Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Анисимова Н.Н.
ОСОБЕННОСТИ ВИЗУАЛЬНОЙ ПСИХОДИАГНОСТИКИ ЛИЧНОСТИ ТЕРРОРИСТА. ОБНАРУЖЕНИЕ КРИМИНАЛЬНОГО ИСКАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ.

Учебное пособие
Домодедово, 2007

 

3. ОШИБКИ ЛИЧНОСТНОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОФАЙЛ-МЕТОДА

Основной закон кинесики гласит: внутреннее состояние человека, состояние его психики всегда отражаются в его движениях, позе, мимике и т.д. Но применять этот закон нужно с осторожностью. Необходимо помнить, что «знание о человеке — область, в которой никогда нельзя достичь совершенства, и даже опытный человек все снова и снова попадается на ошибках» (Шопенгауэр).

Представление человека о том, как его воспринимают окружающие, в значительной мере определяет его поведение. В ходе процесса общения у каждого из партнеров складывается представление типа: «Я думаю о том, что он думает о том, что я думаю о том, что он думает». Неверное трактование содержания этих многоярусных представлений и ведет к «цепочке недопонимания», которая, кроме того, осложняется следующими моментами:

  1. Стереотипы первого впечатления — профессионального, этнического, возрастного планов — каждый взрослый человек (в том числе и сотрудник правоохранительных органов) является «интуитивным психологом», т.е. у каждого из нас имеется свое личное понятие (представление) о типологии людей. Это способствует формированию неосознаваемых установок восприятия окружающих людей.

  2. Эффект ореола — первое впечатление обманчиво, респектабельность может быть обычной маскировкой.

  3. Эффект снисхождения, который состоит в тенденции давать слишком положительную оценку происходящему.

  4. Ошибка центральной тенденции, которая заключается в стремлении усреднять оценки наблюдаемых процессов, т. к. крайние признаки поведения встречаются реже.

  5. Логическая ошибка, основывающаяся на ложности суждения о тесноте связи каких-либо качеств человека («любезность» = «добродушие», «сдержанность» = «холодность», «равнодушие»).

  6. Ошибка контраста, т.е. подчеркивание черт у наблюдаемого, противоположных имеющимся у наблюдателя.

  7. Наоборот, партнеру по общению мы склонны приписывать те черты, которыми обладаем сами — эффект проекции. Особенно сильно это развито у людей, отличающихся малой самокритичностью и слабым проникновением в собственную личность.

Кроме того, применимо к профайл-методу, в части, касающейся диагностики лжи и скрываемых обстоятельств, существуют еще две повторяющиеся ошибки, которые может допустить человек при попытке разоблачить обман. Они стоят того, чтобы подробнее на них остановиться. П. Экман [29] назвал их: «ошибка Отелло» и «ошибка индивидуальных особенностей» или «капкан Брокау».

Первая возможная ошибка — это «ошибка Отелло». Как и трагический герой Шекспира, который неверно истолковывает страх и душевные муки своей жены, вызванные осознанием возможности того, что Отелло может убить ее, и считает эти чувства признаком лжи, так и человек, пытаясь выявить ложь, не верит правде, и не принимает во внимание стресс, вызванный его недоверием. Например, опасение человека, что ему не поверят, может быть неверно истолковано как страх быть уличенным. Более того, некоторые испытывают сильное чувство вины всякий раз, когда их в чем-то обвиняют, и эти признаки чувства вины могут быть неверно истолкованы как признаки вины за обман.



Возможна и другая ситуация: когда люди, говоря правду, испытывают или презрение к тем, кто выдвигает ложное обви-нение, или радостное возбуждение, если им удается доказать неправоту обвинителя; или радость в предвкушении реабили-тации. Эти чувства могут порождать признаки, которые похожи на признаки радости от обмана. Хотя причины различны, но и лжец, и человек, говорящий правду, могут чувствовать удивление, гнев, разочарование, быть расстроенным или испытывать отвращение от подозрений или вопросов обличителя.


Не следует всякое проявление эмоций интерпретировать как свидетельство обмана. Правдивый человек, боясь, что ему не поверят, может вести себя так же как и лжец, боящийся быть уличенным. (Ошибка Отелло)


Вторая — «ошибка индивидуальных особенностей» — происходит вследствие неспособности человека учитывать индивидуальные различия в потенциальном поведении лжеца. Из-за этой ошибки можно как принять правду за ложь, так и наоборот, принять ложь за правду.

