие массы оружия и боевиков. Иначе как появились бы на территории той же Чечни, в Дагестане или в российском Поволжье эмиссары международных террористических организаций, инструкторы, проповедники и боевики из Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии, Турции, Албании и других стран? Они помогают друг другу не только оружием и информацией, а иногда, проявляя своеобразную международную солидарность, осуществляют друг за друга террористические акты.

Сам факт сотрудничества между различными террористическими организациями говорит о наличии между ними большого сходства. По-видимому, классовые, религиозные, целевые различия между террористами не столь важны, как общее, что объединяет их сегодня в некий террористический интернационал – этакого всемирного спрута, действующего как одно целое и распространяющего свои отравленные щупальца на все государства и регионы.

Террористические организации могут использовать как силу, так и слабость государственных институтов. Они опираются на поддержку тех или иных государственных режимов на основе идеологической близости, на обычную коррупцию, неповоротливость и бюрократизм государственного аппарата. Многие террористические организации тесно связаны с правящими кругами своих стран, разведывательными и контрразведывательными органами.          Зачастую террористы не скрывают причастности своей организации к ним, хотя укрываются от властей. В условиях глобализации все это обеспечивает международному терроризму широкие возможности для создания разветвленной инфраструктуры, концентрации финансовых и иных необходимых ресурсов.

Охарактеризуем более подробно некоторые из наиболее известных террористических организаций.

«АЛЬ-КАИДА» («Основа») – международная исламская террористическая организация. Ее другое название «Всемирный исламский фронт джихада против евреев и крестоносцев». Создана Мухаммедом аль-Массари и Усамой Бен-Ладеном в 1988г. в целях низвержения светских режимов в мусульманских странах и установления в них исламских режимов, основанных на законах шариата. Главными объектами для нападений провозглашены США и Израиль, как страны, наиболее препятствующие реализации этих целей. Со времени своего создания «Аль-Каида» совершила десятки террористических акций протии США, Израиля, стран Западной Европы, Саудовской Аравии. Организация утверждает, что все мусульмане обязаны везде убивать американских граждан, не важно – гражданских или военных.

На счету «Аль-Каиды» взрывы американских посольств в Найроби, Кении, Дар-эс-Саламе, Танзании. Погиб 301 человек, 500 ранено. А еще убийства американских военных в африканских странах, подрывы американских самолетов. Организация планировала убийство Папы Римского в 1994 г. во время его визита в Манилу с одновременным подрывом американского и израильского посольств, убийство президента Клинтона в 1995 г. во время его визита на Филиппины. Эта организация сотрудничает с «Братьями-мусульманами», чеченскими, косовскими и таджикскими экстремистами; активно участвовала в гражданской войне на территории Афганистана на стороне движения «Талибан». В 1998 г. «Аль-Каида» вошла в конгломерат террористических организаций «Исламский мировой фронт борьбы против евреев и крестоносцев». После атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 г., приведших к гибели около 4700 человек, представители спецслужб США заявили о наличии доказательств виновности «Аль-Каиды» в осуществлении этих терактов.

В организации насчитывается несколько тысяч членов, она имеет учебные лагеря для подготовки террористов. Средства, на которые существует «Аль-Каида», – 300 миллионов долларов, унаследованные У. Бен Ладеном от отца. Кроме того, деньги идут от принадлежащих «Аль-Каиде» прибыльных предприятий и пожертвований. Регионами активности организации являются Северо-Кавказский регион России, Центрально-Азиатские страны СНГ, Ближний и Средний Восток, Пакистан, Афганистан, страны Европы, США. Формы террористических угроз для России, следующие: вербовка и подготовка террористов за границей, и их переправка в Северо-Кавказский регион, финансирование незаконных вооруженных формирований (НВФ), пропаганда религиозной вражды и ненависти.