Например, многие люди считают, что лжец не может смотреть в глаза собеседнику, хотя исследования показали, что контакт глазами никак не связан с обманом [28]. Так, человек, который никогда не смотрит в глаза собеседнику во время общения, может быть несправедливо принят за обманщика, тогда как это его нормальный индивидуальный стиль общения. Множество ключей, связанных с продумыванием поведения, о которых говорилось ранее, попадает в эту категорию; достаточно большое количество людей всегда говорят многословно, допускают оговорки; делают в речи длинные или короткие паузы. Сколько людей, столько и различных манер поведения, а эти различия могут порождать ошибки в распознавании правды и лжи.


Любые проявления в большинстве случаев явно указывающие на обман, для некоторых людей могут оказаться лишь частью их обычного поведения. (Капкан Брокау)


И, наконец, из всей возможной информации мы неизменно производим отбор, который зависит от нашей направленности и особенностей нашей личности. Мы часто воспринимаем то, что думаем воспринять, и интерпретируем воспринятое так, как нам хочется. То есть проявляется сильное влияние установок и психических состояний наблюдателя — перцептивная готовность (внутренняя установка восприятия) на подтверждение своей гипотезы; это закономерность наблюдения, которую наблюдатель обязан учитывать, чтобы избежать субъективности.


Когда необходимо «понять» сигналы тела окружающих людей, необходимо, прежде всего, проводить контроль своих впечатлений, а не считать, что видишь всех насквозь! [6].


Кроме того, особого внимания заслуживают трудности в диагностике эмоционального состояния человека и его изменений. При распознавании эмоций используется вся доступная информация о поведении наблюдаемого лица и ситуации, в которой он находится.

Понимание языка эмоций требует не только знания общих норм выражения эмоций, типичных для данного общества. Оно требует еще способности и готовности анализировать специфический язык окружающих людей и обучаться ему.

Согласно исследованиям Я. Рейковского [22], далеко не каждый хочет и может осуществить такой анализ и усвоить индивидуальные языки эмоций. Это обусловлено разными причинами. Одни чрезмерно сосредоточены на собственной личности и поэтому неспособны замечать и правильно оценивать состояние других людей. У других невнимание к окружающим связано с чувством собственного превосходства. У третьих такие затруднения в овладении языком эмоций объясняются чувством тревоги. Это может быть тревога, связанная с собственными эмоциями и побуждающая данное лицо избегать всего того, что могло бы вызвать у него отрицательные эмоции; вследствие этого человек не замечает проявления эмоций у других людей. При распознавании истинности эмоций важно знать:


Присутствуют ли на лице опрашиваемого все элементы мимики, характерные для естественной эмоции1.


Присутствуют ли на лице опрашиваемого элементы других эмоций или признаки фальши (например, асимметрия) [18].


Не только понимание, но и само выражение эмоций может вызывать затруднения. Поэтому изучение языка тела необходимо начать с самопознания. Внимательно следить за реакцией собственного тела и испытываемыми при этом эмоциями. Точно анализировать все состояния и переводить их в словесное описание, т.е. при всякой возможности тренироваться в вербализации ощущений. «Бесполезно обращаться к темам прикладных знаний о человеке без одновременного познания себя и собственных сигналов» [6].

Кроме того, психология располагает большим числом исследований, свидетельствующих о том, что мотивационные, интеллектуальные и другие психологические характеристики человека, его жизненный опыт, объем знаний, то, как он воспринимает ситуацию, оценивает свои возможности и т.д., существенным образом влияют на его поведение. Внешняя ситуация опасности способствует лишь выявлению адекватности или неадекватности функциональных, в том числе психических, возможностей человека в процессе выполнения той или иной деятельности.

Учитывая своеобразие психологического облика террориста, его мотивацию, установки, можно предположить, что в целом диагностическая картина скорее всего будет выглядеть бледнее, чем нам бы того хотелось.

Несмотря на это, психологическое напряжение может проявляться в нарушении ритмичности движений, прерванностью на половине, разнообразных запинках, спотыкании. Все это свидетельствует о том, что человек не совсем в «себе», не совсем «здесь», отсюда известная раздвоенность и отсутствие определенной уверенности.

Взволнованность, тревога, страх, радость, злость, растерянность и даже спокойствие могут многое сказать наблюдательному специалисту.



1 В прил. 1 даны паттерны экспрессии для естественных мимических выражений, выделенные признанными специалистами в области мимического выражения эмоций П. Экманом и У. Фризеном [30, 32].



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