К середине 90-х годов террористическая организация «Аль-Каида» превратилась в разветвленную международную структуру, имеющую ячейки в 60 государствах. В настоящее время фактически ни одна «горячая точка» мира не обходится без ее финансового или иного участия. Данная организация входит в санкционный Список, составленный и обновляемый Комитетом, учрежденным резолюцией 1267 (1999г.) Совета Безопасности ООН.

«ХЕЗБОЛЛА» («Партия Аллаха») – международная шиитская террористическая организация. Носит и другое название – «Партия Всевышнего», она же «Исламский джихад». Создана Аятоллой Хомейни в Иране для борьбы с оппозицией. С 1982г. главным районом действий «Хезболлы» стал Ливан. В 1985г. организация слилась с ливанской экстремистской организацией «Амаль», провозгласив своей целью создание ливанского шиитского государства по образу Ирана. Она претендует также на универсальное значение, объявляя о попытке объединения мусульман по всему миру для замены западной концепции государственности, в связи с чем, имеет явную антизападную и антиизраильскую позицию.

Таким образом, «Хезболла» имеет следующие задачи:

1) отмена конфессиональной системы и преобразование Ливана в исламское государство, управляемое по законам шариата;

2) сопротивление влиянию империализма и западного образа жизни, освобождение от них всех мусульман в Ливане;

3) объединение мусульман всего мира на основе фундаментализма;

4) борьба с Израилем и освобождение от него Иерусалима и Палестины.

«Хезболла» управляется Высшим советом (Шурой), состоящим из 12 человек во главе с генеральным секретарем. Все серьезные решения принимаются коллегиально, после чего они получают одобрение духовных лидеров. В 1992г. «генеральным секретарем» «Хезболлы» стал Хасан Насрулла. Штаб-квартира партии находится в Бейруте. «Хезболла» получает огромную поддержку от Ирана (с 1997 г. ежегодное финансирование достигло 100 миллионов долларов). Эти деньги используются не только на организацию террористических акций, но и на популяризацию организации и ее идей (строительство больниц, школ для бедных, приютов для сирот и т.д.). Численность «Хезболлы» несколько тысяч человек, созданы ее ячейки в Европе, Африке, Южной и Северной Америке.

Одними из первых и наиболее известных террористических акций «Хезболлы» стали атаки на казармы американского и французского военных контингентов 23 октября 1983г. в Бейруте, в результате которых погибли 240 американских и 58 французских военнослужащих. «Хезболла» совершает огромное количество акций и диверсий против Израиля и его граждан, несмотря на активные действия (включая ракетные удары) израильского руководства против  террористической организации.

«ХАМАС» (аббревиатура арабского названия «Исламское движение сопротивления») – международная террористическая организация, имеющая политическую и военную структуры, во главе которой стоит секретный исполнительный комитет. Если «Аль-Каида» объединяет, прежде всего, фанатиков «мирового джихада», то «ХАМАС» при всей его исламистской фразеологии все же на деле является националистическим движением палестинцев. «ХАМАС» возникло в 1980-х годах в Палестине, его основателем является                        полупарализованный шейх Ахмед Ясин. Непосредственное участие в создании движения принимала организация «Братья-мусульмане», представителем которой Ясин был в Секторе Газы. В 1984г. он был арестован израильтянами и приговорен к 13 годам заключения по обвинению в хранении оружия и взрывчатки в одной из мечетей Газы. Выйдя через год на свободу, Ясин 14 декабря 1987 г. объявил о создании «ХАМАС». С тех пор различными, в том числе и террористическими, методами организация борется за создание исламского государства на подмандатной территории Палестины, существовавшей до начала Второй мировой войны. То есть в состав государства должны быть включены территории Израиля в границах, определенных ООН в 1947 году, и земли, захваченные им – сектор Газа и Западный берег реки Иордан. В мае 1989г. Ясин был вновь арестован и в 1991г. приговорен к пожизненному заключению. После вынужденного освобождения, духовный лидер палестинского движения погиб в марте 2004г. в результате израильской спецоперации. Затем это движение возглавил Мусса Абу Мазрук, который добился значительного укрепления организации, создал сеть представительств «ХАМАС» в США, Европе, Саудовской Аравии, Иордании, Сирии, Ливане, Иране. Сам Мазрук был арестован в 1995г., однако тогда израильские власти, опасаясь волны террористических акций, не решились судить его. Боевики «ХАМАС», особенно те их них, которые принадлежат к военизированным отрядам «Иззэль-Динэль-Куассам», организовали множество нападений на израильские гражданские и военные объекты, на коллаборационистов в палестинской среде, а также на членов конкурирующей организации «ФАТХ». Только за десятилетие – с 1988г. по 1997г. террористы «ХАМАС» совершили не менее 14 попыток захвата заложников, более 50 нападений на солдат и гражданских лиц, более 30 террористических акций с использованием взрывчатых веществ. Особенно опасной в деятельности «ХАМАС» является ставка  на «шахидов» - воинов-мученников, гибнущих вместе с зарядом взрывчатых веществ, который они несут на себе. Взрывы с использованием шахидов труднопрогнозируемы и труднопредотвратимы.

В настоящее время «ХАМАС» является главной террористической силой противодействия мирному процессу на Ближнем Востоке. По оценкам израильских специалистов, армия «ХАМАС» насчитывает 13 тысяч боевиков. Считается, что помощь движению оказывает Сирия, Иран, Саудовская Аравия, палестинская диаспора США. Лидеры организации не скрывают, что «ХАМАС» стремится к установлению единоличного правления и претендует на роль выразителя интересов всех палестинцев.

«ТАЛИБАН» – афганское мусульманское суннитское движение фундаменталистского типа. Благодаря помощи, полученной от Саудовской Аравии, Пакистана, США на начальном этапе своего развития, к 1994г. «Талибан» смогло стать ведущей силой на территории Афганистана, а к 1996г. захватить практически всю территорию страны, за исключением северо-восточного района. В этот период движение вступило в тесные отношения с исламскими экстремистами, прежде всего «Аль-Каидой», от которых получало финансовую и военную помощь. В 1998г. талибы отказались выдавать лидера «Аль-Каиды» Усаму Бен-Ладена, обвиненного США в организации взрывов американских посольств в Кении и Танзании. После этого отношение к «Талибану» на Западе окончательно изменилось.

Во время проведения США и их союзниками антитеррористической операции в конце 2001-начале 2002 г. «Талибан» было практически полностью разгромлено. Быстрая военная победа американцев явилась результатом комбинированного воздействия следующих факторов:

- во-первых, неизмеримым технологическим превосходством американских вооруженных сил (действия американского спецназа в координации с точечными ударами с воздуха привели к уничтожению всей техники войск талибов, оборонявших Мазари Шариф, и к большим потерям в живой силе);

- во-вторых, несломленной боевой мощью Северного альянса, сумевшего сохранить до прибытия американцев ценнейший плацдарм на севере страны;

- в-третьих, позицией России, сразу солидаризировавшейся с США и позволившей им использовать воздушное пространство государств Центральной Азии.

В этих условиях руководство «Талибана» приняло единственно правильное решение: не ввязываться в безнадежную борьбу за главные города страны, уйти из них, чтобы сохранить живую силу и перейти к партизанской, диверсионно-террористической войне.

Падение бесчеловечной исламофашистской диктатуры талибов имело огромное значение: были ликвидированы главные базы «Аль-Каиды», что стало тяжелым ударом для «исламистского интернационала» (всего в Афганистане было около 80 баз, тренировочных центров, лагерей, где проводились идеологическая и диверсионная подготовка террористов).

ЯПОНСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ. Эта международная террористическая группа создана в 1970г. Среди крупнейших террористических актов, осуществленных армией, – массовое убийство в израильском аэропорту Лод в 1972г., попытка захвата посольства США в Куала-Лумпур и там же захват двух авиалайнеров. Число членов армии неизвестно, костяк руководства около 8 человек. Неизвестно и местонахождение организации. Ее лидер на свободе.

ОРГАНИЗАЦИЯ АБУ НИДАЛА (она же «Черный сентябрь») – террористическая международная организация. Возглавляет ее Сабри аль-Банна. Ею осуществлены террористические акты в 20 странах. Погибло или ранено до тысячи человек. Кроме европейских стран, цель «Черного сентября» – США. Много терактов проведено в аэропортах мира, среди которых Рим и Вена, в 1986г. угнан самолет «Пан Америкэн» в Карачи. Численность организации предположительно несколько сотен человек, не считая ополчения в Ливане и помогающих структурах за рубежом.

Рассмотренные террористические организации, кроме «Аль-Каиды» и «Талибан», не были замечены в террористической деятельности, направленной против России, не действовали на ее территории. Список наиболее опасных для нашей страны террористических организаций дан в приложении 1. В системе террористических структур, функционирующих в различных регионах мира, численно преобладающими, безусловно, являются террористические организации, действующие на основе исламского фундаментализма. Поэтому,              характеризуя исламский терроризм как одну из разновидностей терроризма религиозного, уместно использовать определения «самый» и «больше всех».

Террористические организации более чем в 90% случаев берут на себя ответственность за преступные действия террористического характера. Примерно в 10% преступлений исполнитель остается неизвестным. Стремление рекламировать свою деятельность иногда приводит к курьезам. Бывают случаи, когда совершение террористического акта приписывают себе одновременно 2-3 террористические организации. Это создает климат для появления стихийного (индивидуального) терроризма. Неблаговидную роль играют в этом случае средства массовой информации, как бы рекламируя наиболее быстрый и эффективный путь реализации гражданами своего личного террористического проекта. Особенно эта «реклама» действует на лиц с психическими отклонениями. В силу многоступенчатой иерархии терроризма прямая связь индивидуальных террористических актов с реакционными силами просматривается весьма слабо. Это обстоятельство охотно используют спецслужбы некоторых государств, поручая выполнение конкретных акций террористу-одиночке. На роль исполнителя подбираются лица из уголовных элементов и даже психически неполноценных людей.

Таким образом, особую опасность международные террористические организации представляют не столько для отдельных стран, сколько для международного правопорядка и международных отношений в целом. Преступная активность международных террористических организаций, рассеянных по территориям различных государств, в условиях глобализации, расширяющейся свободы передвижения, интенсивных миграционных и коммуникационных процессов трудно отслеживаема. Ни террористическую группу, ни террористическую организацию невозможно принудить отказаться от терроризма, так как это означало бы для них потерю смысла существования.

Как показывают события на Северном Кавказе, успешное функционирование террористического движения связано с образованием двух взаимосвязанных между собой организационных звеньев – вооруженного подполья и партизанского движения. Основу партизанского движения составляют незаконные вооруженные формирования (НВФ). Характерной особенностью их функционирования является создание достаточно широкой и разветвленной инфраструктуры, обеспечивающей жизнедеятельность и воспроизводство террористических группирований.

К основным элементам такой инфраструктуры относятся: базовые районы размещения НВФ; центры подготовки террористов; перевалочные базы; маршруты передвижения и доставки вооружения и материальных средств. При этом налицо попытки использования территории не только РФ, но и сопредельных республик СНГ (Грузии, Азербайджана), а также других иностранных государств. На территории иностранных государств размещаются представительства параллельных органов власти или так называемых «правительств в изгнании», информационно-пропагандистские центры, базы отдыха и лечения боевиков, пункты набора «наемников», организации по сбору финансовых и материальных средств и т.п.

В Северо-Кавказском регионе теракты часто являются звеньями единой высокоорганизованной преступной деятельности организаций международного характера. Если на протяжении двух предыдущих столетий джихад на Северном Кавказе осуществлялся в условиях общего упадка ислама в мировом масштабе, поскольку тогда большинство мусульманских стран были колониями или полуколониями, то сегодня повышение деструктивной активности части северокавказских мусульман России отмечается на фоне растущей военно-политической агрессивности ислама во всем мире. Современные чеченские войны, особенно вторая, принесли в регион самые последние идеологические наработки исламских экстремистов, привели к появлению целого ряда идеологически подготовленных и настроенных непримиримо к России исламистов. Во многом в результате именно их усилий квазиваххабизм в нашей стране распространился, прежде всего, среди молодежи и стал вследствие этого долгосрочным и серьезным фактором общественно-политической жизни.

Их пропагандистско-идеологическая платформа стала исключительно экстремистской, а практическая деятельность сконцентрировалась на террористических акциях. Поэтому не стоит удивляться новым взрывам, поджогам, убийствам, похищениям людей и другим злодеяниям, причастность к которым неоваххибитов зачастую очевидна. Они по-прежнему сохраняют многие источники поддержки; более того, в их ряды вливаются, новы силы – даже там, где это и вовсе не ожидалось, например, в Северной Осетии.

В контексте сказанного уже не кажется удивительным, что ряды бандитского движения (так называемого исламского сопротивления) становятся все более организованными и сплоченными. Боевики отошли от практики фронтальных сражений, взяв на вооружение диверсионно-террористическую тактику «пчелиного роя». На ее разработку и опробование, а также синхронизацию применения ушли последние два-три года. Сегодня основная масса ваххабитских джамаатов представляет собой небольшие банды и группы поддерживающего их населения, формирующиеся по территориальному признаку. Главными фигурами джамаата, помимо амира, являются находящийся с ним эпизодически или постоянно инструктор-связной (обычно из числа зарубежных наемников) и группа активных боевиков, которые по различным причинам не могут вернуться в свои села. Все они поддерживают в рабочем состоянии вооружение и технические средства джамаата, создают и пополняют запасы провизии, медикаментов и т.п., а также занимаются разведкой и вербовкой новых членов террористических структур. Большая часть членов джамаата – боевики, вернувшиеся в свои населенные пункты либо по амнистии, либо – чаще – по поддельным документам. По приказу амира они готовы немедленно к нему присоединиться и выполнять поставленные задачи.

Параллельно происходят изменения в тактике лидеров чеченских незаконных вооруженных формирований. Основной упор они теперь делают на дальнейшее укрепление организованных, глубоко законспирированных ваххабитских структур – джамаатов как в Чечне, так и в сопредельных с ней субъектах Российской Федерации, в которых продолжает шириться фронт террористической деятельности. Здесь приходится говорить не только о республиках Северного Кавказа (Карачаево-Черкесской, Кабардино-Балкарской, Дагестане, Ингушетии), но и о Ставропольском крае, Волгоградской и Астраханской областях.

Меняются и методы действий подпольных вооруженных формирований. Их главари все более перенимают опыт международных террористов, совершенствуют способы диверсионно-террористической деятельности, уделяют повышенное внимание вопросам конспирации, активно внедряют своих представителей в официальные органы власти, особенно в силовые структуры.

Подводя итог, скажем, что современный терроризм практически всегда носит организованный характер, служит элементом системной террористической деятельности. Это сложный и дорогостоящий способ насилия, не столько отдельные группы террористов, сколько система таких формирований с обслуживающей их сложной инфраструктурой, в том числе обеспечивающей боевую и психологическую подготовку террористов, финансирование их деятельности, незаконное пересечение границы, снабжение оружием, боеприпасами, информационное «обслуживание» и т.д. Террористические организации накрепко спаяны общей идеологией, вне зависимости от ее маскирующей окраски.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница